ИОСИФ
Том XXV , С. 594-601
опубликовано: 8 декабря 2015г.

ИОСИФ

Содержание

(Ɨ 15.04.1652, Москва), патриарх Московский и всея Руси. И. был родом из Владимира, где его родной брат служил соборным протоиереем. В 1639 г. И. стал настоятелем московского Симонова в честь Успения Пресв. Богородицы мужского монастыря. После смерти патриарха Иоасафа I Русская Церковь более года оставалась без первосвятителя. Царь Михаил Феодорович хотел привлечь к участию в выборе патриарха не только архиереев, но и всех наиболее достойных представителей духовенства. В нач. 1642 г. во все епархии отправили царский указ прислать в Москву «болших, и средних, и менших монастырей старцов добрых, и черных попов, и дьяконов, которые житием воздержателны, и крепкожителны, и грамоте горазди» (ААЭ. Т. 3. С. 445-446, № 302). Готовясь к избранию главы Церкви, царь 17 марта 1642 г. велел перестроить Патриарший двор в Кремле. 20 марта царь предложил участникам Собора 6 запечатанных жребиев с именами Суздальского архиеп. Серапиона, Астраханского архиеп. Пахомия, архим. Симонова мон-ря И., игум. московского в честь Богоявления муж. мон-ря Ионы, игум. Соловецкого в честь Преображения Господня муж. мон-ря Маркелла, игум. псковского Святогорского мон-ря Макария. Из них с молитвой был выбран жребий И. Хиротония новоизбранного патриарха состоялась 7 дней спустя.

Иосиф, патриарх Московский и всея Руси. Миниатюра из Титулярника. Нач. XVIII в. (РНБ. F.IV.764. Л. 106)Иосиф, патриарх Московский и всея Руси. Миниатюра из Титулярника. Нач. XVIII в. (РНБ. F.IV.764. Л. 106)Период управления И. Русской Церковью был богат событиями. Из-за того что имя предстоятеля фигурирует на мн. документах его эпохи, трудно определить степень личного участия И. в их подготовке. Вступив на кафедру, И. столкнулся с проблемой возможного династического брака между царевной Ириной Михайловной и сыном дат. кор. Христиана IV от морганатического брака гр. Вальдемаром. После заключения этого союза позиции протестантов в Москве могли существенно усилиться. Негласные обещания сохранения королевичем вероисповедания в случае женитьбы на царевне, данные в Копенгагене гамбургским купцом П. Марселисом, который исполнял функции русского посла, противоречили нормам русского канонического права, запрещавшего смешанные браки; традиции государственного управления исключали возможность проникновения инославных в правящую элиту. В случае заключения брака с Ириной Михайловной Вальдемар становился 3-м в иерархии верховной власти России, что ставило под угрозу престиж наследника - царевича Алексея Михайловича. В результате незадолго до прибытия Вальдемара в Россию в Москве была начата антипротестант. кампания.

В 1643 г. царю Михаилу Феодоровичу подали челобитную священники и диаконы 9 московских приходов, где компактно проживали иноземцы и имелись протестантские кирхи. Священники жаловались, что иноземцы покупают в их приходах дворы и строят там свои церкви, из-за чего сократилось число прихожан православных храмов, и просили царя выслать иностранцев из центра Москвы. Михаил Феодорович запретил иноземцам приобретать дворы в Китай-городе, в Белом городе и в слободах, все 3 протестант. храма Москвы (на Покровке и на Поганом пруду) были сломаны, как построенные без царского указа. Данных о том, что инициатором челобитной московских клириков был И., нет, однако вряд ли челобитная появилась без его ведома. Известия о сносе протестантских церквей в Москве появились в европ. прессе и негативно повлияли на отношения России с протестантскими странами. Генеральные штаты безуспешно пытались добиться отмены царского указа. Не желая срыва переговоров о браке, 13 июля 1643 г. Михаил Феодорович определил для протестант. церкви новое место - за Земляным городом, между Флоровскими и Покровскими воротами (СГГД. Ч. 3. С. 404-406, № 116). В 1643 г. было начато дело о «стеснении в исповедании Православия» холопки Авдотьи Александровой, принадлежавшей протестантке Елизавете Фентцель - родственнице П. Марселиса. В процессе участвовали И., царь Михаил Феодорович, царица Евдокия Лукьяновна. В итоге Авдотья Александрова приняла Православие и получила свободу.

21 янв. 1644 г. гр. Вальдемар, ранее уже бывавший в России в качестве дат. посла, въехал в Москву. Рус. сторона рассматривала его приезд как «выезд на государево имя» - поступление на царскую службу и принятие подданства. Одним из условий заключения брака Вальдемара с Ириной Михайловной датчане ставили сохранение за принцем права на свободу вероисповедания. Это встретило отпор со стороны патриарха, настаивавшего на обязательном переходе жениха царевны в Православие через перекрещивание. Канонической основой позиции патриарха были чины присоединения к правосл. Церкви, включавшие анафематствование протестантов; чинопоследования были опубликованы в подготовленных при патриархе Иоасафе I мирском и иноческом Требниках (Булычев А. А. О публикации постановлений церк. Собора 1620 г. в мирском и иноческом Требниках (М., 1639) // ГДРЛ. 1989. Сб. 2. С. 35-62). 8 февр. по царскому указу И. прислал к гр. Вальдемару близкого к Патриаршему двору правосл. остзейского немца Д. Францбекова с предложением принять Православие, 21 апр. отправил принцу послание. В ответном письме патриарху Вальдемар настаивал на сохранении лютеран. исповедания и просил И. ходатайствовать о разрешении ему вернуться в Данию вместе с дат. послами. И. отправил принцу 2-е, весьма обширное послание, подготовленное свящ. Иоанном Наседкой, с опровержением ответа Вальдемара. Прослеживаются текстуальные параллели между 2-м посланием И. и «Изложением на люторы» и «Кирилловой книгой» (М., 1644). 28 мая 1644 г. по указу царя была начата подготовка публичных прений, в которых позицию протестантов отстаивал сопровождавший гр. Вальдемара пастор М. Фельгабер, правосл. сторона была представлена рус. клириками, а также находившимися в Москве греками и украинцами. Последние прения состоялись 4 июля 1645 г., незадолго до смерти Михаила Феодоровича, после которой идея династического брака была оставлена.

