КУЗНЕЦОВЫ
Том XXXIX, С. 267-270
опубликовано: 26 февраля 2020г.

КУЗНЕЦОВЫ

Династия старообрядцев, предпринимателей в области фарфорового дела и благотворителей, родом из Гжели (ныне Раменского р-на Московской обл.). Основателем считается Яков Васильевич Кузнецов (1761-1816/23), удельный крестьянин дер. Новохаритонова Гжельской вол. Бронницкого у. (ныне с. Новохаритоново Раменского р-на). В 1810-1812 гг. он основал здесь небольшое производство, дело продолжили сыновья Терентий (1781-1848) и Анисим (1786 - после 1850), а также внук Емельян Терентьевич (1823-1850/54), совместно владевшие фарфоровым заводом «Братья Кузнецовы». Первоначальное производство К. находилось в Гуслице, центре старообрядчества (в т. ч. и старообрядческого искусства), где были широко развиты иконописный промысел, переписка и украшение книг. В 1832 г. Т. Я. Кузнецов приобрел завод в дер. Коротково, основал заводы в Дулёве (1832) и Риге (1841). Особенно прибыльным стал рижский завод, работавший на импортном сырье и имевший значительные рынки сбыта; в 1853 г. продукция завода получила награду на Рижской сельскохозяйственной выставке (ЦГИАМ. Ф. 337. Оп. 2. Д. 7. Т. 3. Л. 148).

В 1853 г. завод в Новохаритонове перешел к сыновьям Анисима Яковлевича, на нем работало ок. 25 чел., к нач. 60-х гг. XIX в. он был закрыт. В 1853 г. состоялся раздел имущества между сыновьями Терентия Яковлевича, заводы в Дулёве и Риге отошли Сидору Терентьевичу (1806-1864). Ставший к 1839 г. рижским 2-й гильдии купцом, он приложил много усилий к укреплению предприятия, в Риге открыл 3 магазина. 31 марта 1846 г. было объявлено Высочайшее повеление «о недопущении раскольников в местное гражданство и в гильдейские братства г. Риги». К кон. 1854 г. было выработано циркулярное распоряжение, направленное против старообрядчества, в котором было указано, что «при объявлении купеческих капиталов требовать от предъявителей свидетельства о принадлежности их к православной Церкви, безусловно или на правилах единоверия; не предъявившим такого доказательства выдавать свидетельства на временном праве» (ИАЭ (Тарту). Ф. 291. Оп. 8. Д. 1871. Л. 5 об., 7). Купцы не только Прибалтийского края, но и всей России были поставлены перед выбором: присоединиться к Русской Православной Церкви и остаться членами гильдии или сохранить верность старообрядчеству и оказаться в мещанском сословии на правах торгующих крестьян. Члены семьи К. (Сидор Терентьевич, его жена Татьяна Ивановна, сын Матвей и дочь Пелагея) были переведены «в мещанский оклад» как «торгующие крестьяне» (Там же. Л. 167-170, 192-192 об., 224-225 об.).

М. С. Кузнецов. Фотография. Нач. XX в.М. С. Кузнецов. Фотография. Нач. XX в.

Расцвет предприятий К. связан с трудами Матвея Сидоровича (1846/47-1911), сына Сидора Терентьевича. М. С. Кузнецов получил образование в Рижском коммерческом училище. После смерти отца в 1864 г. он унаследовал семейное дело, к-рым с 1867 г. управлял самостоятельно. В 1865 г. женился на Надежде Викуловне Митюшиной из купеческой старообрядческой семьи из Богородска (ныне Ногинск Московской обл.), в семье родились 8 сыновей и 2 дочери. 9 июля 1870 г. М. С. Кузнецов был возведен в звание потомственного почетного гражданина, 26 февр. 1892 г. получил звание коммерции советника.

