Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МЕЛХИСЕДЕК
Т. 44, С. 631-635 опубликовано: 14 июня 2021г. 


МЕЛХИСЕДЕК

Мелхиседек (Паевский), архиеп. Енисейский и Красноярский. Фотография. Рубеж 20–30-х гг. XX в.
Мелхиседек (Паевский), архиеп. Енисейский и Красноярский. Фотография. Рубеж 20–30-х гг. XX в.

Мелхиседек (Паевский), архиеп. Енисейский и Красноярский. Фотография. Рубеж 20–30-х гг. XX в.

(Паевский Михаил Львович; 15.11.1879, с. Витулин Бельского у. Гродненской губ.- 17.05.1931, Москва), архиеп. Енисейский и Красноярский. Происходил из древнего белорус. священнического рода. Сын известного церковного историка и публициста прот. Льва Семеновича Паевского (1850-1919). С детства прислуживал в храме, с 8 лет был церковным чтецом. После учебы в Жировицком ДУ поступил в 1892 г. в СПбДС. Из-за слабого здоровья в 1897 г. перевелся в Таврическую ДС, которую окончил в 1898 г. В 1900 г. поступил в КазДА. 12 февр. 1901 г. пострижен в монашество с именем Мелхиседек. 10 апр. 1901 г. рукоположен во диакона. На 2-м курсе академии заявил о желании поступить в состав Пекинской духовной миссии, 18 янв. 1902 г. был отчислен из числа студентов, однако из-за отмены отъезда в Китай восстановлен в академии 8 марта того же года. 28 янв. 1903 г. рукоположен во иерея. В 1904 г. окончил КазДА с ученой степенью кандидата богословия. 3 сент. того же года получил назначение преподавателем основного, догматического и нравственного богословия Могилёвской ДС. 28 апр. 1905 г. стал настоятелем кафедрального собора Могилёва. С 25 сент. того же года исполнял обязанности настоятеля могилёвского Братского в честь Богоявления Господня мужского монастыря. С 11 окт. 1905 г. благочинный мон-рей Могилёвской епархии. 18 дек. 1906 г. назначен настоятелем Богоявленского мон-ря с возведением в сан игумена. 24 янв. 1907 г. стал настоятелем Белыничского в честь Рождества Пресвятой Богородицы мужского монастыря Могилёвской епархии с возведением в сан архимандрита. С 22 сент. 1907 г. настоятель Херсонесского во имя святого равноапостольного князя Владимира мужского монастыря Таврической епархии. 19 марта 1909 г. переведен настоятелем новгород-северского в честь Преображения Господня мужского монастыря Черниговской епархии. 17 окт. 1910 г. назначен смотрителем Владикавказского ДУ. 11 марта 1914 г. стал ректором Самарской ДС. 23 авг. того же года переведен ректором Тифлисской ДС. По благословению экзарха Грузии архиеп. Питирима (Окнова) ввел регулярные богослужения на груз. языке в домовом семинарском храме во имя Св. Давида. 31 окт. 1914 г. М. стал членом Грузино-Имеретинской синодальной конторы. И. о. главы синодальной конторы во время отсутствия архиеп. Питирима. В нояб. 1915 г. по инициативе М. при Тифлисской ДС утверждены курсы по изучению древних груз. песнопений.

27 авг. 1916 г. был определен епископом Кронштадтским, 4-м викарием Петроградской епархии. Хиротонию М. 8 сент. того же года в Казанском соборе Петрограда возглавил Петроградский митр. Питирим (Окнов), знакомый с М. по Владикавказской епархии и Грузии и содействовавший его переводу в Петроград. Кронштадтский викарный архиерей имел резиденцию в Александро-Невской лавре в честь Святой Троицы в Петрограде, являлся наместником лавры. 24 февр. 1917 г. М. был переведен в староладожский во имя святителя Николая Чудотворца монастырь, где стал настоятелем. 17 июня 1917 г. назначен епископом Ладожским, 3-м викарием Петроградской епархии. 29 июля того же года освобожден от должности настоятеля Николаевского мон-ря. После прихода в окт. 1917 г. к власти большевиков и начала гражданской войны Николаевский и Троице-Зеленецкий мон-ри Ладожского вик-ства были разорены; ставился даже вопрос о закрытии вик-ства.

