КОРДОВА
Том XXXVII , С. 661-668
опубликовано: 17 августа 2019г.

КОРДОВА

[Лат. Corduba; испан. Córdoba], город в Юж. Испании, на берегу р. Гвадалквивир, кафедра католич. еп-ства (с III-IV вв.), в VIII-XI вв. столица мусульм. гос-ва Андалус. Основателем рим. колонии Кордуба считается военачальник Марк Клавдий Марцелл, побывавший в Испании в качестве претора (169-168 до Р. Х.) и во время своего консулата в 152-151 гг. Поблизости от колонии, ниже по течению р. Гвадалквивир, находилось местное поселение на т. н. Холме Сожжённых (Колина-де-лос-Кемадос; совр. р-н Парке-Крус-Конде), от к-рого предположительно было заимствовано название Кордуба. Поселение на этом месте возникло в эпоху энеолита (III тыс. до Р. Х.); на рубеже II и I тыс. до Р. Х., в конце эпохи бронзы, это был довольно плотно заселенный протогородской центр площадью свыше 50 га, относившийся к памятникам тартессийского круга. Поселение, в котором было развито производство меди и серебра, было конечным пунктом доставки металлических руд из Сьерра-Морены в долину Гвадалквивира. В то же время оно служило центром перераспределения сырья, ремесленных изделий и сельскохозяйственной продукции. В результате экономического и политического кризиса Тартессийской державы центры на периферии получили новые возможности для развития. В этот период местное население определяется как турдетаны (одно из крупных иберийских племен). Археологические данные с Холма Сожжённых свидетельствуют о динамичном развитии древней Кордубы в VI в. до Р. Х. и о включении ее в ряд средиземноморских торговых центров. В V-IV вв. до Р. Х. были установлены прочные торговые связи с Аттикой. После основания рим. колонии турдетанское поселение пришло в упадок (в мусульм. эпоху на его территории возникло одно из городских предместий).

Кордова. Мост через р. Гвадалквивир (I в.) и кафедральный собор (VIII–XVI вв.)Кордова. Мост через р. Гвадалквивир (I в.) и кафедральный собор (VIII–XVI вв.)

Кордуба, одна из крупнейших рим. колоний на Пиренейском п-ове, была центром пров. Дальняя Испания (Hispania Ulterior) и резиденцией претора. Первоначально колония была окружена двойной стеной протяженностью 2650 м, к-рая охватывала площадь 47 га (1-й периметр был построен из крупного необработанного камня, перед 2-й стеной был выкопан ров). До рубежа II и I вв. до Р. Х. Кордуба, как военное укрепление, почти не обустраивалась в соответствии с рим. градостроительными традициями. Пространство будущей застройки было организовано по 2 осям - cardo (от сев. ворот (впосл. Пуэрта-де-Осарио) к южным, выходившим к Гвадалквивиру) и decumanus (точное расположение неизвестно; впосл. в направлении с востока на запад шли несколько крупных параллельных улиц). С кон. II в. известно о существовании форума (в р-не совр. пл. Сан-Мигель), тогда же началось строительство каменных общественных зданий и частных домов; их внутренние помещения украшали настенными росписями и статуями. В 80-70-х гг. до Р. Х. началась чеканка монеты с легендой «Кордуба» (Chaves Tristán. 1977). Во время гражданской войны в Риме (49-45 гг. до Р. Х.) Кордуба, оказавшаяся под контролем сторонников Помпея, была захвачена и разорена войсками Юлия Цезаря.

Заметный рост античной Кордубы и обустройство города относятся ко времени правления имп. Октавиана Августа (27 до Р. Х.- 14 по Р. Х.). Ок. 25 г. до Р. Х. в рамках реформы адм. деления колония Кордуба (Сolonia Patricia Corduba) стала центром пров. Бетика и Кордубского округа (Conventus Cordubensis). Площадь города была увеличена до 78 га за счет строительства новой стены с юга, сооружались мостовые и портики. Были построены театр и амфитеатр, на средства императора возведен 1-й городской акведук (Aqua Augusta). К эпохе правления Августа относится большое число надписей, в к-рых сообщается о строительстве зданий, коммуникаций и т. п. Периодом расцвета Кордубы считается эпоха после правления Августа и до кон. III в. по Р. Х. Начатое при Августе каменное строительство значительно расширилось, использование каррарского мрамора при отделке зданий стало настолько распространенным, что в городе появились мастерские по его обработке (Márquez Moreno. 1990). В этих мастерских создавали и скульптуры - статуи, украшавшие улицы и площади города и объединявшиеся в группы, построенные по единой идеологической программе (статуи с «колониального форума» - López. 1997; Garriguet. 1997). Пик их производства пришелся на кон. I - сер. II в. Старый «колониальный» форум, возникший в республиканский период, стал центром местного городского управления. По данным раскопок, здесь находились 2 храма, 2 арки, оформлявшие вход на форум, многочисленные статуи. Другой форум, «провинциальный», был окружен портиком по периметру, на нем находился храм имп. культа. Кроме 2 форумов в Кордубе была площадь, представлявшая собой культовый центр города - т. н. религ. комплекс на ул. Клавдия Марцелла. Посреди площади, окруженной портиками, на 10-метровом постаменте возвышался храм, вероятно, в честь Марса. Во 2-й пол. II в. был построен цирк (в совр. р-не Сан-Андрес-Сан-Пабло). Среди инженерных сооружений самыми крупными были новый акведук, носивший имя имп. Домициана (Aqua Nova Domitiana Augusta), и мост через р. Гвадалквивир, сохранившийся в почти неизменном виде (16 из 17 арок; длина моста 331 м). В рим. эпоху это был единственный мост через Гвадалквивир; возможно, он был построен как элемент т. н. дороги Августа из Рима в Гадес (ныне Кадис). С сев. стороны моста находились ворота городской стены (в 1572 рим. постройка заменена воротами Пуэрта-дель-Пуэнте (архит. Эрнан Руис II); рим. крепостные стены близ моста не сохр.).