Не исключено, что в 1648 г. в церковных кругах (возможно, по инициативе царского духовника Стефана Вонифатьева, рукоположенного И. во иерея в 1645) оформился проект выселения инославных из Москвы. В 1651 г. было подготовлено переиздание Требника 1639 г., содержащего чины приема в Православие. В Патриаршество И. заметно возросло число иностранцев, присоединившихся к Русской Церкви.

28 сент. 1645 г. И. участвовал в венчании на царство Алексея Михайловича. Сразу после этого патриарх был щедро награжден государем и произнес торжественную речь (РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Кн. 301. Л. 22). В дни церковных праздников после литургии патриарх присутствовал на приемах у царя в Кремлевском дворце, где совершал молебен о здравии всех членов царской семьи (Там же. Оп. 2). Тогда же происходило взаимное одаривание царя и патриарха. Приемы проходили и на Патриаршем дворе. И. молитвенно участвовал во всех значительных событиях в царской семье. В 1648 г. он венчал царя Алексея Михайловича и М. И. Милославскую, приветствовал новобрачных речью (текст см.: Сазонова Л. И. Лит. культура России: Раннее Новое время. М., 2006. С. 154). В день венчания И. отправил в епархии богомольные грамоты (ААЭ. Т. 4. С. 36, № 23). 23 окт. 1648 г. И. послал в епархии богомольные грамоты в связи с рождением в царской семье первенца - царевича Димитрия Алексеевича (Там же. С. 43-44, № 31). На крещение младенца царь подарил И. 2 серебряных кубка, драгоценные ткани и др. предметы на 208 р. 18 февр. 1650 г. И. отправил в епархии богомольные грамоты по случаю рождения царевны Евдокии Алексеевны (Там же. С. 65, № 44).

И. вступил на общерусскую кафедру в условиях растущего протеста светских сословий (дворян и горожан) против привилегий Церкви. В 1641 г. дети боярские обратились к царю с челобитьем об отмене судебных привилегий Церкви по делам о беглых крестьянах, и это требование было удовлетворено. На Земском соборе 1642 г., где обсуждался вопрос о войне с Османской империей, горожане и дети боярские предлагали собрать средства на войну с вотчин епископов и монастырей, позднее «всяких чинов выборные люди» ходатайствовали об «отписании на государя» всех городских слобод с торгово-ремесленным населением, большая часть которых принадлежала Церкви. В челобитной 9 нояб. 1648 г. «все выборные люди всея земли» предлагали отобрать у Церкви и раздать детям боярским все земли, приобретенные после принятия Уложения 1649 г. Враждебность светских сословий ослабляла позиции духовенства и давала возможность светской власти решать за счет Церкви собственные задачи. Нуждаясь в средствах на предполагаемую войну с Крымским ханством, правительство в 1645 г. лишило патриарший дом и мон-ри права на беспошлинную торговлю.

Саккос патриарха Московского и всея Руси Иосифа. 1642–1652 гг. (ГММК)Саккос патриарха Московского и всея Руси Иосифа. 1642–1652 гг. (ГММК)Эти устремления отразились и в Соборном уложении 1649 г. В его составлении духовные лица участия не принимали, текст был принят на Земском соборе 1648/49 г., решения к-рого подписал патриарх. Уложение включало нормы не только светского, но и канонического права. Источниками Соборного уложения послужили судебники, Литовский статут, входившие в состав Кормчих Прохирон и «Избрание от закона Моисеева». Гос-во брало на себя наказание за преступления против веры, вводя смертную казнь за богохульство, за бесчиние в храме во время литургии, за выход из Православия (гл. 1). При этом Уложение значительно ограничило церковное землевладение (гл. 19; гл. 17, ст. 42), подтвердило указ 1580 г. и запретило патриарху, епископам и мон-рям приобретать новые земли (гл. 17, статьи 30, 42). Признавалось право Церкви на уже находящиеся в ее распоряжении земельные владения, однако в 1651 г. правительство распорядилось «отписать на государя» деревни, купленные или полученные в заклад мон-рями и приходами, если эти деревни расположены в черных тягловых волостях (ААЭ. Т. 4. С. 48-49, № 33). Были отменены податные льготы жителей монастырских и церковных слобод. Посады и слободы, расположенные на церковных и монастырских землях и освобожденные благодаря различным привилегиям от тягловой повинности, передавались в ведение гос. казны, духовным учреждениям было запрещено приобретать и основывать такие слободы (гл. 19, статьи 1, 5, 7-9, 13, 15, 16; ср.: ААЭ. Т. 4. № 35, 36, 39; АИ. Т. 4. С. 44-48, № 32). Церковь утратила ок. 80% своих городских дворов, серьезно пострадал при этом патриарший дом.

По Соборному уложению духовенство лишилось судебного иммунитета, все судебные дела (исключая дела по церковным вопросам) передавались в Монастырский приказ (гл. 13), учрежденный по челобитью «выборных людей», во главе к-рого был поставлен мирянин - окольничий кн. И. А. Хилков. При И. среди судей в Монастырском приказе были и духовные лица. Юрисдикция Монастырского приказа в отличие от юрисдикции приказа Большого дворца, ранее ведавшего мон-рями, распространилась на все духовенство, за исключением патриарха. Статьи Уложения не относились к патриарху и жившим в его вотчинах людям, которых судил сам патриарх (за исключением дел о «душегубстве и разбоях»). Подчинение духовенства суду гражданских властей не соответствовало каноническим нормам.

До принятия Уложения 1649 г. патриарший дом и мон-ри получали из государевых и частных владений в дар земли. В 1646 г. Алексей Михайлович пожаловал И. для московского Новинского мон-ря земли, находившиеся ранее в ведении Конюшенного приказа, а также осадный двор в Москве. В 1648 г. царь присоединил к домовым патриаршим монастырям самарский Преображенский мон-рь с вотчинами и угодьями. В 1644 г. И. приобрел у В. И. Шереметева «отхожие земли и сенные покосы» дер. Уборы в Звенигородском у. (Горчаков М. О земельных владениях всероссийских митрополитов, патриархов и Св. Синода. СПб., 1871. С. 330, 336). В 1643/44 г. у С. И. Урусова были куплены в Московском у. «селцо да две пустоши». Урусов дал И. запись, что оставшуюся у него от этой вотчины пустошь Новинки он не продаст никому, кроме патриарха (АЮБДР. 1857. Т. 1. Стб. 713-714).