26 июня 1919 г. М. был назначен епископом Слуцким, викарием и временным управляющим Минской и Туровской епархией на период отсутствия Минского и Туровского архиеп. Георгия (Ярошевского; впосл. митрополит Варшавский), к-рый покинул Минск в нояб. 1918 г. в связи с окончанием первой мировой войны и завершением нем. оккупации. По другим сведениям, М. прибыл в Минск раньше, в среду на Страстной неделе (т. е. 16 апр. 1919); возможно, приезд предшествовал официальному назначению. Церковная жизнь в Минске в это время находилась в состоянии полного упадка. Отбывший из епархии архиеп. Георгий забрал с собой все денежные средства, а также ризницу из крестовой церкви архиерейского дома. В минском кафедральном Петропавловском соборе на своей 1-й службе М. увидел только 6 молящихся. Большевистские власти проводили жестокие гонения на верующих. Как писал в это время прот. Иоанн Пашин в своей приходской летописи, «репрессии со стороны большевиков, особенно в Минске, усиливаются. Бесконечные аресты и частые расстрелы. Город стонет». Городское духовенство, как и все минское население, голодало. М. обратился с призывом о помощи к сельским приходам, присланное продовольствие архиерей распределял среди нуждающихся.

После занятия в авг. 1919 г. Минска польск. войсками М. препятствовал евр. погромам, ходил по улицам и уговаривал солдат прекратить бесчинства. В дальнейшем сумел наладить отношения с польск. властями. Поляки возвратили правосл. Церкви ряд епархиальных зданий, ранее конфискованных большевиками. Возобновилось издание «Минских епархиальных ведомостей» (успели выпустить только 1 номер); были опубликованы духовно-назидательные сочинения М. «Слово о входе в Иерусалим» и «Божьей милостью», которые сделали его имя известным среди верующих епархии. По его почину в Минске снова стали проводить торжественные крестные ходы с Крупецкой иконой Божией Матери, которые он возглавлял. М. пользовался большим уважением и любовью клира и прихожан. Рассчитанный на 5 тыс. молящихся Петропавловский собор на праздники не вмещал верующих, М. приходилось устраивать общую исповедь и привозить запасные Св. Дары из др. церквей. Несмотря на слабое здоровье, он ежедневно отстаивал на службах по 6-8 часов; сам совершал в соборе богослужения и читал проповеди, каждое воскресенье после литургии руководил народным пением. Был аскетом, ограничивал себя во всем, жил в скромной небольшой комнате. Все пожертвования, предназначенные лично для него, распределял среди беднейшего духовенства и верующих.

