Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МАКСИМ V
Т. 43, С. 31-35 опубликовано: 12 января 2021г. 


МАКСИМ V

Максим V, патриарх К-польский. Фотография. 40-е гг. XX в.
Максим V, патриарх К-польский. Фотография. 40-е гг. XX в.

Максим V, патриарх К-польский. Фотография. 40-е гг. XX в.
(В миру Максим Вапордзис; 26.10.1897, Синоп, Турция - 1.01.1972, Фенербахче, ныне в черте Стамбула), патриарх К-польский (20 февр. 1946 - 19 окт. 1948). Род. в благочестивой семье, его отец Элефтериос Вапордзис был служащим карантинного пункта Синопа. Окончил 8-летнюю школу в Синопе и по рекомендации Амасийского митр. Германа (Каравангелиса) в 1912 г. поступил в Халкинскую богословскую школу, но занятия в ней были прерваны в ходе первой мировой войны. В 1916-1917 гг. семинаристы были призваны в турецкую армию, Вапордзис служил в военном лагере Селимие (ныне в черте Стамбула). Там он серьезно заболел и вернулся в Стамбул, где поселился в мон-ре в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник». 16 мая 1918 г. Вапордзис принял монашеский постриг с сохранением крестильного имени и был рукоположен во диакона. Летом 1918 г. он был направлен служить и преподавать в г. Тире в М. Азии. После возобновления работы Халкинской школы иеродиак. Максим продолжил в ней занятия и окончил ее в 1919 г. Служил архидиаконом Халкидонской, а затем Эфесской митрополии. В 1921 г. был назначен патриаршим диаконом и секретарем эфории Халкинской школы. 27 окт. 1922 г. переведен на должность протоколиста Синода, 15 апр. 1924 г.- помощника секретаря Синода, 17 дек. 1927 г.- архиграмматевса (главного секретаря) Синода. 1 янв. 1928 г. рукоположен во иерея и в тот же день возведен в сан архимандрита. 8 февр. 1930 г. избран митрополитом Филадельфийским, но продолжал управлять канцелярией Синода до мая 1931 г. 1 марта 1931 г. стал членом Синода и оставался им до избрания на Патриарший престол. 9 сент. 1931 г. К-польский патриарх Фотий II назначил митр. Максима временно исполняющим обязанности великого протосинкелла и председателем Центральной патриаршей церковной комиссии. В мае 1931 г. он был отправлен в качестве патриаршего экзарха на Кипр, а затем посетил Иерусалимскую и Элладскую Православные Церкви.

28 июня 1932 г. митр. Максим был переведен на Халкидонскую кафедру и в течение 13 лет образцово управлял этой епархией. Возглавлял церковные делегации в Югославию на похороны кор. Александра I (1934) и в Румынию на освящение кафедрального собора равноапостольных Константина и Елены в г. Бельцы (ныне Республика Молдова) (1935). В 1935 г., после смерти Фотия II, к-рый желал видеть своим преемником митр. Максима, тот стал одним из кандидатов на Патриарший престол, но тур. власти исключили его из списка претендентов. Тем не менее митр. Максим влиял на ход церковных событий, пользовался доверием нового патриарха Вениамина I и имел большой авторитет в Синоде. Митр. Максим принял участие в решении албан. проблемы, завершившейся предоставлением в 1937 г. автокефалии Албанской Церкви и рукоположением канонических иерархов. В 1941 г. он возглавил синодальную комиссию по восстановлению после пожара патриаршей резиденции на Фанаре. В 1943 г. в Турции начал действовать новый Закон о налогообложении национальных меньшинств, по к-рому была конфискована собственность мн. греков, а тех, кто были не в состоянии уплатить налог, отправили на общественные работы вглубь М. Азии, где люди умирали или становились инвалидами. В этой ситуации митр. Максим объявил о начале гонений на Церковь, велел закрыть все храмы, в течение неск. дней совершать погребальный колокольный звон и направил телеграммы главам воюющих против Германии держав о преследовании христиан. 20 янв. 1943 г. митр. Максим был арестован и сослан в Бурсу. Патриарху Вениамину удалось добиться его возвращения ценой угрозы своего отречения от престола. Эти события и напряженная работа подорвали здоровье митр. Максима.