Важным явлением времени Патриаршества И. было движение за обновление общественной и церковной жизни, зародившееся вскоре после окончания Смутного времени и связанное с преодолением последствий гражданской войны и интервенции (см. Ревнителей благочестия кружок). Во 2-й пол. 40-х гг. ХVII в. последовала серия царских и патриарших указов, регламентировавших жизнь общества и нацеленных на укрепление благочестия. Важнейшим направлением стала борьба с пьянством. 15 марта 1647 г. царским указом насельникам Соловецкого монастыря было запрещено держать в кельях «пьянственное питье» (ААЭ. Т. 4. С. 482, № 322). В 1649 г. в епархии были отправлены патриаршие и царские грамоты, запретившие держать в мон-рях «хмельное питье» (Там же. С. 57, № 37; С. 485-486, № 325). Среди предложений, представленных царем Алексеем Михайловичем Собору 9 февр. 1651 г., читаем: «А священническому и иноческому чину от пиянства трезвитися и сквернословия отнюдь бы не держатися не токъмо в церкви, но и в миру; на них многие мирские люди соблажняются» (Белокуров. 1902. С. 49). Предостережения от пьянства встречаются во многих указах царя и патриарха. В 1652 г., уже после смерти И., с целью сократить пьянство среди простого народа была подготовлена и проведена кабацкая реформа.

Шла борьба и с др. негативными явлениями. 16 февр. 1646 г. И. окружным наказом, данным по указу царя, запретил нищим просить милостыню во время богослужения (ААЭ. Т. 4. С. 481-482, № 321). 17 марта 1647 г. по повелению царя Освященный Собор запретил трудиться в воскресенье, а в субботу указал заканчивать работу перед вечерней службой, при этом полагалось закрывать торговые ряды и бани. В воскресенье разрешалось лишь ненадолго открыть продуктовые лавки. Указано было прекращать торговлю во время крестных ходов (Там же. С. 32, № 19; С. 484, № 324). В 1648 г. по указу царя и патриарха была поставлена вне закона матерная брань, за к-рую теперь полагались «торговая казнь» и «духовное запрещение» (Там же. С. 43, № 30). Было решено прекратить торговлю табаком, который считался сатанинским зельем, но продавался через казну. 6 дек. 1648 г. Алексей Михайлович указал изымать табак у торговавших им целовальников в казну и сжигать. Продажу табака запретили под угрозой наказания кнутом (СГГД. Т. 3. С. 443, № 133). В 1649 г. вышел царский указ, запрещавший неблагочестивые действия: скоморошество, «безчинные» пляски, катание на досках и качелях, кулачные бои, пьянство, чародейство, гадания, игру в зернь, карты, шахматы; «безчинников» полагалось бить батогами (АИ. Т. 4. С. 124-126). В 1649 г. гос-во исключило азартные игры из числа дозволенных промыслов, с к-рых взимались налоги; полностью прекратилась практика передачи азартных игр на откуп (Веселовский С. Б. Московское гос-во: XV-XVII вв.: Из науч. наследия. М., 2008. С. 330). Окружная царская «по совету с патриархом» грамота от 8 нояб. 1650 г. запрещала жить без духовного отца; ослушников духовным властям предписывалось «смирять по своему разсмотрению» (в основной части этой грамоты говорилось о молебствии и посте во время неурожая, наводнений, пожаров и падежа скота) (ААЭ. Т. 4. С. 68, № 47).

Посыл к обновлению и исправлению жизни страны после Смутного времени на основе более глубокого воцерковления народа исходил не только из столицы - одним из центров этого движения в 40-х гг. XVII в. были нижегородско-суздальские земли, в первую очередь Н. Новгород. Известны местные священники, которые отличались подвижнической деятельностью по исправлению народных нравов и утверждению благочестия (провинциальные ревнители благочестия),- Аввакум Петров, Иоанн Неронов, Конон Петров и др. Из Н. Новгорода происходил Стефан Вонифатьев, который наряду с влиятельным придворным - постельничим Ф. М. Ртищевым оказывал всемерную поддержку провинциальным ревнителям.

Важнейшими направлениями деятельности ревнителей благочестия стали борьба против «многогласия» (одновременного чтения или пения за богослужением неск. текстов) и утверждение «единогласия». Этот вопрос особенно остро встал в Патриаршество И. На Соборе 11 февр. 1649 г. (проходившем одновременно с Земским собором 1648/49 г.) основным пунктом обсуждения стал вопрос о соотношении монастырского и приходского богослужения. В деянии Собора записано: «На Москве учинилась великая молва и всяких чинов православные люди от церквей Божиих учали отлучатися за долгим и безвременным пением». Эти слова были направлены против сторонников «единогласия», во главе к-рых стоял царский духовник Стефан Вонифатьев. И. подписал соборное постановление о необходимости «единогласного» пения, утвержденного Собором в 1551 г. (см. Стоглав). Однако предстоятель признал «единогласие» обязательным лишь для монастырского богослужения. Во исполнение соборных постановлений началась рассылка грамот по мон-рям. В 1649 г. Вологодскому и Великопермскому архиеп. Маркеллу по указу царя Алексея Михайловича была отправлена грамота И., посвященная различным вопросам исправления монастырской жизни. В ней среди прочего содержалось требование, чтобы насельники монастырей «исправляли всякое церковное благолепие и пение по преданию святых апостол и святых отец и монастырской чин хранили с великим укреплением по древнему отеческому преданию, и в церквах Божиих велеть говорить в один голос, как в монастырех чин обдержит, по уставу» (Там же. С. 486, № 326). В приходских храмах Собор 1649 г. постановил «служити по прежнему»: «говорити голоса в два, а по нужде в три», кроме чтения шестопсалмия.