Вакхическое шествие. Фрагмент мозаики рим. виллы в Альколее. 2-я пол. II в. (Музей археологии и этнологии, Кордова)Вакхическое шествие. Фрагмент мозаики рим. виллы в Альколее. 2-я пол. II в. (Музей археологии и этнологии, Кордова)

С кон. III в. заметно сокращение публичного пространства. Так, в IV в. «колониальный» форум был застроен небольшими жилыми домами, религ. центр на ул. Клавдия Марцелла пришел в упадок: портик разрушился и не был восстановлен, на площади вокруг храма появились частные дома. Тем не менее по меньшей мере до кон. IV в. «провинциальный» форум сохранял прежние функции. Население Кордубы уменьшилось: город покидали прежде всего богатые и влиятельные жители. В кон. III в. к западу от городских стен, на месте 2-го городского цирка, был возведен большой дворцовый комплекс, т. н. дворец Серкадилья, где позднее располагалась резиденция местных властей. У исследователей нет единого мнения о первоначальном предназначении дворца. Согласно самой распространенной гипотезе, он был построен для имп. Максимиана Геркулия (август Запада в 286-305), к-рый в 296-297 гг. находился в Испании и готовил военную экспедицию в Сев. Африку для усмирения мавританских племен. Основное здание дворца (длина 400 м, ширина 200 м) замыкало собой огромный полукруглый портик, оставшийся от прежнего цирка; по периметру портика размещались парадные залы, помещения для аудиенций и др. (Hidalgo. 1996). Внутри городских стен масштабного строительства не велось, а для небольших жилых построек, к-рыми застраивались форумы, использовали материал старых зданий. Сокращение численности населения привело к появлению пустырей, где находились сады и огороды; к VI в. в сев. части города возникли кладбища. В это время центр города сместился к югу, ближе к реке.

По-видимому, христ. община существовала в Кордубе с III в. На рубеже IV и V вв. Пруденций упоминал о мучениках, пострадавших в Кордубе, - Ацискле, Зоиле и «трех венцах» (Prudent. Perist. IV 19-20), под которыми, вероятно, подразумеваются мученики Фавст, Ианнуарий и Марциал. Дни памяти этих мучеников указаны в Иеронимовом Мартирологе (V-VI вв.). Согласно более поздним агиографическим сказаниям, мученики пострадали во время «великого гонения» в кон. III - нач. IV в. О почитании этих мучеников в Юж. Испании в эпоху поздней Римской империи и господства вестготов свидетельствуют данные эпиграфики, ранних календарей и др. литургических источников, а также упоминания в трудах испанских авторов (напр., Исидора Севильского). В 1-й пол. IV в. христианскую общину Кордубы возглавлял еп. Осий, советник по церковным вопросам св. равноап. имп. Константина Великого. Свидетельств о его деятельности как епископа Кордубы почти нет. Из его письма имп. Констанцию II известно о том, что имп. Максимиан, неоднократно посещавший Кордубу, преследовал христиан; в то время Осий объявил о своей приверженности христ. учению и, т. о., стал исповедником.

Усопшие у врат Аида. Саркофаг. III в. (Алькасар, Кордова)Усопшие у врат Аида. Саркофаг. III в. (Алькасар, Кордова)

Самые ранние археологические свидетельства о христианах в Кордубе относятся к IV в. Это резные мраморные саркофаги со сценами из Свящ. Писания, изготовленные в Риме и доставленные в Испанию, очевидно, по заказу представителей местной аристократии, а также многочисленные христианские захоронения на пригородных кладбищах (напр., некрополь на территории кладбища Нуэстра-Сеньора-де-ла-Салуд в квартале Уэрта-де-Сан-Рафаэль). Церковное строительство в Кордубе началось на рубеже V и VI вв. и продолжалось в эпоху господства вестготов. В VI в. была возведена ц. св. Винцентия, в которой, по-видимому, размещалась епископская кафедра (остатки церкви, в т. ч. мозаичные полы, обнаружены при раскопках в зап. части здания совр. кафедрального собора). Внутри городских стен находились и др. церкви. Так, христ. храмы предположительно стояли в районе совр. пл. Тендильяс и в юго-зап. части города (ул. Буэн-Пастор); при раскопках в монастыре Санта-Клара (сев.-вост. часть города) найдены фундаменты крестообразной постройки, стены которой были украшены мозаиками. За пределами городских стен находились базилики в честь мучеников. Под христианскую церковь был переоборудован зал-триконх в северной части дворца Серкадилья; здесь обнаружено надгробие еп. Лампадия († 549). Эту церковь отождествляют с базиликой св. Ацискла или базиликой св. Зоила, известными по письменным источникам. Возможно, при вестготах во дворце Серкадилья располагалась резиденция епископа. С базиликой Трех святых (мучеников Фавста, Ианнуария и Марциала) отождествляют храм, находившийся на месте совр. базилики Сан-Педро: здесь в XVI в. была обнаружена крипта и надпись VI-VII вв. с упоминанием о реликвиях мучеников (CIL. T. 2. Pars 2. N 638). Небольшая церковь находилась также на некрополе в Кортихо-де-Чиналес.

