ИЕРОНИМ ПРАЖСКИЙ
Том XXI, С. 334-336
опубликовано: 14 июля 2014г.

ИЕРОНИМ ПРАЖСКИЙ

[лат. Jeronimus Pragensis; чеш. Jeroným Pražský] (ок. 1378 или 1380, Прага - 30.05.1416, Констанц), чеш. мыслитель, один из лидеров гуситского религиозно-политического движения за реформу Римско-католической Церкви. Род. в семье зажиточного горожанина. В 1395-1398 гг. И. П. учился в Пражском ун-те на фак-те свободных искусств, его «детерминатором» (магистр, под рук. к-рого он получил степень бакалавра) был Я. Гус, сторонник учения англ. теолога Дж. Уиклифа. В 1399 г. И. П. получил стипендию ректора Сорбонны Войтеха Ранькова из Ежова для обучения в Оксфорде (1399-1401). Из Оксфорда И. П. привез теологические сочинения Уиклифа, в которых доказывалась необходимость реформирования католической Церкви, ставшие теоретической основой гусизма. И. П. принял учение Уиклифа не полностью: разделив его представления о Св. Троице, он не был согласен с его пониманием Евхаристии как символического воспоминания жертвы Иисуса Христа. Предположительно в 1402-1403 гг. И. П. вновь побывал в Оксфорде, где его обвинили в ереси. В 1403 или 1408 г. в свите богатого вельможи И. П. совершил паломничество в Св. землю. В 1404 г. в Сорбонне подтвердил степень бакалавра, а затем получил степень магистра свободных искусств. На рубеже 1405 и 1406 гг. И. П. выступил инициатором диспута «о формальном или реальном отличии форм между собой в божественной мысли», на к-ром отстаивал позиции философского реализма в споре с господствовавшим в Сорбонне номинализмом. И. П. пытались обвинить в ереси, и он бежал из Парижа. В 1406 г. он провел диспуты в Кёльнском, а затем в Гейдельбергском ун-те, в к-рых вновь встал на защиту реализма и также был вынужден бежать.

Шествие Иеронима Пражского к месту казни. Раскрашенная гравюра из кн.: Richental U. Concilium zu Constanz. Augsburg, 1483 (РГБ)Шествие Иеронима Пражского к месту казни. Раскрашенная гравюра из кн.: Richental U. Concilium zu Constanz. Augsburg, 1483 (РГБ)В 1407 г. И. П. вместе с Я. Гусом возглавил т. н. чешскую партию в Пражском ун-те, где в результате дискуссий о реформе Церкви произошел раскол не только по религ. принципу, но и по национальной принадлежности: сторонниками реформ в основном были чехи, а нем. профессора и магистры придерживались консервативных взглядов. В это время И. П. сформулировал идею чеш. национального патриотизма, которую обнародовал на диспуте 3 янв. 1409 г. На выступлении И. П. присутствовали не только студенты и преподаватели, но и городские власти, делегация из Брабанта и князь Нассау Энгельберт. Необходимость реформ в Церкви, как считал И. П., была связана с деятельностью «союза веры и родины», с патриотической идеологией, созданной на основе идей чеш. мессианства, к-рые впервые появились в хрониках эпохи Карла IV (1346-1378). И. П. выдвинул тезис о богоизбранности «наисвятейшего народа чешского» (sacrosancta nacio Bohemica). К понятиям «patria» (родина) и «lingua» (язык) он добавил «sanguis» (кровь, т. е. этническое происхождение обоих родителей) и «fides» (чистоту веры), в понятие «natio» (народ), по мнению И. П., входят все чехи, а не только представители политической и церковной элиты. Согласно положению об «особой святости», этнический чех не может быть еретиком. Носителем «чешской святости» он объявил также «наисвятейший град Прагу» - «Новый Иерусалим». Эти идеи легли в основу Кутногорского декрета 18 янв. 1409 г., составленного Гусом и его сторонниками и утвержденного кор. Вацлавом IV Чешским. Согласно декрету, главенствующее положение в Пражском ун-те отдавалось чехам. Лишенные своих привилегий, немцы покинули Чехию (ок. 2 тыс. чел.). В марте 1410 г. Пражский архиеп. Збынек Зайц, находившийся в оппозиции кор. Вацлаву IV, начал борьбу против уиклифитов (следуя булле антипапы Александра V от 20 дек. 1409 г.). В том же месяце И. П. выступил в часовне кор. Сигизмунда I Люксембурга (Буда, ныне Будапешт), где развивал тезис Уиклифа о том, что духовенство должно находиться в подчинении светской власти. По приказу эстергомского архиепископа И. П. заключили в тюрьму, но Сигизмунд, не желавший портить отношения с братом Вацлавом IV, поддерживавшим гуситов, отпустил И. П.