Протопоп Стефан Вонифатьев отказался подписать решения Собора 1649 г., настаивая на соблюдении единых норм как в монастырском, так и в приходском богослужении. Вслед за царским духовником не поставили подписи под постановлением новоспасский архим. Никон (впосл. патриарх Московский и всея Руси), протопоп Иоанн Неронов, мн. настоятели московских и подмосковных мон-рей. Царский духовник оскорбил И., назвав его «волком, а не пастырем». И. подал царю Алексею Михайловичу челобитную с просьбой наказать Вонифатьева, поскольку по только что принятому Уложению 1649 г. (статья о богохульстве) «кто изречет на соборную апостольскую Церковь какие хулные словеса», заслуживает смертной казни. Однако челобитная была оставлена без ответа, царь не утвердил решения Собора. Став в 1649 г. Новгородским митрополитом, Никон начал вводить «единогласие» в приходских храмах своей епархии.

Иосиф, патриарх Московский и всея Руси. Поучение. М., 1643. Л. 1 (РГБ)Иосиф, патриарх Московский и всея Руси. Поучение. М., 1643. Л. 1 (РГБ)Не посчитавшись с постановлением Собора 1649 г., Алексей Михайлович обратился за разрешением вопроса в К-поль. В дек. 1650 г. был получен ответ патриарха Парфения II, высказавшегося в пользу «единогласия». «Единогласие» было утверждено на фактически руководимом царем церковном Соборе 9 февр. 1651 г. Алексей Михайлович подготовил к Собору и др. предложения, касающиеся упорядочения богослужения и исправления духовенства. Постановления Собора были обнародованы в предисловии к Служебнику 1651 г., где отмечалось, что «во всех же церквах в Московском государстве и по всем городем единогласно на вечериях, и на повечериях, и на полуношницах, и на заутренях псалмы и Псалтырь говорить в один голос, тихо и неспешно, среди церкви на восток лицем, со всяким вниманием» (Служебник. М., 1651. Л. 5-5 об.). Текст соборного уложения рассылался как черному, так и белому духовенству; в грамотах оговаривалось, что ослушников, отвергающих «единогласие», необходимо «смирять в монастырях монастырским смирением» (ААЭ. Т. 4. С. 487-489, № 328). Введение «единогласия» встречало сопротивление как духовенства, так и прихожан. В московской тиунской избе по этому поводу произошел конфликт, повлекший судебное разбирательство (см.: Лукин П. В. Народные представления о государственной власти в России ХVII в. М., 2000. С. 85). Необходимость «единогласного» богослужения была еще раз подтверждена Большим Московским Собором 1666-1667 гг.

Помимо регламентации богослужения власти уделяли внимание исправлению духовенства и повышению его образовательного уровня. Среди предложений, подготовленных царем к Собору 1651 г., значилось: «А которых в священный чин и во дьяконски поставляти, и выбирати избранных людей учителных, чтоб знали круг церковный и устав. А которые не учены, и тех во училище подобает учити, чтоб по правилом святых отец все знали, как душы християнския просвещати» (Белокуров. 1902. С. 49). Это предложение не было воплощено в жизнь, но, вероятнее всего, именно с ним связан указ И. о том, чтобы кандидаты в священный сан в Патриаршей области получали хиротонию только в Москве, а не от архиереев близлежащих епархий, как это было прежде. Эта мера, по мнению патриарха, позволила бы установить контроль за уровнем подготовки провинциальных клириков. Однако здесь открывался простор для злоупотреблений. Через 6 лет после смерти И. представители московского духовенства били челом царю о трудностях, бюрократической волоките и поборах, от к-рых страдали приезжавшие в столицу издалека ставленники. Челобитчики обвинили И. в том, что он издал указ, «желая собрать себе имение» и «хотя обогатить дьяка своего Ивана Кокошилова да подьячих» (Макарий. История РЦ. Кн. 6. С. 368).

В годы Патриаршества И. страну постигло неск. бедствий. 21 авг. 1643 г. в Москве и в соседних городах случилась засуха, погубившая урожай и вызвавшая падеж скота. И. отправил во все епархии окружную грамоту с указом совершать крестные ходы и служить молебны об избавлении от бедствия (ААЭ. Т. 3. С. 472-474, № 322). В связи с бедствием было издано «Патриаршее поучение» (М., 1643). Летом 1648 г., во время народных волнений, И. отправил в епархии богомольные грамоты о 2-недельном посте и о служении молебнов для прекращения «межуусобной брани» (ААЭ. Т. 4. С. 42-43, № 30). В 1650 г. в связи с Псковским восстанием для переговоров с псковичами была отправлена делегация во главе с Коломенским еп. Рафаилом; ее участники передали восставшим увещевательные грамоты от царя и патриарха (ДАИ. Т. 3. С. 271-272). После подавления восстания служилые люди, убитые псковичами, по патриаршему повелению были записаны в синодики для вечного поминовения, «чтоб та их кровная служба в забвенье николи не была» (ААЭ. Т. 4. С. 66-67, № 46). В нояб. 1650 г. Алексей Михайлович по совету И. отправил окружную грамоту о молебствии и посте «в Москве и во всех городех всем православным християном» по случаю неурожая, наводнений, пожаров и падежа скота (Там же. С. 67-68, № 47).

На Патриаршество И. приходится активизация контактов с Западнорусской митрополией, прерванных в 30-х гг. XVII в. Киевским митр. свт. Петром (Могилой). В 40-х гг. XVII в. митр. Петр стремился возобновить связи с Москвой. Постоянный обмен посольствами установился после присылки митр. Петром в Москву частицы мощей равноап. кн. Владимира Святославича. Как и прежде, представители правосл. мон-рей Речи Посполитой регулярно получали в Москве финансовую поддержку. Такая же ситуация сохранилась и при следующем Киевском митрополите - Сильвестре (Косове). Несмотря на то что И. подписал решения Земского собора 1651 г. о возможности войны с Речью Посполитой для защиты правосл. населения Польско-Литовского гос-ва, при нем возродилась практика перекрещивания выходцев из юго-западнорус. земель («белорусцев»). И. вернулся к уже забытому в рус. церковной практике «Указу, како изыскивати и о самех белорусцех», принятому на Соборе 1620 г. и регламентировавшему присоединение представителей Западнорусской митрополии к Русской Церкви через перекрещивание (опубл. в Требниках 1624, 1639, 1651 гг.). Многие казаки, переселившиеся в 40-х - нач. 50-х гг. XVII в. в Россию, были вторично крещены.