Важнейшей церковной проблемой последних лет Патриаршества Вениамина стало преодоление т. н. болг. схизмы. В 1944 г. митр. Максим, хотя считал этот вопрос с канонической т. зр. исчерпанным, выступил за необходимость отложить офиц. снятие схизмы из-за огромного ущерба, нанесенного Сев. Греции во время болг. оккупации в годы второй мировой войны. В 1945-1946 гг. митр. Максим руководил работой синодальной комиссии по переговорам с представителями Болгарской Церкви и после снятия схизмы возглавил совместное с ними богослужение вместо болевшего патриарха.

В 1944-1945 гг. амер. дипломаты в Турции через нек-рых представителей Синода пытались найти способ оказывать влияние на деятельность К-польского Патриархата. Но митр. Максим, испугавшись обвинений тур. властей в контактах с иностранными дипломатами, решительно воспротивился установлению связей с США (Martano. 1996. P. 119). Этим объясняется в дальнейшем враждебное отношение к нему со стороны США.

После смерти Вениамина I префект стамбульского округа разрешил свободные выборы без предварительного согласования с властями списка кандидатов, и 20 февр. 1946 г. Халкидонский митр. Максим был избран патриархом. Его интронизация состоялась 21 февр. К тому времени он приобрел большой опыт адм. управления и хорошо разбирался в политических вопросах. В речи на 1-м заседании Синода 28 февр. 1946 г. М. назвал важнейшими задачами упрочение экономического положения Патриархии и структурные изменения в ней (в т. ч. возобновление работы патриаршей типографии, организацию б-ки и архива, создание пресс-службы), а также говорил о необходимости строительства новой патриаршей резиденции и благоукрашении патриаршего храма, который должен соответствовать тому высокому положению, которое занимает К-польская Православная Церковь (КПЦ) в правосл. мире. Патриарх заявил о необходимости повышения уровня церковного образования, укрепления связей с Поместными Церквами (создание должностей апокрисиариев) и о подготовке Всеправославного Собора (Θιλάρετος (Βιτάλης). 1992. Τ. 1. Σ. 170-174).

Еще до восшествия М. на престол в тур. прессе стал создаваться миф о его «левизне» и «просоветских симпатиях», напр., появились сообщения о том, что на похороны патриарха Вениамина он приехал на автомобиле консула СССР (Власть и Церковь. 2009. Т. 2. С. 1006; Μάμαλος. 2011. Σ. 241), что не соответствовало действительности (Ibid. Σ. 248). Под влиянием тур. и зап. пропаганды в историографии сложилось не вполне достоверное, но устойчивое мнение о «русофильских настроениях» М., единственным проявлением к-рых было его общение с советскими дипломатами в Турции. На Пасху 1946 г. был возобновлен обычай, согласно к-рому дипломатический представитель России сопровождал ночью патриарха на пути от его резиденции к храму.

Созданную в апр. 1946 г. пресс-службу Патриархии сначала возглавил архиграмматевс Синода архим. Иаков (Стефанидис), а затем - богослов иеродиак. Хризостом (Константинидис; впосл. митрополит Эфесский), который одновременно был главным редактором ж. «᾿Ορθοδοξία» («Православие»).

В мае 1946 г. М. отправил в Анкару церковную делегацию для решения проблем Патриархии и греч. меньшинства. Патриарх просил разрешить провести выборы эпитропов и эфоров правосл. храмов, школ, больниц, приютов и др. греч. учреждений, упорядочить вопрос об оплате труда тур. учителей в греч. школах, вернуть КПЦ захваченные лидером неканонической Турецкой Православной Церкви Папа-Ефтимом храм Христа Спасителя в Галате и благотворительные учреждения в Балыклы. Также необходимо было решить проблемы, касавшиеся Халкинской богословской школы, прежде всего регистрации ее здания и прилегающей территории на имя патриарха. Кроме того, был поднят вопрос о необходимости снятия препятствий в профессиональной деятельности греч. адвокатов. Премьер-министр обещал изучить эти просьбы. В результате КПЦ были возвращены больница, дом престарелых и др. благотворительные заведения в Балыклы, ц. Христа Спасителя в Галате и приют на о-ве Прингипос (тур. Бююкада). Патриарх получил владельческий титул на Халкинскую школу, в качестве компенсации Патриархия уступила тур. властям здание греческой Торговой школы на Халки. Кроме того, тур. премьер-министр пообещал освободить от налогообложения греч. благотворительные учреждения на территории Турции, что было осуществлено в нач. 1947 г.

