Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЛЕМКОВЩИНЫ АПОСТОЛЬСКАЯ АДМИНИСТРАЦИЯ
Т. 40, С. 388-393 опубликовано: 19 мая 2020г.


ЛЕМКОВЩИНЫ АПОСТОЛЬСКАЯ АДМИНИСТРАЦИЯ

Особая единица в составе Галицко-Львовской униат. митрополии (Львовской церковной провинции), созданная для лемков Польши; существовала в 1934-1947 гг.

1934-1939 гг.

Решение о создании Л. а. а. было обусловлено массовым переходом в Православие лемков-униатов, живших на территории совр. Подкарпатского и Малопольского воеводств Польши. Движение лемков за возвращение в Православие начал в 1911 г. свящ. сщмч. Максим Сандович, открывший домовый храм в с. Граб Дуклянского деканата (в Ясельском повете). В 1912 г. свящ. Максим был арестован, храм закрыт. Несмотря на это, правосл. возрождение постепенно распространилось на др. лемковские села: Оженна, Вишоватка, Длуге, Ждыня. Движение за воссоединение с Православием было подавлено австро-венг. властями в начале первой мировой войны. В сент.-нояб. 1914 г. свящ. Максим и его родственник - симпатизировавший Православию униат. декан Мушинского округа свящ. Петр Сандович - были приговорены к расстрелу военной администрацией; перешедший в Православие свящ. Михаил Юрчакевич из с. Чарна стал узником концлагеря. В янв.-мае 1915 г., когда вост. часть Лемковщины заняли российские войска, была сделана слабая попытка возродить правосл. движение - в Православие перешел униат. свящ. Иосиф Кодельский из с. Тарнавка. После отступления российских войск и начала новой волны репрессий русофильское и тяготеющее к Православию униат. духовенство было выселено, отдельные его представители репрессированы.

Вновь правосл. движение приняло широкий размах после 1926 г. («Тылявская схизма»). Переход лемков в Православие в 20-х гг. XX в. был обусловлен конфликтом между униатским духовенством и паствой. Перемышльский еп. Иосафат Коциловский (1917-1947) и его окружение насаждали среди лемков «украинское национальное самосознание», политизировали церковную жизнь. В нояб. 1926 г. группа прихожан в селах Тылява и Тшчана (ныне Кросненского повета) перешла в Православие, протестуя против деятельности униат. свящ. Кирилла Коциловского, двоюродного брата еп. Иосафата, к-рого обвинили в попытках латинизации литургии и «чрезмерной приверженности идеям украинизации». В янв. 1927 г. по резолюции митр. Дионисия (Валединского) в указанных селах были открыты правосл. приходы, 25 мая 1927 г. открыты приходы в с. Крулёва-Руска (ныне Крулёва-Гурна) и Богуши Грыбувского повета Краковского воеводства. Первым руководителем правосл. миссии на Лемковщине стал священник галицкого происхождения Михаил Иваськив, назначенный настоятелем прихода в Тыляве; 18 нояб. 1927 г. он был приговорен к большому штрафу по обвинению в организации столкновения в селе с униат. общиной. К 1928 г. в Православие перешли общины храмов в селах Липна, Радоцына Горлицкого повета, Свежова-Руска и Свёнткова-Мала Ясельского повета, был образован правосл. приход в с. Чарна Горлицкого повета, настоятелем которого стал свящ. Михаил Грицай.

Существовал затяжной конфликт между 2 группами лемковских клириков: духовенством проукр. ориентации и духовенством «старорусской» ориентации, к-рому укр. националистические деятели Галичины присваивали ярлыки «русофилов» и «москвофилов». Среди лемков почитались как исповедники священники, ставшие жертвами австро-венг. концлагеря в Талергофе. Сторонники Коциловского называли их «москвофилами» и «российскими агентами». Инициированная Коциловским украинизация церквей Лемковщины, массовое устранение с приходов Лемковщины «старорусски» ориентированных священников, попытки изъять из церковного обихода слово «православный» с заменой его на «правоверный», латинизация богослужения - все это привело к созданию для лемков отдельной церковной единицы во избежание новых переходов духовенства и верных в Православие.

В учреждении Л. а. а. были заинтересованы также польск. власти, к-рые поддерживали представление лемков о себе как об отдельном этносе, желая не допустить распространения в регионе укр. националистических идей. Вопрос о лемковской национальной самоидентификации особенно остро стоял в 1918-1920 гг., когда существовали 2 лемковские республики: проукр. Восточнолемковская Республика с центром в Саноке (ныне Подкарпатского воеводства), ставшая частью Западноукраинской Народной Республики, и Русская Народная Республика Лемков с центром в с. Флоринка, декларировавшая свою независимость. В 30-х гг. XX в. дискуссия о национальной идентичности лемков усилилась, причем с т. зр. укр. национал-демократов и националистов сторонники лемковского сепаратизма являлись пособниками властей Польши в проводимой ими политике полонизации Лемковщины. В действительности большинство лемковских клириков придерживалось «старорусской» ориентации, считая себя представителями «лемковско-русинского» этноса.

