ДЕНЬ ГОСПОДЕНЬ
Том XIV , С. 414-417
опубликовано: 20 марта 2012г.

ДЕНЬ ГОСПОДЕНЬ

[евр.   ,     ( ); греч. ἡμέρα Κυρίου], один из ключевых эсхатологических терминов Свящ. Писания, указывающий на грядущее пришествие Божие в мир для суда над вселенной и человеком, после которого наступит эпоха окончательного торжества правды Божией.

В ВЗ термин Д. Г., или «день Яхве» (евр.    - Иоил 1. 15; 2. 1, 11, 31; 3. 14; Ам 5. 18-20; Авд 1. 15; Соф 1. 7; Зах 14. 1; Мал 4. 5), встречается также в следующих вариантах: «день Господа» (Соф 1. 14; Ис 13. 6, 9; Иез 13. 5; 30. 3); «день Господа Саваофа» (Ис 2. 12); «день мщения у Господа» (Ис 34. 8); «день отмщения» (Иер 46. 10); «день гнева Господня» (Плач 2. 22; Соф 1. 18; 2. 3); «день ярости Господа» (Иез 7. 19); «день жертвы Господней» (Соф 1. 8). Синонимами Д. Г. являются выражения: «тот день /дни» (   - Ам 8. 9, 13; Ис 2. 11, 17); «вот день» (  - Иез 7. 10); «наступил день» (   - Иез 7. 12); «пришло время» (   - Иез 7. 12); «то время» (   - Соф 1. 12) и др.

Тема Д. Г. в основном рассматривается в пророческих книгах ВЗ. Главные положения библейского учения о Д. Г. излагаются в книге пророка Амоса, к-рый говорит о Д. Г. в контексте пророчеств о судьбах Израиля и в основном обличает нечестие Израиля, за к-рое его должна постигнуть кара Божия. В первый раз в Свящ. Писании представление о Д. Г. дается в Ам 5. 18-20. Согласно предположению, высказанному Р. Г. Чарлзом (Charles. 1913), обращение прор. Амоса к понятию Д. Г. свидетельствует о распространенности в среде иудеев верования в скорое и окончательное сокрушение Господом врагов Своего народа. Современники Амоса ожидали, что Д. Г. будет днем великой победы Бога над нечестивыми народами в самое ближайшее время. По-видимому, по этой причине Амос часто называет Господа «Господь Бог Саваоф» (евр.    букв.- Яхве Бог Воинств - Ам 5. 14). Вероятно, пророк следует народному восприятию Яхве как Бога - Воителя за Израиль. Обвиняя Израиль в глубоком попрании правды Божией, носителем к-рой он призван быть, пророк говорит о ложности надежд на грядущий триумф евр. народа. Израилю предстоит не торжество победы, но суд Божий. Этим судным днем провозглашается Д. Г., к-рый для Израиля станет не днем надежды, а днем отчаяния: «Горе желающим дня Господня! ...он - тьма, а не свет…» (Ам 5. 18). Это провозвестие Д. Г. в Книге пророка Амоса построено на контрасте ожидаемого и истинного. Т. о., Д. Г.- это сложившееся религ. представление, к к-рому пророк прибегает в соответствии с данным ему видением исторической ситуации. Согласно т. зр. рус. исследователей кон. XIX в., прор. Иоиль пророчествовал ранее Амоса, учение к-рого о Д. Г. могло сформироваться под влиянием пророчества Иоиля о наказании язычников (Иоиль 3. 14-15, ср. 3. 16-21) (см., напр.: Николай (Добронравов), сщмч. Книга прор. Иоиля. М., 1885. С. 13-26; Книга прор. Амоса: Введ., пер. и объяснение: П. А. Юнгеров. Каз., 1897. С. 82, 101). Прор. Амос развивает это понимание Д. Г., отмечая, что этот день страшен для всех, отступающих от заповедей Бога.