Достоверных свидетельств о присутствии в Кордубе в V в. вандалов, свевов и вестготов нет, но считается, что Кордуба, как и Гиспалис (ныне Севилья), ок. 426 г. подверглась нападению вандалов, а ок. 440 г.- свевов. Вестготы прибыли в Кордубу в 458-459 гг. в качестве рим. федератов, боровшихся с варварами-завоевателями, и изгнали из города свевов. Более поздние известия о действиях вестготов в Кордубе относятся лишь к 40-м гг. VI в.; вероятно, до этого момента город оставался самоуправляемой общиной, сохранявшей устройство позднеримского периода. По свидетельству Исидора Севильского, знать Кордубы вступила в конфликт с вестгот. кор. Агилой I (549-555), который захватил город и осквернил ц. св. Ацискла, въехав в нее на коне (Isid. Hisp. Hist. 45). Вскоре жители Кордубы победили Агилу I в сражении, отобрали у него королевские сокровища и заставили бежать в Эмериту (ныне Мерида). Атанагильд (король вестготов в 555-567), соперник Агилы, обратился за помощью к восточнорим. имп. Юстиниану I. Войска императора захватили часть Бетики, в т. ч. Кордубу, и удерживали эти земли до начала правления кор. Леовигильда (568-586). В конфликте Леовигильда с его сыном мч. Эрменегильдом (см. ст. Ерминингельд) жители Кордубы поддержали мятежного королевича. В 572 г. войска Леовигильда захватили город и подвергли его жестокому разорению. После этого значение Кордубы как экономического и культурного центра снизилось и оставалось таковым до падения Вестготского королевства. В кон. VI - нач. VIII в. в городе чеканили монету (вестготы часто размещали монетные дворы на территориях, близких к зонам военных действий (в данном случае против византийцев), в связи с необходимостью выплачивать деньги войскам). Известны серии монет кордубской чеканки, изготовленных при королях Реккареде I (586-601) (с легендой «Corduba pius»), Свинтиле (621-631), Сисенанде (631-636), Эгике (687-702) и Витице (702-708/9). При вестготах в Кордубе, кроме церковных, др. зданий почти не возводили. В более поздней Хронике Альфонсо III (кон. IX в.) упоминается дворец, построенный по указанию кор. Родерика (710-711), к-рый, судя по фрагментарным археологическим данным, был расположен поблизости от базилики св. Винцентия, в районе совр. епископского дворца.

Епископская кафедра Кордубы входила в состав Гиспальской церковной пров., охватывавшей диоцезы на территории пров. Бетика. Мн. епископы Кордубы или их представители присутствовали на провинциальных и общеиспан. церковных Соборах (см. Толедские Соборы). Так, еп. Агапий I принял участие в заседаниях III Толедского Собора (589) и I Гиспальского Собора (590); на Толедском Соборе 597 г. присутствовал еп. Элевтерий. В 1-й четв. VII в. кафедру занимал еп. Агапий II, о к-ром сообщается в 7-м каноне II Гиспальского Собора (619) (на этом Соборе присутствовал его преемник еп. Гонорий). До возведения на епископскую кафедру Агапий II был военачальником и не занимал церковных должностей. Участники Собора осудили его практику делегировать пресвитерам полномочия освящать церкви и алтари, отменили его решение по делу пресв. Фрагитана, к-рого епископ лишил сана, а также создали комиссию для решения конфликта между кафедрами Астиги (ныне Эсиха) и Кордубы по поводу принадлежности некой базилики. При Агапии II состоялось обретение мощей мч. Зоила, после чего базилику в честь мученика расширили и устроили при ней муж. мон-рь (Pasionario Hispánico: Siglos VII-XI / Ed. Á. Fábrega Grau. Madrid; Barcelona, 1955. T. 2. P. 379-381). Кордубский еп. Леодефред, состоявший в переписке с Исидором Севильским, присутствовал на IV (633) и VI (638) Толедских Соборах; на VII Толедском Соборе (646) его представлял архипресв. Валентиниан. На VIII Толедском Соборе (653) присутствовал еп. Фосфор, на XIII (683) и XV (688) Соборах - еп. Муммул, на XVI Соборе (693) - еп. Закхей. Об истории Кордубской кафедры в 1-й пол. VIII в. информации нет, что объясняется радикальными изменениями в положении города и епископской кафедры после мусульм. завоевания (711).

Колонный портик дворца Мадинат аз-Захра близ Кордовы. X в.Колонный портик дворца Мадинат аз-Захра близ Кордовы. X в.

Мусульм. войско под командованием Мугиса ар-Руми вошло в Кордубу (араб. Куртуба) после краткой осады, когда был заключен договор о сдаче города. Ар-Руми разместил здесь гарнизон, а подходы к городу контролировали мусульм. отряды. Некоторые церкви были превращены в мечети, часть храмов оставили христианам. Мусульмане заняли также дворцы в городе и в ближайшей округе, покинутые местной знатью. В 717 г. аль-Хурр, эмир пров. Андалус, входившей в состав араб. халифата, перенес свою резиденцию из Севильи в К. С этого момента город стал политическим центром мусульм. Испании. До создания в 756 г. независимого Кордовского эмирата в городе царила нестабильность, вызванная враждой между наместниками халифа (эмирами и вали) и их противниками, представителями араб. знати и предводителями берберов. В 741 г. для усмирения мятежа в К. прибыл отряд сирийцев под командованием Балджа аль-Кушайри, наместника Ифрикии (Сев. Африки). Положение города значительно улучшилось, когда бежавший от Аббасидов представитель династии Омейядов Абд ар-Рахман I (756-788) провозгласил себя независимым правителем, эмиром Андалуса. Эмиры вкладывали значительные средства в строительство в К. По-видимому, строительная программа эмиров была призвана превратить К. в мусульм. столицу, не уступающую по роскоши Багдаду и Дамаску. При Абд ар-Рахмане I началось восстановление крепостных стен, была построена новая цитадель (Алькасар) и резиденция эмира - дворец Эр-Русафа (это загородное имение к северу от К. первоначально принадлежало некоему знатному вестготу, затем здесь находилась резиденция Мугиса ар-Руми; Абд ар-Рахман I приобрел его у бербера Расина аль-Бурнуси). В 80-х гг. VIII в. по указанию эмира у христиан выкупили землю, на к-рой находилась базилика св. Винцентия; на месте церкви началось строительство главной городской мечети (это здание занимало сев.-зап. часть совр. кафедрального собора).

