ЛАЗАРЬ
Том XXXIX, С. 679-686
опубликовано: 23 марта 2020г.

ЛАЗАРЬ

Содержание

(Баранович; в миру Лука?; † 3.09.1693, Чернигов), архиеп. Черниговский и Новгород-Северский, ректор Киево-Могилянской коллегии, писатель.

Биография

О происхождении Л. сведений нет. В лит-ре встречается предположение, что его родителей звали Василий и Мария и они были униатами (Wiszniewski M. Historya literatury polskiej. Kraków, 1851. T. 8. S. 384). Из письма Л. известно, что у него была родная сестра, принявшая монашество (Письма. 1865. № 31). На основании «Черниговской летописи» за 1693 г. прот. А. Страдомский называет годом рождения Л. 1593-й, апеллируя к синодику Черниговских иерархов (Черниговские ГВ. 1846. № 52). В кон. 60-х гг. XVII в. Л. уже жаловался на свою «хилую старость» (Письма. 1865. С. 199). Как правило, в лит-ре 1620-й условно считается годом рождения Л.

Лазарь (Баранович), архиеп. Черниговский и Новгород-Северский. 1843 г. Москва. Гравер школы П. П. БекетоваЛазарь (Баранович), архиеп. Черниговский и Новгород-Северский. 1843 г. Москва. Гравер школы П. П. Бекетова

В 1678 г. ученик и друг Л. архим. Иоанникий (Галятовский) писал, что Л. получил образование в Киеве, затем в Виленской и Калишской коллегиях иезуитов, с 1642 г. преподавал в Киево-Могилянской коллегии: сначала в младших классах фары и инфимы, в 1646/47 уч. г. профессор риторики, в 1647/48 г. (возможно, и в 1648/49 уч. г.) - философии (Голубев С. Т. Киевская Академия в кон. XVII и нач. XVIII ст. // ТКДА. 1901. № 11. С. 372). Помимо Иоанникия у Л. учились игум. Антоний (Радивиловский) и Симеон Полоцкий, с которыми он впосл. сохранял дружественные отношения. До того как в 1650 г. Л. сменил Иннокентия (Гизеля) на постах ректора коллегии и игумена Киево-Братского в честь Богоявления мужского монастыря, нек-рое время, по сведениям Иоанникия (Галятовского), Л. был настоятелем в Купятицком в честь Введения во храм Пресв. Богородицы монастыре.

С 1652 г. Л.- игумен киевского Кирилловского монастыря. Вскоре по причине боевых действий русско-польск. войск оставил Киев, проживал и неск. лет игуменствовал в Купятицком и Дятеловицком мон-рях, управляя коллегией через наместников Феодосия (Василевича (Баевского)), Феодосия (Сафоновича) и Мелетия (Дзика). Л. возвратился в Киев в 1655 или в нач. 1656 г. и привез с собой Купятицкую икону Божией Матери, ее поместили в киевском Софийском соборе. Л. формально сохранял звание ректора и игумена Братского мон-ря до 1658 г.

В 1657 г. по грамоте Киевского митр. Сильвестра (Косова) и универсалу гетмана Б. М. Хмельницкого и генерального писаря И. Е. Выговского Л. был избран епископом Черниговским и Новгород-Северским, хиротонисан 8 марта в Яссах, еще при жизни еп. Черниговского Зосимы (Прокоповича); хиротонию возглавил Сочавский митр. Гедеон. 3 мая 1657 г. Л. получил от гетмана грамоту на владения Черниговской кафедры. В ожидании кончины еп. Зосимы до 1659 г. Л. жил в новгород-северском в честь Преображения Господня мужском монастыре.

После смерти митр. Сильвестра (13 апр. 1657) решением гетмана Хмельницкого Л. был назначен местоблюстителем митрополичьей кафедры. 17 окт. 1657 г. он освятил в Братском мон-ре знаки гетманского достоинства и вручил их новоизбранному гетману Выговскому. От имени киевского духовенства Л. выдвинул кандидатом на митрополичью кафедру Иннокентия (Гизеля), обещая царскому послу В. П. Кикину в случае поддержки этой кандидатуры переход под власть Московского патриарха. Подобные обещания были скорее всего лишь тактическим ходом, поскольку когда в нач. 1658 г. на Киевскую кафедру был избран не придерживающийся промосковской ориентации Луцкий еп. Дионисий (Балабан-Тукальский), то он отнесся к Л. благосклонно, признал независимость Черниговской кафедры от Киевских митрополитов с непосредственным подчинением ее К-польскому патриарху (данный статус сохр. до 1685) и универсалом от 7 нояб. 1658 г. передал во владение Л. ряд протопопий, бывших частью владений Киевского митрополита. Впосл. Л. выхлопотал себе и подтвердительную царскую грамоту на эти владения (28 февр. 1660), став 1-м западнорус. архиереем, обратившимся за такой грамотой в Москву. В Москве к его просьбе отнеслись как к готовности признать свою зависимость от царя, а потому к грамоте была добавлена фраза, чтобы ему «во всем царское повеление исполнять». Л. также получал подтвердительные универсалы на владения от гетманов Ю. Б. Хмельницкого (21 янв. 1660) и Д. И. Многогрешного (1669), царя Феодора Алексеевича (1676).

Поскольку казаки, недовольные Гадячским договором 1658 г., отменившим решения Переяславской рады, низложили в 1659 г. Выговского, а вставший на его сторону митр. Дионисий переехал в свои польск. владения, командовавший московскими войсками кн. А. Н. Трубецкой обратился к Л. с грамотой «изыти на престол Киевской митрополии и блюсти [престол] до указу его царского величества» (Макарий. История РЦ. Кн. 7. С. 270). Однако с окт. 1659 г. Л. не оказывал к.-л. значимых услуг рус. правительству и даже вызвал у него подозрения в сочувствии полякам; поэтому в Москве было решено передать в сер. 1661 г. местоблюстительство специально рукоположенному для этих целей Мстиславскому еп. Мефодию (Филимоновичу). В связи с конфликтом Мефодия с отдельными представителями киевского духовенства и гетманом Я. С. Самко последний в мае 1662 г. обратился с ходатайством в Москву снова поставить местоблюстителем Л.; в ряде монастырей в этом качестве продолжали поминать именно Л.

После смерти митр. Дионисия в мае 1663 г. киевское духовенство стремилось к поставлению Л. на Киевскую кафедру. Ссылаясь на состояние здоровья и материальное положение, 10 июня 1663 г. Л. отказался и советовал гетману Самко ходатайствовать перед царем об избрании митрополита (Письма. 1865. № 7). В нояб. 1663 г. на Киевскую кафедру был избран Иосиф (Нелюбович-Тукальский). В этот период Л. не принимал активного участия в политических делах, не проявлял враждебности по отношению к Москве, но и не содействовал московским властям. Во время осады Новгорода-Северского польск. войсками в февр. 1664 г. Л. отказался от предложения рус. воеводы покинуть город, за что впосл. был обвинен в сочувствии полякам, хотя епископский дом в Спасском монастыре был разорен в ходе военных действий. Л. пришлось оправдываться и заручаться подтверждением своей лояльности со стороны рус. воевод.

