Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КИНДИТЫ
Т. 33, С. 524-526 опубликовано: 5 июля 2018г.


КИНДИТЫ

[кинда; араб.  ; в южноарав. эпиграфике -  ], крупное, жестко иерархизированное объединение племен, на основе к-рого в 1-й пол. I тыс. по Р. Х. в Юж. Аравии сложились 2 протогосударственные образования, обозначаемые в научной лит-ре как древнее (старое) и новое Киндитские царства. Столицей древнего Киндитского царства стало крупное поселение Карьят-зат-Кахл (  - Кахилево селение), расположенное на расстоянии ок. 280 км к северо-востоку от Награна, в Вади-эд-Давасир, на территории оазиса, в наст. время известного как Карьят-эль-Фау, и являвшееся с кон. IV в. до Р. Х. до нач. IV в. по Р. Х. крупным центром трансаравийской торговли. В течение первых 3 веков его существования там находилась маинская торговая колония (см. Маин), затем оно перешло под контроль племени мазхидж, а чуть позднее - К., вступивших с мазхиджем в союз. С 70-х гг. XX в. в городище Карьят-эль-Фау ведут раскопки саудовские археологи, к-рые, вскрыв жилые кварталы, рынок, неск. культовых сооружений и некрополь, обнаружили уникальные фрески, фрагменты бронзовой скульптуры и предметы декоративно-прикладного искусства. В этих памятниках материальной культуры, выполненных в местных художественных традициях, присутствуют также переднеазиат., егип., эллинистические и рим. мотивы, что указывает на широкие международные связи Карьят-зат-Кахл со странами Запада и Востока.

О политической истории Карьят-зат-Кахл и древнего Киндитского царства сохранились лишь фрагментарные сведения. При раскопках некрополя была найдена гробничная надпись царя кахтана и мазхиджа Муавии, сына Рабии ( ), Кахтанида ( ), приблизительно датируемая I в. по Р. Х. Неясно, к какой конкретно этнополитической общности относился тогда этноним «кахтан», к-рый в арабо-мусульм. генеалогической традиции стал использоваться для обозначения всех т. н. юж. арабов, чье происхождение связывалось с древнейеменской цивилизацией.

Наиболее раннее упоминание К. в эпиграфике отмечено в надписи Ja 635, восходящей к нач. III в. по Р. Х. и повествующей о 2 победоносных походах на Карьят-зат-Кахл сабейского царя Шаара Аутара ( ). Ему безуспешно пытался противостоять Рабиа из рода Саур ( ), царь кинды и кахтана, вступивший в военный союз с находившимися в Аравии войсками Аксумского царства. Наконец, в сер. III в. 2 сабейских царя-соправителя - Илшарах Яхдуб ( ) II и Язил Байин ( ) отправили дипломатическую миссию в Карьят-зат-Кахл к Малику, сыну Бадда ( ), «царю кинды, мазхиджа и тех, кто из бедуинов» ( ). О возможном упадке и гибели древнего Киндитского царства никаких данных в источниках не обнаруживается.

Древняя столица К., как видно из ее названия, была культовым центром бога Кахла (Кахила), к-рого, вероятно, следует отождествить с божественным покровителем Сабейского гос-ва Альмакахом. Следы почитания Кахла встречаются в ряде североаравийских оазисов, напр. в Дедане (ныне Эль-Ула). Никаких признаков проникновения в древнее Киндитское царство монотеистических религий, в частности иудаизма и христианства, не выявлено.

В кон. III в. присутствие К. засвидетельствовано у зап. рубежей Хадрамаута (надпись BR-M. Bayhân 5), к-рый в арабо-мусульм. предании (не подтвержденном данными эпиграфики) считался прародиной К. В составе вспомогательных бедуинских отрядов при химьяритском царском войске К. в нач. IV в. участвовали в завоевании этой области Химьяром (надписи Ir 32; Ja 665).

