АНТОНИЙ
Том II , С. 646-652
опубликовано: 18 февраля 2009г.

АНТОНИЙ

(Храповицкий Алексей Павлович; 17.03.1863, с. Ватагино Крестецкого у. Новгородской губ.- 10.08.1936, г. Сремски-Карловци, Югославия), митр. Киевский и Галицкий, первоиерарх Русской Православной Церкви за границей (РПЦЗ). Род. в семье помещика из старинного дворянского рода. Детство А. Храповицкого прошло в родном селе и в Новгороде, в С.-Петербурге он окончил с золотой медалью 5-ю классическую гимназию. Религ. воспитанием обязан матери, еще в детстве решил посвятить себя служению Церкви. В юности испытал влияние Ф. М. Достоевского, личность к-рого являлась предметом внимания и темой сочинений А. в течение всей его жизни. (Мнение о том, что А. является прототипом Алеши - одного из героев романа «Братья Карамазовы»,- неверно, поскольку А. не был лично знаком с Достоевским.) Духовное формирование А. П. Храповицкого было связано с чтением творений отцов Церкви и житий святых, увлечением идеями славянофилов. А. изучал также труды В. С. Соловьёва, идеи к-рого впосл. критиковал прежде всего за прокатолич. направленность. Важным событием в жизни юноши стало его знакомство с просветителем Японии, начальником японской правосл. миссии архим. св. Николаем (Касаткиным) и его сотрудниками.

В 1881 г., несмотря на возражения отца, А. П. Храповицкий поступил в СПбДА, где сблизился с М. М. Грибановским (впосл. еп. Таврический Михаил), к-рый первым после 20-летнего отсутствия в СПбДА постригов студентов в монашество принял иночество; эта дружба укрепила в Храповицком желание посвятить себя служению Церкви в качестве ученого монаха. На 3-м курсе он под руководством проф. А. Е. Светилина приступил к написанию канд. соч. «Психологические данные в пользу свободы воли и нравственной ответственности».

Перед окончанием академии, 18 мая 1885 г., Храповицкий принял постриг с именем А. По завершении в том же году академического курса А. был удостоен ученой степени канд. богословия. 12 июня рукоположен во иеродиакона, 29 сент.- во иеромонаха, оставлен в СПбДА профессорским стипендиатом и назначен субинспектором. В 1886/87 г. преподавал гомилетику, литургику и церковное право в Холмской ДС. После назначения в 1887 г. на должность ректора СПбДА архим. Антония (Вадковского), вскоре хиротонисанного во епископа, А. вернулся в академию уже в качестве преподавателя. В 1887-1889 гг. А. состоял в академии сначала и. о. доцента, затем доцентом по кафедре Свящ. Писания ВЗ, с 1889 г. исполнял обязанности инспектора СПбДА. Результатом занятий библеистикой стало соч. А. «Толкование на кн. пророка Михея» (СПб., 1890), раскрывающее мессианское значение книги. В 1888 г. за расширенное и переработанное кандидатское сочинение советом СПбДА А. был возведен в ученую степень магистра богословия. В 1887 г. вышла в свет статья А. «Правилен ли взгляд на церковную проповедь как только на передачу учения Церкви?», в к-рой он впервые сформулировал свое отношение к проповеди как к средству «пробуждения деятельного религиозного чувства». В 1888/89 г. А. читал в академии курс введения в круг богословских наук. Во время учебы и преподавания в СПбДА сформировались богословские взгляды А., вызывавшие впосл. полемику; в эти же годы состоялось его знакомство со св. прав. Иоанном Кронштадтским, продолжавшееся и во время ректорства А. в МДА. Бесценный опыт кронштадтского праведника стал одной из основ курса пастырского богословия, составленного А. Большое значение для судьбы А. имели и его знакомства с С. А. Рачинским, О. Ф. Миллером, с буд. обер-прокурором Синода В. К. Саблером. В кон. 80-х гг. XIX в. А. через архим. Антония (Вадковского) лично познакомился с В. С. Соловьёвым.

В 1890 г. А. был назначен ректором С.-Петербургской ДС с возведением в сан архимандрита, в 1891 г. (в возрасте 27 лет) - ректором МДА. Имея возможность как ректор занять любую из академических кафедр, А. выбрал пастырское богословие, поскольку считал первоочередной задачей духовной школы, в т. ч. высшей, подготовку просвещенных пастырей. В период ректорства в МДА А. сформировался как церковный администратор: будучи близок к студенчеству, А. авторитарно руководил профессорской корпорацией, действуя в духе нового академического устава 1884 г., значительно ограничившего автономию духовных академий, гарантированную уставом 1869 г. (см. Уставы духовных школ). Благодаря А. в 1892 г. в МДА начал выходить ж. «Богословский вестник». Как богослов А. в это время выступал с позиций нравственного раскрытия догматического учения Церкви, опубликовав свое лучшее произведение в этом направлении «Нравственная идея догмата Пресвятой Троицы» (речь на торжествах в честь 500-летия преставления прп. Сергия Радонежского). В 1893/94 г. А. сблизился с инспектором МДА архим. Сергием (Страгородским), буд. Патриархом Московским и всея Руси. Именно А. побудил архим. Сергия издать и защитить в качестве магистерской диссертации (1895) соч. «Православное учение о спасении», к-рое А. рассматривал как важнейшую веху в становлении самостоятельного правосл. богословия, свободного от зап. влияний. В годы ректорства А. в МДА состоялось его знакомство с Л. Н. Толстым, к-рого впосл. А. неоднократно пытался вернуть в лоно Церкви, выступая с критикой его религиозно-нравственных идей.

