Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЗВОНАРЬ
Т. 20, С. 29-31 опубликовано: 2 января 2014г.


ЗВОНАРЬ

церковнослужитель, производящий звон при храме или в мон-ре. В РПЦ чаще всего для звона используются колокола, и тогда З. звонит посредством веревок, соединенных с колоколами или колокольными языками (об иной практике звона см. в ст. Било). При этом исполнительская техника и система управления колокольным набором во многом определяются весом колоколов, их количеством и расположением на колоколонесущем сооружении. Один З. не всегда может справиться с большим количеством колоколов, поэтому в исполнении колокольного звона могут участвовать 2, а иногда и несколько человек. Обычно 1-й З. раскачивает язык большого колокола, а 2-й звонит в малые и средние колокола. В тех случаях, когда колокола разобщены в пространстве (используются наборы неск. колоколонесущих сооружений, либо звон производят на многоярусной колокольне или большой многопролетной звоннице), исполнительские партии распределяют внутри группы З. Такой ансамблевый звон особенно характерен для мон-рей и соборов. Необходимость исполнения колокольного звона артелью З. иногда свидетельствует также об архаичности исполнительской традиции, что наблюдалось, напр., на звонницах псковского типа и звонницах палатного типа (Северо-Западный и Владимиро-Суздальский регионы).

Запись звона А. В. Смаргина, сделанная С. Г. Рыбаковым
Запись звона А. В. Смаргина, сделанная С. Г. Рыбаковым

Запись звона А. В. Смаргина, сделанная С. Г. Рыбаковым
Использование к.-л. автоматических приводов для правосл. звона нехарактерно, т. к. духовное и личностное начало является здесь одним из важнейших. Попытки некоторых изобретателей кон. XIX в. создать самозвонные устройства, призванные заменить «ручной звон» и облегчить службу или вовсе упразднить служение З., хотя и вызывали интерес, но не имели широкого распространения. Подобные системы с использованием достижений совр. техники изредка практикуются и сейчас (напр., в Николо-Богоявленском соборе в С.-Петербурге), однако целесообразность таких устройств автоматического звона спорна.

На Руси обычно должность З. совмещалась с обязанностями пономаря (или параэкклисиарха), а также церковного сторожа. Об этом свидетельствуют различные документы и произведения фольклора, в частности пословицы: «Повещать сторожам софийским, как звонить в другие колокола большие» (II Новгородская летопись под 1572 г.) или «Не быть звонарем, не быть и пономарем», «Не все пономари, а редко кто не званивал!» (Даль В. И. Толковый словарь живого великорус. языка. М., 1955. Т. 1. С. 672).

Имена мн. З. сохранились в переписных книгах XVI-XVII вв., в церковных ведомостях XVIII - нач. XX в. и др. письменных источниках, но сведений о жизни и специфике служения З. прошлого сохранилось немного. Как правило, они были выходцами из сословия крестьян или мещан. Иногда З. служили дети лиц духовного звания. Далеко не все монастырские З. XVII-XVIII вв. были монахами. Иногда они жили на посаде своим двором и служили за жалованье (Псково-Печерский мон-рь, XVII в.). При колокольне Ивана Великого в Московском Кремле имелось неск. десятков З., проживавших в особой звонарской слободе, т. н. Звонарях. Руководил ими звонарный староста. Сохранилось предание о том, что в древности 12 дек. каждого года он должен был докладывать царю о прибавлении дня, за что получал 24 р. серебром, а 12 июня - о прибавлении ночи, после чего заключался в темную палату на Ивановой колокольне на 24 ч. (Леонид (Кавелин), архим. О московских древностях: (Из зап. моск. старожила прошлого столетия) // Моск. ЕВ. 1872. № 2. С. 12).

Школ З. в совр. смысле на Руси не было, но при нек-рых соборах и мон-рях существовали звонарские артели, аналогичные средневековым цехам, они способствовали как обмену опытом, так и сохранению местных традиций звона. Навыки обычно передавались «с рук» при непосредственном общении. Наиболее удобным временем для выявления людей, способных к колокольному звону, была Светлая седмица, или, как ее еще именовали, «звонильная неделя», когда каждый желающий мог пробовать свои силы в колокольном искусстве. Для запоминания и передачи ритмов звона З. использовал т. н. звонарские приговорки, или присказки, мнемонического типа: короткие ритмизованные тексты, изредка произносимые нараспев, запечатлевшие характерные ритмоинтонационные обороты колокольного звона местных традиций. Напр., приговорка, услышанная свящ. Павлом Флоренским от одного из звонарей ТСЛ: «Архи - мандрит / Нам о - ставил / Сорок восемь / Колко - лов» (Трубачёв С. З., диак. Избранное: Ст. и исслед. М., 2005. С. 507). Нередко оказывалось, что незаурядным талантом обладали не только штатные церковные З., но и обычные прихожане; также искусно звонили в колокол бродячие нищие и юродивые. Часто их способности, судя по рассказам и воспоминаниям очевидцев, сочетались с душевной просветленностью и прозорливостью.