Не менее тесными были связи Московского Патриархата с вост. христ. Церквами, представителям к-рых также оказывалась регулярная финансовая поддержка. В Патриаршество И. правосл. греки перенесли в Россию ряд святынь. Весной 1642 г. архимандрит афонского Пантелеимонова мон-ря доставил мощи мч. Евстратия и кровь вмч. Пантелеимона. Грек предложил привезти в Россию длань свт. Григория Паламы, в 1647 г. был доставлен перст этого святого. В 1644 г. в Москву прибыла десница св. ап. Андрея Первозванного, в янв. 1647 г. К-польский патриарх свт. Афанасий III Пателларий прислал частицу Животворящего Древа и частицу мощей вмц. Анастасии Узорешительницы. В 1648 г. бывш. митр. Навпакта и Арты Галактион передал царю Алексею Михайловичу серебряный крест с частицей Животворящего Древа, архимандрит из янинского Успенского мон-ря Иеремия вручил мощи прп. Евфимия, афонский Эсфигменский архим. Анфим - частицу главы св. Иоанна Предтечи. В том же году еп. Камбании Киприан передал в дар царю мощи свт. Иоанна Златоуста (И. принял Киприана с недоверием и потребовал представить свидетельство его епископского сана). В 1649 г. митр. г. Велла Даниил и Коринфский митр. Иоасаф привезли в Россию мощи сщмч. Петра Александрийского и «образ резной 12 праздников Владычных, обложен серебром, да в том же образе мощи св. апостола Павла да смирно». Прибывший в Москву осенью 1650 г. еп. г. Ларисса Иоасаф на приеме во дворце преподнес Алексею Михайловичу мощи вмч. Георгия Победоносца. Рус. власти проявляли интерес к греч. традиции. В 1649-1650 и 1651-1653 гг. в Молдавию, Валахию и на Восток для знакомства с греч. богослужебной практикой был отправлен Арсений (Суханов), который получил от И. список вопросов к К-польскому патриарху.

Иосиф, патриарх Московский и всея Руси. Роспись алтаря собора Владимирской иконы Божией Матери в Сретенском мон-ре, Москва. 1707 г.Иосиф, патриарх Московский и всея Руси. Роспись алтаря собора Владимирской иконы Божией Матери в Сретенском мон-ре, Москва. 1707 г.В Патриаршество И. несколько раз предпринимались попытки открытия в России школ. Преследование православных в Речи Посполитой и в Османской империи обусловило стремление властей Киевской митрополии и вост. Церквей перенести школьное и типографское дело в Россию. В 1640 г. Киевский митр. Петр (Могила) обратился к царю Михаилу Феодоровичу с предложением направить в Москву ученых монахов из киевского Братского в честь Богоявления монастыря для создания школы с преподаванием греч. и слав. языков (АЮЗР. 1861. Т. 3. № 34. Стб. 39-42; № 44. Стб. 46-50). 30 сент. 1648 г. царь Алексей Михайлович обратился к Черниговскому еп. Зосиме с просьбой прислать образованных книжников иеромонахов Кирилла (Замойского), Арсения (Сатановского) и Дамаскина (Птицкого). 14 мая 1649 г. царь о том же писал Киевскому митр. Сильвестру (Косову), к-рый отправил в Москву из киевского Братского училищного мон-ря Арсения (Сатановского) и Епифания (Славинецкого), в 1650 г. в Россию приехал Дамаскин (Птицкий). В документах о приезде «киевских старцев» отмечалось, что они прибыли для перевода Библии и для «риторского учения». Киевские монахи поселились в устроенном Ртищевым в 1648 г. по благословению патриарха московском Андреевском мон-ре в Пленницах. Ртищев начал учиться греч. языку у Епифания (Славинецкого).

Менее успешными оказались действия греков, стремившихся создать в Москве собственные уч-ще и типографию. В 1646-1647 гг. в Россию по рекомендации Палеопатрасского митр. Феофана приезжал для устройства греч. типографии и уч-ща архим. Великой к-польской ц. Венедикт. «По приказу Святейшего патриарха» И. он должен был привезти из К-поля грамоту «о книжной печати и о учении еллинского языку». Архим. Венедикт не понравился московским властям, и его с подарками отпустили. Влиятельный в Москве греч. агент Иван Петров Тафрали в поданной в июне 1649 г. И. челобитной рекомендовал в качестве учителя Мелетия Сирига. Ответа на челобитную не последовало. В 1649 г. в рус. столицу вместе с Иерусалимским патриархом Паисием приехал дидаскал Арсений Грек, который вскоре был обвинен в распространении еретических учений. Следствие велось в Посольском приказе и в Патриаршем Судном приказе, по приговору этих ведомств Арсений был сослан в Соловецкий в честь Преображения Господня монастырь. В грамоте к соловецкому игум. Илии И. требовал посадить Арсения «в земляную тюрьму и держать ево в крепости с великим береженьем, и быть ему в тои тюрьме до ево живота, а пищу ему велено давать, покаместа он жив, чем душа иво питает» (цит. по: Опарина Т. А. «Исправление веры греков» в Русской Церкви 1-й пол. XVII в. // Россия и христианский Восток. М., 2004. Вып. 2/3. С. 288-325). В 1651 г. царь просил Иерусалимского патриарха Паисия «обрести единаго учителя премудрого... да учинит учительство и еллинский язык». Рекомендованный патриархом молдав. учитель Гавриил Власьев, прибыл в Москву в окт. 1652 г. Он понравился российским властям, но им не удалось убедить его остаться в Москве.