Одной из главных забот А. как ректора было привлечение студентов к принятию иночества. В монашестве ректор видел не столько вид подвижничества, выбор к-рого должен проистекать из духовной устремленности личности, сколько своего рода передовой отряд Церкви воинствующей. Большинство из 60 пострижеников А. времен его ректорства в академиях стали архиереями, хотя нек-рые из студентов делали под влиянием А. выбор, превышавший их силы, и их монашеская жизнь складывалась неудачно. Подход А. к постригу студентов привел к конфликту с Московским митр. Сергием (Ляпидевским). Митр. Сергий полагал, что не следует постригать в монахи кандидатов до 30 лет, в то время как возраст выпускников ДА в среднем составлял 23-24 года. Конфликт стал причиной перевода А. в Казань на должность ректора КазДА (1895).

7 сент. 1897 г. А. был хиротонисан во епископа Чебоксарского, викария Казанской епархии (с 1 марта 1899 1-й викарий с титулом епископ Чистопольский). В КазДА читал курс пастырского богословия, на основе к-рого с 1896 г. неоднократно издавал собрание лекций и статей. В годы ректорства в Казани А. по-прежнему старался привлечь студентов к постригу в монашество. А. была близка миссионерская направленность обучения в КазДА, имевшей специальное миссионерское отделение, в 1897 г. ректор выступил инициатором проведения в Казани 3-го Всероссийского миссионерского съезда.

14 июля 1900 г. А. был переведен на самостоятельную Уфимскую и Мензелинскую кафедру, 14 авг. избран почетным членом КазДА. В 1900 г. в Казани вышло его первое собрание трудов в 3 томах, включавшее в себя догматические и философско-критические статьи, а также проповеди. Поскольку значительная часть населения Уфимской губ. исповедовала ислам, А. прилагал усилия для развития правосл. миссии, привлекая для этого выпускников КазДА. Много внимания А. уделял налаживанию в епархии уставного богослужения и проповедничества. Особым событием в жизни А. стало его приветственное послание Патриарху К-польскому Иоакиму III в 1901 г. по случаю его вторичного восшествия на Патриарший престол. В послании, напечатанном в «Уфимских ЕВ», А. открыто проявил себя сторонником Патриаршего возглавления Церкви, что вызвало возмущение обер-прокурора К. П. Победоносцева.

Антоний (Храповицкий), митр. Киевский, первоиерарх РПЦЗАнтоний (Храповицкий), митр. Киевский, первоиерарх РПЦЗ

22 апр. 1902 г. А. был назначен на Волынскую и Житомирскую кафедру, в те годы самую крупную по числу приходов в РПЦ. Новый энергичный архиерей прежде всего покончил со взяточничеством и поборами с духовенства, ввел неукоснительный порядок уставных богослужений; стремился укрепить в духовенстве любовь к пастве, обратить его, по словам А., «от буржуазности к народности, от светскости к Православию», в то же время постоянно заботился о материальном положении клириков. В 1904 г. А. обратил внимание на состояние находившегося в руинах древнего овручского во имя свт. Василия Великого мон-ря. На собрании Владимиро-Васильевского братства в Житомире по инициативе А. был принят обет воссоздать храм ради благополучного исхода войны с Японией. Начались сборы пожертвований, в 1906 г. строительство развернулось полным ходом, в 1907 г. был объявлен всероссийский сбор средств, к кон. 1910 г. воссоздание храма было завершено. 3 сент. 1911 г. храм был освящен А. в присутствии мч. имп. Николая II. Значительными событиями в жизни Волынской епархии стали организованные А. празднования в связи с 300-летием со дня кончины защитника Православия в Западном крае кн. Константина Константиновича Острожского (1908) и 150-летием Холмской ДС (1910). Особое внимание А. уделял возрождению Почаевской лавры, в к-рой сразу после своего назначения на кафедру начал строительство нового храма во имя Св. Троицы - точной копии Троицкого храма в ТСЛ, освящение собора состоялось 9 янв. 1912 г. в присутствии имп. Николая II.

В марте - апр. 1908 г. А. руководил Высочайше назначенной ревизией КДА (в рамках проводимых Синодом ревизий духовных академий). Ревизия, осуществлявшаяся А. с позиций неприятия академической автономии, вызвала протест со стороны корпорации КДА, что нашло отражение в брошюре А. «Правда о Киевской Духовной Академии» (К., 1907). В связи с ревизией был вынужден покинуть КДА ее ректор еп. Платон (Рождественский), что, по мнению биографов А., стало причиной неприязненных отношений между иерархами в эмиграции.

В 1905-1907 гг. А. поддерживал Союз руc. народа и др. монархические орг-ции, что снискало ему в либеральных и революционных кругах репутацию черносотенца. А. считал, что духовенство должно активно участвовать в выборах в 1-ю Гос. Думу - разъяснять пастве опасность избрания «льстивых обманщиков и агитаторов» и призывать отдать голоса патриотически и монархически настроенным депутатам. А. принял самое живое участие в подготовке и проведении церковной части мероприятий, посвященных празднованию 300-летия Дома Романовых в 1913 г.: по просьбе императора А. привез в Петербург для поклонения в дни празднования чудотворную Почаевскую икону Божией Матери, а также сопровождал гостя России и Русской Церкви Григория IV, Патриарха Антиохийского, во время его пребывания в Петербурге и поездки в Почаевскую лавру.