Когда 11 июля 1920 г. Минск был вновь занят Красной Армией, М. остался в городе. В марте 1921 г. в Риге был заключен советско-польск. мирный договор, согласно к-рому зап. часть довоенной Минской губ. отходила Польше. Шесть вост. уездов (Минский, Слуцкий, Борисовский, Игуменский, Бобруйский и Мозырский) образовали Белорусскую ССР (с дек. 1922 в составе СССР). Ввиду этого под упр. М. осталась лишь вост. часть Минской епархии, а ее зап. часть была передана Пинской епархии в Польше. В это время М. получил титул епископа Минского и Туровского, т. е. вступил в права епархиального архиерея, что, видимо, было связано с назначением 11 окт. 1921 г. патриархом Московским и всея России свт. Тихоном прежде занимавшего Минскую кафедру архиеп. Георгия (Ярошевского) патриаршим экзархом в Польше. М. пытался наладить отношения с советскими властями. Как писал в 1922 г. секретарь ЦК КП(б)Б В. А. Богуцкий секретарю ЦК РКП(б) И. В. Сталину о Минском архиерее, «Мелхиседек - большой дипломат, переживший все оккупации и ладивший со всеми правительствами. В данное время Мелхиседек старается везде подчеркнуть лояльность по отношению к советской власти» (Политбюро и Церковь. Кн. 1. С. 231). 29 марта 1922 г., во время кампании по изъятию церковных ценностей, М. выпустил обращение к верующим, в к-ром поддержал действия советских властей и призвал к сдаче ценностей, не имеющих сакрального значения. По приходам были разосланы соответствующие письма. В связи с этим у местных властей сложилось мнение, что «Мельхиседека при умелом подходе можно использовать в борьбе с реакционным духовенством». В кон. мая того же года М. был вызван в минское ГПУ и получил предложение выехать в Москву для переговоров с руководством политического ведомства. Это было связано с арестом патриарха Тихона и инспирированной властями попыткой захвата власти в Церкви обновленческим Высшим церковным управлением (ВЦУ). М. заявил о согласии выехать в Москву, но попросил отсрочку для объезда епархии.

Во взаимоотношениях с обновленцами, к-рых поддерживали гос. власти, М. применял дипломатическую тактику, признавая ВЦУ в Москве, но игнорируя все указания местного уполномоченного «Живой церкви». В новых условиях М. поддержал движение части клира епархии за автономию Белорусской Церкви, к-рому ранее, по докладам местных властей, не придавал особого значения. Теперь же церковная автономия давала возможность оградить Белорусскую Церковь от влияния обновленческого центра. 19 июля 1922 г. в Минске прошло собрание уполномоченных городских приходов, на котором было принято решение о провозглашении автономной Белорусской митрополии. 22 июля ГПУ арестовало несколько участников собрания, которые «объявление автономии белорусской церкви намеревались использовать в контрреволюционных целях» (Там же. Кн. 2. С. 325). Среди арестованных был и секретарь Минского архиерея И. Ф. Спасский. Тем не менее 23 июля в Петропавловском соборе Минска состоялось церковное собрание, принявшее акт о церковной автономии: «...православный клир и миряне бывшей Минской епархии... сохраняя каноническую связь с законным священноначалием Православной Церкви Российской... постановили объявить Православную Церковь, находящуюся в пределах независимой Республики Белоруссии, самоуправляющейся в делах местного значения». Собрание просило М. стать во главе провозглашенной автономии и принять титул митрополита Белорусского и Минского. М. согласился на это, сделав заявление: «Исходя из осуществленной ныне идеи автономии, положенной в основу нового строя управления Белорусской Церкви, и пребывая в единомыслии с такими авторитетными иерархами, как митр. Владимирский Сергий (Страгородский) и другие, заявившие особым актом о своем признании каноничности ВЦУ и законности его распоряжений, Церковное Управление Белоруссии считает пребывающее в Москве ВЦУ законным органом управления Российской Церкви с полномочиями до созыва поместного Всероссийского Собора, который установит форму управления Всероссийской Церкви и ее автономных частей». Это заявление означало, что формально М., как и митр. Сергий (Страгородский; впосл. патриарх Московский и всея Руси), признавая ВЦУ, временно уклонялся в обновленческий раскол, однако фактически оставался вне обновленчества. При номинальном признании ВЦУ в Минской епархии на деле наблюдалось противостояние распространению обновленческого раскола.