Патриаршество И. стало временем расцвета книгопечатания. В 40-х - нач. 50-х гг. XVII в. были выпущены 92 книги, многие из них неоднократно переиздавались. Все издания, за одним исключением, выходили с традиц. формулой об их выпуске по повелению царя и по благословению патриарха. Под именем И. как автора издано «Патриаршее поучение». В сент. 1649 г. началась работа по изданию Кормчей книги. В основу был положен связанный с митр. Даниилом Даниловский извод Сербской редакции (ГИМ. Воскр. № 28), а не Русская редакция текста, к-рую использовал И. в своих поучениях. Канонические памятники рус. происхождения (в т. ч. статьи в защиту церковного имущества) не вошли в Кормчую. Из Русской редакции были заимствованы Эклога, «Закон судный людем», «Заповедь епископам». Первоначально в качестве предисловия предполагалось предисловие к Кормчей Василия из Люблина, в к-ром рассказывалось о тяжелом положении Православия. В послесловии к Кормчей говорилось об угрозе Церкви со стороны папистов и тех, кто торгуют церковными должностями. В качестве дополнительных источников при подготовке Кормчей к изданию использовали Требник митр. Петра (Могилы) (К., 1646) (для гл. 51, «О тайне супружества») и «Книгу о священстве» свт. Иоанна Златоуста (Львов, 1614) (для гл. 36, «Указание от Божественных писаний о непоставлении на мзде»). Текст обсуждался на Соборе в сент. 1651 г., не был утвержден и подвергся дальнейшему редактированию уже при патриархе Никоне (опубл. в июне 1653).

Среди изданных при И. книг следует также отметить «Соборник о чести св. икон и о поклонении» (1642), Слова прп. Ефрема Сирина (1643, 1647), «Кириллову книгу» (1644), Житие прп. Саввы Сторожевского (1646), Жития преподобных Сергия и Никона Радонежских (1646), Грамматику Мелетия (Смотрицкого) (1648), Толкование на Евангелия блж. Феофилакта, архиеп. Болгарского (1649), «Собрание краткия науки о артикулах веры... ради учения и ведения всем православным христианом, наипаче же детем учащимся» (1649) (краткий Катехизис митр. Петра (Могилы)), Поучения аввы Дорофея (1652) и др.

Входивший в ближайшее окружение патриарха инок Соловецкого мон-ря Сергий (Шелонин) в 40-х гг. XVII в. составил новую редакцию «Книги степенной царского родословия», согласно к-рой цари Михаил Феодорович и Алексей Михайлович продолжали династию Рюриковичей (Сиренов А. В. Степенная книга: История текста. М., 2007. С. 426-427). По поручению И. мон. Сергий занимался также подготовкой к публикации «Лествицы» прп. Иоанна Синайского. Вышедшее в 1647 г. издание «Лествицы» представляло собой новый вид памятника, отсутствовавший в прежней традиции. Мон. Сергий готовил к публикации «Богословие» прп. Иоанна Дамаскина, но издание не было осуществлено (Сапожникова О. С. Русский книжник XVII в. Сергей (Шелонин): Редакторская деятельность. СПб., 2010).

Книжная справа времени Патриаршества И. характеризуется утверждением критического отношения к рукописным текстам, обращением к греч. оригиналам, вниманием к юго-западнорус. богослужебным изданиям, к полемической, грамматической и катехизической лит-ре. Московский Печатный двор превратился в процветающее предприятие, приносившее хороший доход казне. В 1651 г. здесь имелось 12 печатных станов, в штате числилось 146 мастеровых. Один из появившихся при И. типографских шрифтов сохранял название «осиповский» более чем через 50 лет после смерти патриарха (Лаврентьев А. В. Люди и вещи. М., 1997. С. 92).

В Патриаршество И. были прославлены святыни, обретены и свидетельствованы мощи неск. угодников Божиих, основаны монастыри. И. благословил создание Артемиева Веркольского муж. мон-ря (на месте обретения нетленных мощей св. Артемия Веркольского), Флорищевой в честь Успения Пресв. Богородицы пуст. В 1647 г. по указу царя Алексея Михайловича И. поручил Серапиону, архиеп. Суздальскому и Тарусскому, собрать сведения об исцелениях от Казанской иконы Божией Матери, явившейся в Суздальском у. в часовне на пустоши Осовицы. 29 сент. 1649 г. царским указом установлено 22 окт. праздновать «Пречистой Богородице, явлению чудотворной иконы Казанския, во всех городех, по вся годы» (ААЭ. Т. 4. С. 61, № 40). Летом 1644 г. при разборке деревянного Преображенского собора костромского Спасо-Преображенского Геннадиевского мон-ря были обретены мощи основателя обители прп. Геннадия Костромского и Любимоградского, о чем составили повесть, включившую описание 2 чудес. В том же году по благословению И. состоялась общецерковная канонизация прп. Геннадия. 22 янв. 1645 г. в присутствии И. и царя Михаила Феодоровича в Успенском соборе Владимира состоялось обретение нетленных мощей вел. кн. св. Георгия Всеволодовича, к-рые были перенесены из каменной гробницы, стоявшей в алтаре Благовещенского придела, в изготовленную на средства И. серебряную позолоченную раку в центре собора, у юж. столпа. По заказу И. в 1647-1648 гг. был расписан Успенский собор владимирского Княгинина жен. мон-ря, в этой росписи образ Георгия Всеволодовича занимает одно из важных мест. В окружении И. в связи с перенесением мощей кн. Георгия Всеволодовича написано повествование о кончине кн. мч. Владимира Георгиевича, помещенное над гробницей князя во владимирском Успенском соборе. Тогда же составлен «Лист над гробом Всеволода и Мстислава Георгиевичев», содержащий сведения о гибели князей. Текст вошел в список Степенной книги старшего извода Пространной редакции, хранившийся в кон. XVII в. в Успенском соборе. 7 нояб. 1648 г. были свидетельствованы мощи прп. Кирилла Новоезерского, в 1651 г. для них прислана из Москвы серебряная рака. В 1649 г. по указу царя и по благословению патриарха открыты мощи св. кнг. Анны Кашинской, в следующем году перенесенные из-под деревянной соборной церкви в каменный Воскресенский собор в присутствии царской семьи. 19 янв. 1652 г. в присутствии царя и И. состоялось торжественное открытие мощей прп. Саввы Сторожевского.