Враги И. П. составили на него донос, и 29 авг. 1410 г. И. П. был вызван на допрос в Вену, где ему предъявили обвинения в оскорблении католич. Церкви и пропаганде уиклифизма. И. П. отверг большую часть обвинений, следующее слушание было назначено через 4 дня. За это время венские судьи отыскали 14 свидетелей против И. П., среди которых были нем. профессора, покинувшие Прагу. Однако перед вынесением решения, уверенный, что он будет осужден, И. П. бежал. В отсутствие И. П. суд отлучил его от Церкви, грамоту об этом архиеп. Збынек разослал по приходам.

В 1411 г. архиеп. Збынек попытался запретить богослужения в Праге, И. П. из окна дома Гуса произнес речь, в которой осудил эту меру. В 1412 г., во время гуситской агитации против продажи индульгенций, И. П. инициировал антипапское маскарадное шествие группы радикально настроенных студентов и на какое-то время стал более популярной фигурой, чем Гус. Театрально-пародийный характер имело также и его посещение Вацлава IV в замке Жебрак, куда он приехал на осле, объявив себя истинным учеником Христа.

В 1412 г. политический курс кор. Вацлава IV радикально изменился: он выступил с осуждением учения Уиклифа. В 1414 г. И. П. посоветовал Гусу поехать на Констанцский Собор, чтобы очистить себя от обвинений в ереси, и обещал поддержать его. Через 4 месяца после ареста Гуса И. П. прибыл в Констанц (4 апр. 1415), несмотря на предупреждения Гуса о грозящей И. П. опасности. В течение 3 дней И. П. составил петицию имп. Сигизмунду, в которой протестовал против ареста Гуса, и вывесил открытые послания на дверях костелов и жилищ кардиналов, съехавшихся в Констанц. И. П. писал, что готов добровольно и публично защищать чистоту своей веры и добрую славу Чешского королевства. Но так и не добившись охранной грамоты и открытого слушания, И. П. по совету представителей чеш. дворянства 9 апр. 1415 г. тайно покинул город. Дело И. П. вызвало широкий резонанс, и конгрегация Собора 16 апр. того же года вызвала его для ответа, пообещав выдать ему охранную грамоту. 4 мая И. П. был арестован. После офиц. осуждения учения Уиклифа на Соборе началась открытая борьба с последователями Уиклифа. На заседании Собора 23 мая 1415 г. представители нескольких ун-тов обвинили И. П. в ереси. Имп. Сигизмунд призывал вынести приговор И. П. как ученику Гуса за 1 день. Через 3 месяца после сожжения Гуса над И. П. начался процесс в форме теологической дискуссии, состоявшейся 19 июля 1415 г. В ней участвовали среди прочих кард. Франческо Забарелла и Пьер д'Айи. И. П. указывал на то, что у Уиклифа и Гуса есть неверные теологические положения, но обвинения Гуса в ереси исходили из намеренно искаженных текстов. 11 сент. 1415 г. на заседании Собора И. П. признал осуждение Уиклифа и Гуса и отрекся от их учения, но сделал оговорку, что это не касается «тех святых правд, о которых эти мужи говорили в университетах или среди народа». Собор потребовал от И. П. полного отречения, в т. ч. от собственной ереси, что и произошло 23 сент. 1415 г. Спустя нек-рое время он утверждал, что отречение не было искренним, он хотел вернуть себе свободу и позже стыдился своего малодушия: «Я боялся огня, его жесточайшего жара и погибели».

Несмотря на «раскаяние» И. П., 24 февр. 1416 г. была созвана комиссия, которая в течение 2 месяцев выслушивала новых свидетелей и составила обвинение из 107 статей. И. П. предложили ответить на каждый из пунктов обвинения, но он отказался и попросил, чтобы его выслушали. Слушание, состоявшееся 23 мая 1416 г., привлекло больше участников, чем процесс Гуса. И. П. произнес речь, в к-рой обвинил Собор в ошибочности принимаемых решений, осудил свое отречение от Гуса и уиклифизма (речь И. П. была записана учеником Гуса Петром из Младонёвице). И. П. утверждал, что большинство статей обвинения - ложь, следов., его можно поставить в один ряд с невинно осужденными Сократом, Боэцием, библейскими пророками, апостолами и Иисусом Христом. И. П. подчеркивал, что пришел на Собор добровольно, и объявил о готовности умереть. Итальянский гуманист Дж. Ф. Поджо Браччолини, присутствовавший на Соборе, сравнил И. П. с ораторами античности, восхищаясь его поведением, обликом, речью.