В вопросах церковно-гос. отношений А. был сторонником принципа симфонии церковной и светской властей - тесного союза Церкви и гос-ва при независимости Церкви от той формы гос. контроля, к-рая была введена Петром I Алексеевичем. Выступая как горячий ревнитель восстановления Патриаршества, А. в качестве идеального главы Церкви называл Патриарха Никона. В нач. 1905 г. А. составил проект доклада императору о созыве Поместного Собора и избрании Патриарха. После обсуждения на Синоде доклад был подан императору, к-рый в связи с революционными событиями признал эти вопросы несвоевременными. После издания имп. указа «Об укреплении начал веротерпимости» (17 апр. 1905) А. представил в Кабинет министров записку «Вопросы о желательных преобразованиях в постановке у нас Православной Церкви».

В 1906/7 г. А. являлся членом Гос. Совета, в 1912-1916 гг.- членом Святейшего Синода, принимал деятельное участие в подготовке Поместного Собора. На разосланную в 1905 г. Синодом правящим архиереям анкету о возможных церковных реформах А. ответил 4 докладными записками, в к-рых изложил свою позицию в вопросах состава буд. Собора, восстановления Патриаршества, а также реформы духовной школы. Апеллируя к визант. практике и к канонам, А. высказался за исключительную власть епископов в Церкви, полагая, что только они могут быть членами Поместного Собора, к-рому надлежит выработать предложения по серьезному преобразованию церковной жизни. А. писал о необходимости создания в Русской Церкви 7 митрополичьих округов для приближения управления к жизни епархий. Показательны воззрения А. на реформу духовной школы: среднюю школу (семинарию) он предлагал разделить на сословную и профессиональную, 1-я должна давать образование детям духовенства с возможностью их свободного выхода из духовного звания, а 2-я должна быть открыта для представителей всех образованных сословий, желающих посвятить себя пастырскому служению. А. предлагал радикально реорганизовать духовные академии, окончательно упразднив остатки академической автономии и усилив власть ректора, что понималось им как укрепление начал церковности. В марте - дек. 1906 г. А. состоял членом Предсоборного Присутствия при Святейшем Синоде, где председательствовал в VI отделе «По делам веры: о единоверии, старообрядчестве и других вопросах веры», поскольку считал единоверие важной частью миссионерской деятельности. В 1912/13 г. А. участвовал в работе Предсоборного Совещания, также посвященного вопросу о восстановлении Патриаршества.

В июле 1908 г. А. председательствовал на 4-м Всероссийском миссионерском съезде в Киеве, в янв. 1912 г.- на 1-м Всероссийском единоверческом съезде. В 1911 г. вышло 2-е собрание сочинений А., 14 июня того же года «во внимание к научным достоинствам сочинений» советом КазДА А. был удостоен степени д-ра богословия (утвержден Синодом 15 июля). В 1912/13 г. А. выступил как решительный противник имяславия.

Благодаря А. активизировалась работа по введению в общецерковное употребление новых богослужебных текстов. Осенью 1905 г. епископ обратил внимание Святейшего Синода на отсутствие в служебных Минеях неск. служб святым, к-рым положен полиелей. Результатом этого обращения стало определение Синода от 1908 г. о скорейшем издании дополнительной Минеи, А. было поручено ее редактирование (изд.: СПб., 1909), А. стал также инициатором издания сб. «Молитвы, чтомыя от предстоятеля во дни различных праздников и молений церковных» (СПб., 1915), в к-рый вошли тексты, прежде распространявшиеся в виде рукописей, либо труднодоступные местные публикации. По поручению Синода А. редактировал богослужебные последования перед разрешением их к богослужебному употреблению.

Указом Синода от 19 мая 1914 г. А. был назначен на Харьковскую и Ахтырскую кафедру. После Февральской революции 1917 г. из-за негативного отношения к нему новых властей и части клириков епархии архиерей был вынужден подать прошение об увольнении на покой. 1 мая 1917 г. уволен с кафедры с назначением местожительства в Валаамском мон-ре. Во время пребывания на Валааме А. написал соч. «Догмат искупления», вызвавшее впосл. споры среди правосл. богословов. В авг. 1917 г. на епархиальном собрании в Харькове А. вновь был избран архиепископом Харьковским и Ахтырским, 16 авг. Синод утвердил избрание.

А. являлся членом Поместного Собора РПЦ 1917-1918 гг. по должности, как епархиальный архиерей; был также избран членом Собора от монашествующих, но это избрание сложил. На Соборе А. исполнял обязанности товарища председателя и председателя Отдела единоверия и старообрядчества. Произнес одну из самых убедительных речей в пользу восстановления Патриаршества. При избрании кандидатов на Патриарший престол получил наибольшее число голосов - 159. 5 нояб. 1917 г. жребием из 3 кандидатов Патриархом Московским и всея России был избран митр. Московский Тихон, интронизация к-рого была совершена 21 нояб. 1917 г. в Успенском соборе Кремля. 28 нояб. 1917 г. А. был возведен в сан митрополита, 7 дек. избран членом Свящ. Синода.