22 окт. 1932 г. на встрече с папским нунцием в Польше Ф. Мармаджи лемки: свящ. Иоанн Полянский, миряне О. Гнатишак, М. Трохановский, Н. Громосяк впервые подняли вопрос о выходе лемковских приходов из подчинения Перемышльскому еп. Коциловскому. В июне 1933 г. делегацию лемковского духовенства и мирян принял примас Польши кард. Август Глонд. 22 окт. 1933 г. в с. Крыница (ныне г. Крыница-Здруй Малопольского воеводства) группа лемковских священников и мирян (ок. 1 тыс. чел.) вручила Мармаджи петицию с просьбой об отделении Лемковщины от Перемышльской епархии и о создании отдельного епископства для лемков. Однако папа Пий XI не пошел на учреждение отдельной лемковской кафедры, но согласился создать апостольскую администрацию для Лемковщины. Об этом папа объявил 13 янв. 1934 г., принимая в Риме церковную делегацию Лемковщины. Учреждение Л. а. а. было урегулировано 2 документами: заключенной на 10 лет «конвенцией» между Апостольской столицей и правительством Польши от 9 февр. 1934 г. о создании на Лемковщине новой церковной единицы и декретом Конгрегации восточных Церквей «Quo aptius consuleret animarum» от 10 февр. 1934 г. В обоих документах был отмечен временный характер администрации, учрежденной «в интересах восточного обряда».

Л. а. а. была непосредственно подчинена папе через апостольского администратора, но формально она оставалась в составе Львовской церковной провинции вост. обряда (Галицкой униат. митрополии). Это особо подчеркнул нунций Мармаджи в письме митр. А. Шептицкому от 12 февр. 1934 г. В том же письме нунций указал, что создание Л. а. а.- вынужденный шаг для преодоления «схизматического движения» в условиях, когда еп. Коциловский из-за слишком большой территории Перемышльской епархии не мог в полной степени осуществлять контроль за приходской жизнью. Тем самым проводилась мысль о возможном упразднении Л. а. а. после стабилизации ситуации. Примечательно, что в декрете от 10 февр. 1934 г., согласно которому 1-м администратором Лемковщины назначался свящ. Николай Нагорянский (с определением ему местопребывания в с. Рыманув (ныне Рыманув-Здруй Кросненского повета)), говорилось о временном характере его полномочий до особых распоряжений папы. Вскоре свящ. Нагорянский отказался от должности администратора. 11 дек. 1934 г. декретом Конгрегации Восточных Церквей администратором был назначен свящ. Василий Масцюх, также «с временными функциями» (Масцюх, хотя и был уроженцем Лемковщины, но никогда в регионе не служил, преподавал в Перемышльской униат. семинарии и во Львовском ун-те, за «старорусские» взгляды был помещен в концлагерь Талергоф, после войны служил в с. Вел. Горожанна Рудковского повета, под Львовом). Масцюх служил в основном в Саноке, который был центром повета, курия (управление) Л. а. а. находилась в Рымануве.

В состав Л. а. а., согласно декрету от 10 февр. 1934 г., вошли 9 деканатов: Буковско, Горлице, Грыбув, Дынув, Дукля, Кросно, Мушина, Рыманув, Санок (несмотря на принадлежность Санока (укр. Сяник) Л. а. а., Перемышльский еп. Коциловский продолжал титуловаться как «Перемышльский, и Самборский, и Сяницкий»). Деканаты объединяли 118 приходов (по др. данным, 111 штатных и 11 миссионерских приходов), 309 сел, 138 тыс. верных (по др. данным, 127 тыс. чел., очевидно с учетом потерь вслед. «Тылявской схизмы»). В Перемышльско-Самборской униат. епархии после разделения осталось 45 деканатов и 490 приходов, в т. ч. в селениях со смешанным украинским и лемковским населением (напр., в Леском повете, в Лупкувском деканате в Санокском повете). При этом в Л. а. а. вошел Буковский деканат, где к лемкам относили себя меньше половины верных.

За событиями на Лемковщине заинтересованно следили Русская селянская организация (РСО) с центром во Львове и Русская аграрная партия Лемковщины. 22 мая 1932 г. съезд РСО обратился к лемкам, униатам и православным с призывом прекратить межконфессиональные конфликты. Откликаясь на эту резолюцию и уступая желанию польских властей стабилизировать церковную ситуацию, деканальный съезд православного духовенства Лемковщины 30 мая 1933 г. принял заявление, в к-ром предписывалось не проводить активной агитации в населенных пунктах с преобладанием греко-католиков и ограничить прием желающих присоединиться к правосл. Церкви. 26 дек. 1934 г. Русская аграрная партия Лемковщины на 4-м съезде выступила с резолюцией, в к-рой потребовала включения в Л. а. а. всех лемковских сел Польши.