Еще одна делегация КПЦ была направлена в сент. 1946 г. в Афины для ведения переговоров относительно катастрофического экономического положения КПЦ. Но она не встретила взаимопонимания в Мин-ве иностранных дел Греции. «Кажется, что новый патриарх не пользовался доверием греческого правительства, причины чего остаются неясными до сих пор» (Kitromilides. 2010. P. 223). Безразличие к решению этого вопроса проявили и др. церковные и политические деятели. Напр., М. сделал замечание прибывшему на Фанар Бостонскому епископу, что Американский архиеп. Афинагор (впосл. патриарх Афинагор I) не оказывает должной материальной помощи Патриархии (Θιλάρετος (Βιτάλης). 1992. Τ. 1. Σ. 230, 314).

После смерти митр. Евлогия (Георгиевского) 8 авг. 1946 г. епархиальный совет Западноевропейского Экзархата русских приходов Константинопольского Патриархата избрал экзархом архиеп. Владимира (Тихоницкого), тогда как 9 авг. Синод РПЦ назначил экзархом митр. Серафима (Лукьянова). М. проигнорировал это назначение, но предложил рус. клирикам самим определиться с выбором юрисдикции. Параллельно обсуждался вопрос о статусе Экзархата. Одним из возможных вариантов была его ликвидация и учреждение в составе Фиатирской митрополии некой «русской епархии». В таком случае архиеп. Владимир мог возглавить ее в качестве викария Фиатирского митр. Германа (Стринопулоса). Епархиальный съезд, проведенный 16-20 окт. 1946 г., принял решение просить М. сохранить положение Экзархата таким, каким оно было и раньше, и утвердить экзархом архиеп. Владимира. Это решение и было закреплено К-польским патриархом в особой грамоте (ЦВЗЕЕ. 1947. № 6. С. 1-3).

Планировалось, что в окт. 1946 г. делегация РПЦ во главе с митр. Николаем (Ярушевичем) посетит М. «с целью устранения некоторых разногласий и для того, чтобы побудить патриарха поддерживать русскую политику» (Власть и Церковь. 2009. Т. 2. С. 1007). Делегация должна была передать М. сумму в 50 тыс. амер. долл. (Там же. Т. 1. С. 401-402). Однако этот визит не удалось осуществить из-за противодействия тур. властей, к-рые отказали иерархам РПЦ в выдаче виз.

В 1946 г. М. вступил в конфликт с правительством Греции относительно урегулирования ситуации в Додеканесских митрополиях. Греч. власти обвиняли Родосского и Леросского митрополитов в сотрудничестве с итал. администрацией и желали их смещения. Для достижения своей цели МИД Греции использовал даже такие методы, как отправка поддельных телеграмм митрополитам от имени патриарха. Несмотря на сопротивление Патриархии, в конце концов власти вынудили митрополитов подать в отставку. В дек. 1946 г. Мин-во по делам религии и образования одобрило предложение М. возобновить работу церковной школы Патмиада на Патмосе. В нач. 1947 г. были избраны Родосский и Косский митрополиты, тогда как выборы на кафедры Леросской-Калимносской и Карпафской-Касосской митрополий, к-рые греч. правительство хотело упразднить, были отложены.

В нояб. 1946 г. у М. от нервных потрясений и переутомления начались проблемы со здоровьем. Ситуацию усугубило неверное лечение, предписанное патриарху врачом, работавшим в Халкинской школе. 29 дек. 1946 г. консилиум из 2 турецких и 2 греч. врачей определил, что депрессия и меланхолия патриарха не оказали влияния на его умственные способности и адекватное восприятие происходящего. Уже тогда у ряда иерархов возникло намерение отправить патриарха на покой. Тем же числом датировано др. врачебное заключение, подписанное только греч. врачами, в к-ром говорилось, что состояние здоровья М. предполагает его освобождение от патриарших обязанностей (᾿Αναγνωστόπουλος. 2006. Σ. 69). Тур. врачи и впосл. оказались более объективными. Так, невролог Мазхар Осман отказался за взятку признать болезнь М. неизлечимой (Θιλάρετος (Βιτάλης). 1996. Τ. 2. Σ. 33).

4 февр. 1947 г. Московский патриарх Алексий I получил от имени М. послание, в котором сообщалось о направленных всем главам автокефальных Церквей письмах с рекомендацией принять участие во Всемирном съезде экуменического движения, к-рый намечалось провести в 1948 г. В послании содержалась просьба к патриарху Алексию высказать свое мнение «для более точного определения позиции и участия в работах Всемирного совета Церквей» (Власть и Церковь. 2009. Т. 1. С. 514).