С 70-х гг. XIX в. неуклонно расширялось производство К.: к организованным ранее заводам добавились новые - в Тверской, Харьковской, Ярославской, Калужской губерниях. 1 янв. 1889 г. было создано «Товарищество производства фарфоровых, фаянсовых и майоликовых изделий М. С. Кузнецова». В 1878 г. Иван Емельянович Кузнецов оставил службу у своего двоюродного брата М. С. Кузнецова и вскоре стал владельцем 3 фарфоро-фаянсовых заводов в Новгородской губ.: около ст. Волховская Николаевской железной дороги (построен И. Е. Кузнецовым в 1878), близ с. Бронницы Крестецкого у. (купил в 1892), близ с. Грузина Новгородского у. (построен И. Е. Кузнецовым к 1898); в 1889 г. он приобрел Чудовский стекольный завод. В 1913 г. было зарегистрировано «Товарищество на паях И. Е. Кузнецова», его пайщиками стали члены семьи фабриканта - жена, 4 сына и 3 дочери. Между товариществами братьев существовало соглашение об очередности участия в крупных ярмарках, что нашло отражение в ряде документов: «О прекращении торговли на ярмарках в Дерпте, Пскове, Острове и Вологде Товарищества М. С. Кузнецова в 1906 г.», обращение И. Е. Кузнецова к правлению Товарищества М. С. Кузнецова не торговать на Вологодской ярмарке в 1911-1912 гг., послание к Михаилу Матвеевичу Кузнецову в Ригу с просьбой не торговать в Пскове, поскольку там представлялась продукция Волховского завода (ЦГИАМ. Ф. 337. Оп. 2. Д. [72]; Д. 155. Л. 1-2). И на новгородских фабриках, и на заводах М. С. Кузнецова работали подмосковные мастера. У М. С. Кузнецова все торговые представители были родом из Богородского у., возглавлял их Ф. В. Гусев из гуслицкого с. Молокова (Там же. Д. 2). Одним из ближайших помощников М. С. Кузнецова был павловопосадский купец из беспоповцев П. И. Ануфриев (Там же. Д. 385. Л. 8, 12). К 1898 г. Товарищество М. С. Кузнецова стало крупнейшим производителем фарфора и фаянса в Европе, в нач. XX в. на фабриках Товарищества производилось ок. 2/3 российского фарфора, который продавали не только в России, но и в Персии, Румынии, Турции, Афганистане. В 1902 г. М. С. Кузнецову было пожаловано звание поставщика двора Его Императорского Величества.

К. постоянно заботились о совершенствовании производства, широте и разнообразии ассортимента. С 1900-х гг. новым делом для Товарищества М. С. Кузнецова было изготовление фаянсовых иконостасов, киотов и подсвечников, расписанных «разноцветными майоликовыми и эмалиевыми красками и золотом». Их приобретали храмы в Казани, Одессе, Саратове, Царицыне, Тамбове, Новочеркасске, в казачьих станицах Кубани, а также зарубежные правосл. церкви. В архивном фонде Товарищества М. С. Кузнецова сохранились «Книга регистрации заказов на изготовление иконостасов 1 янв. 1913-1916 гг.» (Там же. Оп. 1. Д. 50, 30 л.), др. документы, отражающие эту деятельность фирмы (Там же. Оп. 2. Д. 2).

И. Е. Кузнецов. Фотография. Нач. XX в.И. Е. Кузнецов. Фотография. Нач. XX в.Товарищество М. С. Кузнецова участвовало в промышленных и художественных выставках, его продукция была не раз отмечена рус. и иностранными наградами. На Всероссийских промышленных выставках в Москве (1872) и Н. Новгороде (1896) фирма была удостоена права изображения гос. герба (на московской выставке Товарищество также получило большие золотую и серебряную медали), на Всемирной выставке в Париже (1889) награждена большой золотой медалью, на международных выставках в Реймсе (1903) и Льеже (1905) получила Гран-при. Товарищество получило большую золотую медаль на Туркестанской сельскохозяйственной и промышленной выставке в Ташкенте (1890), золотую медаль на Среднеазиатской выставке в Москве (1891). За содействие участию России во Всемирной выставке 1900 г. М. С. Кузнецов был награжден орденом Почетного легиона Франции (Там же. Оп. 2. Д. 16).