Военные действия польск. армии и нашествия татар в 1663-1664 гг. способствовали росту пророссийских настроений и среди черного духовенства, ранее оно в большей степени, чем белое, склонялось к отстаиванию автономии Киевской митрополии. Л. принадлежал к той части духовенства, к-рая пыталась сохранить автономию своей Церкви, но при этом не желала разрыва с Россией.

Весной 1666 г., после пленения поляками митр. Иосифа и заключения его в Мальборке (1664), Л. вместе с киевским духовенством обратился с челобитной к царю Алексею Михайловичу, чтобы правитель России разрешил избрать митрополита в Киеве; в обращении к московскому послу Ионе Леонтьевичу киевский воевода П. В. Шереметев назвал кандидатуру Л. как одну из наиболее подходящих.

Тогда же Л. заявил о желании приехать в Москву и получить приглашение участвовать в Большом Московском Соборе 1666-1667 гг. Л. выехал с опозданием из-за ожидания выхода из печати своего сборника проповедей «Меч духовный...» с посвящением Алексею Михайловичу, к-рое намеревался прочесть во время 1-й аудиенции. Специально для поездки Л. готовил неск. проповедей (в частности, о прп. Алексии, человеке Божием - Письма. 1865. № 22). 12 окт. 1666 г. Л. прибыл в Москву со свитой из 63 чел. и певч. капеллой, вручив «на приезде» царю кн. «Меч духовный...» и копию чудотворной Купятицкой иконы Божией Матери.

Во время соборных заседаний Л. занимал более почетное место, чем приехавший из Киева местоблюститель Мефодий. Л., как и отдельные представители киевского духовенства, сочувствовал патриарху Никону (Там же. № 39), продолжал поддерживать с ним отношения и после его опалы и называл его «великим светилом». Л. счел наказание слишком суровым, хотя на Соборе открыто не защищал Никона и подписался под соборным определением против старообрядцев, впосл. неоднократно предоставлял в своей епархии прибежище беглым староверам.

Пробыв в Москве ок. года, Л. хлопотал преимущественно о личных делах; хотя фразу из его письма Иннокентию (Гизелю) «надеюсь… что-нибудь соорудовати у его царского величества» В. О. Эйнгорн склонен толковать как свидетельство того, что Л. прилагал усилия к защите церковных привилегий Киева. Так, Л. и еп. Могилёвский Мефодий (Филимонович) протестовали против запрета архиереям носить на митре крест со ссылкой на привилегию, полученную киевским духовенством от К-польского патриарха.

Вопрос о выборе Киевского митрополита на Соборе не поднимался. Поскольку по условиям Андрусовского перемирия 1667 г. Киев передавался России сроком на 2 года, у киевского духовенства существовали опасения, что город будет возвращен польск. стороне. В связи с этим появилось намерение перенести центр митрополии из Киева в Чернигов, для чего было необходимо возвести Черниговскую епископию в ранг архиепископии. Идея могла принадлежать Л., хотя он утверждал, что она была высказана киевскими игуменами (Там же. № 66), тем не менее уже в 1665 г. приближенные к Л. именовали его титулом архиепископа. Впосл. на Глуховской раде в марте 1669 г. Л. уже открыто говорил, что в случае передачи Киева полякам необходимо утвердить митрополию в Чернигове; гетман и казаки называли возможной столицей Переяславль. 8 сент. 1667 г., еще находясь в Москве, Л. получил подтвердительную грамоту на архиепископию с благословением «служить в саккосе» от патриархов Паисия Александрийского, Макария III Антиохийского и Иоасафа II Московского (АрхЮЗР. Ч. 1. Т. 5. № 2. C. 9-11). Хотя грамота содержала формулировку, что епархия была «древле за державы князей российских», Л. не считал свою епархию частью Московского Патриархата. Митр. Иосиф потребовал у Л. отказа от титула, как полученного не от К-польского патриарха; Л. в ответ оправдывался, что «не искал титула» в Москве (был дан ему «не хотящему, ни текущему» - Письма. 1865. № 66), но еще по древним актам известно о существовании некогда Черниговской архиепископии.

После отъезда Л. из Москвы рус. правительство неоднократно прибегало к его услугам, хотя и не всегда относилось к нему с полным доверием. В 1668 г., когда гетман И. М. Брюховецкий организовал выступления казаков на Левобережье, в Москве в роли возможного посредника рассматривали скорее еп. Мефодия, чем Л. После пленения еп. Мефодия в Чигирине в июле 1668 г. Л. пытался взять на себя роль лидера в переговорах с Брюховецким и склонить на московскую сторону черниговского полковника Многогрешного. Л. сообщал сведения о положении на Левобережье, предлагал посреднические услуги в деле примирения гетмана с Москвой, обращался и к гетману, убеждая его отказаться от союза с «бусурманами». Если митр. Иосиф поддерживал проосманскую политику гетмана Правобережной Украины П. Д. Дорошенко, то Л. был сторонником союза России и Польши против османов. Осенью 1668 г. Л. убедил Многогрешного начать переговоры с кн. Г. Г. Ромодановским. Одновременно Л. поддерживал отношения с гетманом Дорошенко, приняв от него в дар часть имущества уже покойного на тот момент Брюховецкого.

В 1669 г. Л. принял участие в Глуховской раде, избравшей гетмана Многогрешного, и пытался (хоть и не всегда успешно) играть посредническую роль в переговорах гетмана с Москвой. При непосредственном участии Л. на раде был составлен наказ, определявший положение Левобережного гетманства в составе Русского гос-ва, к-рый посольство, состоявшее из представителей казаков, духовенства и мещан, передало в Москву в янв. 1669 г. Л. воспользовался ситуацией и, приписывая благоприятный исход переговоров с гетманом своему усердию, поддержал недовольство казаков и части духовенства и выступил за вывод воевод и рус. ратных людей из городов. В Москве благосклонно отнеслись к миротворческой деятельности Л. и хотели в дальнейшем использовать его влияние на Многогрешного, но вопрос о выводе ратных людей остался без ответа. В 1669 г. Л. еще раз обращался в Москву, прося царя прислать войска на защиту в связи с походом Дорошенко на Левобережье (АЮЗР. Т. 9. № 15). Помощь своевременно не поступила, и Многогрешный обвинил в этом Л.

Отчасти с санкции рус. правительства Л. предлагал митр. Иосифу обратиться к правосл. монарху, рассчитывая, что при его помощи удастся отговорить Дорошенко от протур. курса и склонить к союзу с Москвой («...в православной Руси без православного володаря жити не можна»,- писал Л.). Обратился Л. к правобережному гетману и с увещеванием отпустить плененных им воевод.