Прор. Амос. Роспись ц. Успения Богородицы мон-ря Грачаница (Косово и Метохия). Ок. 1320 г.Прор. Амос. Роспись ц. Успения Богородицы мон-ря Грачаница (Косово и Метохия). Ок. 1320 г.

В совр. зап. экзегетике существует 2 взгляда на происхождение термина «Д. Г.» З. Мовинкель предположил, что Д. Г. был важнейшей составной частью празднования евр. Нового года, связанного с богослужебным почитанием праздника восхождения Яхве на трон (Mowinckel. 1917). Г. фон Рад рассматривал Д. Г. в контексте концепции священной войны как день победы Яхве над противниками (Rad. 1959). Последующие гипотезы высказывались в рамках этих версий. На основании гипотезы Мовинкеля Дж. Грей находил в ханаанских культах аналог обряда «воцарения» (Gray. 1974). Исходя из предположения Г. фон Рада, Ф. Ч. Феншам считал Д. Г. днем произнесения благословений и проклятий в ритуале обновления завета, когда Яхве предстоял в «Свой день» не только как Царь и Воитель, но и как Судия (Fensham. 1967). Попытку согласования обоих подходов предпринял Ф. М. Кросс, утверждавший, что мифологические корни священной войны указывают на ее связь с т. н. культом воцарения Яхве (Cross. 1973). Т. о., внебиблейские истоки не стали определяющими в формировании учения Свящ. Писания о Д. Г., к-рое несомненно создается ветхозаветными пророками.

Прор. Амос подчеркивает, что Д. Г. будет днем суда Божия не только над Израилем, но и над остальными народами. Предсказания об участи соседних с Израилем народов построены по единой схеме: приговор Божественного суда включает обличение и грядущую кару. Т. о., приговор суда Божия выносится не на основании этнической или религ. принадлежности обвиняемых, а на основании нарушающих нравственные законы деяний, к-рые в соответствии с общепринятыми на Др. Востоке моральными нормами могли быть признаны кощунством и святотатством (Ам 1. 9, 13; 2. 1). Нарушение законов нравственности - главная причина осуждения народов. Вина богоизбранного народа усугубляется его неверностью обязательствам завета (Ам 3. 2). Провозвестие Д. Г. в книге Амоса достигает значения всеобщего суда, суда Божия над всеми народами мира. Такое понимание Д. Г. полностью согласуется с универсальным видением пророком исторических судеб человечества (Ам 9. 7).

Пророки ВЗ описывают Д. Г. с предельной эмоциональной насыщенностью, используя грозные эпитеты: «день отмщения» (   - Иер 46. 10; Ис 34. 8), «день лютый» (   - Ис 13. 9); «день ярости Господа» (    - Иез 7. 19); «день гнева Господа» (    - Соф 1. 15, 18; 2. 3; Плач 2. 22); «день жертвы Господней» (      - Соф 1. 8) и др. Начиная с Амоса, тема суда ( ) становится определяющей в описании Д. Г. В пророческих книгах ВЗ «суд Божий» и Д. Г. употребляются как взаимозаменяемые, тождественные понятия. Тема Божественного ñ уда является центральной в книгах пророков Амоса, Осии, Михея, Софонии, Наума, Авдия, Иоиля, Исаии, Аввакума, Иеремии, Иезекииля, Захарии, Малахии, Даниила. Провозвестие Д. Г. в ВЗ легло в основание новозаветного учения о суде Божием.