К. много внимания уделяли благоустройству предприятий, заботе о быте рабочих. Современник писал: «Можно заметить со стороны М. С. Кузнецова все усилия к улучшению и облегчению как быта, так и труда рабочего». В Вербилках «рабочие (до 500 чел.) живут или в хозяйских хорошо устроенных домах или в собственных. Есть больницы, школы, церкви, родильные приюты и магазины с ценами, утвержденными фабричными инспекторами. Корпуса разделены садами или лесами» (Токмаков. 1893. С. 8, 6). В архиве Товарищества М. С. Кузнецова содержится немало документов, отражающих его деятельность на благо тех, кто работали на предприятиях: отчеты о содержании больниц и родильных приютов, детских яслей, уч-щ, сметы расходов на лекарства и лечение. В нач. 1900-х гг. на средства Товарищества открылся санаторий для легочных больных в дер. Коняшино Гжельской вол. (ЦГИАМ. Ф. 337. Оп. 2. Д. 443. 1901-1909 гг.). С 1885 г. Матвей Сидорович состоял членом Пятигорского благотворительного об-ва, рабочие его предприятий направлялись на лечение в Ессентуки (Там же. Д. 447. 1904-1917 гг.). В окт. 1901 г. М. С. Кузнецов учредил кассу взаимного вспоможения на случай смерти и болезни служащих и рабочих Товарищества, участниками которой могли быть все рабочие и служащие «без различия звания, вероисповедания, национальности и занятий» (Там же. Д. 120; Д. 121. Л. 12-26. 1902 г.). В революционные 1905-1906 гг. Товарищество оказывало помощь оптовым покупателям, пострадавшим от погромов (Там же. Д. 154, 1905-1906 гг.); в 1914-1915 гг. выдавались денежные пособия семьям рабочих, ушедших на фронт (Там же. Д. 458. Т. 1).

М. С. Кузнецов в 1880 г. был избран членом Об-ва попечения о раненых и больных воинах, в 1881 г.- одним из попечителей московских детских приютов Ведомства имп. Марии. В 1883 г. М. С. Кузнецов получил Высочайшую благодарность «за устройство и содержание бесплатных народных столовых для отпуска обедов беднейшим жителям Москвы» (Токмаков. 1893. С. 13-15). В 1888 г. отмечен Мин-вом народного просвещения «за пожертвования на пользу дела народного образования», в 1892 г. утвержден почетным попечителем Рижской гимназии им. имп. Николая I. В 1910-1911 гг. в Коммерческом ин-те была учреждена стипендия им. М. С. Кузнецова (ЦГИАМ. Ф. 337. Оп. 2. Д. 452). В 1902 г. в дар Московскому публичному и Румянцевскому музею Товарищество передало комплект фарфоровых фигур «Народы России». В нач. XX в. в плавучем госпитале одна койка финансировалась из бюджета Товарищества и носила имя Товарищества М. С. Кузнецова, в 1904 г. была переведена в госпиталь Московского городского общественного управления в с. Спасском Приморской обл. (Там же. Д. 121. Л. 9).

Торговый дом М. С. Кузнецова на Мясницкой ул. в Москве. Архит. Ф. О. Шехтель. 1899–1903 гг. Фотография. Нач. XX в.Торговый дом М. С. Кузнецова на Мясницкой ул. в Москве. Архит. Ф. О. Шехтель. 1899–1903 гг. Фотография. Нач. XX в.

18 марта 1907 г. в торговом доме Товарищества на Мясницкой ул. открылась выставка содружества художников «Голубая роза», организованная ж. «Золотое руно» и Н. П. Рябушинским, близким к семье К. Она стала одним из центров символистского искусства в Москве, здесь проходили «исполнительские собрания», шли дискуссии. В 1910 г. Товарищество вместе с видными предпринимателями Москвы организовало экспедицию в Монголию, соединявшую научно-исследовательские и торгово-практические цели. В задачи экспедиции входило не только «изучить политическое, географическое и экономическое положение» страны, но и установить новые торговые связи, понять и привлечь к себе «монгола-покупателя» (Там же. Д. 157-158).

В благотворительности К. была «особая статья» - устройство и украшение храмов, как старообрядческих, так и православных. В обращении к Феогносту, архиеп. Владимирскому и Суздальскому, о постройке храма в Дулёве (тогда Владимирской губ.) М. С. Кузнецов писал: «В вознаграждение их («служащих и рабочих людей».- Е. А.) усердия и для сбережения их интересов я принимаю на свои средства все устройство храма, колокольни и предположительно домов для священников и церковных служащих. Что будет стоить для меня вместе с отчуждаемой землей до 20 000 рублей серебром» (Там же. Д. 385). В храме, освященном во имя св. ап. Иоанна Богослова, был установлен фарфоровый иконостас. На Тверской фабрике был устроен храм во имя св. кн. Александра Невского в память об избавлении имп. семьи при крушении поезда 17 окт. 1888 г. По воспоминаниям старожилов пос. Вербилки (1995-1996), близ фабрики была устроена деревянная церковь Белокриницкой иерархии; руководство фабрики и рабочие не пропускали служб, многие были прекрасными певчими (Архив автора). В Будах Харьковской губ. церковь размещалась в адм. здании фабрики К., община славилась хоровым пением (воспоминания В. А. Иванова, в детстве стихарного в будянском храме - Архив автора).