В янв. 1918 г. А. присутствовал при открытии Всеукраинского церковного Собора в Киеве, успел покинуть город перед взятием его большевиками. В апр. 1918 г. нем. войска изгнали большевиков и в Киеве установилась власть гетмана П. П. Скоропадского. Поскольку Киевский митр. сщмч. Владимир (Богоявленский) был убит, епархиальным собранием 19 мая 1918 г. А. был избран на Киевскую кафедру. Первоначально укр. правительство не признавало А. в качестве митрополита Киевского, потому что он был противником не только автокефалии Украинской Церкви, но даже автономии. Однако на 2-й сессии Всеукраинского церковного Собора (30 июня - 11 июля 1918) А. был повторно избран митрополитом Киевским. Собор принял «Положение о временном высшем управлении Православной Церковью на Украине», согласно к-рому церковное управление на Украине организовывалось на началах автономии при сохранении канонической связи с Патриархом Всероссийским. «Положение» было утверждено 20 сент. 1918 г. на 3-й сессии Поместного Собора в Москве.

В дек. 1918 г. по распоряжению пришедшего к власти на Украине правительства С. В. Петлюры А. был арестован в Киево-Печерской лавре вместе с архиеп. Волынским Евлогием (Георгиевским). Причиной ареста архиереи считали свое противодействие планам «самостийников» объявить автокефалию Украинской Церкви. Петлюровцы содержали узников в базилианском униатском мон-ре в г. Бучаче (ныне Тернопольская обл.). Весной 1919 г., после захвата Бучача польск. войсками, арестованных перевели в католич. мон-рь в мест. Беляны под Краковом. Летом 1919 г. А. вместе с архиеп. Евлогием был освобожден при посредничестве франц. военной миссии. Нек-рое время А. находился во Львове, где пользовался гостеприимством униатского митр. Галицкого Андрея (см. Шептицкий). В сент. 1919 г. А. переехал на Кубань, затем в Ростов и в Киев, к-рые в это время находились под контролем ген. А. И. Деникина. После взятия Киева большевиками, с нояб. 1919 г., А. проживал в Екатеринодаре. Избран председателем Временного высшего церковного управления юго-востока России (ВВЦУ). В марте 1920 г., после поражения войск Деникина, А. из Новороссийска на греч. корабле был доставлен в Грецию, где находился под покровительством митр. Афинского Мелетия (Метаксакиса). Собирался «уйти в затвор» в Пантелеимона вмч. мон-рь на Афоне, однако в сент. 1920 г. вернулся в Крым, находившийся под контролем ген. П. Н. Врангеля, и вновь возглавил деятельность ВВЦУ в Симферополе. После поражения войск Врангеля в нояб. 1920 г. А. окончательно покинул Россию.

В нояб. 1920 - февр. 1921 г. А. находился в К-поле. Первоначально А. считал, что деятельность рус. ВВЦУ за границей следует прекратить, а духовное окормление беженцев должны взять на себя Поместные Церкви. Однако, узнав о намерении ген. Врангеля сохранить армию для возобновления борьбы с большевиками, А. пришел к убеждению о необходимости сохранить российскую зарубежную церковную орг-цию. Первое заседание ВВЦУ за границей под председательством А. состоялось 19 нояб. 1920 г. в стамбульском порту на пароходе «Великий князь Александр Михайлович». ВВЦУ поручило А. и еп. Вениамину (Федченкову) выяснить канонический статус рус. эмиграции у Местоблюстителя К-польского Патриаршего престола митр. Прусийского Дорофея. 2 дек. 1920 г. грамотой Вселенской Патриархии рус. архиереи-беженцы получили разрешение образовать «для пастырского обслуживания населения... для надзора и руководства общецерковной жизнью русских колоний в пределах православных стран временную комиссию (эпитропию) под высшим управлением Вселенской Патриархии» (К делу о Всезаграничном высшем церковном управлении); комиссия получила название Временного высшего церковного управления за границей (ВВЦУЗ). В февр. 1921 г. ВВЦУЗ под председательством А., воспользовавшись приглашением Сербского Патриарха Димитрия, переехало в Сербию, 31 авг. 1921 г. Архиерейский Собор Сербской Православной Церкви постановил принять ВВЦУЗ под свою защиту с сохранением ее самостоятельной юрисдикции над рус. беженцами. В апр. 1921 г. А. выезжал в Германию, где принял участие в съезде рус. монархистов в Бад-Райхенхалле (Бавария), на к-ром он был избран почетным председателем Высшего монархического совета.

21 нояб.- 2 дек. 1921 г. в г. Сремски-Карловци с согласия Сербского Патриарха Димитрия состоялось «Общее собрание представителей Русской заграничной Церкви», позже переименованное в Русский всезаграничный церковный Собор, председателем к-рого был избран А., он же являлся и председателем отдела Высшего и окружного церковного управления. Открылось собрание докладом А. «О положении Церкви в России и за границей». Собор высказался за восстановление в России монархии и царствующего Дома Романовых, а также обратился к мировым державам с призывом не признавать власти большевиков в России и помочь Белому движению продолжать с ними вооруженную борьбу. Часть членов Собора (34 из 95) возражала против этого решения ввиду его политического характера, однако А. считал, что вопрос о форме гос. управления является не политическим, а церковным.