В сер. VIII в. территория К. существенно увеличилась преимущественно за счет возникновения предместий (аррабалей) к северу от города. Появлению одного из них способствовало строительство резиденции Эр-Русафа; были сооружены мечеть с кладбищем, а возможно и новый акведук (Morena López. 1994. P. 164). К югу от города, на левом берегу Гвадалквивира, возник аррабаль Секунда, населенный преимущественно торговцами и ремесленниками. В 818 г., в правление эмира аль-Хакама I, в нем начался мятеж, вызванный резким повышением налогов. Мятежники угрожали Алькасару, но гвардии эмира удалось оттеснить их на др. берег реки. После 3-дневной расправы над жителями предместья был издан запрет селиться в этом районе. В сев. части города, в р-не совр. прихода Сан-Мигель, существовал евр. квартал (худерия); при раскопках здесь было обнаружено иудейское кладбище.

При эмире Абд ар-Рахмане II (822-852) население и территория города значительно увеличились. Эмир провел ряд адм. реформ и организовал двор по образцу багдадского двора халифов, привлек в К. знатоков права, ученых, поэтов. По его указанию расширили Большую мечеть, началось строительство новых мечетей, была организована чеканка серебряных дирхемов с именем эмира. Рост мусульм. населения за счет притока иммигрантов и исламизации местных жителей, падение значимости христ. общины считаются причинами конфликта, вылившегося в движение кордовских мучеников (оно началось при Абд ар-Рахмане II и продолжалось при Мухаммаде I (852-886)). В сочинениях участников этого движения св. Евлогия и Павла Альвара, а позднее аббата Самсона и клирика Леовигильда, содержатся ценные сведения о мосарабах (христианах, находившихся под властью мусульман). Христиане К. селились в разных частях города (в отличие от иудеев, живших в особом квартале). В К. за пределами городских стен и в окрестностях города существовало большое число церквей и мон-рей; среди городских храмов самое важное значение имела ц. св. Киприана, среди пригородных - ц. Трех святых, а также базилики мучеников Ацискла и Зоила, находившиеся близ т. н. аррабаля пергаменщиков (по-видимому, в IX в. этот район был заселен преимущественно христианами; в одном из раскопанных здесь захоронений обнаружен серебряный перстень-печать с именем еп. Самсона). О епископах К. в эпоху мусульм. господства сохранились лишь фрагментарные сведения. До 764 г. кафедру занимал еп. Феликс, его преемником был Лев. В сер. IX в. против движения кордовских мучеников выступал Реккафред, еп. Кордовы и Кабры (вероятно, впосл. он стал епископом-митрополитом Севильи). Известно о церковных Соборах, созывавшихся в К. в IX в.; на одном из них (839) обсуждалась ересь акефалов, 2-й (852) был посвящен вопросу о добровольных мученичествах. На Соборе 839 г. кроме епископов-митрополитов Толедо, Севильи и Мериды присутствовали 5 епископов из Юж. Испании (CSMA. T. 1. P. 135-141). Избрание преемника Реккафреда, еп. Саула (между 850 и 861), было одобрено эмиром только благодаря взятке, к-рую епископ обещал дворцовым евнухам. В отличие от мн. руководителей мосарабских общин Саул отказался осудить кордовских мучеников и, по-видимому, подвергся кратковременному тюремному заключению вместе со св. Евлогием. В письмах Саула и Павла Альвара говорится об их ссоре из-за отлучения, к-рому был подвергнут Павел Альвар; когда епископ отказался снять отлучение, Павел Альвар обвинил его в пьянстве, симонии и др. канонических нарушениях. Кроме епископа во главе мосарабов К. стояли комит и др. должностные лица, к-рые представляли христиан перед мусульм. властями. Об истории мосарабской общины К. в X в. почти ничего не известно, сохранились только имена епископов Иоанна I (ок. 955) и Иоанна II (ок. 988). В переговорах халифа аль-Хакама II (961-976) с Ордоньо IV, кор. Леона, и гр. Фернаном Гонсалесом участвовали Толедский митр. Убайдаллах ибн Касим и представители мосарабов К.- еп. Асбаг ибн Абдаллах ибн Набиль и кади Валид ибн Хайзуран (Simonet. 1897-1903. P. 622-623).

Башня Калаорра в Кордове. XII–XIV вв.Башня Калаорра в Кордове. XII–XIV вв.