Существует целый ряд устойчивых представлений о личности З. и его способностях к колокольному звону. К нему нередко относятся как к человеку особенному, выделяющемуся из общины редким даром обращаться к Богу посредством колокольного звона. Находясь на обособленной от помещения храма и устремленной к небу колокольне, З., хотя и скрыт от глаз молящихся, непосредственно участвует в ходе богослужения. Возможно, поэтому иногда встречаются рассказы о «звонах по нотам», к-рые якобы в прошлом производились на нек-рых звонницах и колокольнях учеными З.

Традиц. комплекс способностей, в частности наличие особо развитого муз. слуха, далеко не всегда является необходимым и достаточным условием для успешной деятельности З. Его действия, особенно в ансамбле, происходят в первую очередь на основе зрительных, моторных и осязательных ощущений от контакта с веревками, педалями и др. средствами управления колокольным набором. К тому же на колокольне или в непосредственной близости к колоколам во время общего звона их звучание, как правило, искажено или трудноразличимо. По выражению одного из старейших звонарей московского Данилова монастыря М. И. Макарова (род. в 1906), для звона надо «иметь музыкальность и рук и ног», т. е. способность к координации физических движений и ритмичной игре. В то же время представление о том, что З., имея дело со звуком большой интенсивности, как правило, обладает пониженным слухом, ошибочно и практикой не подтверждается. Звучание колоколов в традиц. звонах, особенно в руках опытного З.-мастера, оказывает благотворное, порой исцеляющее действие, подобно молитвенному чтению и песнопениям.

Типикон (Устав) и др. церковные книги (Чиновники, Обиходники) хотя и предписывают время исполнения колокольного звона, его продолжительность, отдельные виды и формы, как правило, детально не регламентируют процесс исполнения звонов. Поскольку особенности колокольного звона передаются гл. обр. в бесписьменной традиции (исключение - звонарский устав Оптиной пуст., см. в ст. Звон), З. достаточно свободен в выборе средств и технических приемов исполнения, порядка использования колоколов и его муз. организации и руководствуется в основном знанием местной храмовой традиции колокольного звона и указаниями настоятеля.

Изредка среди мастеров колокольного звона встречаются люди, обладающие стройной индивидуальной системой воззрений на звонарское искусство. Обычно они являются практиками, наставниками менее опытных исполнителей и хранителями бесценного опыта и знания для др. поколений. За редким исключением это мастера индивидуального (сольного) исполнительства, такие как житель С.-Петербурга А. В. Смагин (1843-1896), звонарь Покровской ц. в Казани Семен Семенович Толмачёв (1824-?), ростовский звонарь В. Г. Хмельницкий (?-1912), жители Москвы П. Ф. Гедике (1879-?) и К. К. Сараджев (1900-1942). Последний отличался высоким мастерством и чрезвычайно тонким ощущением звучаний и различных сочетаний колоколов, обладал гиперестезией (сверхчувствительностью) и способностью к слуховой синестезии (цветовому слуху), работал над созданием оригинальной теории «музыка-колокол» (осталась незавершенной). Сараджев положил начало также концертному направлению в колокольных звонах, развившемуся в наст. время в самостоятельное муз. направление.

Несмотря на серьезные утраты и бедственное положение с колокольными звонами в советское время, мн. церковные З. в XX в. сохранили традиции звона. Их наследие стало основой для реконструкции правосл. церковного звона в наши дни. Среди них такие З., как В. И. Машков (Москва, Новодевичий мон-рь), игум. Михей (Тимофеев) (ТСЛ), мон. Алексий (Норквист) (Псково-Печерский мон-рь), А. С. Бутылин (Ростов) и мн. др. Их звоны стали образцом для совр. З., подготовка которых в кон. XX - нач. XXI в. осуществляется как внутри приходов и мон-рей, так и силами различных церковных школ и центров обучения колокольному звону. Иногда практическое обучение в них сочетается с просветительной и исследовательской работой в области церковного звона (Школа колокольного мастерства при храме Христа Спасителя в Москве (рук. И. В. Коновалов), Московский колокольный центр (рук. В. Г. Шариков), Школа колокольного звона при ц. Владимирской иконы Божией Матери в С.-Петербурге (рук. В. С. Кайчук), Новосибирская школа звонарей (рук. Л. Д. Благовещенская), Школа звонарей Минского епархиального управления (рук. А. Н. Малиновский (Иконников), с 2003 Б. В. Берёзкин) и нек-рые др.).