Анализ пророческих текстов о Д. Г. показывает постепенное становление учения о суде Божием. В отличие от предсказаний допленных пророков, в к-рых главными объектами Божественного суда являются жители Израиля и Иудеи (Ос 1. 4-5; 5. 9; 9. 16-17; Ис 2. 6-21; 3. 13 - 4. 1; Мих 2. 4; Соф 1. 7-18 и др.), в предсказаниях послепленных пророков приговор выносится прежде всего в отношении языческих народов (Ис 13; 34; Иоиль 2. 1-11; 3. 1-17; Зах 14 и др.). Допленные пророчества о Д. Г., преимущественно обращенные к ближайшему будущему, тем не менее могут указывать и на уже происшедшие события. Так, наступление возвещенного пророками Амосом и Осией суда Божия над Израилем и окружающими народами предполагается в ближайшее время (начало их проповеди от гибели Самарии в 722 г. до Р. Х. отделяет не более 30-40 лет). Как о локальном и уже по факту совершившемся суде Господа над мадианитянами («дне Мадиама») говорит прор. Исаия (Ис 9. 4). Т. о., в допленных пророческих текстах Д. Г. понимается прежде всего как вмешательство Бога в исторический процесс, в рамках к-рого совершается суд Божий. Его исполнителями являются народы, призванные Яхве к этой миссии: ассирийцы, вавилоняне и др. (Ам 3. 11; 6. 14; Ис 5. 26; Авв 1. 6; Иер 1. 15; 5. 15; 25. 9 и др.). В послепленных пророчествах благодаря включению провозвестия о Д. Г. в апокалиптические тексты поздней пророческой письменности (Ис 24-27; 34-35; Зах 12-14) суд Божий становится неотъемлемой составляющей в формировании эсхатологических представлений ВЗ. Меняется масштабность события Д. Г. В эсхатологической перспективе Д. Г. рассматривается в качестве грядущего последнего всеобщего суда, к-рый будет совершен не только над всеми народами мира (Ис 24. 21; Иоиль 3. 11-14; Авд 1. 15-16; Зах 12. 3), но и над всеми поколениями живых и умерших людей. Этот суд совершится благодаря всеобщему воскресению мертвых (Дан 12. 1-4). Д. Г. станет временем окончательного восстановления правды в отношении участи праведников и нечестивых (Мал 4. 1-3), будет грядущим вселенским судом над всем творением, «всякою плотью» (Ис 66. 16), самой «землею» (Ис 24. 1, 19-20), когда будут повержены силы зла (Ис 27. 1). Д. Г. осуществится как теофания, сверхъестественное вмешательство Яхве в события мира, вслед. чего будет нарушен естественный порядок вещей (Ис 13. 10, 13; 24. 21-23; Иоиль 2. 10, 30-31; 3. 15-16; Зах 14. 6-7 и др.). Суд Господа над миром (Дан 7. 9-10) положит конец всей земной несправедливости (Ис 25. 8; 32. 17 и др.). И, хотя «то время» станет самым «тяжким» в истории человечества (Дан 12. 1), последний суд приведет не к всеобщему уничтожению и разрушению, а к обновлению всего творения (Ис 65. 17; 66. 22). В поздних пророческих текстах Д. Г. не ассоциируется с конкретными историческими событиями, а становится радикальным свершением истории, несовершенства к-рой будут окончательно преодолены. Т. о., в отличие от ранних пророческих текстов, преимущественно сосредоточенных на исторических событиях, в поздних пророчествах главное внимание уделяется эсхатологии, что свидетельствует об изменении временных и пространственных характеристик Д. Г. в пророческих книгах ВЗ. Отдельным остается вопрос о присутствии эсхатологических воззрений в допленных пророчествах, к-рые, возвещая о событиях ближайшего будущего, также содержат и эсхатологические пророчества (напр.: Ис 2. 1-4 (= Мих 4. 1-3). Прор. Амос, в частности, описывал суд Божий как космический катаклизм (Ам 8. 9), что также можно понимать в эсхатологической перспективе. В целом вопрос о содержании эсхатологии в допленных пророчествах продолжает оставаться дискуссионным. Тем не менее после вавилонского плена эсхатологический аспект в раскрытии темы Д. Г. в пророческой лит-ре усиливается. В контексте конкретной религ. ситуации описание Д. Г. в качестве суда над отдельными народами приобретает черты всеобщего суда, а его предполагаемое скорое наступление гл. обр. свидетельствует о его неизбежности.