Реакцией правосл. Варшавской митрополии на создание Л. а. а. стало решение в мае 1935 г. образовать вместо Малопольского благочиния 2 новых округа: Восточно-Малопольский (Восточно-Галицкий) под рук. архим. Филофея (Нарко) и Лемковский под рук. свящ. Георгия Павлишина, настоятеля прихода в с. Чарна; последний округ территориально соответствовал границам Л. а. а. По благословению митр. Варшавского и всея Польши Дионисия, в правосл. приходе лемковского с. Чарна и в других местах ежегодно с 9 сент. 1934 г. (в день расстрела сщмч. Макима Сандовича) совершалось поминовение «исповедников, за веру и народ лемковский пострадавших».

Масцюх предпринял действия, направленные на обеспечение Л. а. а. духовенством местного происхождения. В апр. 1935 г. он поставил вопрос о переводе лемковских студентов из униат. семинарий Львова и Перемышля в римско-католич. семинарии, что вскоре было реализовано. К сент. 1935 г. в римско-католич. Ченстоховскую семинарию в Кракове перевелись 6 лемковских студентов, в неоуниат. Дубенскую Папскую межъепархиальную семинарию перешли 3 студента. Однако конфликт студентов-лемков, униатов, с польскими семинаристами-католиками привел к тому, что лемкам отказали в обучении в Ченстоховской семинарии, и к сент. 1937 г. 10 семинаристов перешли в Тарновскую семинарию. 20 июля 1935 г. Масцюх подписал с Перемышльским еп. Коциловским соглашение, по к-рому из Лемковщины в Перемышльскую епархию переводились клирики, связанные с укр. движением, а на Лемковщину должны были перейти клирики «старорусской ориентации». 26 июля 1935 г. нунций Мармаджи провозгласил в Варшаве акт «Modus agendi» (Образ действий), согласно к-рому обеспечение Л. а. а. клириками должно было осуществляться через «обмен священниками» с униат. Перемышльской епархией. В сент. 1935 г. Масцюх объявил конкурс на замещение 49 вакантных священнических мест. В окт. того же года он открыл при поддержке Львовского ставропигийского ин-та училище псаломщиков в с. Врублик-Крулевски Кросненского повета. Уступая настойчивым требованиям Шептицкого, Масцюх 1 марта 1936 г. учредил первый на Лемковщине мон-рь студитов при Николаевском храме в с. Флоринка.

Масцюх принадлежал к «старорусски» ориентированной части лемковского духовенства. В обращении к клирикам от 2 марта 1935 г. он запретил опускать в литургии слово «православный», подчеркивал необходимость «оставаться теми, кем нас создал Бог; родились русинами, и должны оставаться русинами до смерти, и детей воспитывать русинами» (Hanus. 1996. S. 69). В обращении за апр. 1935 г., опубликованном в ж. «Вести Апостольской администрации Лемковщины» (№ 4), он просил не допускать украшения икон укр. рушниками, запрещал петь укр. духовное песнопение «Боже великий единый» и использовать храм для политических целей. Масцюх избегал совместных богослужений с униат. Перемышльским еп. Коциловским, чаще сослужил с римско-католич. епископом Тарновского диоцеза Ф. Лисовским. При поддержке Масцюха в Крынице в 1934-1936 гг. выходила газ. «Лемко», был издан 1-й лемковский букварь.

После кончины Масцюха и. о. администратора в марте-июле 1936 г. был канцлер и референт Л. а. а. свящ. Иоанн Полянский, один из инициаторов русинского движения на Лемковщине, настоятель церкви в с. Врублик-Крулевски. 13 июля 1936 г. главой Л. а. а. был назначен свящ. Иаков Медвецкий, бывш. сотрудник Станиславовского епархиального капитула. Он усилил борьбу с распространением Православия на Лемковщине. В 1937 г. были созданы мон-ри василиан в селах Врублик-Крулевски и Беско. В 1937 г. Медвецкий запретил клирикам Л. а. а. распространять в приходах укр. светские периодические издания (в первую очередь издававшиеся Коциловским в Перемышле газ. «Украинский Бескид» и ж. «Наш лемко», в к-рых Медвецкого обвиняли в чрезмерной зависимости от польск. властей). Медвецкий усилил борьбу с политизацией церковной жизни, при нем клирикам Лемковщины фактически было запрещено заниматься политической деятельностью. Распоряжения Медвецкого были встречены протестами общин в селах Карликув и Плонна, к-рые в 1936-1937 гг. неоднократно вступали в конфликт с руководством Л. а. а. и обращались к Коциловскому с просьбами о переводе их в Перемышльскую епархию. В 1936-1937 гг. санокское отд-ние Украинского национально-демократического объединения обвинило Медвецкого в подрыве единства Галицкой униат. митрополии и в «церковном сепаратизме». (Возможно, основанием для этого послужили идеи преобразования Л. а. а. в самостоятельную епархию и рукоположения Медвецкого во епископа, распространявшиеся в 1937-1938 генеральным наместником ордена иезуитов Влодзимежем Ледуховским.) Под давлением польск. властей в 1936 г. Лемковщину покинул главный деятель укр. движения среди духовенства - свящ. Иоанн Качмар, в знак протеста против деятельности Медвецкого из края уехали свящ. Дмитрий Ступак, Антоний Новосад и др. В 1938-1939 гг. на Лемковщине имели место репрессивные меры польск. властей против клириков, связанных с различными укр. орг-циями, в ходе которых в польский концлагерь в г. Береза-Картуска (ныне Берёза, Белоруссия) были заключены священники Павел Шуфлят, Владимир Гайдукевич, Иван Булат, Иван Юрчинский, Иван Фенич, Павел Вах и др.

