КОПИЕ
Том XXXVII , С. 506-507
опубликовано: 26 июля 2019г.

КОПИЕ

Копие. Посл. четв. XVII в. (ВСМЗ)Копие. Посл. четв. XVII в. (ВСМЗ) [греч. λόγχη; слав.  ], в богослужении правосл. Церкви нож с обоюдоострым лезвием, по форме напоминающим наконечник копья, используемый для изымания Агнца и поминальных частиц на проскомидии. В традиции Русской Церкви К. также применяется для нарезания («раздробления») Агнца на части перед причащением.

Впервые К. упоминается прп. Феодором Студитом (Theod. Stud. Adv. iconomach. 7. 1 // PG. 99. Col. 489) и в толковании на Божественную литургию VIII в., озаглавленном как «Церковная история» и приписываемом в рукописях свт. Василию Великому либо свт. Герману I К-польскому; использование ножа при совершении Евхаристии явно предполагается и в рассказе св. Григория Декаполита (Sermo historicus // ActaSS. Apr. T. 2. P. 583; PG. 100. Col. 1201). При этом в «Церковной истории» об использовании К. при совершении проскомидии говорится уже достаточно подробно. В этом литургическом комментарии приготовление Агнца из просфоры с помощью К. символически связывается с Ис 53. 7:               (см.: Brightman F. E. The «Historia Mystagogica» and Other Greek Comment. on Byzantine Liturgy // JThSt. 1908. Vol. 9. P. 264). Используемые автором комментария слова, в частности греч. слово ἀποκείρομαι (стричь, состригать, обстригать), позволяют предположить здесь ссылку на древнюю практику, когда просфора обстругивалась (очищалась) К. от корок (см.: Бернацкий М. М., Желтов М., диак. Вопросоответы митр. Илии Критского: свидетельства об особенностях совершения Божественной литургии в XII в. // Вестн. ПСТГУ. Сер. 1: Богословие. Философия. 2005. Вып. 1. С. 35). В дополненной редакции «Церковной истории» говорится, что К. символизирует копье, к-рым св. Лонгин сотник пронзил ребра Спасителя (PG. 98. Col. 397C). Также отмечается прободение Агнца К. (Ibid. Col. 3960).

Копие в сцене «Евхаристия». Мозаика собора Св. Софии в КиевеКопие в сцене «Евхаристия». Мозаика собора Св. Софии в Киеве

Использование К. фиксируется в рубриках чина протесиса в XI-XII вв., совершать чин мог диакон (Муретов. 1895. С. 233-235). Это также подтверждается в «Протеории» Николая Андидского (XII в.), где сказано, что в Великой ц. диакон вырезает из просфоры Агнец «железным предметом (σιδήρῳ τιν)», который называется К. (PG. 140. Col. 429B). В сер. XI в. кард. Гумберт критиковал греков за то, что они используют для литургии обычный хлеб, вырезая из него части с помощью «железного копья» и нарушая тем самым целостность Тела Христова ([Dialogus] adversus Graecorum calumnias. 33 // PL. 143. Col. 951).

Внешняя форма копья была придана этому литургическому предмету, видимо, не сразу. Так, на мозаике «Евхаристия» в соборе Софии Киевской К., лежащее на престоле (2-й предмет справа), выглядит как обычный нож с узким лезвием (Лазарев В. Н. Мозаики Софии Киевской. М., 1960. Табл. 33). В «Изъяснении Божественной литургии» Николая Кавасилы (сер. XIV в.) помимо символической интерпретации К. сообщается и о его форме: оно получило свое название и изготавливается в виде копья потому, что символизирует копье, к-рым был пронзен на кресте Христос; толкование сопровождается цитатой из Ин 19. 34:         (Nicol. Cabas. Sacr. Liturg. interpr. 8 // PG. 150. Col. 385A; также см.: толкование на Божественную литургию XV в. Симеона, архиеп. Фессалоникийского (Sym. Thessal. De Sacra liturgia. 84 // PG. 155. Col. 264B)).

Рукоять К. иногда увенчивается крестом. Иногда крест бывает вырезан в центре лезвия. В повседневной богослужебной практике обычно используется несколько К.: большего размера - для изъятия Агнца, меньшего - для прочих просфор. В традиции грекоязычных Церквей, где распространены просфоры с неск. печатями, в качестве К. для изъятия Агнца может использоваться большей хлебный нож с волнообразным лезвием.

Особый чин освящения К. не предусмотрен; в практике Русской и ориентирующихся на ее традицию Церквей К. освящается по «Чину благословения новых сосудов церковных» (см.: Никольский. Устав. С. 18). К. включается в число священных сосудов (в составе т. н. евхаристического набора). Именно в этом качестве при архиерейском богослужении или при сослужении нескольких священников К. может нести в руках один из священников на великом входе (напр., см.: Чиновник. Ч. 1. С. 83).

В духовном значении К. уподобляется кресту: оно, как и крест, будучи орудием смерти, становится во Христе орудием спасения верующих для жизни вечной в славе Царства Небесного (НКС. 1983. Т. 4. С. 92). Как и крест, К. может использоваться для водоосвящения. Вероятно, это связано с древним к-польским почитанием реликвии, отождествляющейся с копьем, которым сотник Лонгин пронзил ребро Спасителя,- поклонение этому копью совершалось в Св. Софии в Великую пятницу (Mateos. Typicon. T. 2. P. 78); возможно, его могли погружать и в воду для ее освящения - точно так же, как в рамках соответствующей церемонии в воду погружали часть честного древа Креста Господня. Как бы то ни было, в совр. правосл. богослужебных книгах приводится чин «Егда крест творит священник на страсть недуга со святым копием», состоящий в том, что во время проскомидии священник погружает К. в воду с чтением тропарей в честь Крестного подвига Спасителя; освященная таким способом вода подается болящим для излечения.

Лит.: Муретов С. Д. Ист. обзор чинопоследования проскомидии до «Устава литургии» К-польского Патр. Филофея: Опыт ист.-литург. исслед. М., 1895; Braun J. Das christliche Altargerät in seinem Sein und in seiner Entwicklung. München, 1932. S. 464-465; Mandalа M. La protesi della liturgia nel rito byzantino-greco. Grottaferrata, 1935; НКС. 1983. Т. 4. С. 91-92.
Рубрики
Ключевые слова
См.также
  • АНАВОЛИЙ ткань, используемая в литургической практике православной Церкви
  • АНТИМИНС "вместо престола" (греч.), прямоуг. плат с особ. изобр., освящ. и подписан. епископом, на котором соверш. Божественная литургия
  • ВОСКОМАСТИХ клейкое вещество, используемое в правосл. чине освящения храма
  • ИКОНА православный литургический образ
  • КРЕСТ орудие казни Христа, ставшее орудием искупления и спасения человека
  • АГАПА в христ. общинах I – V вв. особая совместная трапеза – «вечеря любви»,- имевшая благотворительные цели и первоначально включавшая совершение Евхаристии