Праведный Судия на белом коне поражает мечом нечестивые народы. Роспись Троицкого собора Даниилова мон-ря в Переславле-Залесском. 1662-1668 гг.Праведный Судия на белом коне поражает мечом нечестивые народы. Роспись Троицкого собора Даниилова мон-ря в Переславле-Залесском. 1662-1668 гг.

Пророчества ВЗ не создают единой картины наступления Д. Г. Поздние пророческие тексты провозглашают Д. Г. днем спасения и искупления Израиля и днем осуждения враждебных Израилю народов, к-рые будут повержены Господом в последней решающей битве в Иерусалиме (Зах 12. 2-9; 14). Ярость Господа лишит надежды осуждаемые Богом народы (Ис 34), суд над которыми произойдет в «долине Иосафата» - долине суда (Иоиль 3. 2) в присутствии Богоизбранного народа (Израиля), к-рый т. о. получит воздаяние за перенесенные страдания и унижения (Иоиль 3. 2-21). Иерусалим будет навсегда очищен от «иноплеменников», к-рые уже никогда не осквернят его святость (Иоиль 3. 17; ср. Зах 14. 21). В Зах 14. 16-19 демонстрируется поклонение народов Господу на Сионе как принудительное действие, с к-рым диссонируют др. пророческие тексты (Ис 2. 1-4 (= Мих 4. 1-3); 25. 6-8), описывающие эсхатологическое свершение времен как всеобщий триумф человечества, вернувшегося к своему Творцу и Спасителю (см. также: Ис 19. 19-25). Грядущее спасение оправдывает страдания Израиля и раскрывает его историческую миссию. Судный день - это не безысходное наказание рода человеческого, а спасительное восстановление правды Божией.

Констатируя определенные противоречия в описаниях Д. Г. в пророческой литературе, необходимо учитывать жанровую особенность апокалиптических текстов поздней пророческой письменности, построенных на принципах образности и символичности, что исключает возможность их однозначной интерпретации. Описание Д. Г. посредством образов, аналогий и символов свидетельствует о его непреходящей тайне, о к-рой говорит прор. Захария (Зах 14. 7). Как в реалиях, так и в сроках исполнения Д. Г. является тайной Бога, к-рая лишь отчасти приоткрывается человеку, оставаясь в своей полноте непознаваемой. Только наступление Д. Г. снимет «покрывало» неведения со всех народов (Ис 25. 7).

Ветхозаветные ожидания Д. Г. как великого судного дня в полной мере раскрываются в НЗ в Откровении Господа Иисуса Христа. Преемственность ВЗ и особенность учения НЗ о Д. Г. нашли отражение в специальной терминологии. Словосочетание Д. Г. встречается в НЗ 3 раза (1 Фес 5. 2; 2 Петр 3. 10; Деян 2. 20). Его синонимами в НЗ являются выражения: день суда (греч. ἡμέρα κρίσεως - Мф 12. 36; 2 Петр 2. 9; 3. 7; 1 Ин 4. 17); день Сына Человеческого (ἡμέρα τοῦ υἱοῦ τοῦ ἀνθρώπου - Лк 17. 22, 24, 26, 30); день Христов (ἡμέρα Χριστοῦ - Флп 1. 10; 2. 16) или день Иисуса Христа (ἡμέρα Χριστοῦ ᾿Ιησοῦ - Флп 1. 6; ср.: 1 Кор 1. 8; 5. 5; 2 Кор 1. 14); великий день Бога Вседержителя (μεϒάλη ἡμέρα τοῦ θεοῦ τοῦ παντοκράτορος - Откр 16. 14); великий день гнева (ἡμέρα ἡ μεϒάλη τῆς ὀρϒῆς - Откр 6. 17); оный день (ἐκείνην τὴν ἡμέραν - 2 Тим 1. 12, 18; 4. 8); последний день/дни (ἐσχάτη ἡμέρα - Ин 6. 40, 44, 54; 12. 48; Иак 5. 3; 2 Петр 3. 3; 2 Тим 3. 1; Евр 1. 2) и др.