ВЦУ отказалось утвердить провозглашение церковной автономии Белорусской Церкви и не признало организованное в июле 1922 г. Церковное управление Белоруссии (ЦУБ). Однако М. использовал противоречия между обновленческими группировками в целях сохранения и укрепления своего положения в епархии. После того как 2 нояб. 1922 г. президиум ВЦУ принял решение об увольнении М. на покой, утвержденное председателем ВЦУ еп. Антонином (Грановским) и его заместителем прот. В. Д. Красницким, Минский архиерей через др. обновленческого лидера прот. А. И. Введенского добился 10 нояб. отмены этого решения. ВЦУ признало за М. титул митрополита. ЦУБ было реорганизовано в Белорусское епархиальное управление (БЕУ) с участием уполномоченного ВЦУ и представителей местных обновленческих групп, однако большинство в нем принадлежало сторонникам М. В нач. 1923 г. ВЦУ согласилось на учреждение в обновленческой Белорусской митрополии 3 викарных кафедр. В марте того же года М. возглавил в Минске вместе с признававшими в тот момент ВЦУ архиереями канонического поставления викарными епископами Смоленской епархии Вяземским Венедиктом (Алентовым; впосл. архиепископ) и Гжатским Феофаном (Берёзкиным), хиротонии целибатного свящ. Феодосия Раменского (впосл. в монашестве Филарет) и вдовых протоиереев Иоанна Пашина (см. сщмч. Иоанн (Пашин)) и Николая Шеметилло во епископов Борисовского, Мозырского и Слуцкого. Хиротонии совершались без пострижения посвящаемых в рясофор, «обновленческим чином», однако в том же году все епископы приняли монашество, и их хиротонии были признаны патриархом Тихоном каноничными.

Мелхиседек (Паевский), первый архиеп. Минский. Памятная доска на стене ин-та теологии в Минске. 2011 г.
Мелхиседек (Паевский), первый архиеп. Минский. Памятная доска на стене ин-та теологии в Минске. 2011 г.

Мелхиседек (Паевский), первый архиеп. Минский. Памятная доска на стене ин-та теологии в Минске. 2011 г.

Несмотря на дипломатические усилия М. постепенно его церковная деятельность стала вызывать все большее недовольство у советских властей. 10 апр. 1923 г. М. был вызван в минское ГПУ и получил указание о немедленном выезде в Москву, куда он отбыл на следующий день, оставив управление епархией своим викариям. В Москве М. уклонился от участия в обновленческом «Поместном Соборе» в апр.-мае того же года. 15 мая обновленческий Высший церковный совет принял решение о замещении М. на Минской кафедре Могилёвским «епископом» Сергием Иванцовым (впосл. в РПЦ еп. Софроний). После освобождения 25 июня 1923 г. из-под ареста свт. Тихона находившийся в Москве М. был принят им в общение. 18 авг. патриарх Тихон выдал свидетельство: «В[ысокопреосвященного] Мелхиседека признаю православным и находящимся в каноническом общении с Нами; почему беспрепятственное совершение им богослужений в православных храмах Москвы разрешаем и благословляем» (Акты св. Тихона. С. 295). 24 сент. М. участвовал в совещании правосл. архиереев под председательством свт. Тихона в московском Донском мон-ре, на к-ром решительно выступил против перехода Церкви на новый календарный стиль. Под протоколом собрания М. вопреки возражениям свт. Тихона подписался как митрополит Минский и Белорусский. В сент.-окт. 1923 г. власти запрещали М. вернуться в Белоруссию, что вызывало массовые протесты верующих в Минске, где прихожане собора отказались допустить в храм «архиерея»-обновленца. В нояб. 1923 г. М. вернулся в Минск, где публично высказался против обновленчества. Его поддержали викарии и большинство духовенства и верующих. Обновленческий «епископ» Сергий Иванцов был фактически отстранен от управления епархией. Неудачи обновленцев в Белоруссии вызвали беспокойство советских властей. В сводке 6-го («церковного») отделения Секретного отдела ОГПУ от 1 янв. 1924 г. говорилось о ситуации в Белоруссии: «Почти все городское духовенство принадлежит к Тихоновскому движению. В Минске нет ни одной обновленческой церкви. Обновленческое духовенство по уездам начинает замирать под влиянием Тихоновщины. Тихоновцы организовали при участии Минского духовенства и черносотенных пятерок свое Епар[хиальное] Управление, и им руководит Мелхий Седекс (так в документе.- Ред.), назначив своим заместителем Епархии Мозырского епископа Иоанна, быв[шего] обновленца, перешедшего к Тихоновщине» (Политбюро и Церковь. Кн. 2. С. 375). В то же время власти еще надеялись на возвращение М. в обновленчество и на возможность использовать его в своих интересах.