Эпохой расцвета мусульм. К. считается X век, когда завершилась трансформация города в конгломерат аррабалей, обладавших сходной структурой и сосредоточенных вокруг укрепленной старой части города - Медины. Из 21 аррабаля 7 (Сабулар, Фурн, Бурриль, Эль-Бури, Муньят-Абд-Аллах, Муньят-эль-Муджира, Рабад-эз-Захира) составляли вост. часть города. В аррабале Сабулар находилась базилика Трех святых с христ. кладбищем и 2 мечети, построенные на месте церквей св. Николая и св. Иакова. Аррабали Муньят-Абд-Аллах и Муньят-эль-Муджира выросли вокруг крупных имений мусульм. знати; мечеть 2-го аррабаля стояла на месте совр. ц. св. Лаврентия. С сев. стороны города находился крупный аррабаль Эр-Русафа с 2 кладбищами. Идентификация сев.-зап. аррабаля, к-рый сформировался вокруг дворца Серкадилья, вызывает затруднения; возможно, это был Рабад-эр-Раккакин (аррабаль пергаменщиков; см.: Arjona Castro. 1997; Marfil Ruiz. 2000). Вост. аррабаль Кут-Расах был населен в основном мосарабами. В каждом аррабале были мечеть, кладбище и рынок; некоторые аррабали были обнесены стенами, игравшими не столько защитную, сколько разграничительную роль. Самые значительные строительные проекты X в. были связаны с расширением Большой мечети. В результате работ, проведенных в правление Абд ар-Рахмана III, аль-Хакама II и регента Мухаммада ибн Абу Амира аль-Мансура, Большая мечеть стала крупнейшим зданием города: ее площадь с внутренним двором составила 22 тыс. кв. м. Абд ар-Рахман III, принявший в 929 г. титул халифа, и аль-Мансур построили в окрестностях К. собственные резиденции (Мадинат-эз-Захра и Мадинат-эз-Захира), в городе крупное строительство почти не велось.

После междоусобной войны (1009-1031) и распада халифата значение К. снизилось. Город стал центром тайфы (эмирата), управлявшейся родом Бану Джавар (1031-1069), затем был включен в состав тайфы Севильи (1069-1078), а позднее - Толедской тайфы (1078-1085). До сер. XII в. в К. не строились новые монументальные здания, правители заботились только о сохранности крепостных стен Медины, вновь обретших стратегическое значение. После падения Толедской тайфы (1085) городу стали угрожать войска христ. правителей Сев. Испании. Во время похода 1125-1126 гг. округу К. опустошили отряды Альфонсо I Воителя, кор. Арагона, а в 1146 г. город на несколько недель заняли войска Альфонсо VII, кор. Леона и Кастилии. Развитие Реконкисты, сопровождавшееся нападениями христианских войск на различные регионы Андалуса, привело к исчезновению мосарабских общин. В период правления североафриканских династий Альморавидов (1090-1147) и Альмохадов (1147-1228) часть мосарабов под давлением мусульманских властей эмигрировала в христианские королевства, часть была принудительно переселена в Сев. Африку. При альмохадском эмире Абд аль-Мумине (1130-1163) в К. возобновилось строительство, в частности, был построен новый квартал у ворот Баб-Румийя. Город оставался крупнейшим религ. и культурным центром мусульм. Испании: в XI-XII вв. здесь жили врач Альбукасис (Абу-ль-Касим ибн аль-Аббас аз-Захрави), поэт Ибн Шухайд, философы и ученые Ибн Хазм и Аверроэс (см. Ибн Рушд), иудейский мыслитель и богослов Маймонид. В К. находилась б-ка, созданная халифом аль-Хакамом II и насчитывавшая до 400 тыс. томов.

После битвы при Лас-Навас-де-Толоса (1212) власть Альмохадов была сильно ослаблена, а соперничавшие правители тайф не имели возможности дать отпор христианским войскам. В 1228 г. Фернандо III Святой, кор. Кастилии (с 1217) и Леона (1230-1252), приступил к завоеванию мусульманских городов Юж. Испании. В янв. 1236 г. отряд кабальеро из Андухара занял аррабаль в сев. части К., а в февр. королевское войско приступило к осаде Медины. Когда стало известно, что правитель Мурсии, союзник К., отказался помочь осажденным, а Ибн аль-Хамар, правитель Хаэна, заключил союз с королем, кордовцы приняли решение сдать город. В соответствии с договором жителям К. гарантировали личную безопасность и свободу; тем, кто желали покинуть город, разрешили забрать движимое имущество. 29 июня 1236 г. состоялся торжественный въезд Фернандо III в К.; на минарете Большой мечети был установлен крест и поднято королевское знамя.

Церковь св. Марины. 2-я пол. XIII в.Церковь св. Марины. 2-я пол. XIII в.

В К., вошедшей в состав Кастилии как королевский город, был учрежден консехо - совет должностных лиц, избиравшихся горожанами; под управлением консехо находилась также городская округа (alfoz), границы которой были определены в фуэро, дарованном К. в 1237 г. кор. Фернандо III. Колонизация земель, относившихся к К., началась в 40-х гг. XIII в. Король старался привлечь сюда переселенцев из Леона и Кастилии, чтобы восполнить число жителей, сократившееся в результате массовой эмиграции мусульман. Земли раздавали приближенным короля и активным участникам военных действий. Весной 1241 г. К. получила 2-е фуэро на старокастильском и лат. языках. Образцом для этого документа послужило фуэро Толедо, согласно к-рому в городе вводились нормы «Фуэро Хузго» (романской версии вестгот. кодекса, установленной Фернандо III в 1241); уточнялись также границы городской округи (ее площадь составляла ок. 12 тыс. кв. км). В дальнейшем леоно-кастильские короли провели ряд преобразований с целью установить постоянный контроль над деятельностью должностных лиц консехо (с 1258 алькальд К. назначался королем, в 1274 введены должности присяжных короля для контроля над городскими судьями, в 1328 - должности рехидоров, представителей короля в консехо). Кроме фуэро порядок в городе регулировался муниципальными установлениями, сборники к-рых сохранились в К. начиная с 1375 г.