Консилиум 27 февр. 1947 г. отметил улучшение состояния М.

Патриарх содействовал решению церковной проблемы на Кипре, где в живых оставались только 2 архиерея, что не давало возможности провести канонические выборы. В марте 1947 г. на Кипр был направлен для организации архиепископских выборов Деркский митр. Иоаким (Пелеканос), а после смерти Кипрского архиепископа Леонтия I спустя месяц после интронизации для проведения новых выборов на остров были посланы митрополиты Пергамский Адамантий (Касапидис) и Сардский Максим (Христопулос).

В апр. М. участвовал в богослужениях Страстной седмицы и присутствовал на заседаниях Синода. Патриарх хотел продолжить лечение в Швейцарии, но потом вместо этого решил совершить неофиц. визит в Грецию. Перед отъездом М. назначил патриаршим эпитропом Принкипского митр. Дорофея (Георгиадиса). 20 мая 1947 г. он прибыл в Грецию. Светскими и церковными властями патриарху был оказан торжественный прием. Кор. Павел I посетил М. в особняке в афинском предместье Кифисья, где тот проживал. Затем М. нанес королю ответный визит. Он официально посетил Афинскую Архиепископию и 27 июля 1947 г. по просьбе архиеп. Дамаскина (Папандреу) участвовал в богослужении в афинском кафедральном соборе. Во время своего пребывания в Греции М. обратился к греч. народу с призывом к прекращению братоубийственной гражданской войны и установлению любви и мира. Вопреки ожиданиям греческого правительства М. напрямую не осудил коммунистов (Θιλάρετος (Βιτάλης). 1992. Τ. 1. Σ. 367).

В мае 1947 г., после отъезда М. в Грецию, церковная делегация во главе с митр. Дорофеем встретилась с премьер-министром Р. Пекером (Μάμαλος. 2011. Σ. 242-244) и обратилась к нему с просьбами об исключении из сферы действия Закона о вакуфах 1935 г. греч. церковных и благотворительных учреждений, об отмене их управления эпитропом ведомства вакуфов вместо избираемых комиссий, о восстановлении лицейского отд-ния Халкинской школы (его уровень был понижен до гимназии), о добавлении к 3 годам обучения на богословском отд-нии еще одного года, о приглашении преподавателей из-за рубежа, о разрешении выпускникам преподавать Закон Божий в греческих школах и др. С одобрения тур. властей гимназия Халкинской школы была преобразована в лицей, введено 4-годичное обучение на богословском отд-нии, у выпускников появилась возможность преподавать Закон Божий, они смогли на равных правах со студентами тур. ун-тов продолжать образование в Европе. Все эти уступки стали возможными благодаря тому, что Турция осознала необходимость создания положительного имиджа своей страны у зап. союзников. Кроме того, Халкинской школе было разрешено принимать на работу преподавателей из др. стран (в т. ч. и из Греции) с условием одобрения их кандидатур тур. властями. Наряду с приглашением зарубежных специалистов М. ставил целью подготовку местных кадров. Для этого он отправил 4 выпускников Халкинской школы, 2 диаконов и 2 мирян, для дальнейшего обучения на Запад.

В отсутствие М., 30 июня, митр. Дорофей как уполномоченное патриархом лицо ответил на полученное 15 мая приглашение патриарха Московского Алексия I принять участие в Совещании глав и представителей автокефальных правосл. Церквей в Москве. В ответном послании митр. Дорофей отметил, что созыв всеправосл. совещаний является прерогативой К-польского патриарха, и это согласуется с заявлением, сделанным М. греч. журналистам 21 авг. 1947 г. (Θιλάρετος (Βιτάλης). 1996. Τ. 1. Σ. 337).

Летом 1947 г. министр иностранных дел Греции К. Цалдарис и зам. министра П. Пипинелис стали добиваться от патриарха отречения. Успешно проводимое лечение М. электрошоком было отменено по указанию МИДа. Сначала греч. правительство стало продвигать на Патриарший престол кандидатуру антикоммуниста митр. Хрисанфа (Филиппидиса), ранее бывшего Афинским архиепископом, затем более подходящей фигурой был признан Американский архиеп. Афинагор. У зап. и греч. политиков сложилось мнение, что М. не может противостоять упрочению позиций на международной арене Московского Патриархата. Отмечались его недостаточные активность и враждебность по отношению к СССР. М. также был слишком интеллигентен и предан Церкви, как считали послы Греции и США П. Скеферис и Э. Уилсон (Μάμαλος. 2011. Σ. 254-255; ср. ответ М. тур. журналистам: «Утверждают, что я поддерживаю связь с Москвой. Должно быть, известно, что в Москве есть Церковь, с которой я поддерживаю отношения» (Власть и Церковь. 2009. Т. 2. С. 1009)).