В нач. 1652 г., незадолго до смерти И., было принято решение перенести в московский Успенский собор мощи Московских святителей, пострадавших от светских властей: митр. св. Филиппа (Колычева) из Соловецкого мон-ря, патриарха св. Иова из старицкого в честь Успения Пресв. Богородицы мон-ря и патриарха сщмч. Ермогена из Чудова в честь Чуда арх. Михаила в Хонех мон-ря. Об этом царь совещался 11 марта с патриархом и со всем Освященным Собором. Мощи патриарха Иова были принесены из Старицы в Москву 5 апр., их встречали за Тверскими воротами царь и патриарх. Именем И. подписано «Моление» к свт. Иову (1652).

Сразу же после этого события И. заболел и через 10 дней, в Великий четверг, умер. Кончина И. описана в письме царя Алексея Михайловича к Новгородскому митр. Никону (ААЭ. Т. 4. С. 77-86, № 57). Царь писал, что в последние годы жизни И. «безпрестанно» говорил приближенным: «Переменить меня, скинуть меня хотят, а будет-де и не отставят, и я-де и сам за сором об отставке стану бить челом». Царь заверял адресата, что подобных намерений у него не было. Встречающееся в лит-ре утверждение, что И. к концу Патриаршества устранился от активной деятельности, не находит подтверждения в документах. Несомненно при этом, что Алексей Михайлович посылал патриарху для поставления избранных им лиц: «по государеву указу» были избраны Псковский архиеп. Макарий (1649) и Казанский митр. Корнилий (1650) (ЧОИДР. 1905. № 3. Смесь. С. 25, 26). В 1648 г. список с чудотворной Иверской иконы Божией Матери был торжественно привезен в Москву с Афона «по изволению» царя и «по слову святаго архимандрита господина Никона Новаго Спасова монастыря». Имя И. в связи с присылкой иконы не упоминается (Подлинные акты, относящиеся к Иверской иконе Божьей Матери, принесенной в Россию в 1648 г. М., 1879), хотя известно, что весной 1647 г. архим. Пахомий «бил челом» о приеме у И. (Тимошина Л. А. Дело о приезде монахов афонского Иверского Успенского монастыря в 1647 г. в Москву // Каптеревские чтения. М., 2010. Вып. 8. С. 48).

И. был рачительным хозяином. В 1642 г., когда он возглавил Русскую Церковь, патриаршая казна оказалась пустой, поскольку в период межпатриаршества после смерти Иоасафа I светские власти взяли из нее крупные суммы денег на выплату жалованья стрельцам и «служилым иноземцам». После смерти И. только в его келейной казне осталось более 13 400 р. и множество серебряных сосудов, блюд, сковород, кубков. О повседневных тратах И. можно составить представление по расходным книгам Патриаршего Казенного приказа (Писарев. 1904. Прил. № 5. С. 15-24; Прил. № 17. С. 126-128). И. не оставил завещания, его казной распорядился царь, пожертвовавший ее почти целиком на поминовение почившего первосвятителя.

Соч.: Белокуров С. А. Челобитная царю Алексею Михайловичу патр. Иосифа и всего Освященного Собора на протопопа Стефана Вонифатьева, 7158 г. // ЧОИДР. 1887. Кн. 3. Отд. 5. С. 79-80; То же // Он же. Мат-лы для рус. истории. М., 1888. С. 455-456; Голубцов А. П. Вступление в патриаршество и поучение к пастве Иосифа, патр. Московского // ПрТСО. 1888. Ч. 42. С. 327-381; Булычев А. А. Поучение на «моровое поветрие» патр. Иосифа // Лит-ра Др. Руси: Источниковедение. Л., 1988. С. 187-196; Люстров М. Ю. Два послания Моск. патр. Иосифа усопшим святителям // ИзвОЛЯ. 1998. Т. 57. № 1. С. 45-48; он же. Старинные рус. послания: (XVII-XVIII в.). М., 2001. С. 15-20.
Ист.: ДРВ. М., 1788 2. Ч. 6. С. 223-261; Ч. 7. С. 234-303; Писарев Н. Н. Домашний быт рус. патриархов. Каз., 1904. С. 56, 161, 222. Прил. № 5. С. 15-24; Прил. № 17. С. 126-128.
Лит.: Цветаев Д. В. Протестантство и протестанты в России до эпохи преобразований. М., 1890. С. 476-510; Голубцов А. П. Прения о вере, вызванные делом королевича Вальдемара и царевны Ирины Михайловны. М., 1891. С. 126-175; он же. Памятники прений о вере, возникших по делу королевича Вальдемара и царевны Ирины Михайловны // ЧОИДР. 1892. Кн. 2. Отд. 2. С. 164-165; Николаевский П. Ф. Московский Печатный двор при патриархе Никоне // ХЧ. 1891. Ч. 1. С. 147-186; Тиктин Н. И. Визант. право как источник Уложения 1648 г. и новоуказных статей: Опыт ист.-сравн. исслед. Од., 1898; Белокуров С. А. Из духовной жизни моск. общества XVII в. М., 1902. С. 29-52; Каптерев Н. Ф. Патр. Никон и царь Алексей Михайлович. Серг. П., 1909. Т. 1. С. 81-105; он же. Патр. Никон и его противники в деле исправления церк. обрядов. М., 2003 2; Смирнов П. П. Посадские люди и их классовая борьба до сер. XVII в. М.; Л., 1948. Т. 2; Кротов М. Г. Послание царя Алексея Михайловича о смерти патр. Иосифа: (Этюд из ист. психологии) // ГДРЛ. 1989. Сб. 2. С. 149-178; Булычев А. А., Понырко Н. В. Иосиф // СККДР. 1993. Вып. 3. Ч. 2. С. 99-105; Володихин Д. М. Книжность и просвещение в Московском государстве XVII в. М., 1993; Макарий. История РЦ. 1996. Кн. 6. С. 95-182; Опарина Т. А. Иван Наседка и полемическое богословие Киевской митрополии. Новосиб., 1998. С. 232-238; она же. Воссоздание Немецкой слободы и проблема перекрещивания иностранцев-христиан в России // Патр. Никон и его время. М., 2004. С. 65-107; она же. Иноземцы в России XVI-XVII вв.: Очерки ист. биографии и генеалогии. М., 2007. С. 68-69; она же. Укр. духовенство и Московский патриархат в сер. XVII в.: Контакты и конфликты: (Вопрос об отношении к киевскому благочестию в рус. церк. кругах, circa 1651) // Православие Московской Руси и Украины в XV-XVII вв.: Общее и различное (в печати); Богданов А. П. Рус. патриархи: 1589-1700. М., 1999. Т. 1. С. 371-386; Шунков А. В. «Повесть о преставлении патриарха Иосифа» царя Алексея Михайловича как лит. памятник: Стиль Повести // Традиция и лит. процесс: [Сб. ст.: К 60-летию со дня рожд. Е. К. Ромодановской]. Новосиб., 1999. С. 176-184; Орленко С. П. Выходцы из Зап. Европы в России XVII в.: Правовой статус и реальное положение. М., 2004; Белякова Е. В. К вопросу о первом печатном издании Кормчей книги // ВЦИ. 2006. № 1. С. 131-150; Чеснокова Н. П. Реликвии христианского Востока в России в сер. XVII в.: По мат-лам Посольского приказа // ВЦИ. 2007. № 2(6). С. 103-104; Веселовский С. Б. Московское гос-во: XV-XVII вв.: Из науч. наследия. М., 2008. С. 336-351; Лавров А. С. Новые данные о «ревнителях благочестия»: Док-ты РГАДА, 1649-1650 гг. // ИА. 2008. № 1. С. 195-211; Фонкич Б. Л. Греко-славянские школы в Москве в XVII в. М., 2009. С. 63-64; Ченцова В. Г. Икона Иверской Богоматери: Очерки истории отношений Греческой Церкви с Россией в сер. XVII в. по документам РГАДА. М., 2010. С. 12, 123, 150-152, 172-175, 226; Вознесенский А. В. К вопросу об издании в дониконовское время в Москве Чиновника архиерейского священнослужения // Вестн. Новосиб. ун-та. Сер.: Филология (в печати); Чумичева О. В. Киев и Москва в борьбе с протестантским влиянием: Две книги в защиту иконного образа, кон. XVI - 1-я пол. XVII в. // Православие Московской Руси и Украины в XV-XVII вв.: Общее и различное (в печати).
Т. А. Опарина, С. М. Шамин