Преемственность ВЗ и НЗ в раскрытии тематики Д. Г. определяется прежде всего актуальностью для всего божественного Откровения темы последнего суда. Искупительное служение Христа, Его воплощение, учение, крестные страдания и воскресение предельно обостряют ожидания грядущего суда Божия. В НЗ Д. Г. начинается с приходом в мир Господа Иисуса Христа, с наступлением мессианского царства (Мф 10. 23), одновременно сохраняя эсхатологическую перспективу, к-рая обретает в евангельском провозвестии больший динамизм и напряженность. В учении НЗ суд Божий неотделим от миссии Христа, Которому предстоит судить мир (Мф 25. 31-46; 1 Петр 2. 23; 4. 5; Рим 2. 16; 2 Тим 4. 8). Т. о., Д. Г. в НЗ трансформируется в «день Христов» (2 Фес 2. 2). Словосочетания, раскрывающие в НЗ понятие Д. Г.: «день Христов», «день Иисуса Христа», «день Господа нашего Иисуса Христа», «день Сына Человеческого» и др.,- говорят о Втором пришествии Господа как о наступлении судного дня (1 Кор 1. 8; 5. 5; 2 Кор 1. 14; Флп 1. 6, 10; 2. 16; 2 Фес 2. 2; Иак 5. 7-9). Т. о., новозаветные тексты свидетельствуют об объединении в представлении первых христиан эсхатологических ожиданий последнего суда Господа с чаяниями грядущего пришествия Господа Иисуса Христа, Его парусии.

Новозаветное описание суда Божия сохраняет существенные черты ветхозаветной эсхатологии. Суд Божий будет всеобщим, вселенским судом над всеми народами (Мф 25. 32); благодаря всеобщему воскресению мертвых он осуществится над всеми поколениями людей (Ин 6. 39-40) и окончательно определит судьбы праведников и нечестивых (Мф 25. 31-46; Откр 20. 11-15), знаменуя конец эры греха и начало совершенной жизни с Богом. История в ее нынешнем состоянии упразднится раз и навсегда. В 2 Петр 3. 7-10 говорится об уничтожении огнем прежнего мира. Новый мир и новая жизнь - это «Царствие Божие / Царство Небесное», в к-рое Христос введет праведников (Мф 7. 21; Мк 14. 25 и др.). Новая эпоха будет возвращением мира к изначальному совершенству, утраченному в результате грехопадения (2 Петр 3. 13; Откр 21. 1 - 22. 5).

Новозаветное Откровение тем не менее не снимает покрова тайны с Д. Г. Сам Господь не говорит прямо о точных сроках судного дня (Мф 24. 36; 25. 13; Мк 13. 32; Деян 1. 7). Время Второго пришествия - это тайна Божия, неведомая даже Сыну (Мк 13. 32; см. статьи Суд Божий, Эсхатология). Картины суда и Второго пришествия даются в таинственных образах, характерных для апокалиптической лит-ры (Мф 24. 39-31; 25. 31-46; Откр 20. 11-15 и др.). Отдельные притчи указывают на невозможность рационального осмысления времени события Д. Г. (Мк 13. 34-36; Лк 12. 35-40). Долг христианина в ситуации неведения состоит в дерзновенной готовности ответить на всегда обращенный к нему призыв Господа: «Свидетельствующий сие говорит: ей, гряду скоро! Аминь. Ей, гряди, Господи Иисусе!» (Откр 22. 20; см. также: Мф 25. 13; Лк 12. 35-40; 21. 34-36; 2 Петр 3. 10; 1 Фес 5. 1-3; Откр 3. 3; 16. 15).