М. С. Кузнецов был ревностным последователем старообрядческого белокриницкого согласия, являлся председателем и многолетним попечителем общины Рогожского кладбища. После его кончины эти обязанности перешли к его сыновьям Александру, Сергею, Николаю и Георгию. М. С. Кузнецову как председателю совета общины Рогожского кладбища, а также попечителям С. П. Рябушинскому, И. А. Пуговкину и И. П. Трегубову принадлежит исключительная роль в возведении колокольни-храма на Рогожском кладбище в память распечатания старообрядческих алтарей в 1905 г. Строительство колокольни в основном было завершено в 1908 г., тогда же прошел сбор средств на завершение постройки, М. С. Кузнецов пожертвовал 10 тыс. р. Колокольня была полностью возведена в 1910 г. В совет общины Рогожского кладбища на 1910-1912 гг. были избраны М. С. Кузнецов и его сыновья (Церковь. 1908. № 17. С. 622-626). В помещении правления Товарищества М. С. Кузнецова проходили заседания Комиссии «по охране древностей и редкостей храмов общины и книгохранилищу» (создана в 1913 при объединении комиссий по книгохранилищу и по охранению древностей и редкостей храмов общины Рогожского кладбища). Товарищем председателя был избран Г. М. Кузнецов, членом - Н. М. Кузнецов.

Старообрядческий храм в честь вмч. Георгия Победоносца в с. Новохаритонове Московской обл. 1910–1913 гг. Архит. Б. М. ВеликовскийСтарообрядческий храм в честь вмч. Георгия Победоносца в с. Новохаритонове Московской обл. 1910–1913 гг. Архит. Б. М. Великовский

М. С. Кузнецова волновали вопросы, касающиеся сохранения старообрядчества. Он приложил значительные усилия к открытию старообрядческого кладбища в Вербилках в 1899 г. Хотя для этой цели Товарищество отвело больше десятины земли, епархиальное начальство посчитало «отвод отдельного старообрядческого кладбища совершенно излишним» (ЦГИАМ. Ф. 337. Оп. 2. Д. 283. Л. 1-14). По воспоминаниям старожилов, старообрядческое кладбище в Вербилках близ моленной существовало: очевидно, М. С. Кузнецов добился этого после 1905 г. В годы бурного обсуждения в стране вероисповедных проблем и формирования нового законодательства он был обеспокоен свободой старообрядческой проповеди, что отразилось в его письме в Мин-во внутренних дел. Ответ был дан 4 нояб. 1910 г. министром внутренних дел П. А. Столыпиным, в нем подтверждались «свобода богослужения, церковных обрядов, существование старообрядческих учреждений и свободная проповедь» (РГБ. Ф. 246. Картон 222. Д. 18. Л. 2).

Если семья М. С. Кузнецова сосредоточила внимание на попечении об общине Рогожского кладбища, с которым была связана вся их частная и общественная жизнь, то давний соперник в предпринимательских делах двоюродный брат Матвея Сидоровича И. Е. Кузнецов создавал семейный мемориал в Новохаритонове, где в 1910-1913 гг. по проекту Б. М. Великовского были построены особняк (не сохр.), ц. вмч. Георгия с богадельней (сохр. храм); в подклете храма предполагалось устроить семейный некрополь. (По-видимому, между братьями существовали и вероисповедные расхождения: И. Е. Кузнецов был противником «Окружного послания», к 10-м гг. XX в. примирился с архиепископией.) Община Георгиевской ц. должна была распространяться на деревни Новохаритоново, Турыгино, Меткомелино, Жирово, Володино, Бахтеево Гжельской вол. Бронницкого у., деревни Кузяево, Фрязино, Игнатьево и Коломино Корневской вол. Богородского у. В случае закрытия общины ее имущество поступало в Москву на Рогожское кладбище, за назначение председателя отвечал И. И. Кузнецов (ЦГИАМ. Ф. 54. Оп. 177. Д. 3143. Л. 1-31; Церковь. 1911. № 7. С. 169, 441). В 1929 г. храм был закрыт, использовался под склад, с 1990 г. вновь действует, принадлежит Русской древлеправославной церкви (беглопоповцам). Архит. И. Е. Бондаренко начал в 1914 г. строительство храма в Риге на Московской ул., близ фабрики К. Храм был посвящен 300-летию Дома Романовых. Автор проекта собирался широко применить в убранстве храма фарфор и фаянс. Церковь закончена не была.