В 1668-1669 гг. Л. добился в Москве жалованья, которое в свое время получал местоблюститель Мефодий. Пытаясь единолично контролировать сношения киевского духовенства с Москвой, Л. выражал недовольство, что нежинский протопоп Симеон Адамович выполнял ряд посреднических поручений рус. правительства и со временем стал оказывать все более сильное влияние на Многогрешного. В отправленный в 1669 г. в Москву наказ был включен в т. ч. пункт, чтобы в Москве не принимали никаких писем от представителей киевского духовенства, кроме как от Л.

После Андрусовского перемирия и междоусобиц 1668 г. наметился перелом в отношении киевского духовенства к России: посланцы в Москву начали обращаться не только к царю, но и к патриарху. Л., как и др. представители духовенства, сообщал о случаях притеснения православных со стороны поляков, прежде всего на землях Великого княжества Литовского. Л. узнал об этих фактах из переписки с Феодосием (Василевичем) в 1670 г. В кон. 60-х - нач. 70-х гг. XVII в. Л. участвовал в выступлениях левобережного духовенства против передачи Киева полякам. Клирики также требовали, чтобы рус. правительство выступило в защиту православных в Речи Посполитой.

Поскольку Киевский митр. Иосиф жил на Правобережной Украине, Л. фактически управлял митрополией. Он убеждал Многогрешного препятствовать действующему митрополиту вершить духовную власть на Левобережье. Л. предлагал восстановить древнюю Переяславскую епископию, оставив за митрополией только правобережные владения. В письме царю от 30 июня 1670 г. Л. просил разрешить ему управлять левобережной частью, Киевом и теми землями на правом берегу, что отошли России по Андрусовскому перемирию. В ответ Л. было поручено «ведать духовенство всей восточной Малороссии и Киевской области»; эти функции он исполнял до 1685 г. Но еще с весны 1669 г. Л. фактически управлял теми областями, к-рые не были подчинены Черниговской кафедре, и частично исполнял по просьбе игумена киевского Златоверхого во имя арх. Михаила мужского монастыря Феодосия (Сафоновича) епископские обязанности по отношению к Киеву. Л. продолжал жить в Новгороде-Северском; дела Киевской консистории были возложены на Феодосия. Хотя Киевская митрополия не была юридически подчинена Московскому Патриархату, левобережное духовенство фактически оказалось под властью Малороссийского приказа.

В связи со вторжением на украинские земли тур. войска во главе с султаном Мехмедом IV и переходом в 1672 г. Правобережного гетманства под власть Османской империи Л. в качестве местоблюстителя собрал в Киеве настоятелей монастырей Иоанникия (Галятовского), Иннокентия (Гизеля), Михаила (Лежайского). В 1673 г. Москва обратилась к Л. с просьбой о посредничестве в налаживании связей с митр. Иосифом и гетманом Дорошенко, чтобы убедить последних разорвать союз с «бусурманами». Пользуясь случаем, Л. просил Москву помочь восстановить Борисоглебский мон-рь. Не получив помощи в достаточном размере, Л. выразил свое недовольство и не проявил усердия в выполнении поручений рус. правительства, к-рое привлекло к посредничеству Иннокентия (Гизеля).

Избранный в 1672 г. гетман И. С. Самойлович пытался ограничить политическую активность Л. и киевского духовенства в целом. Л., надеясь сохранить свое влияние на ход событий, в 1674 г. подписался под посланным в Москву доносом Самойловича на прот. Симеона Адамовича, в к-ром последнего обвинили в сотрудничестве с Дорошенко. В 1677 г. Л. вместе с др. представителями духовенства участвовал в военном суде над нежинским протопопом в Батурине и подписал ему смертный приговор. Владения протопопа перешли к Черниговскому архиепископу.

Левобережное духовенство во главе с Л. оказало поддержку гетману Самойловичу во время Чигиринских походов 1677-1678 гг. В 1678-1679 гг. Л. поддержал обращение в Москву правосл. иерархов Правобережья Антония (Винницкого) и Гедеона (Святополка-Четвертинского), добивавшихся, чтобы русское правительство выступило в защиту православных в Речи Посполитой. Когда король потребовал организации диспута между православными и униатами, православные во главе с Антонием (Винницким) предложили вести полемику Л. и Иннокентию (Гизелю).

Л. не участвовал ни лично, ни через представителей в Киевском Соборе 1685 г., на к-ром митрополитом был избран сторонник перехода под власть Московской Патриархии еп. Луцкий Гедеон (Святополк-Четвертинский). Царской грамотой 1686 г. митр. Гедеону была возвращена в подчинение Черниговская архиепископия. Он прилагал усилия к лишению Л. титула архиепископа, а тот неоднократно жаловался в Москву на притеснения со стороны митрополита и обращался за поддержкой к царевне Софии Алексеевне.

В марте 1688 г. Л. просил царей Иоанна V и Петра I Алексеевичей и патриарха Иоакима принять архиепископию под омофор Московского патриарха с поставлением его преемников в Москве, а не в Киеве (Письма. 1865. № 146). Царской грамотой от 24 июня 1688 г. Черниговская архиепископия была переведена в ведение Московского патриарха на том основании, что митрополиту могут подчиняться только епископы, но не архиепископы (АрхЮЗР. Ч. 1. Т. 5. С. 250-257. № 70).

В 1691 г. избранный Киевским митрополитом бывш. архимандрит Киево-Печерского монастыря Варлаам (Ясинский) возобновил требования о возвращении в его юрисдикцию Черниговской архиепископии и отобрал у Л. ряд протопопий. В качестве наиболее вероятного преемника на Черниговской кафедре Л. рассматривал своего бывш. ученика в Киевской коллегии, впосл. близкого друга Иоанникия (Галятовского). Последний неоднократно выполнял отдельные поручения Л. Так находясь в 1667 г. в Литве, он обсуждал с поляками вопрос о возможном избрании на польск. престол царевича Алексея Алексеевича. Став в 1669 г. игуменом Елецкого черниговского в честь Успения Пресв. Богородицы монастыря, Иоанникий помогал Л. в управлении Черниговской епархией, но, поскольку он скончался раньше своего покровителя, Л. еще при жизни назначил блюстителем архиепископии архимандрита Елецкого мон-ря Феодосия (Углицкого).