Понятие Д. Г. присутствует также в раввинистической и апокрифической лит-ре, в таких вариантах, как «день суда» (Хагига. 77a; Шемот Раба. 23 ), «день Бога» (или «Его день» - 2 Вар. 48. 47; 49. 2), «день Избранника» (1 Енох. 61. 5). Библейское понятие Д. Г. следует отличать от «дней Мессии» (    - Кантикум Раба. 7. 3; Берахот. 1, 5; ср.: 4 Езд 13. 52) в ранней иудейской апокалиптике, означающих период вечного блаженства праведников, к-рому предшествует воскрешение мертвых и страшный суд (Смирнов. 1899. С. 208 сл.; Volz. 1934. S. 163 sq., 214 sq.; Strack. 1928. S. 857 sq.).

В раннехристианской лит-ре выражение Д. Г. (обычно в форме ἡ κυριακὴ ἡμέρα, в отличие от библейского ἡ ἡμέρα τοῦ Κυρίου), начиная с Откр 1. 10, стало употребляться для обозначения воскресного дня и дня совершения Евхаристии (Didache. 14. 1; Ioan. Chrysost. In Gen. 11. 2; Idem. Ad Stelechium de compunctione. II 4; Evang. Petr. 9. 34; см. в ст. Воскресенье).

