ЕРМИНИНГЕЛЬД
Том XVIII , С. 627-629
опубликовано: 28 октября 2009г.

ЕРМИНИНГЕЛЬД

[Эрменегильд; лат. Hermenegildus; греч. ῾Ηερμηνιγγιλδος] († 24.03.585), мч. (пам. зап. 13 апр.; пам. греч. 30 окт.; в РПЦ пам. 1 нояб.; пам. арм. 29 марта), сын вестгот. кор. Леовигильда (568-586). Сведения о Е. и его мученической кончине содержатся в письменных источниках вестготского («Хроника» Иоанна Бикларского, «История королей готов, вандалов и свевов» свт. Исидора Гиспальского (Севильского)) и франк. («История франков» свт. Григория Турского) происхождения и подтверждаются нумизматическими и эпиграфическими данными. На рубеже VI и VII вв. Римский папа св. Григорий I Великий посвятил Е. главу в соч. «Диалоги» (Greg. Magn. Dial. III 31). К VIII в. относятся «Жития святых эмеретских отцов», где упоминается Е. Прп. Беда Достопочтенный (Beda. Chron. 4557) и Павел Диакон (Paul. Diac. Hist. langobard. III 21) в основном использовали сведения из сочинений Григория Турского и Григория Великого, к к-рым обращались и более поздние средневек. авторы (напр., Сигиберт из Жамблу).

В 572 г., после смерти вестгот. кор. Лиувы, королем стал его брат Леовигильд (с 568 был соправителем Лиувы). Леовигильд от 1-го брака имел 2 сыновей: Е. и Рекареда. Овдовев, Леовигильд женился на вдове кор. Атанагильда Госвинте, арианке. Одна из дочерей Госвинты, Брунгильда, была замужем за франк. кор. Австразии Сигибертом I (561-575), а др. дочь, Галесвинта, вышла замуж за сводного брата Сигиберта Хильперика (561-584), который вскоре отправил жену в Испанию, приказав убить по дороге. Стремясь сохранить добрые отношения с франками, Леовигильд добился заключения брака между Е. и Ингундой, дочерью Сигиберта и Брунгильды. Ингунда была воспитана в кафолической (правосл.) вере, и в 579 г. в Толете (ныне Толедо) Госвинта пыталась насильно обратить невестку в арианство и даже провела над ней арианский обряд крещения (он был признан недействительным). Чтобы избежать скандала, Леовигильд удалил Е. и Ингунду из Толета в Гиспалис (ныне Севилья), поручив Е. управление юж. областями Вестготского королевства, расположенными на границе с визант. владениями в Испании. В отличие от населения Толета жители Гиспалиса преимущественно исповедовали православие. Благодаря супруге Е. сблизился со старшим братом свт. Исидора Гиспальского свт. Леандром, под влиянием к-рого принял правосл. веру.

Отречение Е. от арианства вызвало негативную реакцию в Толете. Как сообщает Григорий Турский, Леовигильд искал способ погубить сына. Поступок Е. сильно повредил политическим планам отца (Вестготское королевство включало 2 общественные группы - римскую и готскую, к-рые жили по разным законам и исповедовали разную веру; Леовигильд принял меры по введению единых правовых норм, для достижения религ. единства собирался начать гонение на православных). Под предлогом обсуждения политических вопросов король вызвал сына в Толет, однако тот отказался ехать и, заключив союз с Византией, поднял восстание, провозгласил себя королем и приступил к чеканке золотой монеты. Е. поддержали города вестгот. части пров. Бетика, а также города пров. Лузитания с главным г. Эмерита Августа (ныне Мерида), где епископскую кафедру занимал противник арианства свт. Масона (однако свидетельств о связях Е. и Масоны нет).

В 580 г. в Толете был созван Собор арианских епископов, на к-ром был принят ряд решений, облегчавших переход в арианство (отменено перекрещивание, для вступления в арианскую общину необходимыми оставались миропомазание, причащение из рук арианского священника и публичное исповедание с формулой «Слава Отцу через Сына в Духе Святом»; правосл. священники должны были приниматься в арианскую церковь в сущем сане). Эти меры облегчили переход в арианскую веру, однако их результаты не удовлетворили Леовигильда (напр., известно, что лишь 1 епископ, Викентий Цезаравгустанский, перешел в арианство), и он начал гонения на православных. Осенью 582 г. войска Леовигильда вторглись в Лузитанию и захватили не только Эмериту Августу, но и ряд др. городов. Е. отступил в Бетику и укрепился в Гиспалисе, ожидая подхода союзников - византийцев и свевов. Леовигильду удалось подкупить визант. полководца. Не последнюю роль в «предательстве» византийцев сыграло то, что имп. Маврикий видел основную задачу визант. политики на Западе не в расширении сферы влияния в Испании, а в сохранении владений в Италии.