Кабальеро К., привилегированные жители-миряне, приняли активное участие в основных внутренних конфликтах, разгоревшихся в Леоно-Кастильском королевстве в кон. XIII - 1-й пол. XIV в. Во время войны кор. Альфонсо Х Мудрого с инфантом Санчо (кор. Санчо IV Храбрый в 1281-1284) жители К. выступили на стороне инфанта. Войска Альфонсо Х и его союзников из североафрикан. династии Маринидов неоднократно разоряли окрестности города, особенно в 1282-1283 гг. Во время конфликта кор. Педро I Жестокого с Энрике, гр. Трастамары (впосл. кор. Энрике II), жители К. поддержали графа. Казнь кордовских кабальеро, активных сторонников антикоролевской партии Педро Понсе де Кабреры и Фернандо Альфонсо де Гаэте (1358), вызвала возмущение горожан. Кордовское ополчение успешно отразило неск. нападений на город войск короля и его союзника эмира Гранады Мухаммада V. В 1368 г. в предместье К. произошло сражение между войсками кор. Педро I и Энрике, гр. Трастамары (т. н. битва при Кампо-де-ла-Вердад); решающую роль в нем сыграли кордовские отряды. Кор. Педро I потерпел сокрушительное поражение. Вскоре после битвы гр. Энрике приказал построить башню Калаорра, чтобы защитить подступы к городским воротам со стороны моста. Вступив на престол, в благодарность за поддержку кор. Энрике II пожаловал мн. знатным родам К. обширные владения. Укрепившееся материальное и политическое положение местной знати позволило ей полностью монополизировать власть в консехо (городские должности могли занимать только кабальеро).

Епископская кафедра К., восстановленная после взятия города кор. Фернандо III, была включена в состав церковной пров. Толедо (с 1851 в составе церковной пров. Севилья). Границы диоцеза фактически совпадали с границами завоеванной в 1237-1240 гг. территории мусульманского «королевства Кордова». В мае 1237 г. на кафедру был назначен королевский капеллан Лопе де Фитеро (1237-1245); его преемник Гутьерре Руис де Олеа (1246-1249) принял активное участие в военных действиях против Альмохадов, напр. во взятии Хаэна (1246) и Севильи (1248). К. была разделена на 14 приходов (это деление зафиксировано в фуэро 1241 г.), из которых 7 находились внутри городской стены (приходы Девы Марии (кафедральный собор), Всех святых, св. Доминика, св. Иоанна, св. Николая (Сан-Николас-де-ла-Вилья), св. Михаила и Спасителя), 7 - в предместьях (приходы св. Петра, св. Андрея, св. Николая (Сан-Николас-де-ла-Ахеркия), св. Марины, св. Лаврентия, св. Марии Магдалины, св. Иакова). На отвоеванных у мусульман землях создавались новые приходы: в XIII в. на территории диоцеза было основано 107 приходов, в XIV в.- 4, а в XV в.- еще 17 приходов. При кор. Фернандо III в городе началось активное строительство церквей, в архитектуре к-рых сочетались романские и готические элементы, а также черты стиля мудехар. До кон. XV в. наиболее значительные строительные работы в К. производились либо по приказу и на средства королей, либо под патронатом Церкви. В 1262 г. Мигель Диас де Сандоваль по указанию кор. Альфонсо X основал монастырь Санта-Клара, расположенный на месте мечети, к-рая в свою очередь была воздвигнута на фундаменте церкви VI в. С 70-х гг. XIII в. покровителем К. вместе с мучениками Ацисклом и Викторией считается арх. Рафаил, к-рому, согласно видению мон. Симона де Соусы, приписывали избавление горожан от чумы (1278). В честь этого чуда в кафедральном соборе (бывш. Большая мечеть) установили статую архангела. В 1578 г. арх. Рафаил, явившись пресв. Андресу де лас Роэласу, указал место, где в ц. св. Петра скрыты мощи мучеников. В 1315 г. было построено здание синагоги в стиле мудехар (на ул. Худиос); после изгнания иудеев в 1492 г. здесь размещались госпиталь, мон-рь святых Криспина и Криспиниана, цех сапожников и школа, в 1885 г. синагогу объявили памятником национального значения.

В 1328 г. по приказу кор. Альфонсо XI была начата перестройка Алькасара, к-рый с этого времени служил королевской резиденцией. Работы продолжились при кор. Энрике IV, территория дворцового комплекса была расширена. В Алькасаре находилась резиденция «католических королей» Фердинанда V (II) и Изабеллы I во время войны с Гранадой, последним оплотом мусульман в Испании (1481-1492); здесь же в 1486 г. на аудиенции у короля и королевы Х. Колумб предложил план поиска морского пути в Индию. Королевский двор находился в К. ок. 8 лет, затем «католические короли» передали Алькасар Церкви, во дворце был размещен трибунал инквизиции (после упразднения трибунала (1812) здесь находилась тюрьма (до 1931), в 1955 Алькасар был передан городу). В 1343 г. в честь победы над Маринидами при Саладо была заложена коллегиальная ц. Сан-Иполито, строительство к-рой продолжалось до XVIII в.; в этой церкви были похоронены испан. короли Фернандо IV и Альфонсо XI.

Церковь Богоматери Милостивой и св. Евлогия. 1648–1686 гг.Церковь Богоматери Милостивой и св. Евлогия. 1648–1686 гг.