Л. приложил много усилий к развитию Черниговской архиепископии, заслужив у современников эпитет «великий столп Церкви». Он поддерживал восстановление запустевших черниговских церквей во имя святых Бориса и Глеба, св. Параскевы, при последнем храме учредил жен. монастырь, Спасо-Преображенского и новгород-северского кафедрального соборов и монастырей (в частности, Успенского Елецкого при деятельном участии его архим. Иоанникия (Галятовского)); благословил основание ряда обителей (черниговской Троицкой в 1678, Шуморовской Покровской, Андрониковской Троицкой, Николаевской Пустынно-Рыхловской). Частью адм. реформы Л. было учреждение в главных городах епархии протопопий, а в небольших городах - наместничеств. Из современных Л. летописей известно, что он писал окружные послания духовенству, уделял внимание духовному наставлению паствы, по словам Иоанникия (Галятовского), много проповедовал сам, а также учредил должность постоянных церковных проповедников из духовных лиц с высшим образованием; какое-то время эти обязанности при Черниговской кафедре исполнял свт. Димитрий (Савич (Туптало)). Отдельных проповедников Л. посылал в Москву в качестве ходатаев по своим делам. В 1669 г. посланец Л. игум. Максаковского Преображенского мон-ря Иеремия (Ширкевич) произнес речь по случаю кончины царицы Марии Ильиничны; в 1672 г. для поздравления с рождением царевича Петра был послан старец Марк. Будучи в 1666-1667 гг. в Москве, Л. произносил поучения во время богослужений. Он был большим любителем церковного пения: в нач. 50-х гг. XVII в. содержал в Киево-Братском мон-ре певч. школу, а впосл. хор в Черниговской епархии; по просьбе московского правительства неоднократно посылал певчих к царскому двору (напр., в 1682).

Попытки Л. учредить в Чернигове школу по модели Киево-Могилянской коллегии не увенчались успехом из-за нехватки средств. В 1689 г. в Чернигов была лишь переведена небольшая школа из Новгорода-Северского, получившая статус коллегии благодаря поддержке гетмана И. С. Мазепы уже после смерти Л., в 1700 г. Усилиями Л. в нач. 70-х гг. XVII в. в Новгороде-Северском была основана типография (1-е издание вышло в свет в 1675), переведенная в 1679 г. в Троицкий мон-рь в Чернигове. Мысль о создании собственной типографии могла возникнуть в связи с проблемами, с к-рыми Л. столкнулся при издании сборника проповедей «Трубы словес проповедных», а также под влиянием Иоанникия (Галятовского), заинтересованного в публикации своих сочинений. После получения ставропигии для архиепископии Л. стал основным цензором в собственной типографии. Жалованной царской грамотой от 12 мая 1681 г. предписывалось, чтобы «тое типографии печатные книги имели во всем согласие с печатными книгами, которые печатают в нашем царствующем граде Москве». При жизни Л. было опубликовано 54 названия книг, в т. ч. 12 сочинений Черниговского архиепископа. Н. И. Петров предполагал, что Л. сформировал небольшой кружок переводчиков творений отцов Церкви, поскольку сохранились отдельные тексты, подготовленные по его благословению (беседы Макария Египетского, Ефрема Сирина, толкование Григория Великого на Книгу Песни Песней Соломона - см.: Петров Н. И. Описание рукописных собраний, находящихся в г. Киеве. М., 1904. Вып. 3. С. 33, 35; Он же. [Рец. на:] Сумцов Н. Ф. К истории южнорус. лит-ры XVII ст. // ЖМНП. 1885. Ч. 238. № 4. С. 319).

Л. осуществлял преобразования в епархии благодаря пожертвованиям гетманов и представителей казаческой верхушки, а также при значительной материальной помощи и пожалованиях, полученных от русского правительства и как вознаграждение за различные услуги, и в ответ на его многочисленные прошения. Л. заверял рус. правительство в своей лояльности, обращался за протекцией к влиятельным при московском дворе лицам. С рекомендациями Л. ко двору приезжали и др. просители милостыни на «церковное строение». В 1670 г. Л. поддержал ходатайство ректора Киево-Могилянской коллегии Варлаама (Ясинского) и Иоанникия (Галятовского) о пожертвовании на восстановление Успенского Елецкого мон-ря. Такие поездки участились после Глуховской рады, вынудив рус. правительство обратиться к Л. с просьбой, чтобы впредь посольства были менее многолюдны.

Л. неоднократно хлопотал в Москве об освобождении своих владений от продовольственных и денежных поборов на рус. армию, о возможности временного переселения в связи с военными действиями (в авг. 1661 он переехал в Путивль; в 1663 ему было разрешено поселиться в Трубчевске, чем Л. не воспользовался; в нач. 1675 через гетмана Самойловича Л. просил царя пожаловать ему подворье с церковью в Москве); просил и получал бумагу для печатания своих сочинений в Киеве. Он ходатайствовал об освобождении арестованного в 1663 г. за посредничество в сношениях гетмана Самко с польск. королем и отправленного на Соловки игумена Мгарского Лубенского Спасо-Преображенского мон-ря Виктора (Загоровского). Стараниями Л. из московского плена был освобожден брат правобережного гетмана Григорий Дорошенко.

Наряду с высокими оценками Л. как администратора епархии в Москву поступали многочисленные жалобы духовных и светских лиц на присвоение им чужих имений и сокрытие в своих владениях беглых крестьян, в т. ч. старообрядцев. В результате одной из таких тяжб с игуменом новгород-северского Преображенского мон-ря Михаилом (Лежайским) о присоединении Л. части монастырских земель к своей епархии в окт. 1672 г. Л. перенес кафедру в полуразрушенный черниговский Борисоглебский мон-рь и восстановил в епархии Черниговскую и Новгород-Северскую архимандритии.

В 1664 г. в связи с готовившимся в Москве Собором митр. Газский Паисий Лигарид обратился к Л., чтобы тот канонически обосновал посвящение в сан нескольких священников на одной литургии. В ответе Л. ссылался на традицию Киевской митрополии, к-рой придерживался и свт. Петр (Могила). Несмотря на то что на Соборе 1666-1667 гг. данная практика была осуждена и Л. подписал решение Собора, он и впосл. придерживался данного обычая.

В марте 1688 г. Московский патриарх Иоаким потребовал от Киевского митр. Гедеона, архимандрита Киево-Печерского мон-ря Варлаама (Ясинского) и Л. разъяснения постановлений Флорентийского Собора. 26 мая Л. ответил неопределенно, но приложил небольшое компилятивное сочинение о Соборе, составленное на основе воспоминаний Сильвестра Сиропула, материалов полемического соч. «Апокризис» и сочинения Иерусалимского патриарха Нектария «О главенстве папы» (Яссы, 1682). В сент. патриарх Иоаким вторично обратился к представителям киевского духовенства, потребовав прислать их рассуждения о времени пресуществления Св. Даров в связи с сочинением Феодосия (Сафоновича) «Выклад о Церкви святой» (К., [1666]). Поскольку духовенство медлило с ответом, патриарх Иоаким выразил свое недовольство митр. Гедеону; после этого митрополит Киевский и Варлаам (Ясинский) согласились принять т. зр. восточнохристианского богословия. В послании, переданном в февр. 1689 г. в Москву с Феодосием (Углицким), Л. настаивал, что пресуществление происходит во время произнесения установительных слов, и отверг обвинения в следовании лат. учению. (Это мнение, распространенное в Малороссии, совпадало с католич. т. зр. о преложении Св. Даров во время произнесения священником установительных слов. Правосл. Церковь учит, что преложение совершается после прочтения священником всей анафоры.) Патриарх Иоаким пригрозил Л. Патриаршим судом и наложил на него временное запрещение в служении.