Леовигильд атаковал Гиспалис и захватил расположенную недалеко крепость Оссет (ныне Сан-Хуан-де-Аснальфараче). Войска свевов были разбиты вестготами. В кон. 584 г. Гиспалис пал. Е. с остатками войска отступил в Кордубу (ныне Кордова) и укрылся в церкви. Заняв город, Леовигильд направил на переговоры с Е. его брата Рекареда, который от имени короля обещал прощение сдавшимся. Е. сдался и был сослан в г. Валенция (ныне Валенсия). На Пасху 585 г. он находился в заточении в Тарраконе (ныне Таррагона) и отказался принять причастие из рук арианского епископа. Григорий Турский лаконично сообщил, что позднее по приказу отца Е. был убит (Иоанн Бикларский называет имя убийцы - Сисберт). Григорий Великий, описывая смерть Е., представил ее как офиц. казнь, совершенную в темнице по приказу кор. Леовигильда. В ночь убийства у тела «царя и мученика» слышалось пение псалмов и был виден свет горящих лампад. По свидетельству Григория Великого, впосл. Леовигильд раскаялся в содеянном и осознал истину правосл. веры, однако не решился обнародовать раскаяние из страха перед окружением и подданными. Незадолго до смерти король разрешил вернуться в Испанию еп. Леандру Гиспальскому и поручил ему быть духовным наставником в православной вере младшего сына и наследника Рекареда. Согласно Григорию Великому, перед смертью кор. Леовигильд завещал Рекареду обратить вестготов в правосл. веру. Однако вестгот. хронисты не подтверждают эту версию.

Иоанн Бикларский и Исидор Гиспальский затрагивают в сочинениях только политический аспект восстания в юж. областях Вестготского гос-ва, умалчивая об отречении Е. от арианства и о его обращении к правосл. вере. В целом восстание рассматривалось ими как неразумное стремление к захвату власти. По мнению Иоанна Бикларского, причиной восстания Е. стали интриги его мачехи, королевы Госвинты (хронист, однако, умолчал о религ. характере этих интриг - королева-арианка крайне нетерпимо относилась к правосл. вере). Исидор Гиспальский не сообщил о мученической смерти Е., а Иоанн Бикларский ограничился краткой заметкой об убийстве. Упомянутые сочинения были написаны вскоре после обращения кор. Рекареда и вестготов в кафолическую веру (589), когда церковные иерархи стремились активно сотрудничать с вестгот. монархией. Составитель «Житий святых эмеритских отцов» не только умалчивает об обращении Е. и о его смерти, но также намеренно искажает приведенный им текст свт. Григория Великого, в к-ром Е. именовался мучеником.

Свт. Григорий Великий в «Диалогах» придает истории Е. исключительно религ. окраску, помещая в центр повествования те события, к-рые замалчиваются вестгот. писателями (обращение Е. под влиянием свт. Леандра Гиспальского, негодование Леовигильда на кафоликов и на собственного сына, мученическая смерть Е.). Григорий Великий лишь упомянул о восстании, сосредоточив внимание на поведении Е. перед лицом смерти. Драматизм событий в передаче свт. Григория усиливается тем, что они происходили в пасхальные дни. Сведения Григория Великого подтверждаются рассказом Григория Турского, который подробно описывает брак Е. с Ингундой и притеснения, к-рые ей пришлось пережить от Госвинты, пытавшейся обратить ее в арианство. Восстание под рук. Е. Григорий Турский рассматривал как реакцию кафоликов на религ. гонения, начатые Леовигильдом.

До XIII в. сведения испан. источников о мученике ограничиваются краткими заметками о его кончине в нек-рых монастырских хрониках («Овьедская эпитома» в ркп. 883 г. из мон-ря Сан-Мильян-де-ла-Коголья (Epitome seu Compilatio Ovetensis // MGH. AA. T. 11. P. 288), Силосская хроника, XII в., и «Всемирная хроника» Луки из Туя, XIII в.). Испан. аскетический писатель кон. VII в. Валерий Бергиденский назвал Е. среди невинно убиенных лиц царского происхождения (Valerius, abbas. De vana saeculi sapientia // PL. 87. col. 426-427). Почитание Е. возникло, вероятно, в Риме благодаря авторитету Григория Великого. Беда Достопочтенный в хронике назвал Е. королем-мучеником, пострадавшим за веру. В IX в. почитание мученика утвердилось во Франкском королевстве, память Е. была внесена в Мартиролог Флора Лионского (сер. IX в.) и в последующие каролингские Мартирологи - Адона Вьеннского, Узуарда, Ноткера Заики. В XII-XIII вв. почитание Е. распространилось в Испании. К XII в. относится 1-е упоминание о главе мученика, которая была передана королевой Арагона Санцией (Санчей; 1174-1208) жен. мон-рю в Сихене (Арагон). По указу испан. кор. Филиппа II (1556-1598) святыню перенесли в Эскориал. Память Е. была включена в Толедский миссал (1551), в 1586 г. Филипп II испросил у Римского папы Сикста V разрешение отмечать память Е. во всех храмах Испании. При папе Урбане VIII вся Римско-католическая Церковь (1636) стала отмечать память Е.