Собор 1921 г. образовал Высшее церковное управление за границей (ВЦУЗ), к-рое должно было состоять из наместника Всероссийского Патриарха, архиерейского Синода и Церковного совета. Звание наместника решено было предоставить А., но он не согласился принять его без получения соответствующего определения высшей церковной власти в Москве и именовал себя председателем ВЦУЗ.

5 мая 1922 г. постановлением свт. Тихона, Патриарха Московского, Свящ. Синода и Высшего Церковного Совета (ВЦС) ВЦУЗ было упразднено, Карловацкий Собор признан не имеющим канонической силы, а его послание о восстановлении династии Романовых и обращение к Генуэзской конференции - не выражающими позиции РПЦ. Сначала А. решил подчиниться указу Патриарха, но бóльшая часть членов ВЦУЗ склонялась к тому, чтобы не исполнять воли высшей церковной власти. Архиерейский Собор РПЦЗ, собравшийся 2 сент. 1922 г. в Сремски-Карловци, формально исполнил волю Патриарха Тихона и вынес решение об упразднении ВЦУЗ, но вместо него учредил Временный Священный Архиерейский Синод РПЦЗ, к-рому и были переданы все права и полномочия ВЦУЗ. Архиерейский Синод возглавил А. как старейший иерарх. Т. о., церковный центр сохранил свое существование под иным наименованием. Понимая тяжесть сложившейся обстановки и не желая усложнять дело церковного управления, А. в канун Рождества Христова 1922 г. решил удалиться на Афон и принять постриг в схиму. Кинот Св. горы сначала дал на это согласие, но затем в связи с протестом неск. афонских мон-рей должен был отменить разрешение. А. воспринял это решение Кинота как волю Божию.

31 мая 1923 г. под председательством А. в Сремски-Карловци состоялся Архиерейский Собор РПЦЗ, задачей к-рого была организация высшей церковной власти в диаспоре. Высшим органом этого управления был провозглашен ежегодный Архиерейский Собор, председателем к-рого был А. В межсоборное время общецерковное управление должен был осуществлять Архиерейский Синод, также возглавляемый А. В непосредственном окормлении Синода находятся рус. церкви на Балканах, на Ближ. и Дальн. Востоке, в то время как рус. церкви в Зап. Европе и Америке образуют автономные митрополичьи округа, возглавляемые соответственно митрополитами Евлогием (Георгиевским) и Платоном (Рождественским), имеющими на то указы Святейшего Патриарха Тихона.

А. неоднократно выражал письменные протесты против вмешательства К-польской Патриархии во внутренние дела РПЦ, в т. ч. на Архиерейском Соборе 16 окт. 1924 г. в связи с признанием Патриархией обновленческого Синода (см. Обновленчество) высшим церковным управлением в России, А. осуждал также стремление К-польского Патриарха подчинить диаспору Русской Церкви своей юрисдикции. С апр. по окт. 1924 г. А. путешествовал по святым местам правосл. Востока. В июне посетил Александрию, где встречался с Патриархом Фотием, и Иерусалим, где имел встречу с Патриархом Дамианом. А. также посетил Патриарха Антиохийского Григория, к-рый совместно с митр. Триполийским Александром (впосл. Патриарх Антиохийский) финансировал издание написанного к этому времени А. «Опыта христианского православного катехизиса». 27 марта 1925 г. Архиерейский Синод РПЦЗ принял решение о замене в преподавании катехизиса свт. Филарета (Дроздова) на катехизис А., что вызвало протест неск. архиереев РПЦЗ. 22 апр. 1925 г. А. подал Синоду заявление, в к-ром просил определение о замене катехизисов отменить, в «Окружном послании» от 23 июля 1926 г. А. подтвердил отказ от офиц. утверждения собственного катехизиса. В июне 1925 г. по приглашению Архиепископа Кентерберийского Рэнделла Дэвидсона вместе с представителями Поместных правосл. Церквей А. принял участие в торжествах в Лондоне, посвященных 1600-летию I Всел. Собора. В окт.- нояб. А. по приглашению священноначалия Румынской Православной Церкви посетил Румынию и участвовал в интронизации Блаженнейшего Патриарха Мирона.

25-27 июня 1926 г. в Сремски-Карловци состоялся Архиерейский Собор РПЦЗ под председательством А. В связи с кончиной 7 апр. 1925 г. Святейшего Патриарха Тихона Собор признал Местоблюстителем Патриаршего престола митр. Крутицкого сщмч. Петра (Полянского) и рассмотрел текущие церковные дела. На Соборе Синод РПЦЗ потребовал безусловного подчинения себе всего рус. церковного зарубежья, это требование вызвало протест со стороны митрополитов Евлогия и Платона, к-рые согласились признавать за Собором и Синодом только «морально-общественное, но отнюдь не каноническое и не судебно-административное значение» (Евлогий. С. 559). В итоге от РПЦЗ откололись Западноевропейский (см. Западноевропейский экзархат рус. правосл. приходов) и Североамериканский митрополичьи округа (см. Митрополичий округ в Сев. Америке).