Лит.: Клириков Н. Н. Механик-самоучка, слепец В. М. Слепнев // Ярославские ГВ. 1887. Ч. неофиц. № 28. С. 5-6; № 29. С. 3; Самоучка-механик, изобретатель механического церк. звона: [Д. П. Иванцов] // Вятские ЕВ. 1904. № 11. Отд. неофиц. С. 680-682; Десятников В. Хранители звонов: [Ростовские звоны и звонари] // Вокруг света. 1978. № 5. С. 40-43; Игнатьев С. Федька-звонарь // Правосл. Русь. 1978. № 7. С. 14-15; Козлова Г. Живое искусство колокольного звона // Кругозор. 1990. № 6. С. 10-11. Грампластинка 4; Маршкова Т. И. Хранитель московского звона: [Звонарь моск. Новодевичьего мон-ря В. И. Машков] // Отчизна. 1991. № 6. С. 32-34; Мельник А. Г. Звонари XVII - нач. XX вв. // СРМ. 1993. Вып. 4: Соборная звонница Ростова Великого. Ростов. 1993. С. 47-56; Мельник Л. Ю. О «Калязинском» звоне // Там же. С. 65-68; Виденеева А. Е. Звонари ростовского Успенского собора во 2-й пол. XVII - 1-й четв. XIX в. // Там же. Ярославль, 1995. Вып. 7: Колокола и колокольни Ростова Великого. С. 18-27; Невелев Д. Тайная жизнь патриаршего крестоносца: Не спрашивай, по ком звонил в колокол обычный советский инженер: [В. И. Машков] // Огонёк. 1996. № 2. С. 26; Никаноров А. Б. Звонарь как особый тип традиц. инструменталиста // Традиц. искусство и человек: Тез. докл. XIX науч. конф. молодых фольклористов памяти А. А. Горковенко, 15-17 апр. 1997 г. СПб., 1997. С. 46-48; он же. О звонарях // IV конгресс этнографов и антропологов России: Тез. докл. Нальчик, 20-23 сент. 2001 г. М., 2001. С. 172; он же. К проблеме творческой личности традиц. инструменталиста: Звонарь Семен Семенович из старой Казани) // Вопросы инструментоведения. СПб., 2007. Вып. 6: Мат-лы 6-й междунар. инструментоведческой конф. «Благодатовские чтения», С.-Петербург, 3-6 дек. 2007. С. 175-178; Макаров М. И. На Даниловской колокольне // Правосл. колокольный звон: Теория и практика: [Сб. ст.] / Сост.: И. В. Коновалов, Н. И. Завьялов. М., 2002. С. 139-164; он же. Даниловский звон // ЖМП. 2004. № 3. С. 20-21; Смирнов Д. В. Родословие семьи звонарей Урановских, XIX - нач. XX вв. // СРМ. 2002. Вып. 12. С. 91-92; Виденеева А. Е., Коновалов И. В. Звонари Моск. Кремля в сер. XVIII в. // VII науч. чт. памяти И. П. Болотцевой (1944-1995): Сб. ст. Ярославль, 2003. С. 86-101; они же. Звонари Моск. Кремля посл. трети XVIII - 1-й трети XIX в. // Макарьевские чт.: Рус. культура XVI в.- эпоха митр. Макария. М., 2003. Вып. 10. С. 188-207; они же. Звонари Моск. Кремля в 1830-х гг. // ИКРЗ, 2004. Ростов, 2005. С. 285-289; они же. Звонари Ростовского Успенского собора в 1-й пол. 20-х гг. XIX в. // Там же, 2006. Ростов, 2007. С. 332-339; Ярешко А. С. Роль звонаря в рус. правосл. культуре // Мужчина в традиц. культуре народов Поволжья: Мат-лы междунар. науч.-практ. конф. (Астрахань, 15-17 мая 2003 г.). Астрахань, 2003. С. 58-62.
А. Б. Никаноров
Ключевые слова:
Церковнослужители Звонарь, церковнослужитель, производящий звон при храме или в монастыре
См.также:
АЛТАРНИК в совр. рус. церковной практике помогающий в алтаре священнослужителям при совершении богослужения
АРХИДИАКОН высший титул диаконской степени священнослужителя
АРХИЕПИСКОП сан, или титул, епископов
АРХИЕРЕЙ церковный сан, высшая степень священства