Первая мировая война нанесла ощутимый урон предприятию К. в Риге: были разрушены цехи, склад продукции. 1 февр. 1918 г. был захвачен и разграблен дом К. в Москве на 1-й Мещанской ул., домашнюю моленную закрыли в марте 1924 г. В 1918 г. все предприятия Товарищества М. С. Кузнецова и Товарищества И. Е. Кузнецова, кроме Рижской фабрики, были национализированы. Николай, Сергей, Александр и Михаил Матвеевичи уехали в Ригу. В Москве были арестованы и отправлены в Сибирь Г. М. Кузнецов и сын Александра Матвеевича Н. Кузнецов с женами. Сосланных удалось вызволить, и они уехали в Ригу. Рижский завод возобновил работу в окт. 1920 г., его возглавил Н. М. Кузнецов, было образовано Товарищество. С 1934 г. производство расширялось, в работе предприятия была занята вся семья. В Риге скончались некоторые члены семьи (Клавдия Матвеевна, Александр Матвеевич, Николай Матвеевич). В июне 1940 г. в Латвию вошли части Красной Армии, начались аресты, в Сибирь были сосланы Георгий Матвеевич (ум. в Сибири), старший сын Николая Матвеевича Николай (ум. в 1941 в Сибири), сыновья Александра Матвеевича Николай и Георгий (ум. в Сибири), младшая дочь Клавдии Матвеевны Мария и ее муж. В 1941 г. по обвинению в связях с латв. партизанами был арестован и расстрелян младший сын Николая Матвеевича Матвей. Сергей Матвеевич вместе с дочерьми во время нем. оккупации уехал из Латвии, умер в Чехословакии в 1945 г.; его дочери Маргарита и Надежда и внук Владимир эмигрировали в США. Потомки К. живут в Латвии (Рига), России (Москва, Самара), США (Финикс, шт. Аризона) и Австралии (Сидней, Аделаида).

Арх.: ЦГИАМ. Ф. 337. Оп. 1, 2.
Ист.: [Шевелкин Ив.]. Новая поездка в Гуслицу // Братское слово. 1891. Ч. 2. № 13; Токмаков И. Ф. Историко-стат. сведения о производстве фарфоровых и фаянсовых изделий… товарищества М. С. Кузнецова. М., 1893.
Лит.: Измайлов В. А. Новгородский фарфор: История фарфорового завода «Пролетарий». Л., 1980; Мержанов С. Б. Неизвестная Гжель // Памятники Отечества. 1991. № 2(24). С. 124-130; он же. Б. М. Великовский: От доходных домов - к кооперативным поселкам: (Архитектура 1-й трети XX в.) // Строительный эксперт. 2000. № 9. С. 30-31; Сергиенко И. И., Туман У. В. Кузнецовы: На перекрестках истории // Старообрядчество в России (ХVII-ХХ вв.). М., 2004. Вып. 3. С. 502-541; Галкина Е. А., Мусина Р. Р. Кузнецовы: Династия, семейное дело. М., 2005; Юхименко Е. М. Старообрядческий центр за Рогожской заставою. М., 2005. С. 101, 123-126, 143-147.
Е. А. Агеева
Рубрики
Ключевые слова
См.также
  • АВВАКУМ Петров (1620 - 1682), протопоп (лишенный сана), крупнейший деятель раннего старообрядчества, расколоучитель
  • АВРААМИЙ (Афанасий; † 1672), старообрядческий писатель, юродивый, затем инок (расстрижен)
  • АВРААМИЙ (Венгерский Алексей Иванович; † 1702), инок, один из руководителей раннего урало-сибир. старообрядчества, писатель, владелец б-ки
  • АЛЕКСАНДР ДИАКОН (ок. 1674/75–1720), старообрядец-поповец, основатель диаконовского согласия
  • АЛЕКСЕЕВ Иван (1709-1776), старообрядец-беспоповец, писатель, иконописец
  • АЛИМПИЙ (Гусев Александр Капитонович; род. в 1929), митр. Московский и всея Руси старообрядческой Церкви Белокриницкой иерархии