Лит.: Смирнов А. В., прот. Мессианские ожидания и верования иудеев около времен Иисуса Христа. Каз., 1899; Smith J. M. P. The Day of Yahweh // AJTh. 1901. Vol. 5. N 3/4. P. 505-533; Трубецкой С. Н. Эсхатология // ЭC. 1904. Т. 81. С. 127-130; он же. Учение о Логосе в его истории. М., 2000. С. 285-339, 432-487; Charles R. H. A Critical History of the Doctrine of a Future Life in Israel, in Judaism, and in Christianity. L., 19132; Schweitzer A. Geschichte der Leben-Jesu-Forschung. Tüb., 19132, 19516; Mowinckel S. Tronstigningssalmerne og Jahwes tonstigningsfest // Norsk teologi til reformationsjubileet: Spesialhefte til Nieuw theologisch Tijdschrift. Kristiania, 1917. P. 13-79; idem. He That Cometh. Oxf., 1956; Bultmann R. Jesus. B., 1926. Tüb., 1964; Strack H. L. Exkurse zu Einzelnen Stellen des NT: Abhandl. z. Neutestamentl. Theologie und Archäologie // Billerbeck. Kommentar. Münch., 1928. Bd. 4. S. 857-968; Volz P. Die Eschatologie der jüdischen Gemeinde im neutestamentl. Zeitalter: nach den Quellen der rabbinischen, apokalyptischen und apokryphen Literatur. T b., 1934; Cullmann O. Le Retour du Christ. Neuchâtel; P., 1944, 19483; DeHaan M. R. The Second Coming of Jesus. Grand Rapids, 19445; Černý L. The Day of Yahweh and Some Relevant Problems. Praha, 1948; Minear P. S. Christian Hope and the Second Coming. Phil., 1954; idem. New Testament Apocalyptic. Nashville, 1981; Burrows M. Thy Kingdom Come // JBL. 1955. Vol. 75. P. 1-8; Kümmel W. G. Promise and Fulfilment: The Eschatological Message of Jesus. L., 1957; Rad G., von. The Origin of the Concept of the Day of Yahweh // JSS. 1959. Vol. 4. P. 97-108; idem. Theologie des AT. Münch., 1961. Bd. 2. S. 133-137; Perrin N. The Kingdom of God in the Teaching of Jesus. L., 1963; idem. Jesus and the Language of the Kingdom: Symbol and Metaphor in NT Interpretation. Phil., 1976; Käsemann E. An Apologia for Primitive Christian Eschatology // Idem. Essays on NT Themes. L., 1964. P. 169-195; idem. On the Subject of Primitive Christian Apocalyptic // New Testament Questions of Today. L., 1969. P. 108-137; Буйе Л. О Библии и Евангелии. Брюссель, 1965. С. 138-153; Fensham F. C. A Possible Origin of the Concept of the Day of the Lord // Biblical Essays: Proc. of the 9th Meeting of Die Ou-Testamentiese Werkgemeenskap in Suid-Afrika at the Univ. of Stellenbosch, 22-25 July 1966. [Potchefstroom], 1966. P. 90-97; Dalton W. J. Aspects of New Testament Eschatology. Nedlands (Perth, Australia), 1968; Schunck K. D. Der «Tag Jahwes» in der Verkündigung der Propheten // Kairos. Salzburg, 1969. Bd. 11. S. 14-21; Hiers R. H. The Kingdom of God in the Synoptic Tradition. Gainesville, 1970; idem. The Historical Jesus and the Kingdom of God: Present and Future in the Message and Ministry of Jesus. Gainesville, 1973; idem. Reading the Bible Book by Book: An Intoductory Study Guide to the Books of the Bible with Apocrypha. Phil., 1988; idem. Day of Christ // ABD. Vol. 2. P. 76-79; idem. Day of Judgment // Ibid. Vol. 2. P. 79-82; idem. Day of the Lord // Ibid. Vol. 2. P. 82-83; Jeremias J. New Testament Theology. Pt. 1: The Proclamation of Jesus. L., 1971; idem. The Parables of Jesus. L., 19953; Cross F. M. Canaanite Myth and Hebrew Epic: Essays in the History of the Religion of Israel. Camb., 1973; Everson A. J. The Days of Yahweh // JBL. 1974. Vol. 93. P. 329-337; Gray J. The Day of Yahweh in Cultic Experience and Eschatological Prospect // Svensk Exegetisk Ersbok. 1974. Bd. 39. S. 5-37; Hanson P. D. The Dawn of Apocalyptic: The Hist. and Sociological Roots of Jewish Apocalyptic Eschatology. Phil., 1975; Cathcart K. J. Kingship and the «Day of YHWH» in Isaiah 2. 6-22 // Hermathena. Dublin, 1978. Vol. 125. P. 48-59; idem. Day of Yahweh // ABD. Vol. 2. P. 84-85; Robinson J. A. T. Jesus and His Coming. L., 19792; Hoffmann Y. The Day of the Lord as a Concept and a Term in the Prothetic Literature // ZAW. 1981. Bd. 93. P. 37-50; Achtemeier P. J. An Apocalyptic Shift in Early Christian Tradition // CBQ. 1983. Vol. 45. P. 231-248; Даниелю Ж. Эсхатологические чаяния // Символ. 1986. № 16. С. 49-56; Buzzard A. F. The Coming Kingdom of the Messiah. Wyoming, 1988; Auvray P., Léon-Dufour X. День Господень // Леон-Дюфур. Словарь библ. богосл. Стб. 269-276; Corbon J., Grelot P. Суд // Там же. Стб. 1134-1140; Ishai-Rosenboim D. Is the Day of the Lord a Term in Biblical Language? // Biblica. 2006. Vol. 87. Fasc. 3. P. 395-401.
Б. А. Тихомиров
Рубрики
Ключевые слова
См.также
  • ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ возвращение Иисуса Христа на землю в конце времен, когда мир в его нынешнем состоянии прекратит свое существование
  • АВГУСТИН Аврелий (354 - 430), еп. Гиппонский [Иппонийский], блж., в зап. традиции свт. (пам. 15 июня, греч. 28 июня, зап. 28 авг.), виднейший латинский богослов, философ, один из великих зап. учителей Церкви
  • АД преисподняя
  • АНАГОГИЧЕСКОЕ ТОЛКОВАНИЕ выяснение эсхатологического смысла Священного Писания, литургического чина и др.
  • АНТИХРИСТ "тот, кто против Христа"
  • АПОКАТАСТАСИС в христианстве наименование учения о всеобщем спасении грешников, не принятое Церковью