Л. был похоронен в черниговском Борисоглебском соборе. Панегирики в его честь на основе библейского сюжета о воскрешении Лазаря написали полтавский священник и поэт, бывш. сотрудник типографии Л. Иоанн Величковский († 1701) и игумен черниговского Троице-Ильинского мон-ря гравер Л. Крщонович († 1704) (Redivivus Phoenix, illustrissimus et reverendissimus Lazarus Baranowicz. Czernihów, 1683). Польские стихи на смерть Л. анонимного автора вошли в рукописный курс риторики «Mercurius in regno ceguisitae ferro liberatis», прочитанный в Киево-Могилянской коллегии в 1693 г., впоследствии - в учебник риторики «Triumphus cum annui laboris» (1696; НБУВ ИР. 666/471 С.).

Сочинения

Перу Л. принадлежат проповеди, полемико-богословские и многочисленные разножанровые поэтические сочинения (в т. ч. эпиграммы, эпитафии и панегирики), написанные в витиевато барочном стиле. Мн. сочинения Л. просматривали, а иногда и существенно редактировали по его просьбе Иоанникий (Галятовский), Феодосий (Сафонович), Иннокентий (Гизель) и др. представители киевского духовенства.

Л. следовал принципам поэтики польск. иезуита М. К. Сарбевского, усвоенным им во время обучения в коллегиях Об-ва Иисуса. Частое использование им народных афоризмов и поговорок в несложных поэтических произведениях было предметом едкой иронии противников Л. (Żochowski C. Colloquium Lubelskie miedzy zgodną y niezgodną bracią narodu ruskiego. Leopoli, 1680. S. 66-67). В полемике (как и в политике) Л. предпочитал осторожность и умеренность. Лит. творчеству он уделял значительно больше внимания именно в периоды спада своей политической активности.

В рукописи сохранились мистерия «Действие на Страсти Христовы» (не позднее 1650), составленная во время преподавания в Киево-Могилянской коллегии (Петров Н. И. О словесных науках и лит. занятиях в Киевской академии // ТКДА. 1866. № 11. С. 359-361; Он же. Описание рукописей Церк.-археол. музея при КДА. К., 1877. Вып. 2. С. 387), и конспекты лекций Л. по риторике, записанные в 1646/47 г. слушателем Киево-Могилянской коллегии Т. Топоровым (Он же. Археол. заметки: Древнейшия руководства по философии Киев. академии // ТКДА. 1888. № 1. С. 257). В бумагах Симеона Полоцкого среди «Словес приветственных на праздники различныя» приводится как минимум одна «орация» на Рождество авторства Л. с посвящением царю Алексею Михайловичу (ГИМ. Син. № 877. Л. 29 об.- 30). Сохранились списки ответа Л. патриарху Иоакиму «О Соборе Флоренском анетрийском, сиречь разбойническом соборищи, или паче каиафском седалищи» (ГИМ. Цар. № 456. Л. 85-115, № 551). Известно о составлении Л. эпитафии митр. Иосифу (Нелюбовичу-Тукальскому) на польск. языке (Величко. 1857).

Присланные Л. в Москву 24 февр. 1676 г. «Вечерний плач о преставлении Алексея Михайловича» и «Заутреняя радость на восшествие на престол Федора Алексеевича» (ДАИ. Т. 9. № 1) не были, вероятно, напечатаны.

В основу нек-рых опубликованных проповедей положены, по мнению Н. Ф. Сумцова, устные поучения, прочитанные Л. еще в Киево-Могилянской коллегии (что было его учительской обязанностью). В отличие от языка др. сочинений Л. язык печатных проповедей - церковнославянский, с минимальным вкраплением полонизмов и латинизмов, изредка встречаются слова и обороты из разговорного языка.

В сб. «Меч духовный, еже естъ глагол Божий на помощь Церкви воюющей, из уст Христовых поданый» (1666) вошел годичный цикл воскресных проповедей Л., начиная с Пасхи, и поучения на Страстную неделю (всего 56). Название сборника позаимствовано из Послания ап. Павла к Ефесянам, где «меч духовный» является образом Слова Божия (Еф 6. 17). Сборник открывают предисловие и стихотворное посвящение царю Алексею Михайловичу, который «Закон царский совершил еси, егда Малу Россию под крепкую свою руку приял еси» (Л. 8). На фронтисписе изображено родословное древо царя, произрастающее из «кореня Владимирова». Поучения составлены преимущественно на основе Свящ. Писания, с очень редкими отсылками к святоотеческим сочинениям и творениям блж. Августина. В посвящении царю Л. упоминал об источниках своих сочинений, отметив, что «истину елико мощно писати тщахся, никоих же не точию басней, но ниже историй, вне Писаниа Святаго и учения церковного сущих, прилагая». Эта черта отличает проповеди Л. от поучений мн. др. представителей киево-могилянского круга.

Сборник был составлен в нач. 60-х гг. XVII в. и издан в типографии Киево-Печерского мон-ря при финансовой поддержке рус. правительства. И. А. Шляпкин допускал, что «Меч духовный...» мог быть рассмотрен на Соборе 1666-1667 гг. (Шляпкин И. А. Св. Димитрий Ростовский и его время (1651-1709). СПб., 1891. С. 122) и именно после этого было получено разрешение продавать его в России. Правительство само разослало книгу по епархиям, предписав внести за каждый экземпляр 3 р.

«Меч духовный...» удостоился неск. отзывов. Патриарху Никону сборник не понравился, и он написал на него «Свиток», который не сохранился. Его содержание излагается в «Послании к бывшему патриарху Никону» (ГИМ. Син. № 130. Л. 213-214; не ранее марта 1669), к-рое или составил сам Л. (В. О. Эйнгорн), или это сделал по его просьбе Симеон Полоцкий. Последний в свою очередь написал 4-частную «Епиграмму» (ГИМ. Син. № 287. Л. 407-408), расхваливая не только сочинение, но и его автора. Лестных слов сборник удостоился и от Крщоновича в посвящении Л. в Триоди Цветной (Чернигов, 1685). Патриарх Иоасаф в письме от нояб. 1668 г. также похвалил «Меч духовный...» и высоко оценил благочестивую жизнь его автора, к-рый создал «храмину доблественнаго жития на камени веры ко Богу и верности к Его помазаннику благочестивейшему самодержцу» (ГИМ. Син. № 130. Л. 61). 26 февр. 1673 г. глава Московского Печатного двора митр. Сарский и Подонский Павел II по просьбе Малороссийского приказа составил отзыв на ряд присланных из Киева изданий и признал «Меч духовный...» «свободным к обращению». В XVIII в. старообрядцы-поморцы использовали титульный лист этой книги и предисловие к ней для анонимного толкования на Апокалипсис (Сумцов Н. Ф. О влиянии малорус. схоластической лит-ры XVII в. на великорус. раскольническую лит-ру XVIII в. и об отражении в раскольнической литературе масонства. К., 1896).