30 мая 1416 г. И. П. обвинили в ереси и в оскорблении Чешского королевства, поскольку он «подстрекал дворянство к бунту и беспорядкам, собирал толпы, разделял народ, настраивал горожан друг против друга, грабил храмы». Хотя в последнем слове И. П. повторил, что остается верным католиком, выступающим лишь против роскошной жизни прелатов, он был приговорен к сожжению.

В марте 1413 г. И. П. выступил в Кракове перед кор. Владиславом II Ягеллоном, знатью и прелатами Польско-Литовского гос-ва. Реакция польск. иерархов была негативной, но, учитывая то, что И. П. является гостем короля, его не пытались задержать. Из Кракова И. П. по приглашению вел. кн. Витовта поехал в Великое княжество Литовское. Согласно документам Констанцского Собора, у стен Витебска, где князя встречали католич. и правосл. процессии, И. П., не обратив внимания на процессию католиков, вышел навстречу православным и преклонил колена перед их иконами. По тем же документам, в Пскове И. П. участвовал в литургии, почтил иконы и, возможно, причастился под 2 видами. В дискуссии с католич. епископом Вильно о том, следует ли заново крестить православных, И. П. указывал, что они уже являются христианами, поэтому им лишь следует объяснять «римскую веру».

В русской историографии XIX в. ученые-слависты (Е. П. Новиков, А. Ф. Гильфердинг, А. С. Будилович, А. Н. Нарцов) писали о близости гусизма к Православию. Совр. чеш. исследователь гусизма Ф. Шмагель утверждает, что идея Причастия под 2 видами возникла у гуситов под влиянием практики первоначальной апостольской Церкви и что И. П. по возвращении из Литвы сообщил о подобной традиции, сохранившейся в Восточнохристианской Церкви.

Соч.: Šmahel F. Jeroným Pražský. Praha, 1966. S. 195-216; idem. Neznámý dopis mistra Jeronýma Pražského // Septuaginta P. Spunar oblate. Praha, 2000. S. 385-390.
Ист.: Historické spisy Petra z Mladoňovic a jiné zprávy a pamĕti o M. Janovi Husovi a M. Jeronýmovi z Prahy / Ed. V. Novotný. Praha, 1931. (Fontes rerum Bohemicarum; 8); Poggii Florentini ad Leonardum Aretinum epistola // Prosatori Latini del Quattrocento / Ed. E. Garin. Mil., 1952. P. 228-241; Hus a Jeroným v Kostnici. Praha, 1953; Лаврентий из Бржезовой. Гуситская хроника. М., 1962. С. 30-31, 36-37, 38-41; Šmahel F. Jeroným Pražský. Praha, 1966. S. 217-234; Хрестоматия по истории юж. и зап. славян. Минск, 1987. Т. 1. С. 186; Гуситское движение в освещении современников / Сост., пер.: Л. П. Лаптева. М., 1992. С. 11-13, 59-74.
Лит.: Руколь Б. М. Письмо Поджо Браччолини к Леонардо Аретинскому и рассказ Младеновица как источники об Иерониме Пражском // УЗ Ин-та славяноведения АН СССР. М., 1954. Т. 3. С. 421-433; она же. Источники об Иерониме Пражском // Славяне в эпоху феодализма. М., 1978. С. 335-340; Smidt Ch. B. A Fifteens Century Translation of Poggios' Letter on Jerome of Prague // Archiv für Reformationsgeschichte. Gütersloh, 1967. Bd. 58. S. 5-15; Pilný J. Jérôme de Prague: Un orateur progressiste du Moyen Age. Gen., 1974; Лаптева Л. П. Рус. историография гуситского движения. М., 1978; она же. Реформатор второго плана // Человек второго плана в истории. Р.-н/Д., 2005. Вып. 2. С. 26-53; Šmahel F. Univerzitní kvestie a polemiky mistra Jeronýma Pražského // Acta Universitatis Carolina: Historia Universitatis Carolinae Pragensis. Praha, 1982. T. 22. N 2. S. 7-41; idem. Husitská revoluce. Praha, 1993. T. 2. S. 274-275; idem. Husitské Čechy. Praha, 2001. S. 277-282; idem. Akta kostnického procesu mistra Jeronýma Pražského // Studie o rukopisech. Praha, T. 34. 2001. S. 85-96; Kořán J. Knihovna mistra Jeronýma Pražského // Český časopis historický. Praha, 1996. T. 94. N 3. S. 590-600.
Г. П. Мельников
Ключевые слова
См.также
  • ГУС Ян (ок. 1370 - 1415), чешский проповедник, идеолог религиозно-политического движения за реформу католич. Церкви в Чехии