В 1815 г. испан. кор. Фердинанд VII учредил военный орден св. Ерминингельда.

Ист.: ActaSS. Apr. T. 2. P. 134-138; Greg. Turon. Hist. Franc. P. 229-231, 260, 278-279, 282-283, 341; Juan de Biclaro, obispo de Gerona: Su vida y su obra / Ed. J. Campos. Madrid, 1960; Isid. Hisp. Historia de regibus gothorum, vandalorum et suevorum // MGH. AA. T. 11: Chron. min. T. 2. P. 287, 303; Vitas Sanctorum Patrum Emeretensium / Ed. I. N. Garvin. Wash., 1946. P. 485-491; MartRom. Comment. P. 136; SynCP. P. 179-180; Der Narsessian G. Le synaxaire arménien de Grégoire VII d'Anazarbe // AnBoll. 1950. Vol. 68. P. 269.
Лит.: Duchesne L. L'Église au VIe siècle. P., 1925. P. 469-474; García Villada Z. Historia eclesiástica de España. Madrid, 1932. Vol. 2. Pars 1. P. 45-57; Fliche, Martin. HE. Vol. 4. P. 379-381; Goffart W. Byzantine Policy in the West under Tiberius II and Maurice: The Pretenders Hermenegild and Gundovald (579-585) // Traditio. 1957. Vol. 13. P. 73-118; Fontaine J. Isidore de Séville et la culture classique dans l'Espagne wisigotique. P., 1959. Vol. 1. P. 79-80; idem. Conversion et culture chez Visigoths d'Espagna // La conversione al cristianismo nell'Europa dell'Alto Medievo. Spoleto, 1967. P. 87-147; Dominguez del Val U. Leandro de Sevilla y la lucha contro arianismo. Madrid, 1961. P. 24; Hillgarth J. N. La conversión de los Visigodos: Notas críticas // Analecta Sacra Tarraconensia. 1961. Vol. 34. P. 3-11, 15-26; idem. Coins and Chronicles: Propaganda in 6th Cent. Spain and Byzantine Background // Historia. 1966. Vol. 15. P. 483-508; Gaiffier B., de. Hispana et Lusitana. Part 2: Le cas de S. Herménégilde // AnBoll. 1962. Vol. 80. P. 390-395; Cignitti B. Ermenegildo // BiblSS. Vol. 5. Col. 33-47; Thompson E. A. The Conversion of the Visigoths to Catholicism // Nottingham Mediaeval Studies. 1960. Vol. 4. P. 4-35; Vazquez de Parga L. S. Hermenengildo ante las fuentas históricas. Madrid, 1973; Garate Conbola J. M. La rebellion de S. Hermenegildo // Revista de Historia militar. [Madrid], 1975. Vol. 19. P. 7-48; Orlandis J. La Iglesia en la España visigótica y medieval. Pamplona, 1976. P. 26-27, 209; Isla Frez A. Las relaciones entre el reino Visigodo y los reyes Merovingios a finales del siglo VI // España Medieval. 1990. Vol. 13. P. 12-32; García Moreno L. A. La imagen de Bizancio en España en la temprana Edad Media (siglos VI-IX) // BZ. 1998. Bd. 91. S. 32-48; Valverde M. Leovigildo: La persecución religiosa y defense de la unidad del reino // Iberia. 1999. Vol. 2. P. 123-132; Frighetto R. Religião e poder no reino hispano-visigodo de Toledo: A busca da unidade político-religiosa e a permanência das práticas pagãs no século VII // Ibid. P. 133-149; Sanz R., Álvares García F. Tiempo, religión y política en el «Chronicon» de Ioannis Biclarensis // España Medieval. 1997. Vol. 20. P. 9-30; Vallejo Girvés M. Los exilios de católicos y arrianos bajo Leovigildo y Recaredo // Hispania sacra. Madrid, 2003. Vol. 55. P. 35-48.
Д. В. Зайцев
Рубрики
Ключевые слова
См.также