1 мая 1938 г. центр Л. а. а. был перенесен в г. Санок. Между 1937 и 1939 гг. к Л. а. а. присоединились неск. лемковских сел Леского повета, образовавшие Леский деканат.

1939-1947 гг.

В сент. 1939 г. большая часть территории Л. а. а. вместе с центром г. Санок была оккупирована нем. войсками. К новообразованной Дрогобычской обл. Украинской ССР отошли восточные деканаты Л. а. а. Деканаты, оказавшиеся в Бирчанском, Лесковском и Устрико-Дольновском районах, в 1939-1941 гг. подчинялись епископу Перемышльскому, кафедра которого также оказалась на территории Дрогобычской обл. С того времени до 1941 г. советско-нем. граница разделяла большинство приходов Л. а. а. и Львовскую униат. митрополию. По распоряжению Шептицкого временное управление находившейся в составе нем. Генерал-губернаторства частью Перемышльской епархии осуществлял ее викарий еп. Григорий Лакота, кандидатура к-рого была одобрена укр. деятелями. Что касается главы Л. а. а. Медвецкого, то его деятельность вызывала недовольство укр. общественных орг-ций. Нем. власть приписывала Медвецкому проведение «полонизационной политики», характеризовала его как «дружественного полякам москвофила». Оккупационные власти ставили вопрос перед Украинским центральным комитетом во главе с лемком В. М. Кубийовичем и перед др. укр. орг-циями об устранении Медвецкого с должности администратора. Для этого в Л. а. а. была создана должность генерального викария, на которую 10 июня 1940 г. назначили проукр. свящ. Александра Малиновского, бывш. вице-ректора Львовской ДС. Несмотря на сопротивление многих клириков, он осуществлял украинизационные нововведения. Важной мерой по принуждению руководства Л. а. а. к проведению украинизаторской политики стало создание 30 сент. 1940 г. по инициативе И. Огиенко (см. Иларион (Огиенко)) правосл. Краковской и Лемковской епархии (в отдельных документах - Краковско-Лемковско-Галицкая епархия; после оккупации немцами Львова в название кафедры было добавлено слово «Львовская» в соответствии с указом митр. Дионисия от 17 авг. 1941), на к-рую 15 янв. 1941 г. был наречен, 9 февр. хиротонисан укр. национал-демократ архим. Палладий (Выдыбида-Руденко). Почетными свидетелями при его архиерейской присяге выступили лидеры Украинского центрального комитета Кубийович и Н. Садовский, к-рые поддержали создание правосл. кафедры для Лемковщины как один из способов давления на униат. священноначалие и духовенство с целью его подчинения укр. деятелям Галичины. Серьезное влияние на церковно-общественную жизнь Л. а. а. оказал приезд на Лемковщину в 1939-1940 гг. ок. 50 униат. священников укр. националистической ориентации, бежавших из ставшей советской Вост. Галичины.

27 янв. 1941 г. Медвецкий скончался, 30 янв. папский нунций в Берлине согласовал с нем. властями кандидатуру Малиновского в качестве главы Л. а. а. 5 февр. 1941 г. апостольская столица назначила Малиновского администратором Лемковщины. В Л. а. а. к тому времени было 142 священника и ок. 100 тыс. верных. В марте 1941 г. еп. Лакота писал нем. властям, что Ватикан собирается упразднить Л. а. а. и создать единую епархию для всего Генерал-губернаторства. В то же время Украинский центральный комитет требовал учредить 2 новых епископства: в Белзе и Саноке; в Саноке в целях украинизации Лемковщины предлагалось открыть укр. ДС. Реализации всех этих проектов помешало начало 22 июня 1941 г. Великой Отечественной войны. Летом 1941 г. воссоединились все приходы Л. а. а., в июле в пределах администрации насчитывалось 204 храма, в т. ч. 122 приходских, 72 «филиальных» (приписных) и 10 часовен. Возобновилась связь Л. а. а. с Галицкой униат. митрополией, эта связь стала более тесной, чем в польск. период. Глава администрации с 1941 г. постоянно направлял отчеты о своей деятельности Шептицкому, согласовывал с ним все решения. Малиновский проводил форсированную украинизацию, запрещал духовенству использовать этнонимы «русин» и «русак». При нем вместо католич. приветствия «Слава Иисусу Христу» в храмах Лемковщины было введено оуновское партийное приветствие «Слава Украине» (Бадяк В. Релiгiйнi процеси на Лемкiвщинi // Лемкiвщина: Iст.-етногр. дослiдж. Львiв, 2002. Т. 2. С. 165-189).