9 сент. 1927 г. Архиерейский Собор РПЦЗ, возглавляемый А., определил прекратить сношения с церковной властью в Москве и категорически отказался исполнить адресованное зарубежному рус. духовенству требование Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митр. Нижегородского Сергия (Страгородского) дать подписку о лояльности советскому правительству во всей своей общественной деятельности. 9 мая 1928 г. митр. Сергий и Временный Свящ. Синод указом на имя митр. Евлогия (Георгиевского) подтвердил его каноническую правоспособность продолжать возглавление западноевроп. приходов РПЦ, установленное Патриархом Тихоном, а все определения руководства РПЦЗ, направленные против митр. Евлогия, признавались не имеющими канонической силы. В указе содержалось также напоминание об упразднении ВЦУЗ, совершенном Патриархом Тихоном, Свящ. Синодом и ВЦС 5 мая 1922 г. и подтвержденном указом Патриарха Тихона от 10 нояб. 1923 г.

23 мая 1933 г. Заместитель Патриаршего Местоблюстителя митр. Сергий обратился к Сербскому Патриарху Варнаве с просьбой принять на себя посредничество в переговорах с руководством РПЦЗ с целью примирения РПЦЗ с РПЦ. 25 мая 1934 г. Патриарх Варнава сообщил Заместителю Патриаршего Местоблюстителя о решительном отклонении А. предложения митр. Сергия. Заместитель Патриаршего Местоблюстителя и Временный при нем Патриарший Синод РПЦ 22 июня 1934 г. предали архиерейскому суду и запретили в священнослужении А. и группу единомышленных с ним архипастырей РПЦЗ. А. не подчинился этому решению, считая, что оно издано по требованию советских властей. В этом он был поддержан Патриархом Варнавой и епископатом Сербской Церкви, сохранившей с РПЦЗ молитвенное общение.

В течение всего времени пребывания за границей А. продолжал именоваться митр. Киевским и Галицким. В марте 1931 г. решением Архиерейского Синода РПЦЗ А. был присвоен титул «Блаженнейший», Архиерейский Собор РПЦЗ, заседавший в Сремски-Карловци 25-30 мая 1931 г., утвердил это решение Архиерейского Синода. В кон. 20-х гг. А. поразило неизлечимое нервное заболевание, приведшее к параличу ног. В авг. 1932 г. А. руководил работой очередного Архиерейского Собора, на к-ром по его предложению был избран наместник председателя Архиерейского Собора и Синода, к-рым стал архиеп. Анастасий (Грибановский), возведенный в 1935 г. в сан митрополита. Архиерейский Собор РПЦЗ (16 окт.- 7 нояб. 1935) под руководством А. признал еретическим учение о Софии, Премудрости Божией, прот. С. Булгакова, бывшего в то время деканом Православного богословского ин-та в Париже. Это еще более осложнило отношения РПЦЗ с Западноевропейским митрополичьим округом.

После кончины А. гроб с его телом был перевезен из Сремски-Карловци в Белград и установлен в кафедральном соборе. 13 авг. Патриархом Варнавой и сонмом архипастырей была совершена Божественная литургия. Отпевание совершил митр. Анастасий (Грибановский). Погребен почивший на рус. участке Нового кладбища Белграда в Иверской часовне. Сохранился живописный портрет А. работы М. В. Нестерова 1917 г. («Архиерей». ГТГ).

А. является выдающимся духовным писателем, автором многочисленных книг и статей по апологетическому, догматическому, нравственному и пастырскому богословию, библеистике, вопросам церковного управления, а также работ на общеполитические, ист., историко-лит. темы. Экклезиологические воззрения А. испытали несомненное влияние А. С. Хомякова. Из догматически бесспорной мысли последнего о единственности Церкви А. сделал вывод об абсолютной непринадлежности к Церкви неправосл. Церквей; присоединение же инославных христиан к правосл. Церкви через таинства Покаяния или Миропомазания, без повторения Крещения, он объяснял исключительно икономией. Свое пастырское богословие А. строил, исходя из определения пастырства как «пути любви», имеющей примером любовь Божественную, а в благодати Священства усматривал «дар сострадающей любви» по образу любви Христа к падшему человеку.

А. считал необходимым для правосл. догматической мысли отойти от получившей господство в школьном богословии теории искупления Ансельма Кентерберийского, в соответствии с к-рой Голгофская жертва Христа принесена ради удовлетворения бесконечного Божиего правосудия, оскорбленного безмерным грехом Адама. Еще в годы учебы в академии сформировался особый взгляд А. на искупление Иисусом Христом рода человеческого: «Должно думать, что в ту, Гефсиманскую, ночь мысль и чувство Богочеловека объяло всех падших людей в числе их многих миллиардов и оплакало с любовною скорбью всякого в отдельности, что, конечно, было доступно только сердцу Божественному, всеведущему. В этом и состояло наше искупление... Мы уверены, что тяжкие муки Спасителя в Гефсимании происходили от созерцания греховной жизни и греховной настроенности всех человеческих поколений и что слова Господни: «Да мимоидет от Меня чаша сия» - относятся не к предстоящему Ему Распятию и смерти, а именно к этому, совершенно было подавившему Его настроению глубокой скорби за столь любимый Им грешный человеческий род» (Цит. по: Флоровский. Пути русского богословия. С. 436). Т. о., в искупительном подвиге Спасителя самым важным моментом А. считал не Голгофскую жертву, а страдания, к-рые Господь Иисус Христос испытал во время гефсиманской молитвы и к-рые были вызваны, по выражению А., «сострадающей любовью Богочеловека». Телесные муки и крестная Смерть нужны были для того, чтобы верующие оценили степень Его страданий. По А., искупление для человека есть дарованная ему способность совершать свое собственное спасение через духовное совершенствование, через нравственную борьбу и богообщение. Эта способность и была дарована Христом силою Его сострадающей любви.