Сборник «Трубы словес проповедных», изданный в лаврской типографии (1674), задумывался Л. как 2-я часть «Меча духовного...» еще в 1668 г., когда Л. обратился за советом к Симеону Полоцкому (Письма. 1865. № 45, 43). Сборник открывает стихотворное посвящение царю Алексею Михайловичу. В «Трубы...» вошли 80 проповедей праздничного цикла и состоящий из 75 Слов и поучений «Прилог на различныя нужды Слов полезных» смешанного состава: поучения о свободе воли, образцы Слов и наставлений перед исповедью, на венчание и погребение, толкование отдельных молитв, фрагментов НЗ, вирши на Воскресение Христово, 9 богородичных песней, «Слово утешения» Алексею Михайловичу по случаю кончины в 1669 г. Марии Ильиничны (возможно, напечатано первоначально отдельной брошюрой), «Книжица благословению Господню на новый брак» на венчание царя с Наталией Кирилловной Нарышкиной (написана в 1671, уже после завершения общей работы над «Трубами...»), Слово на кончину царевича Алексея Алексеевича. По замыслу Л. «Прилог...» мог послужить пособием при составлении проповедей.

Издание «Труб...» тянулось почти 6 лет. В мае 1669 г. Л. просил царя напечатать проповеди в Москве и получил на это согласие. Автор также выражал желание, чтобы цензором был назначен Симеон Полоцкий, к-рого он называл своим учеником (ГИМ. Син. № 130. Л. 157). К кон. 1669 г. Симеон отредактировал проповеди и, судя по всему, поправил ряд богословских положений (напр., о непорочном зачатии Богородицы). К. В. Харлампович предполагает, что впосл. проповеди вышли из печати в редакции Симеона Полоцкого (Харлампович. 1914. С. 425). В печатании книги в Москве спустя 1,5 года было отказано, как полагает Эйнгорн, в связи с отрицательным отзывом на рукопись митр. Павла, а не с финансовыми проблемами (как мотивировала отказ рус. сторона).

Несмотря на наложенный Московским Собором 1690 г. запрет на «Меч духовный...» и «Трубы словес проповедных» (что было связано с завершением литургических споров и осуждением католич. т. зр. на время пресуществления Св. Даров), оба сборника получили широкое распространение в рус. книжности.

Ряд проповедей на церковнослав. языке с вкраплениями лат. и польск. стихов и цитат были изданы Л. отдельными брошюрами: «Слово на... Троицу» (1675), «Слово на Благовещение Пресвятой Богородицы» (1675) (датировка по: Iсаєвич Я. Украïнське книговидання: Витоки, розвиток, проблеми. Львiв, 2002. С. 242), «Слово на Воскресение Христово» (1675), «Слово на Рождество Христово» (1682). По содержанию эти проповеди не совпадают с аналогичными поучениями из «Труб словес проповедных». Как минимум одно из поучений (Слово на Благовещение) представляет собой обработку устной проповеди.

К жанру поучений могут быть отнесены 2 небольшие брошюры 1676 г.: «Księga rodzaiu» (Книга Бытия) и «Księga śmierci» (Книга Смерти). Последнюю Л. в одном из стихотворений называет своим 7-м сочинением в 1676 г. Она включает подобранные по буквам алфавита рифмованные поучения преимущественно на Страстной цикл, цитаты из Свящ. Писания и творений св. отцов о Кресте Христовом, выдержанные в барочном стиле фигурные стихи о Кресте и его сравнение с 4 временами года, с частями света, со способностями человека, с т. н. последними вещами (смерть-суд-ад-небо). Тематически к этой брошюре примыкает небольшое стихотворное соч. «Zodiak w Narodzeniu Pańskim» (Знак в Рождество Господне) (1676), в к-ром Л. рассуждает в т. ч. о различиях в правосл. и католич. литургических календарях, о праздниках преимущественно христологического цикла; он призывает Москву и Польшу объединиться для борьбы с турками. В. Н. Перетц считает, что это сочинение было частью «Księga śmierci» и отдельно не издавалось.

Своеобразным опытом создания православного агиографического свода можно считать польскоязычные «Żywoty świętych» (Жития святых) (1670). Свод, законченный Л. до янв. 1670 г. (Письма. 1865. № 77), изначально задумывался на польск. языке, чтобы (по словам автора) вызвать у поляков уважение к рус. царю. Помимо рифмованных житий святых (часть к-рых - жития митрополитов Киевских и Печерских отцов) в сборник вошли поучения на отдельные Господские и Богородичные праздники, а также обличение Ария, противника почитания святых. В 1-й части Л. помещает колядку, некогда посвященную митр. Петру (Могиле) лаврскими типографами, и 2 диалога на Страстную пятницу: «Snop Męki Krola boleści Iezusa Christusa» (на польском) (Муки Царя скорбей Иисуса Христа) и «Oratio Christi septem verba in Cruce perorantis» (на латыни) (Семь слов молитвы Христа на Кресте). «Żywoty świętych» открывает рифмованное посвящение Иисусу Христу, затем следуют адресованное царевичу Феодору Алексеевичу предисловие (встречается не во всех экземплярах), краткое стихотворное обращение к читателю, в к-ром Л. сравнивает свои «рифмы» с творчеством польск. поэта Яна Кохановского. Сборник завершается стихами на царский герб и кратким панегириком юному царевичу Иоанну Алексеевичу. «Apollo chrześciański opiewa żywoty świętych» (Христианский Аполлон воспевает жития святых) (1670) представляет собой перепечатку сб. «Żywoty świętych». Сочинение было отправлено к царскому двору в февр. 1672 г., через год по просьбе Малороссийского приказа просмотрено митр. Павлом и признано «свободным к обращению».

«Lutnia Apollinowa każdey sprawie gotowa» (Аполлонова лютня, готовая для любого предмета) (1671) представляет собой поэтическое сочинение смешанного характера. Книга, состоящая более чем из 1000 стихов, открывается виршами на царский герб, посвятительными стихами царевичу Иоанну Алексеевичу, 2 обращениями к читателю. Помимо стихов религ. содержания (о символике Креста, о Евхаристии, о Пресв. Богородице, св. пророках, об апостолах и о святых, о Страшном Суде и др.) сборник включает размышления о добродетелях и грехах, о слабости человеческой природы, о болезнях и подготовке к смерти, о знаках зодиака и небесных телах, а также о современных Л. событиях (осаде Новгорода-Северского в февр. 1668, татарско-тур. нашествии). В сборник вошел ряд эпитафий: царевичам Алексею и Симеону Алексеевичам, киевскому воеводе Адаму Киселю, Киевским митрополитам Петру (Могиле), Сильвестру (Косову) и Дионисию (Балабану-Тукальскому), печерскому архим. Иосифу (Тризне), др. игуменам. Как и в др. сочинениях, Л. снова обращается к идее союза украинцев, поляков и русских против магометан.