На территории Л. а. а. с 1940 г. имели место нападения польск. военизированных отрядов на тех лемковских клириков, к-рые были связаны с укр. орг-циями. Так, в апр. 1940 г. польск. партизаны убили настоятеля церкви в с. Шкляры Санокского повета Ярослава Щирбу. В дальнейшем имели место многочисленные убийства униат. священнослужителей представителями польск. антифашистского подполья. В июле-августе 1941 г. нем. администрация арестовала всех клириков Лемковщины и Перемышльщины, которые подозревались в «москвофильстве» или «старорусской ориентации». В числе первых были схвачены бывший канцлер и референт Л. а. а. свящ. Иоанн Полянский, бывш. узник Талергофа свящ. Евгений Хиляк и член капитула Владимир Мохнацкий, которые считались наиболее активными деятелями «русинского лагеря». Позже арестам подверглись еще 10 священников. Все они с 1941 г. до осени 1944 г. содержались в лагере в Кельце.

28 июля 1944 г. в связи с приближением линии фронта администратор Малиновский перенес центр Л. а. а. в с. Крыница, ставшее к тому времени крупным центром проукр. движения среди лемков. Тогда же Малиновский на случай своего ареста учредил в Л. а. а. должности 3 генеральных викариев, которые заняли священники Стефан Ядловский (1-й помощник администратора), Иоанн Подгорбий и Андрей Злупко. В 1944 г. в ходе боевых действий в горной части Лемковщины погибли клирики Л. а. а. Дамиан Дзяма и Михаил Семен. 26 февр. 1945 г. Малиновский переехал во Врублик-Шляхетски. Там он провел 20 марта того же года последнюю в истории Л. а. а. конференцию духовенства всех деканатов. Он создал новый капитул для Л. а. а., который вместе с администратором работал в Саноке в апр.-сент. 1945 г.

С 1945 г. ряд клириков Л. а. а. был арестован за связи с укр. националистами, имели место расправы над униат. духовенством, осуществлявшиеся польск. силовыми структурами в рамках карательных операций против укр. националистического подполья. Так, в 1945 г. были убиты священники в селах Залуж, Лубно, Издебки, Коньске; в следующем году погибли клирики в селах Карликув, Команьча и Воля-Нижна. Упадок церковной жизни на Лемковщине был обусловлен первыми переселениями лемковского и укр. населения Польши на Украину (в рамках советско-польск. договора о репатриации), имевшими место с нояб. 1944 по июнь 1946 г. В апр.-июле 1947 г. в рамках акции «Висла» вглубь Польши были переселены 20 священников Лемковщины. В ходе этой операции в Польше были арестованы и отправлены в концлагерь Явожно 25 греко-католич. священников, из них 13 клириков Л. а. а., в большинстве случаев обвиненных в сотрудничестве с УПА (почти во всех случаях обвинения не были доказаны).

В сер. сент. 1945 г. под давлением властей перестала существовать курия Л. а. а., Малиновский уехал в Чехословакию, затем в Германию. Обязанности администратора выполнял ген. викарий свящ. Ядловский, к-рый весной 1946 г. отбыл в Чехословакию. Одновременно с ним Польшу покинул другой ген. викарий, свящ. Подгорбий. В 1946-1947 гг. на Лемковщине оставался 3-й генеральный викарий - Андрей Злупко, который и управлял приходами Л. а. а. В нач. апр. 1947 г. примас Польши кард. Глонд официально утвердил свящ. Злупко как генерального викария с правами управления приходами Л. а. а. Его заместителями были назначены священники Владимир Гайдукевич и Павел Шуфлят. В июне 1947 г. Злупко покинул Лемковщину из-за начавшейся операции «Висла» и переехал в Костомлоты под Вроцлавом, объявив о передаче своих полномочий Павлу Шуфляту. Последний исполнял обязанности главы Л. а. а., имея в помощниках декана Мушинского округа Стефана Дзюбину, до 26 июня 1947 г., когда в ходе операции «Висла» был вывезен в польск. концлагерь в Явожно. Л. а. а. фактически прекратила существование.

В условиях репрессий и депортаций лемков в 1946-1947 гг. униат. храмы занимали римско-католич. священники, к-рые устраняли иконостасы из церквей и преобразовывали их в «филиальные» костелы своих приходов. Такие действия фактически утвердил секретарь Конгрегации Восточных Церквей кардинал Э. Тиссеран, который направил 12 янв. 1948 г. указ примасу Польши кард. Глонду. В документе говорилось, что после выселения духовенства и верных вост. обряда их храмы и церковные имения должны перейти в ведение епископов соответствующих лат. диоцезов (в данном случае Краковского архидиоцеза, Тарновского и Пшемысльского диоцезов).