Иконография

Изображение И. представлено в Царском Титулярнике 1672 г. среди др. миниатюр с портретами патриархов (РГАДА. Ф. 135. Отд. 5. Рубр. III; см.: Портреты, гербы и печати Большой гос. книги 1672 г. СПб., 1903. № 56). Он изображен вполоборота вправо, по пояс, в белом куколе и мантии с истоками, правой рукой благословляет, в левой держит жезл, у него правильные черты лица и округлая борода. Этот портрет с незначительными вариациями в деталях повторен в копиях Титулярника нач. 70-х гг. XVII - нач. XVIII в. (РНБ. Эрм. № 440; F.IV.764; ГИМ. Муз. № 4047).

В росписи алтарной части собора Сретения Владимирской иконы Божией Матери Сретенского мон-ря в Москве помещен прямоличный поясной образ И. в медальоне (1707; см.: Липатова С. Н. Фрески собора Сретенского мон-ря. М., 2009. С. 68). Написан с нимбом, в красноватом саккосе, омофоре и митре; на груди - 2 панагии и крест, в правой руке держит жезл, в левой - свиток.

На одном из портретов духовных лиц из Спасо-Иаковлевского мон-ря Ростова (кон. XVIII - сер. XIX в., до 1966 хранился в ГМЗРК) И. показан по пояс, вполоборота вправо, «в коричневой рясе, синей мантии и белом клобуке, на груди панагия, правая рука сложена для благословения, в левой жезл» (Колбасова Т. В. Портретная галерея Ростовского Спасо-Яковлевского монастыря // СРМ. 2002. Вып. 12. С. 253. Кат. 27).

Д. А. Ровинский упоминал выполненный А. Г. Афанасьевым гравированный портрет И. в технике пунктира (1856; Ровинский. Словарь гравированных портретов. Т. 2. Стб. 1050).

Образ И. присутствует на литографии «Всероссийские патриархи», выполненной по рис. Сивкова в мастерской И. А. Голышева в с. Мстёра (1859, РГБ). Ростовое изображение И. представлено на рисованных листах 2-й пол. XIX в. в числе изображений 5 первых рус. патриархов (ГИМ. Бахруш.; см.: Иткина Е. И. Рус. рисованный лубок кон. XVIII - нач. XX в.: Из собр. ГИМ. М., 1992. Кат. 111-113).

Среди других русских патриархов И. (оплечно, в патриаршем куколе) показан в сериях портретов 50-х (?) гг. XX в., помещенных в настенном декоре митрополичьих (Патриарших) палат ТСЛ, и 60-70-х гг. XX в. (ЦАК МДА), в цикле созданных в академической манере портретов русских патриархов В. В. Шилова (после 1996, Патриаршая резиденция в Чистом пер. в Москве). Образ И. включен в серию медалей с изображениями 15 рус. патриархов, созданную к 10-летию интронизации Святейшего Патриарха Алексия II (ЦАМ СПбДА и др.), а также в современную серию серебряных плакеток «Патриархи Московские и всея Руси».

Э. П. И.
Рубрики
Ключевые слова
См.также
  • АДРИАН [Андрей] (1637, или 1627, или 1639 – 1700), Патриарх Московский и всея Руси (1690 -1700)
  • АЛЕКСИЙ I (Симанский Сергей Владимирович; 1877 - 1970), Патриарх Московский и всея Руси, в 1945-1970
  • АЛЕКСИЙ II (Ридигер Алексей Михайлович; 1929 - 2008), Патриарх Московский и всея Руси (1990–2008)
  • ЕРМОГЕН (ок. 1530 - 1612), патриарх Московский и всея Руси, сщмч. (пам. 17 февр., 12 мая, 5 окт.- в Соборе Московских святителей)