Перу Л. принадлежит полемическое соч. «Nowa miara starey wiary, Bogiem udzielona» (Новая мера старой веры, дарованная Богом) (1670), составленное как ответ на работу польск. иезуита преподавателя моральной теологии в Виленской академии Об-ва Иисуса Б. П. Бойма «Stara wiara, albo Jasne pokazanie, iż ci, co w dizuniey trwaią, starey wiary nie maią» (Старая вера, или Ясное изложение о том, что живущии вне унии не имеют старой веры) (Vilnae, 1668), в к-рой иезуит обосновывал примат Римского понтифика и учение о Filioque. Еще ранее по просьбе Л. на сочинение Бойма откликнулся Иннокентий (Гизель) (Л. первоначально хотел, чтобы эти 2 сочинения были вместе изданы в Киеве), в 1678 г. опубликовал ответ Иоанникий (Галятовский). Свое сочинение Л. писал 1,5 года (Письма. 1865. № 97): 1-я ч.- «О власти св. Петра и Римских пап» - была готова к кон. 1669 г., 2-я - «Об исхождении Духа Святого от Отца» - к маю 1671 г. Сочинение Л. открывается стихотворной молитвой к Св. Духу об объединении «Руси» и «Ляхов» против турок, за к-рым следовало посвящение Алексею Михайловичу, замененное в связи со смертью царя посвящением Богоматери, а также 2 предисловия: к Бойму и читателям. Сочинение построено как изложение тезисов иезуита и их опровержение. Л. критикует толкование Боймом отдельных церковных авторитетов, хотя и признаёт, что сам не знаком с этими текстами. Для обоснования своей позиции Л., как и мн. писатели могилянского круга, нередко апеллирует к католич. авторам (Цезарю Баронию, польскому иезуиту Якубу Вуеку). В конце сочинения Л. помещает ряд стихотворных приложений, объединенных общей темой «Почему Русь держится скорее Христа, чем Петра», к-рые перемежаются с пространными фрагментами Свящ. Писания. Здесь же Л. приводит небольшое рассуждение «Modus... pokoiu Rzymianom z Rusiją» (О мире между римлянами и Русью) о конфликте между «Русью» и «римлянами» (католиками). Он утверждает, что речь идет не столько о религии («religione»), сколько о регионе («regione»): католики не хотят, чтобы «Ruś miała Ruś» (Русь владела Русью). В соч. «Notiy pięć, ran Chrystusowych pięć» (Пять заметок, пять Христовых ран) (1680) Л. жаловался, что католики «не отвечают на Меру, видать, ее не выслушали…».

«Filar wiary y grunt prawdy» (Столп веры и основание правды) (1675) - небольшой сборник стихов из 3 частей на богословско-полемические темы: об исхождении Св. Духа и о Троице, Богородичный цикл, похвальные и полемические стихи в защиту Православия. Перетц считает, что сборник был составлен из материала соч. «Nowa miara» (совпадает значительная часть стихов) как популярная брошюра, поскольку издание самого полемического сочинения затягивалось (Filar wiary. 1675. S. 72-73).

Перу Л. принадлежат также стихотворные и прозаические циклы в честь Пресв. Богородицы: «W wieniec Bożey Matki ss. oyców kwiatki» (Цветы от святых отцов в венец Божией Матери) (1680) и «Naiaśnieysza nieba y ziemie, Carica Panna Matka Panna Marya» (Светлейшая неба и земли, Царица Госпожа Матерь Божия Мария) (1683). Первое сочинение - это подборка в алфавитном порядке высказываний св. отцов и молитв, а также рифмованные и прозаические тексты о Пресв. Богородице преимущественно на польском, а также на латыни и реже - на простой мове. Адресованное гетману Самойловичу рифмованное вступление призывает хранить верность царю Феодору Алексеевичу, которому во 2-й ч. книги посвящена колядка. Второе сочинение начинает посвящение царевне Софии Алексеевне, написанное кириллицей, за ним следуют построенные на основе библейских цитат рифмованные славословия Пресв. Богородице на польск. языке с отдельными слав. и лат. стихами. В сборник вошло также прозаическое поучение (1683) и стихотворение о том, что почитание Пресв. Богородицы поможет примирить ляха и русина. Оба богородичных сборника включают многочисленные народные афоризмы и поговорки.

К жанру пассийных размышлений можно отнести «Notiy pięć, ran Chrystusowych pięć» (1680). Сочинение составлено в прозе и в стихах, преимущественно на польск. и лат. языках, с отдельными набранными кириллицей фрагментами Свящ. Писания и молитв, с очень сумбурной композицией. Размышления преимущественно пассийного содержания перемежаются с общими поучениями о вере и о Церкви (во 2-й ч.), сформулированными в виде отдельных тезисов и высказываний. В начале 2-й ч. помещены панегирик Феодору Алексеевичу по случаю его брака с А. С. Грушецкой и 2 адресованных царю Слова (на польском и церковнославянском), стихотворная просьба-молитва о победе над турками. Сочинение было преподнесено патриарху Иоакиму игуменом Николаевского Батуринского монастыря Феодосием (Гугуревичем). Ряд панегириков Л. был издан отдельными брошюрами. «Благодать и истина» (Чернигов, 1683), посланная в Москву всем членам царской семьи 28 янв. 1684 г., восхваляла царей Иоанна V и Петра I, а также содержала похвалу царевне Софии и патриарху Иоакиму с просьбой к царям об украшении церкви Троицко-Ильинского мон-ря в «вашей вотчине в княжении Черниговском».

В лит-ре встречаются упоминания о том, что Л. составил предисловие к изданиям: «Анфологион, сиречь Цветослов, или Трифолог» о сущности и значении церковных служб (Новгород-Северский, 1678) (Сумцов. 1885. С. 140); «О хиротонии, сиречь О рукоположении» (Новгород-Северский, 1676), «Чуда Пресвятой и Преблагословенной Девы Марии» (Новгород-Северский, 1677) (Estreicher K. Bibliografia polska. Kraków, 1891. T. 12. S. 357-361). Л. также приписывается неизвестное ныне соч. «O przygodach życia ludzkiego» (О приключениях человеческой жизни) (Czernihów, 1678) (Wiszniewski M. Historya literatury polskiej. Kraków, 1857. T. 8. S. 389).