В марте 1924 г. к БССР перешли от РСФСР населенные преимущественно белорусами 16 уездов Витебской, Гомельской и Смоленской губерний, в к-рых располагались приходы Полоцко-Витебской, Могилёвской и Гомельской (с 1925) епархий. Поскольку в этих епархиях действовали достаточно сильные группы обновленцев, обновленческое руководство решило использовать укрупнение БССР для усиления там своего влияния. 17-19 мая в Могилёве состоялся обновленческий «Первый белорусский областной церковный собор» для избрания главы обновленческой церкви в Белоруссии. М. отказался от участия в этом «соборе». В результате обновленческим «митрополитом» Могилёвским был избран перешедший в обновленчество архиеп. бывш. Костромской Серафим (Мещеряков), который в сент. того же года вернулся в каноническую Церковь. Летом 1924 г. при поддержке ОГПУ в Белоруссии началась кампания по передаче церквей обновленческим общинам. Для соблюдения формальной законности отделу культов НКВД предписывалось в храмах, выбранных обновленцами, провести ревизии и при обнаружении малейших замечаний расторгать договор об аренде с прежним приходским советом. Новый договор следовало заключать только с «группой прогрессивной обновленческой общины». Подобным образом в обновленческий раскол были вовлечены ок. 500 приходов - немногим менее половины всех приходских общин. 12 авг. 1924 г. решением властей обновленцам был передан Архиерейский дом в Минске.

В авг. 1924 г. против М. было начато следствие по обвинению в сокрытии церковных ценностей во время кампании 1922 г. Архиерея поместили под домашний арест, но иногда с разрешения властей он проводил службы в минском соборе. В сент. была запрещена деятельность БЕУ, М. продолжал управлять епархией через личную канцелярию, организованную по месту жительства. 2 февр. 1925 г. было завершено следствие по его делу. Местные партийные органы составили проект приговора с предложением о расстреле М. Но в Москве вынесение ему смертного приговора сочли нецелесообразным. 17 авг. 1925 г. на открытом процессе в Минске М. был приговорен Верховным судом БССР к 3 годам лишения свободы условно. Благодаря своему авторитету он по-прежнему не допускал широкого распространения обновленчества в Минской епархии. Прибывший в Минск в апр. 1925 г. обновленческий «епископ» Александр Щербаков вынужден был в окт. того же года уехать в Витебск; попытки обновленцев провести в Минске учредительный съезд сорвались: несмотря на агитацию, на собрание явились только 18 священнослужителей и мирян. Обновленческое Белорусское ЕУ вынуждено было разместиться в Могилёве.