29 нояб. 1956 г. руководители греко-католич. общин Польши Василий Гриник и Мирослав Рипецкий направили примасу Польши мемориал, в к-ром поставили вопрос о реституции греко-католич. церковной собственности, большая часть к-рой отошла римо-католикам, а также о восстановлении Перемышльской епархии и Л. а. а. 14 марта 1957 г. примас Польши заявил об отказе выполнить эти пожелания из-за «отсутствия согласия со стороны правительства», было запрещено возобновлять греко-католич. общины на юго-востоке Польши (на Лемковщине). В этих условиях значительная часть лемков, к-рым удалось вернуться на родину, начала переходить в Православие. На Лемковщине плодотворно работал православный свящ. Иоанн Левяр из с. Бартне Горлицкого повета, который в 1957-1958 гг. открыл 14 лемковских приходов, в 1959 г. возглавил созданный для Лемковщины Жешувский деканат Варшавской епархии. К нач. 90-х гг. XX в. на Лемковщине действовало 29 правосл. храмов. Римо-католики пытались вернуть себе бывшие униатские храмы в селах Ждыня, Бартне, Роздзеле, Кункова, Лещины, Поляны, Зындранова, Пельгжимка, перешедшие православным.

В 1968 г. в Пшемысле был возобновлен униат. Перемышльский капитул во главе со свящ. Гриником, получившим 8 сент. 1967 г. назначение на должность генерального викария римско-католич. примаса Польши для греко-католиков. Т. о. появилась возможность для легальной деятельности униатов на Лемковщине. Усилиями Гриника в нач. 70-х гг. были образованы первые со времен депортации лемков униат. приходы в с. Усьце-Горлицке и Роздзеле. На рубеже 70-х и 80-х гг. XX в. возобновлены 4 униат. прихода на Лемковщине, в 90-х гг. было создано еще 10 униат. общин, составивших Санокский и Краковско-Крыницкий деканаты. Униат. структуры претендовали на ряд правосл. храмов, им удалось получить храм в с. Жепедзь и добиться проведения поочередных с православными богослужений в храме с. Белянка. В наст. время униатство в регионе уступает Православию: действуют 24 православных храма и 16 униатских. Не менее 10 бывш. лемковских церквей используются как костелы в тех селах, где лемки уже не живут. Из-за малочисленности униатов на территории Лемковщины вопрос о восстановлении Л. а. а. не ставится.