Соч.: Меч духовный, еже естъ глагол Божий на помощь Церкви воюющей, из уст Христовых поданый. К., 1666, 1686; Apollo chrześciański opiewa żywoty świętych. [Кijów], 1670; Lutnia Apollinowa każdey sprawie gotowa. [Кijów], 1671; Трубы словес проповедных. К., 1674; Nowa miara starey wiary, Bogiem udzielona. Новгород-Северский, [1670, 1676]. [Чернигов, 1679]; Żywoty świętych. [Кijów], 1670; Слово на Благовещение Пресв. Богородицы. [Новгород-Северский, 1675]; Слово на Воскресение Христово. Новгород-Северский, 1675; Слово на Рождество Христово. Чернигов, 1682; Слово на Троицу. [Новгород-Северский, 1675]; Filar wiary y grunt prawdy. [W Nowogrodku Siewerskim], 1675; Ksilga rodzaiu [W Nowogrodku Siewerskim], 1676; Ksilga śmierci, albo Krzyż Chrystusow na ktorey żywot nasz umarł. [W Nowogrodku Siewerskim], 1676; Zodiak w Narodzeniu Pańskim. [W Nowogrodku Siewerskim], ок. 1676; Notiy pięć, ran Chrystusowych pięć. [Czernihów], 1680; W wieniec Bożey Matki ss. oyców kwiatki. [Czernihów], 1680; Благодать и истина. Чернигов, 1683; Naiaśnieysza nieba y ziemie, Carica Panna Matka Panna Marya. [Czernihów], 1683; Величко С. В. Летопись событий в Юго-Зап. России в XVII в. К., 1851. Т. 2. С. 384-388; Письма. Чернигов, 18652; Łużny R. Pisarze kręgu akademii Kijowsko-Mohylańskiej a literatura polska. Kraków, 1966. S. 150-156; Антологiя украïнськоï поезiï. К., 1984. Т. 1. С. 164-180; Украïнська лiт-ра XVII ст. / Уклад.: В. I. Крекотень. К., 1987. С. 294-303; Украïнська поезiя: Сер. XVII ст. / Уклад.: В. I. Крекотень, М. М. Сулима. К., 1992. С. 216-229; Maśko M. Łazarz Baranowicz: Lutnia Apollinowa każdey sprawie gotowa // Terminus. Kraków, 2004. Roc. 6. Zesz 2(11). S. 95-149.
Ист.: АИ. Т. 4. № 144. С. 288-289; АЮЗР. Т. 7. № 13. С. 37; № 30. С. 64-68; № 43. С. 118-119; № 46. С. 130-134; T. 8. № 17. С. 58-59; № 64. С. 205-206; № 88. С. 241-242; T. 9. № 15. Стб. 66-70; Т. 12. № 11. Стб. 34-37; № 12. Стб. 37-43; № 171. С. 622-625; АрхЮЗР. Ч. 1. Т. 5 (по указ.); ДАИ. Т. 9. № 1. С. 1-4; ЧОИДР. 1847. № 4. Смесь. С. 126; Обличение, посланное от святейшаго кvр Иоакима... в Киев к митр. Гедеону и в Чернигов к архиеп. Лазарю и к иным, на появившуюся тетрать, нарицаемую «Выклад о церкви и о церковных речах»... // Остен: Памятник рус. духовной письменности XVII в. Каз., 1865. С. 21-69; Письмо Паисия Лигарида Лазарю Барановичу от 19.09.1664 // Черниговские ЕИзв. 1867. № 10. Приб. С. 391-401; Майков Л. Н. Челобитная Черниговского архиеп. Лазаря Барановича // РА. 1875. Кн. 3. № 11. С. 308-309; Грамота патриархов Александрийского Паисия, Антиохийского Макария и Всероссийского Иоасафа Черниговскому еп. Лазарю Барановичу // ОДДС. 1909. Т. 31. Прил. 23. 2. Стб. 559-565.
Лит.: Страдомский А., прот. Лазарь Баранович, архиеп. Черниговский и Новгород-Северский // ЖМНП. 1852. Ч. 75. Отд. 5. № 7. С. 1-36; № 8. С. 37-104; Строев В. Лазарь (Баранович), архиеп. Черниговский, и его проповеди // Черниговские ЕИзв. 1876. № 3. С. 70-82; № 4. С. 102-114; № 5. С. 129-140; № 6. С. 164-174; № 7. С. 199-207; № 8. С. 247-252; № 10. С. 285-297; № 14. С. 387-402; № 15. С. 413-421; № 17. С. 472-480; № 18. С. 506-512; № 19. С. 527-534; Сумцов Н. Ф. К истории южнорус. лит-ры XVII ст. Х., 1885. Вып. 1; М. М. «Ksilga śmierci» Лазаря (Барановича) // Киев. старина. 1891. Т. 32. № 1. С. 202-206; Петров Н. И. Киевская академия во 2-й пол. XVII в. // ТКДА. 1895. № 8. С. 586-622; Перетц В. «Filar wiary», вновь найденное соч. Лазаря Барановича // Киев. старина. 1898. Т. 62. № 7/8. С. 50-74; он же. «Ksilga śmierci» архиеп. Лазаря Барановича // Там же. № 9. С. 225-233; Эйнгорн В. О. Очерки из истории Малороссии в XVII в. М., 1899. Кн. 1; Харлампович К. В. Малороссийское влияние на великорус. церк. жизнь. Каз., 1914. Т. 1; Євдокименко В. Ю. Суспiльно-полiтичнi погляди i дiяльнiсть Лазаря Барановича // З iсторiï вiтчизняноï фiлос. та суспiльно-полiт. думки. К., 1959. С. 13-23; Каменева Т. Н. Черниговская типография, ее деятельность и издания (XVII-XVIII вв.) // Тр. ГБЛ. М., 1959. Т. 3. С. 224-384; Rolland P. A. «Nieskoro» prawi «monsztuk do tych trąb otrymacie»: On Lazar Baranovyč's «Truby sloves propovednych» and Their Non-publication in Moscow // J. of Ukrainian Studies. Toronto, 1992. Vol. 17. N 1/2. Р. 205-216; Макарий. История РЦ. Кн. 7; Radyśewskyj R. P. Poezja polskojęzyczna na Ukrainie w XVII w. Kraków, 1996. S. 41-60; Хижняк З. I. Баранович Лука (Лазарь) // Києво-Могилянська академiя в iменах: XVII-XVIII ст. К., 2001. С. 59-60; Флоря Б. Н. Митр. Иосиф (Тукальский) и судьбы православия в Вост. Европе в XVII в. // ВЦИ. 2009. № 1/2(13/14). С. 123-147; он же. Борьба киевского духовенства за права православных в Речи Посполитой в первые годы после заключения Андрусовского мирного договора // Там же. 2014. № 1/2 (33/34). С. 129-148; он же. Россия и попытки установления «новой унии» // Славяноведение. 2015. № 2. С. 3-18.
М. А. Корзо
Рубрики
Ключевые слова
См.также
  • ЗОСИМА (Прокопович; † 1656), еп. Черниговский и Новгород-Северский
  • ААРОН (Еропкин Афанасий Владимирович, в схиме Алипий [Олимпий]; ок.1663 – 1740), еп. Карельский и Ладожский, викарий Новгородской епархии
  • ААРОН (Нарциссов Алексей Захарович; 1781 - 1842), еп. Архангельский и Холмогорский
  • АВВАКУМ (Боровков Григорий Антонович; 1892 - 1937), еп. Староуфимский, викарий Уфимской епархии
  • АВГУСТИН (Анисимов), еископ Городецкий и Ветлужский
  • АВГУСТИН (Гуляницкий Андрей Федорович; 1838 - 1892), еп. Екатеринославский и Таганрогский