В 1925 г. возникла напряженность в отношениях между М. и поставленными патриархом Тихоном епископами Могилёвским Никоном (Дегтяренко) и Гомельским Тихоном (Шараповым), на епархии которых М. пытался распространить свою юрисдикцию после укрупнения адм. территории БССР. В свою очередь епископы Тихон и Никон отказывались признавать каноничный статус М., считая его обновленцем, и брали под окормление приходы Минской епархии, вышедшие из подчинения своего правящего архиерея. Сложившаяся ситуация потребовала вмешательства вступившего в управление Церковью после кончины патриарха Тихона († 7 апр. 1925) патриаршего местоблюстителя митр. сщмч. Петра (Полянского). 5 окт. 1925 г. митр. Петр обратился к М. с посланием, в котором сообщал: «Покойный Святейший Патриарх не считал Ваше Преосвященство состоящим вне единения с Православной Русской Церковью, почему и не воспрещал Вам служить в московских храмах. Посему нет оснований предполагать, что Минская иерархия является неправославной. Преосвященному Тихону и преосвященному Никону мною дано предложение безотлагательно принять меры к возможно скорейшему прекращению нежелательных результатов от допущенных ими по неведению действий». В то же время митр. Петр указывал: «Вопрос об автономии Белорусской Церкви и Вашем митрополичьем сане при Святейшем Патриархе не получил канонического разрешения. Вы же сами не позаботились в течение двух лет при жизни покойного Патриарха так или иначе ликвидировать этот вопрос или принять меры к тому, чтобы дать ему определенное каноническое разрешение. Поэтому как объявление автономии Белорусской Церкви, так и принятие Вами сана митрополита является с канонической точки зрения актом самочиния, не одобряемым церковными правилами. Полагаю, что вопрос об автономии подлежит решению Поместного Собора Русской Церкви, а признание за Вами митрополичьего сана - особому епископскому рассмотрению... Ввиду этого считаю за лучшее, если бы Вы сами изыскали меры к ликвидации допущенного церковного самочиния и вернулись к нормам канонического устроения белорусской церковной жизни. Тогда бы для нас открылась каноническая возможность, сообразно с местными условиями церковной жизни, предоставить Вам некоторые прерогативы чести» (Документы Патриаршей канцелярии 1925-1926 гг. // ВЦИ. 2006. № 1. С. 61).

В связи с началом следствия по делу местоблюстителя митр. Петра (арестован 10 дек. 1925) М. был вызван из Минска в Москву и 13 дек. 1925 г. задержан в здании ОГПУ (арест по обвинению в участии в контрреволюционной организации оформлен ордером от 22 дек. того же года). Содержался в Бутырской тюрьме. Когда следствие не обнаружило связи между Минским архиереем и митр. Петром, в ОГПУ было принято решение использовать М. для укрепления авторитета образованного 22 дек. по инициативе властей Временного высшего церковного совета (ВВЦС) во главе с архиеп. Григорием (Яцковским). 23 янв. 1926 г. М. был освобожден под подписку о невыезде из Москвы и вскоре признал ВВЦС. Подпись М. с титулом «епископ Минский, митрополит Белорусский» появилась задним числом при публикации послания ВВЦС, составленного 22 дек. 1925 г., еще во время пребывания М. в тюрьме. 12 февр. 1926 г. М. отправил из Москвы послание «Архипастырям и пастырям Церкви Белорусской», в котором не говорил о переходе в юрисдикцию ВВЦС, но заявил о сохранении им общего руководства Белорусской митрополией и поручил временное управление епархией в период своего отсутствия 1-му викарию Слуцкому еп. Николаю (Шеметилло). М. не принимал к.-л. участия в деятельности ВВЦС, а в кон. июня 1926 г. отошел от григорианского раскола, принес покаяние заместителю патриаршего местоблюстителя митр. Сергию (Страгородскому) и сложил с себя титул митрополита, сохранив титул епископа. 17 авг. 1926 г. следственное дело в отношении М. было прекращено, а подписка о невыезде аннулирована. В Минск он, однако, не вернулся. В Минской епархии в период отсутствия правящего архиерея обновленчество укрепило свои позиции. В февр. 1926 г. в Минск прибыл «архиепископ» Даниил Громовенко, в мае того же года обновленцы захватили кафедральный Петропавловский собор.