Как правило, епископов К. выбирали из числа каноников соборного капитула, поэтому они редко вступали в конфликты с руководством капитула, за исключением епископов Фернандо Гутьерреса (1300-1326) и Педро де Кордоба-и-Сольера (1464-1476). Предметом споров нередко становились обширные земельные владения, полученные епископской кафедрой в дар от королевской власти в XIII - сер. XIV в. Среди этих пожалований были поселения с сельскохозяйственными угодьями, замки и даже небольшие города (Белья, Ансур, Тиньоса). Обеспечение безопасности нек-рых владений требовало столько затрат, что иногда епископы возвращали их королю. Так, в 1330 г. еп. Гутьерре Руис де Меса вернул замок Лусена кор. Альфонсо XI, который передал его ордену Сантьяго. Епископ также получил долю доходов от рент и половину королевских владений в К. Активную политику по приобретению новых сеньорий для кафедры К. проводил еп. Хуан Фернандес де Пантоха (1379-1397), который получил от короля замки Аснавиада и Толедильо. Из доходов, поступивших с сеньорий, епископы делали отчисления в пользу соборного капитула. Короли оказывали активную поддержку епископам в реализации их юрисдикции, в частности обеспечивали исполнение приговоров церковных судов. Наибольшие сложности в осуществлении епископской юрисдикции возникали из-за противодействия консехо. В 1426 г., когда епископская кафедра была вакантна, консехо заключил с соборными канониками ряд соглашений, к-рые впосл. привели к длительному спору между епископом и консехо. Соглашения касались получения судебных штрафов церковными судьями; сокращения размера десятины с урожая винограда и приплода скота; уточнения списка продукции, с которой выплачивали десятину; регулирования сумм, которые могли требовать клирики за совершение обрядов, и налоговых льгот клирикам, являвшимся жителями К.; участия наблюдателей от консехо в церковных судах. При еп. Педро де Кордоба-и-Сольере конфликт по поводу соблюдения этих соглашений привел к вооруженным столкновениям: был подожжен епископский дворец, а епископ, изгнанный из города, укрылся в замке Толедильо.

Вскоре после завоевания К. христианами в городе были основаны мон-ри доминиканцев (св. Павла) и францисканцев (св. Петра, впосл. св. Франциска); позднее в еп-стве появились также обители цистерцианцев, тринитариев, мерцедариев, регулярных каноников-августинцев, иеронимитов и др. орденов. В кон. XIV в. инициатором монастырской реформы стал католич. блж. Альваро из Кордовы (1360-1430), основатель доминиканского мон-ря Санто-Доминго-де-Скала-Сели близ К. Организация пространства мон-ря должна была воспроизводить крестный путь (Via Dolorosa), в этой обители была воздвигнута 1-я в Испании кальвария (модель Голгофы). Этот тип организации мон-ря и его окрестностей, связанный с духовной практикой переживания крестного пути, впоследствии получил широкое распространение на Пиренейском п-ове.

Начало церковных преобразований в еп-стве связывают с диоцезальными синодами, проведенными после долгого перерыва в 1496 и 1520 гг. При еп. Кристобале Рохасе Сандовале (1563-1570), последовательном стороннике тридентской реформы (см. ст. Контрреформация), в К. состоялось 6 диоцезальных синодов. Их участники обсуждали вопросы, связанные с совершением богослужений в приходских церквах, с участием в таинствах и с религиозным образованием мирян. Синоды регламентировали организацию праздничных торжеств и процессий, устанавливали единые правила принятия причастия, в частности запрещалось причащать и совершать др. таинства для тех, кто не знали основ христ. учения, без особого разрешения епископа запрещалось причащать на Пасху прихожан из др. приходов. Особо рассматривался вопрос о присутствии в городе нищих и допущении их к причастию. При еп. Антонио Родригесе де Пасос-и-Фигероа (1582-1586) в К. были основаны иезуитская коллегия св. Екатерины и семинария св. Пелагия. В епископстве появились новые религ. ордена, деятельность к-рых была направлена на благотворительность и развитие образования; создавались благочестивые братства, члены к-рых уделяли особое внимание молитве, покаянию и Евхаристии. Некоторые братства объединяли почитателей святых и католич. праздников, напр. Розария и Имени Иисусова; в 1673 г. было основано братство в честь кордовских мучеников. Клирики из епископства К. приняли участие в проповеди христианства в Лат. Америке и Вост. Азии.

При еп. Алонсо Манрике де Ларе (1516-1523) началась перестройка кафедрального собора, который размещался в здании бывш. Большой мечети; здесь работали известные испан. архитекторы Эрнан Руис I и его сын Эрнан Руис II. К этому времени относится широкое церковное строительство. В XVI в. начали обустраивать пл. Корредера для проведения городских торжеств и народных гуляний, окончание оформления ее архитектурного ансамбля относится к 1683 г. (архит. А. Рамос Вальдес).

В XVIII в. К. вступила в период длительного кризиса. Вслед. эпидемий и миграции населения, вызванной экономическим спадом, численность горожан сократилось до 20 тыс. чел. Во время наполеоновских войн К. была захвачена армией ген. П. А. Дюпона (13 июня 1808), в течение 3 дней франц. солдаты обстреливали город из артиллерийских орудий, грабили дома жителей и церкви (особенно сильно пострадали здания мон-рей Кармен и Сан-Хуан-де-Дьос). Франц. войска покинули город 16 июня, после получения известия о капитуляции франц. флота в Кадисской бухте. На положении в еп-стве К. сказались секуляризация церковного имущества и роспуск религ. орденов (1798-1808); конфискация церковных земель привела к значительному сокращению доходов и политического влияния католич. Церкви. Ситуация изменилась при еп. Мануэле Хоакине Таранкон-и-Мороне (1847-1857), уделявшем особое внимание развитию образования в тесном сотрудничестве с гос. органами власти. Во мн. приходах появились об-ва св. Венсана де Поля, объединявшие представителей католического клира и мирян в благотворительной деятельности.

В годы гражданской войны (1936-1939) в еп-стве погибли более 100 священников и монахов; еп. Адольфо Перес Муньос (1920-1945) был вынужден скрываться. После окончания войны еп. Альбино Гонсалес (1946-1958) уделял особое внимание католическому образованию и социальной политике: были основаны об-ва «Католического действия». Еп. Мануэль Фернандес-Конде (1959-1970) присутствовал на заседаниях Ватиканского II Собора и в 1966 г. создал диоцезальную комиссию по реализации соборных постановлений.