Сотериологические взгляды А. вызвали острую полемику. Прот. И. Мейендорф, называя учение А. об искуплении «явно несовместимым с православным пониманием», писал: «Такого рода психологизирование представляет собой попытку опротестовать учение Ансельма об «удовлетворении», но само по себе является неприемлемым» (Введение в святоотеческое богословие. Клин, 2001. С. 366). Не только сотериологию А., но и общее направление его богословской мысли прот. Г. Флоровский определил как «моралистический психологизм», подчеркивая, что А. не интересуют онтологические основания его учения, его соответствие догматам Халкидонского Собора о 2 природах Христа и VI Собора (см. Вселенские Соборы) о 2 волях. Однако А. не был основоположником этого направления. Оно возникло в рус. богословии в кон. XIX в. как попытка оживить находившуюся под влиянием схоластики богословскую мысль, придав ей характер «нравственного монизма» (по определению А.). Нек-рые критики, в т. ч. митр. Елевферий (Богоявленский), архиеп. Феофан (Быстров), указывали на наличие в учении А. ереси пелагианства - в ошибочном понимании А. первородного греха. Признавая (в отличие от Пелагия) греховную испорченность природы, с к-рой рождается человек, А. не считал единственным источником этой испорченности Адама и Еву. По его словам, «Адам был не столько виновником нашей греховности, сколько первым по времени грешником, а если б мы не были его сынами, то все равно согрешили бы». В трудах по пастырскому богословию А. недостаточное внимание уделял таинствам и молитве как основам духовной жизни и деятельности пастыря.