1 авг. М. покинул Афины и 3 авг. прибыл в Стамбул. Он приступил к исполнению патриарших обязанностей, участвовал в заседаниях Синода и 24 авг. совершил хиротонию митрополита Австралийского Феофилакта (Папафанасопулоса). М. безуспешно пытался навести порядок на Фанаре, но оказался во враждебном окружении (Θιλάρετος (Βιτάλης). 1996. Τ. 2. Σ. 61). Посол Великобритании в Анкаре М. Питерсон отмечал в письме министру иностранных дел Э. Бевину, что М. нажил большое число врагов еще в тот период, когда фактически управлял Церковью от имени болевшего Вениамина I (Μάμαλος. 2011. Σ. 247).

1 окт. 1947 г. М. вместе с Синодом готовил протест против попытки провозгласить автокефальную болг. архиепископию Америки и Австралии.

15 нояб. того же года Пипинелис через посла Греции в Анкаре Скефериса сообщил М., что после отречения греч. правительство обеспечит ему достойные условия проживания на покое. При этом отречься он должен не ранее, чем будет проведена подготовительная работа для избрания Афинагора (Ibid. Σ. 256). Одним из препятствий к восшествию на Патриарший престол Афинагора была позиция иерархов-фанариотов, отдававших предпочтение кандидатуре Иоакима Деркского (Θιλάρετος (Βιτάλης). 1996. Τ. 2. Σ. 76-77).

Возобновление у М. во время святок 1947 г. симптомов нервной болезни заставило его 18 янв. 1948 г. удалиться в мон-рь св. Георгия «ту Кримну» на о-ве Халки. 26 марта 1948 г. на заседании Синода обсуждался вопрос об отречении М., которому были предложены Эфесская кафедра и членство в Синоде. Хотя половина Синода состояла из облагодетельствованных М. лиц, только 3 митрополита остались до конца верны патриарху: Леонтий Феодоропольский, Константин Иринопольский и Филофей Приконисский. М. не участвовал в богослужениях Страстной седмицы и пасхальных службах.

14 мая 1948 г. архиеп. Пражский Савватий обратился к М. с просьбой о переходе под юрисдикцию РПЦ. Синод, рассмотрев эту просьбу, решил отвергнуть ее как неканоническую и потому неприемлемую, что было изложено в офиц. письме от имени М. (24 авг. 1948).

На торжества в Москве по поводу 500-летия автокефалии РПЦ (8-19 июля 1948) КПЦ направила делегацию в составе митр. Германа Фиатирского, митр. Тимофея Родосского и протопресв. Константина (Мораитакиса) с указанием участвовать только в богослужениях, но не в заседаниях Совещания глав и представителей правосл. Церквей. Совещание постановило, что все Поместные Церкви - его участницы должны отказаться от вхождения в состав ВСЦ. В результате на 1-й Ассамблее ВСЦ в Амстердаме (авг. 1948) были представлены только К-польская и Элладская Православные Церкви. Вхождение КПЦ в состав ВСЦ на правах соучредителя было одним из ее важнейших решений, принятых в период патриаршества М. Трудно сказать, насколько в тот момент он мог влиять на ход церковных событий. Еще в начале Патриаршества о М. сложилось мнение, что «ни одного самостоятельного шага он сделать не может: за него работает окружение, особенно митр. Иоаким и Геннадий - сторонники власти Вселенского патриарха над другими Церквами и не любящие Русской Церкви» (Власть и Церковь. 2009. Т. 1. С. 367).

В нач. окт. 1948 г. М. переехал в здание Халкинской богословской школы и приступил к исполнению патриарших обязанностей. 18 окт. без предупреждения в личные комнаты патриарха явились посол Греции Скеферис и генеральный консул М. Мелас и вынудили его подписать отречение (Θιλάρετος (Βιτάλης). 1996. Τ. 2. Σ. 70-71).