В наст. время еп-ство К. входит в состав церковной пров. Севилья. В еп-стве проживают ок. 780 тыс. католиков (An. Pont. 2011. P. 195). С 2010 г. кафедру К. занимает еп. Деметрио Фернандес Гонсалес.

Лит.: Simonet F. J. Historia de los mozárabes de España. Madrid, 1897-1903, 1983. 4 t.; Barbudo Torres de Portugal F. Córdoba en el Imperio: Siglo XVI. Сórdoba, 1946; Gracia Boix R. El Real Monasterio de San Jerónimo de Valparaíso en Córdoba. Córdoba, 1973; Chaves Tristán F. La Córdoba hispano-romana y sus monedas. Sevilla, 1977; Nieto Cumplido M. Catálogo del Archivo del Seminario de S. Pelagio de Córdoba. Córdoba, 1977; idem. Historia de la Iglesia en Córdoba. Córdoba, 1991. T. 2: Reconquista y Restauración (1146-1326); Sotomayor y Muro M. Los testimonios históricos mas antiguos del cristianismo hispano // Historia de la Iglesia en España / Ed. R. García-Villoslada. Madrid, 1979. Vol. 1. P. 35-80; Rodríguez Liañez L. Real monasterio de Santa Clara de Córdoba: Documentación y studio histórico (1260-1499). Sevilla, 1983; Muñoz Dueñas M. D. El diezmo en el obispado de Córdoba, 1750-1845. Córdoba, 1988; Rodriguez Neila J. F. Historia de Córdoba. Córdoba, 1988. Vol. 1: Del amanecer prehistórico al ocaso visigodo; Márquez Moreno C. Talleres locales de capiteles corinizantes en Colonia Patricia Corduba durante el período adrianeo // Archivo español de arqueología. Madrid, 1990. Vol. 63. N 161/162. P. 161-182; Morena López J. A. Nuevas aportaciones sobre el Aqua Vetus Augusta y la necropolis occidental de Colonia Patricia Corduba // Anales de arqueología cordobesa. 1994. N 5. P. 155-179; García-Cuevas Ventura J. El cabildo catedralicio cordobés ante la crisis del Antiguo Régimen (1808-1833) // Revista de historia contemporánea. 1995. N 6. P. 33-60; Sanz Sancho I. Geografía del Obispado de Córdoba en la Baja Edad Media. Madrid, 1995; idem. El Cabildo catedralicio de Córdoba en la Edad Media // En la España medieval. Madrid, 2000. N 23. P. 189-264; idem. Episcopologio medieval cordobés: Siglos XIII-XIV // Hispania Sacra. Madrid, 2002. Vol. 54. P. 23-68; Hidalgo R. Análisis arquitectónico del complejo monumental de Cercadilla // Colonia Patricia Corduba / Ed. P. León Alonso. Sevilla, 1996. P. 235-248; Jordano Barbudo M. A. Arquitectura medieval cristiana en Córdoba. Córdoba, 1996; Arjona Castro A. Urbanismo de la Córdoba califal: Tras las huellas de la Córdoba califal. Córdoba, 1997; El Convento de Dominicas del Corpus Christi de Córdoba (1609-1992) / Ed. A. Villar Movellán. Córdoba, 1997; Garriguet Mata J. A. Un posible edificio de culto imperial en la esquina sureste del foro colonial de Córdoba // Antiquitas. Córdoba, 1997. Vol. 8. P. 73-80; López López I. Estatuas masculinas togadas y estatuas femeninas vestidas de colecciones cordobesas. Córdoba, 1998; Porres Alonso B. Nuestra Señora de Gracia: Un convento cordobés del XVII. Córdoba, 1998; Carillo J. R. et al. Córdoba: De los orígenes a la antigüedad tardía // Córdoba en la historia: La construcción de la Urbe / Ed. F. García Verdugo, F. Acosta Ramírez. Córdoba, 1999. P. 37-74; Cerrato Mateos F. Monasterios femeninos de Córdoba: Patrimonio, rentas, gestión ecónomica a finales del Antiguo Régimen. Córdoba, 2000; eadem. El Císter en Córdoba. Córdoba, 2006; Marfil Ruiz P. Córdoba de Teodosio a Abd Al-Rahmán III // Visigodos y Omeyas: Un debate entre la Antigüedad Tardía y la Alta Edad Media. Madrid, 2000. P. 117-141; Soria Mesa E. El cambio inmóvil: Transformaciones y permanencias en una élite de poder (Córdoba, ss. XVI-XIX). Córdoba, 2000; Aranda Doncel J. Breve historia de la Semana Santa de Córdoba. Málaga, 2001; idem. Órdenes religiosas y devociones populares en Córdoba: Los Mercedarios y el Cristo de las Mercedes (1236?-1835). Córdoba, 2002; Aranda Doncel J., Martínez Sopena F. J. et al. Iglesias de Córdoba y Jaén. Córdoba, 2003; Escobar Camacho J. M., López Ontiveros A., Rodríguez Neila J. F. La ciudad de Córdoba: Origen, consolidación e imagen. Córdoba, 2009.
Г. А. Попова
Рубрики
Ключевые слова
См.также
  • ИСПАНИЯ. II археология, архитектура
  • БАРСЕЛОНА архиепископство катол. Церкви, г. на с.-в. Испании
  • БОРДЖА знатный испано-итал. род
  • ИЗАБЕЛЛА I (1451-1504), королева Кастилии и Леона (с 1474), супруга и соправительница кор. Фердинанда V (II) Арагонского (1479-1516)
  • ИСПАНИЯ. I общие сведения, религия, история