23 мая 1927 г. М. был вновь арестован в Москве по обвинению в «использовании религиозных настроений масс в антисоветских целях». В связи с арестом митр. Сергий 13 июля уволил его на покой и назначил управляющим Минской епархией еп. Арсения (Смоленца), а 12 сент. того же года - еп. Павла (Вильковского). ОГПУ использовало арест М., чтобы склонить его к участию в организации неканоничной автокефальной Белорусской Православной Церкви (БПЦ), однако М. от участия в этом категорически отказался. Автокефальная БПЦ была провозглашена в авг. 1927 г. в Минске викариями М. епископами Филаретом (Раменским) и Николаем (Шеметилло), к-рые ввели в автокефалистских церквах формулу поминовения за богослужением М. как «митрополита». В это время М. находился в Бутырской тюрьме. 17 сент. 1927 г. решением Коллегии ОГПУ он был освобожден под подписку о невыезде. Проживал на покое в Москве. 5 апр. 1928 г. возведен митр. Сергием в сан архиепископа. В сент. того же года назначен управляющим Енисейской и Красноярской епархией. Пребывал в Красноярске, где паства вначале приняла его отчужденно, но затем стала относиться к архиерею с теплотой. 2 апр. 1931 г. М. был вызван для участия в сессии Временного Патриаршего Священного Синода. 11 мая того же года прибыл в Москву. Вскоре скончался от сердечного приступа в Покровском храме на Н. Красносельской ул., где он должен был сослужить заместителю патриаршего местоблюстителя при совершении епископской хиротонии. 20 мая митр. Сергий возглавил отпевание М. в сослужении 18 архиереев. Был похоронен на Семёновском кладбище Москвы. После закрытия Семёновского кладбища в 30-х гг. ХХ в. могила была перенесена на московское Преображенское кладбище

Лит.: Мануил. Русские иерархи, 1893-1965. Т. 4. С. 323-330; Афанасий (Мартос), архиеп. Беларусь в ист., гос. и церк. жизни. Мн., 1990р. С. 259-262; Процька Т. С. Пакутнiк за веру i бацькаўшчыну. Мн., 1996; она же. Без веры мы - никто: Жизнь и смерть митр. Минского и Белорусского Мелхиседека. Мн. 2012; она же. Невядомыя старонкi жыцця Мелхiседэка (Паеускага), мiтр. Мiнскага i Белорусскага // Праваслауе. 2013. № 19. С. 55-65; Кривонос Ф., прот. У Бога мертвых нет: Неизв. страницы из истории Минской епархии (1917-1939). Мн., 2007; он же. Человек глубокой веры: Жизнь и архипастырское служение Преосв. Мелхиседека (Паевского) во время пребывания на Минской кафедре (1919-1925) // Минские ЕВ. 2011. № 2(87). С. 74-76; Максимович И. Н. Минская епархия в нач. 20-х гг. ХХ в.: Деятельность митр. Мелхиседека (Паевского) // Гос-во, религия, Церковь в России и за рубежом. М., 2010. Вып. 4. С. 96-106; Мазырин А., свящ. О пребывании в обновленческом и григорианском расколах преосв. Мелхиседека (Паевского), его «митрополитстве» и автономии Белорус. Правосл. Церкви в 1920-е гг. // Вестн. ПСТГУ. Сер. 2: История. История РПЦ. 2011. Вып. 2(39). С. 63-86; Бараненко В. В. Еп. Мелхиседек (Паевский) и обновленческое движение в Советской Белоруссии (1922-1923 гг.) // Клио. СПб., 2015. № 4(100). С. 195-202; Лавринов В., прот. Обновленческий раскол в портретах его деятелей. М., 2016. С. 356-357.
В. Г. Пидгайко, Д. Н. Никитин
Ключевые слова:
Архиепископы Русской Православной Церкви Мелхиседек (Паевский Михаил Львович; 1879 - 1931), архиепископ Енисейский и Красноярский
См.также:
АВГУСТИН (Беляев Александр Александрович; 1886-1937), архиеп. Калужский и Боровский, сщмч. (пам. 10 нояб., в Соборе святых Ивановской митрополии и в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской и в Соборе Самарских святых)
АВГУСТИН (Виноградский Алексей Васильевич; 1766 - 1819), архиеп. Московский и Коломенский
АВЕРКИЙ (Кедров Поликарп Петрович; 1879-1937), архиеп. Волынский и Житомирский
АВРААМ (Шумилин Алексей Федорович; 1761-1844), архиеп. Ярославский и Ростовский