Ист.:Гриник В., свящ. Украïнцi-католики i духовенство в Польщi, 1944-1948 // Мартирологiя украïнських Церков. Торонто; Балтимор, 1985. Т. 2: Украïнська католицька Церква. С. 321-346; Czech M., red. O tożsamość grekokatolików: Zbiór dokumentów z historii Cerkwi greckokatolickiej w Polsce. Warsz., 1992; Дзюбина C., свящ. «i стверди дiло рук наших»: Спогади. Варшава, 1995; Akcja «Wisła»: Dokumenty / Oprac.: E. Misiło. Warsz., 1993; Документи до iсторiï Украïнськоï греко-католицькоï Церкви у Польщi у 1947-1960 рр.: (3 архiву о. митрата Мирослава Рiпецького) / Упоряд.: В. Лаба. Львiв, 1996; Źródła do dziejów Ukraińskiej Cerkwi greckokatolickiej w Polsce w latach 1944-1989 / Red. B. Huk. Przemyśl, 2007. T. 1.
Лит.: Reinfuss R. Łemkowie jako grupa etnograficzna // Prace i materialy etnograficzne. Lublin, 1948. T. 7. S. 77-210; Бучацький В. Лемкiвщина i лемки. Торонто, 1961; он же. Дiячi науки i культури Лемкiвщини: Довiдник. Торонтo; Львiв, 2000; Красовський i. Д. Лемкiвщина у боротьбi за об'єднання з Украïною. Н.-Й., 1964; Рейнарович Р. Мартирологiя Лемкiвщини (1944-1947) // Логос: Богосл. квартальник. Йорктон, 1981. Т. 32. Ч. 3. С. 183-201; Ч. 4. С. 286-298; 1982. Т. 33. Ч. 1. С. 52-61; Duda T. Stosunki wyznaniowe wśród łemków greckokatolickich, zamieszkałych na terenie obecnej diecezji Tarnowskiej w XIX i XX w. // Tarnowskie studia teologiczne. 1986. T. 10. N 1. S. 237-248; idem. Stosunki wyznaniowe wśród łemków sądeckich i gorlickich w okresie międzywojennym // Rocznik Sądecki. Nowy Sącz, 1999. T. 27. S. 95-101; Sziling J. Kościoły chrześcijanskie w polityce niemieckich władz okupacyjnych w Generalnym gubernatorstwie, 1939-1945. Toruń, 1988; Мiсило Є. Греко-католицька Церква в Польщi (1944-1947) // Варшавськi украïнознавчi зап. Варшава, 1989. Зош. 1. С. 207-220; он же. Жертви Явожно // Украïна i Польща: Мiж минулим i майбутнiм. Львiв, 1991. С. 24-36; Jabłoński M. greckokatolicka diecezja Przemyska w latach 1918-1939 // Polska-Ukraina: 1000 lat sąsiedztwa. Przemyśl, 1990. T. 1. S. 229-249; Dziewierski M., Pactwa B., Siewierski B. Dylematy tożsamości: Studium społeczności łemkowskiej w Polsce. Katowice, 1992; Krochmal A. Stosunki między grekokatolikami i prawosławnymi na Łemkowszczyźnie w latach 1918-1939 // Łemkowie w historii i kulturze Karpat. Rzeszow, 1992. N 1. S. 285-299; eadem. Specyfika stosunków wyznaniowych na Łemkowszczyźnie w XX w. // Łemkowie i łemkoznawstwo w Polsce. Kraków, 1997. S. 135-143; Nowakowski K. Sytuacja polityczna na Łemkowszczyźnie w latach 1918-1939 // Łemkowie w historii i kulturze Karpat. 1992. Т. 1. S. 313-350; idem. Apostolska administracja Łemkowszczyzny w latach 1939-1947 // Polska-Ukraina: 1000 lat sąsiedztwa. 1996. T. 3: S. 231-245; Prach B. Apostolska administracja Łemkowszczyzny // Łemkowie w historii i kulturze Karpat. 1992. T. 1. S. 299-311; idem (Прах Б., свящ.). Греко-католицьке духовенство Перемиськоï єпархiï i Апостольськоï адмiнiстрацiï Лемкiвщини 1939-1947 рр.: Вбитi i репресованi // Богословiя. Львiв, 1999. Т. 63. С. 116-134; он же. Репресiï супроти греко-католицького духовенства Перемиськоï єпархiï та Апостольськоï адмiнiстрацiï Лемкiвщини (1939-1947) // Наук. зап. Нац. ун-ту «Острозька академiя». Сер.: Iст. релiгiєзнавство. 2012. Вип. 7. С. 204-214; он же. Науковi студiï i джерела з культурно-релiгiйного життя лемкiв: (До iсторiï Апостольськоï адмiнiстрацiï Лемкiвщини) // Релiгiя та соцiум: Мiжнар. часопис. Чернiвцi, 2013. № 1(9). С. 45-55; он же. Апостольська адмiнiстрацiя Лемкiвщини: Соцiокультурнi передумови та канонiчне пiдґрунтя // Наук. зап. Нац. ун-ту «Острозька академiя». Сер.: Iст. науки. 2014. Вип. 22. С. 260-275; Best P. Moskalofilstwo wśród ludności łemkowskiej w XX w. // Zeszyty naukowe Uniwersytetu Jagiellońskiego. Prace historyczne. Kraków, 1993. N 103. S. 143-147; Вiрхнянський П. Православ'я на Лемкiвщинi в 1926-1931 роках // Аннали Лемкiвщини. Н.-Й., 1993. № 5. С. 94-108; Blazejowskyj D. Historical Schematism of the Eparchy of Peremyshl' and Apostolic Administration of Lemkivshhyna (1828-1939). Lviv, 1995; Moklak J. Łemkowszczyzna w Drugiej Rzeczypospolitej: Zagadnienia polityczne i wyznaniowe. Kraków, 1997; Nabywaniec S. Administratura apostolska Łemkowszczyzny w swietle Schematyzmu na rok 1936: Zagadnienia wstępne // Roczniki teologiczny. Lublin, 1995. T. 42. N 4. S. 105-128; idem. Duchowieństwo grekokatolickie łemkowskie i ukraińskie eparchii Przemyskiej i Administraturze apostolskiej // Oikoumene Carpathia. Myczkowce, 2009. Roc. 2. N 2. S. 61-70; idem. Łemkowie na Ziemiach odzyskanych: Życie kościelne i religijne // Łemkowie, bojkowie, rusini: Historia, współczesność, kultura materialna i duchowa. Głogów, 2010. T. 3. S. 135-151; Urban K. Z dziejów kościoła prawosławnego na Łemkowszczyźnie w latach 1945-1947 // Zeszyty naukowe Akademii ekonomicznej w Krakowie. 