В дек. 1948 - июне 1949 г. М. находился на лечении в Швейцарии, впосл. до конца жизни проживал в Фанараки (Фенербахче) близ Халкидона (Кадыкёя, ныне в черте Стамбула). Патриарх Афинагор лишил его права участия в заседаниях Синода, держал в изоляции и даже прекратил ему выплату патриаршего пособия. Патриархия не оказывала бывш. патриарху материальной и медицинской помощи. По словам М., его «безжалостно и немилосердно выбросили на улицу» (Ibid. Τ. 2. Σ. 140). О выплате причитающегося патриарху пособия перед МИД Греции ходатайствовали митрополиты Аттикийский и Фессалоникийский и дипломат А. Киру. Но она была возобновлена лишь ненадолго. Сначала М. дважды в год было разрешено служить литургию в приходском храме свт. Иоанна Златоуста в Фенербахче, но, т. к. на нее собиралось огромное число верующих, бывш. патриарху запретили совершать богослужения. Духовные чада М., возведенные им в архиерейское достоинство (напр., Мелитон (Хадзис), митр. Имбросский, а затем Халкидонский), не сделали ничего для изменения его положения. Во время греч. погромов в сент. 1955 г. дом М. в Фенербахче закидали камнями. М. осуждал церковную политику патриарха Афинагора (см., напр., документ от 23 дек. 1963 г. с протестом против готовящейся на Св. земле встрече предстоятеля КПЦ с Римским папой (᾿Αναγνωστόπουλος. 2006. Σ. 63-64).

В февр. 1964 г. во время тяжелой болезни Александрийского патриарха Христофора II М. предложили занять Александрийскую кафедру, но тот отказался. Точно так же в нач. 1971 г. М. отверг предложение вернуться на К-польский престол, когда патриарх Афинагор по болезни не мог исполнять свои обязанности и совершать богослужение (Ibid. Σ. 66). М. скончался от воспаления легких 1 янв. 1972 г. и был похоронен 4 янв. с патриаршими почестями на кладбище храма в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в Балыклы.

Лит.: Μαυρόπουλος Δ. Πατριαρχικαὶ σελίδες. ᾿Αθῆναι, 1960. Σ. 250-264; Θιλάρετος (Βιτάλης), ἀρχιμ. Μάξιμος ὁ Ε´: ῾Ο ὅσιος καὶ μαρτυρικὸς Οἱκουμενικὸς Πατριάρχης: Μαρτυρία περὶ τοῦ βίου καὶ τοῦ ἔργου του. ᾿Αθήνα, 1992-1996. Τ. 1-2; Martano V. Athenagoras, il patriarca (1886-1972): Un cristiano fra crisi della coabitazione e utopia ecumenica. Bologna, 1996; Σταυρίδης Β. Θ. Οἱ Οἰκουμενικοὶ Πατριάρχαι: 1860 - σήμερον. Θεσ., 20042. Σ. 602-636; ᾿Αναγνωστόπουλος Β. Τὸ ἀρχεῖον τοῦ Οἰκουμενικοῦ Πατριάρχου Μαξίμου Ε´ καὶ ἡ συγγραφὴ τῆς βιογραφίας του // ᾿Επιστημονικὴ παρουσία ῾Εστίας Θεολόγων Χάλκης. ᾿Αθήνα, 2006. Τ. 6. Σ. 39-87; Власть и Церковь в Вост. Европе, 1944-1953 гг.: Док-ты рос. архивов. М., 2009. 2 т.; Ιστορία της Ορθοδοξίας. Αθήνα, 2009. Τ. 7: Οι Ορθόδοξες Εκκλησίες τον 20ο αιώνα / Επιμ. Ι. Πέτρου, Χρ. Σταμούλης, Ι. Κουρεμπέλες. Σ. 61-63; Kitromilides P. M. The Ecumenical Patriarchate // Eastern Christianity and the Cold War, 1945-1991 / Ed. L. N. Leustean. L.; N. Y., 2010. P. 221-239; Μάμαλος Γ.-Σ. Το Πατριαρχείο Κωνσταντινουπόλεως κατά την περίοδο 1918-1972: Διεθνής πολιτική και οικουμενικός προσανατολισμός. Αθήνα, 2011. Σ. 231-262; Ермилов П. В. Вхождение К-польского патриархата в русло внешней политики США в первые годы «холодной войны» // Проблемы национальной стратегии. М., 2016. № 36(3). С. 217-233.
О. В. Лосева