Соч.: ПСС: [В 4 т.]. Т. 1-3. Каз., 1900; Т. 4. Почаев, 1906; ПСС: В 3 т. СПб., 1911-19132; ПСС: В 7 т. Н.-Й., 1963-1969; Избр. соч. Белград, 1935; Психологические данные в пользу свободы воли и нравственности: Магист. дис. СПб., 18882; Толкование на книгу св. пророка Михея. СПб., 1890; Беседы о превосходстве православного понимания Евангелия сравнительно с учением Л. Толстого. СПб., 1891; Общественное благо с точки зрения христианской и с современной - позитивной // БВ. 1892. № 6. С. 413-438; Нравственная идея догмата Пресв. Троицы // Там же. № 11. С. 149-172 (отд. изд.: Каз., 18982); Две крайности: паписты и толстовцы // Там же. 1895. № 2. С. 181-194; № 5. С. 179-193; Из чтений по пастырскому богословию. Каз., 1896, 1900 (переизд.: Пастырское богословие / Изд. Успенского Псково-Печерского мон-ря. М., 1994); Разговор магометанина с христианином об истине Пресв. Троицы // Уфимские ЕВ. 1900. № 19. Отд. неофиц. С. 645-660; Нравственный смысл основных христианских догматов. Вышний Волочек, 1906; О восстановлении Патриаршества в России. Почаев, 1908. М., 1912; О загробной жизни и вечных мучениях // ВиР. 1915. № 12. С. 805-812; Догмат искупления. Серг. П., 1917; Переписка с представителями Епископальной церкви в Америке. Х., 1918; Словарь к творениям Достоевского. София, 1921; Церковь и политика // Двуглавый орел. 1922. № 26. С. 1-6; Опыт христианского православного катехизиса. Сремски Карловцы, 1924, 1989р; Церковное учение о Св. Духе. П., 1927; Творения св. ап. Иоанна Богослова. Варшава, 1928; Исповедь. Варшава, 1928. М., 1996п; Пушкин как православный мыслитель. Белград, 1929; Что следует разуметь под «спасающей верой»?/ Предисл. патр. Варнавы. Белград, 1932; Мысли митр. Антония, записанные П. С. Лопухиным. Сремски Карловцы, 1937. Н.-Й., 19612; О положении церкви в Сов. России и о духовной жизни рус. народа // Правосл. путь. Джорд., 1959. С. 68-118; Нравственная идея важнейших христианских православных догматов. Н.-Й., 1963; Ф. М. Достоевский как проповедник возрождения. Н.-Й., 1965; Письмо митр. Антония к кн. Г. Н. Трубецкому // Вестн. РСХД. 1987. № 151. С. 237-240; Письма. Джорд., 1988; О Пушкине. М., 1991.
Лит.: Попов И. В. [Рец.] Еп. Антоний. Полное собр. cоч. Т. 1-3. Каз., 1900 // БВ. 1901. № 1. С. 171-187; Никольский В. О богословских трудах высокопреосв. Антония, еп. Волынского // Казанские ЕВ. 1911. № 44. С. 49-85; Ромашков Д., свящ. Ученик об учителе. Х., 1914; Елевферий (Богоявленский), митр. Об искуплении: Письма к митр. Антонию в связи с его сочинениями. П., 1937; Флоровский. Пути русского богословия. С. 426-438, 564-566; Серафим (Соболев), архиеп. Искажение православной истины в русской богословской мысли. София, 1943; Зеньковский В. В. История русской философии. П., 1950. Т. 2; Никон (Рклицкий), архиеп. Жизнеописание Блаженнейшего Антония, митр. Киевского и Галицкого. Н.-Й., 1956-1963. Т. 1-10; Троицкий С. В., проф. О неправде карловацкого раскола. П., 1960; Мануил. Ч. 1. С. 313 - 330; РПЦЗ. 2 т.; Иустин (Попович), архим. Тайна личности митр. Антония и его значение для православного славянства // Правосл. жизнь. Джорд., 1976. № 8. C. 1-13; Шоломова С. Б. «Остаюсь Ваш доброжелатель и богомолец...»: К истории взаимоотношений священника Павла Флоренского и митрополита Антония (Храповицкого) [публ. переписки] // ЖМП. 1998. № 6. С. 67-80; Косик В. И. Русская Церковь в Югославии (20-40-е гг. XX в.). М., 2000; Кравецкий А. Г., Плетнева А. А. История церковнославянского языка в России, кон. XIX - нач. XX в. М., 2001. С. 125-128, 264-266.
Э . П . Р .
Рубрики
Ключевые слова
См.также
  • АРСЕНИЙ (Стадницкий Авксентий Георгиевич; 1862-1936), митр. Ташкентский и Туркестанский
  • ЕВЛОГИЙ (Георгиевский Василий Семенович; 1868 - 1946), митр., экзарх Западноевропейского Экзархата русских православных приходов
  • АЛЕКСИЙ II (Ридигер Алексей Михайлович; 1929 - 2008), Патриарх Московский и всея Руси (1990–2008)
  • АНАТОЛИЙ (Грисюк Андрей Григорьевич; 1880-1938), митр. Одесский и Херсонский, сщмч. (пам.10 янв., в Соборе новомучеников и исповедников Российских и в Соборе Самарских святых)
  • АНТОНИЙ (Вадковский; 1846-1912), митр. Санкт-Петербургский и Ладожский
  • БАРСОВ Николай Иванович (1839-1903), богослов, церковный историк
  • БРАТСТВА ПРАВОСЛАВНЫЕ добровольные объединения мирян, обычно при приходских храмах (реже при монастырских)
  • ВЛАДИМИР (Богоявленский Василий Никифорович, 1848-1918), митр., сщмч. (пам. 25 янв., 14 июня, в Соборе новомучеников и исповедников Российских, в Соборе Санкт-Петербургских святых и в Соборе Киево-Печерских преподобных отцов, в Дальних пещерах (прп. Феодосия) почивающих)
  • ВОРОНОВ Ливерий Аркадьевич (1914 - 1995), прот., богослов
  • ВРЕМЕННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО И ЕГО ВЕРОИСПОВЕДНАЯ ПОЛИТИКА
  • ЕВГЕНИЙ (Болховитинов Евфимий Алексеевич; 1767 - 1837), митр. Киевский и Галицкий, историк, археограф, библиограф
  • АВГУСТИН (Петерсон Августин Адамович; 1873–1955), митр. Рижский и всея Латвии (с 1946 в юрисдикции РПЦЗ)
  • АВЕРКИЙ (Кедров Поликарп Петрович; 1879-1937), архиеп. Волынский и Житомирский
  • АГАФАНГЕЛ (Преображенский Александр Лаврентьевич; 1854-1928), митр. Ярославский и Ростовский, сщмч. (пам. 3 окт., в Соборе новомучеников и исповедников Российских, в Соборе Ростово-Ярославских святых и в Соборе святых эстонской земли)
  • АГАФОДОР (Преображенский Павел Флегонтович; 1837-1919), митр. Кавказский и Ставропольский
  • АЙВАЗОВ Иван Георгиевич (1872-1964), богослов, публицист, миссионер
  • АКВИЛОНОВ Евгений Петрович (1861-1911), протопр., богослов
  • АЛЕКСИЙ I (Симанский Сергей Владимирович; 1877 - 1970), Патриарх Московский и всея Руси, в 1945-1970
  • АНАСТАСИЙ (Грибановский Александр Алексеевич; 1873-1965), митр. Восточноамериканский и Нью-Йоркский, Первоиерарх РПЦЗ
  • АНТОНИЙ (Амфитеатров; 1815-1879), архиеп. Казанский и Свияжский
  • АНТОНИЙ (Блум; 1914-2003), митр. Сурожский
  • АРСЕНИЙ (Могилянский Алексей; 1704(1711?)-1770), митр. Киевский и Галицкий
  • АРСЕНИЙ (Москвин Федор Павлович; 1795-1876), митр. Киевский и Галицкий
  • БЕЗБОЖНАЯ ПЯТИЛЕТКА форма централизованного планирования антирелигиозных мероприятий Союза воинствующих безбожников
  • «БЕЗБОЖНИК» периодические атеистические издания в СССР
  • БОБРИНСКИЙ Борис Алексеевич (род. в 1925 г.), протопресв., богослов
  • БОГОЛЮБОВ Николай Михайлович (1872 - 1934), прот., богослов
  • БОГОЛЮБСКИЙ Николай Иванович (1856–1926), богослов, проповедник, один из руководителей обновленчества
  • БОЛОТОВ Василий Васильевич (1853 – 1900), историк Церкви
  • БРИЛЛИАНТОВ Александр Иванович (1867 - 1933), богослов, историк Церкви