1995. N 460. S. 92-112; Hanus M. Administracja apostolska Łemkowszczyzny // Rocznik Rymanowa Zdroju. Rymanów-Zdrój, 1996. T. 1. S. 65-75; Stryjek T. Czasopisma religijne i narodowe w greckokatolickiej diecezji Przemyskiej w XIX i XX wieku // Polska-Ukraina: 1000 lat sąsiedztwa. 1996. T. 3. S. 177-190; Bruski J. J. Zakarpacie a Łemkowszczyzna: Podłoże i rozwój ruchu prawosławnego w okresie międzywojennym // Łemkowie i łemkoznawstwo w Polsce. 1997. S. 145-159; Zięba A. Łemkowie i Łemkowszczyzna w historiografii polskiej // Ibid. S. 31-43; idem. Tożsamość etniczna jako obiekt manipulacji politycznej: Przypadek rusinow łemkowskich (XVIII-XX w.) // Рiчник руской бурсы. 2007. C. 59-94; 2008. С. 59-71; idem. Biskupstwo Krakówsko-Łemkowskie i jego arcypasterz Palladiusz (Wydybida-Rudenko): Karta z dziejów ukrainizacji Łemkowszczyzny w dobie drugiej wojny światowej // Ibid. 2008. C. 93-142; Brykowski R. Wykaz, dotyczący losów unickich cerkwi na obszarze bylego wojewodztwa Rzeszowskiego w latach 1939-1997 // Losy cerkwi w Polsce po 1944 roku: Materialy sesji naukowej Stowarzyszenia historyków sztuki pt. «Tragedia polskich cerkwi». Rzeszów, 1998. S. 293-332; Figiela B., Tur J. Wykaz cerkwi i kaplic unickich oraz prawoslawnych na obszarze dawnej grekokatolickiej diecezji Przemyskiej, polożonych w granicach dawnych wojewodztw Krakowskiego i Lubelskiego oraz ich losy w latach 1939-1997 // Ibid. S. 341-347; Potocki R. Wokół sporów religijnych na Łemkowszczyźnie w latach 1926-1939 // Biuletyn ukrainoznawczy. Przemyśl, 2000. N 6. S. 99-111; Krochmal A. Konflikt czy współpraca: Relacje między duchowieństwem łacińskim i greckokatolickim w diecezji Przemyskiej w latach 1918-1939. Lublin, 2001; Ryńca M. Administracja apostolska Łemkowszczyzny w latach 1945-1947. Kraków, 2001; Бадяк В. Релiгiйнi процеси на Лемкiвщинi // Лемкiвщина: Iст.-етногр. дослiдж. Львiв, 2002. Т. 2. С. 165-189; Lewandowska М. Administracja apostolska Łemkowszczyzny // Płaj. Warsz., 2003. T. 27. S. 39-64; Dudra S. Życie religijne łemków wyznania prawosławnego na ziemiach zachodniej Polski po akcji «Wisła» // Ibid. 2004. T. 28. S. 70-86; Dubec R., ks. Proces odradzania się kościoła prawosławnego na Łemkowszczyźnie w okresie międzywojennym (1926-1939) // Almanach diecezjalny: Rocznik Ośrodka kultury prawosławnej w Gorlicach. 2006. T. 2. S. 49-70; idem. Z dziejów parafii prawosławnych na Łemkowszczyźnie w okresie międzywojennym. Gorlice, 2011; Дронов М. Ю. Лемки и Лемковщина // Вестн. Юго-Зап. Руси. М., 2006. № 1. С. 91-103; Przybylski P. Rola duchowieństwa greckokatolickiego w kształtowaniu się opcji narodowych wśród łemków w latach 1918-1947. Toruń, 2006; Senko E. Administracja apostolska Łemkowszczyzny (1934-1947): Nieznane losy łemków w Polsce. Nowy Sącz, 2007; Knutel D. Kształcenie kandydatów do stanu duchownego dla Administracji apostolskiej Łemkowszczyny w latach 1935-1939 // Limes: Studia i materiały z dziejów Europy Środkowo-Wschodniej. Preszów, 2009. N 2. S. 176-186; idem. Przyczyny absorpcji prawosławia na Łemkowszczyźnie w okresie dwudziestolecia międzywojennego // Resovia Sacra. Preszów, 2009. Roc. 16. S. 205-229; Любчик I. Д. Етнополiтичнi процеси на Лемкiвщинi наприкiнцi ХIХ - 30-х рp. ХХ ст.: Проблема нац. самоусвiдомлення. Iвано-Франкiвськ, 2009; Hałagida I. Duchowni greckokatoliccy i prawosławni w Centralnym obozie pracy w Jaworznie (1947-1949): Dokumenty i materiały. Warsz., 2012; Гава П. М. Релiгiйнi процеси на Лемкiвщинi в мiжвоєнний перiод: Сучасна польська iсторiографiя // Гiлея. 2014. Вип. 84. С. 5-8.
В. Г. Пидгайко
Ключевые слова:
Украинская греко-католическая Церковь (УГКЦ) Лемковщины Апостольская Администрация, особая единица в составе Галицко-Львовской униатской митрополии (Львовской церковной провинции), созданная для лемков Польши; существовала в 1934-1947 гг.
См.также:
БОЦЯН Иосиф (1879-1926), униатский еп. Луцкий
ГУЗАР Любомир (род. 1933), кард., верховный архиеп. Киевский и Галицкий, глава Украинской греко-католической Церкви
КИШКА Лев (мирское имя Лука; ок. 1668 - 1728), греко-католич. митр. Киевский, Галицкий и всея Руси
ЛИСОВСКИЙ Ираклий (мирское имя Иосиф; 1734 - 1809), униат. архиеп. Полоцкий (с 1784), митр. Киевский и Галицкий (с 1806)