О существовании к.-л. преемственности между древним и новым Киндитскими царствами ничего не известно. Возникновение последнего напрямую связано с экспансией Химьяритского царства в Зап. и Центр. Аравии в 20-30-х гг. V в. по Р. Х., при царе Абикарибе Асаде, сыне Малкикариба Юхамина, подчинившем своей власти племенную конфедерацию мааддитов. Проводником химьяритского влияния в их кочевьях стали К. во главе с Худжром, сыном Амра, принявшим, судя по его единственной надписи, найденной в районе Наджрана (см.: Gajda. 1996), царский титул. В арабо-мусульм. традиции он известен под прозвищем Акиль аль-Мурар - «пожиратель горького колоквинта (верблюжьей колючки)»: это несъедобное для человека растение он якобы стал поедать с горя, когда узнал об измене своей жены Хинд. Наследником Худжра стал его сын Амр, получивший прозвище аль-Максур - «приневоленный», т. к. он стал царем против собственного желания. Он правил недолго и был убит в бою. Наиболее ярким было правление аль-Хариса, сына Амра, продолжавшееся ок. 40 или даже 60 лет. По поручению химьяритов он вмешался в междоусобные распри в крупном североаравийском племени бакр ибн ваиль и сумел их прекратить. Согласно арабо-мусульм. традиции, в самом нач. VI в. он с большим войском совершил поход через страну мааддитов на Хиру, столицу царства Лахмидов, и включил ее в состав владений К. Аль-Харису удалось временно отстранить Лахмидов от власти благодаря тактическому союзу с Маздаком (см. ст. Маздакизм) и его сторонниками, а также с покровительствовавшим им сасанидским шаханшахом Кавадом I (488-496, 499-531). Ослабление движения маздакитов и окончательное его подавление буд. шаханшахом Хосровом I (531-579) сыграли роковую роль в судьбе аль-Хариса: лахмидский царь аль-Мунзир III изгнал его из Хиры, он укрылся среди калбитов и ок. 528 г. был ими убит. Очевидно, аль-Мунзир III был непосредственно причастен к его гибели. Со смертью аль-Хариса новое Киндитское царство распалось на неск. владений, во главе к-рых встали его сыновья. Между ними начались междоусобные распри; наибольшим ожесточением отличалась борьба между Шарахбилом и Саламой.

По-видимому, по мере того, как влияние маздакитов в Сасанидском гос-ве стало ослабевать, аль-Харис попытался упрочить свое положение благодаря союзу с Византией. В 501/2 г. к нему прибыл визант. посол сириец Евпор, после чего киндитский правитель получил титул филарха, что вряд ли было бы возможно без принятия им христианства (по крайней мере формально). Однако утверждение И. Шахида, что христианство принял весь род Акиль аль-Мурара (Shahîd. 1986. P. 119), не находит подтверждения в источниках. Из-за вражды с силентиарием Диомедом, дукой Палестины, аль-Харис вынужден был откочевать от визант. рубежей во внутренние районы Аравии. Тем не менее династия Акиль аль-Мурара сохранила политические связи с Византией. Ромейским филархом считался один из внуков аль-Хариса, Кайс, сын Саламы, правитель мааддитов и К. К нему по меньшей мере 4 раза прибывали визант. послы: сир. свящ. Авраам, сын Евпора (2 раза: вскоре после 527 и в 536), Юлиан (531 или несколько раньше) и сын Авраама Нонн (между 531 и 536). Самый знаменитый из внуков аль-Хариса, величайший араб. поэт Имру аль-Кайс, пытаясь восстановить царство своего деда, обратился за помощью к Византии и, согласно арабо-мусульм. преданию, был отравлен при помощи пропитанных ядом одежд, к-рые ему подарил имп. Юстиниан I. В конце концов проводниками визант. влияния на сев.-вост. рубежах стали Гассаниды, полностью заменив К. в этом качестве.

К числу потомков Амра аль-Максура, сына Худжра Акиль аль-Мурара, принадлежал Язид, сын Кабши ( ), к-рого химьяритский царь Абраха поставил наместником над К., жившими вдоль рубежей Йемена. В самом нач. лета 547 г. он возглавил восстание против царя, которое поддержали представители ряда знатных сабейских родов, а также наиболее влиятельный аристократический род Химьяра - Язаниды. Под контролем повстанцев сразу же оказался практически весь Хадрамаут. Абраха выступил против них с верными ему химьяритскими и эфиопскими войсками, и уже к кон. июня Язид повинился и был прощен (надпись CIH 541). Согласно надписи Ry 506 (апр. 552), К. сражались на стороне Абрахи в походе, предпринятом им в Центр. Аравию для подчинения мааддитов.

Гибель Химьяритского царства и включение ряда его центральных областей в качестве новой провинции в состав Сасанидской державы привели к тому, что К. полностью утратили влияние во Внутренней Аравии и вынуждены были переселиться в Хадрамаут. Масштабы миграции были значительны: согласно йеменскому ученому-энциклопедисту X в. аль-Хамдани, общее число К., пришедших в эту область, достигло 30 тыс. В Хадрамауте им не удалось создать даже такое аморфное протогос. образование, каким являлось новое Киндитское царство. Накануне возникновения ислама они оказались расколоты на многочисленные племена под управлением представителей знатных родов, претендовавших на царский титул, но ни один из них не смог обеспечить себе гегемонию во всем племенном объединении. Представление ряда арабо-мусульм. авторов о киндитских вождях из рода Джабала аль-Ашасе, сыне Кайса, и его отце Кайсе, сыне Маадикариба, как о «царях», к-рым подчинялись все К. Хадрамаута или бóльшая их часть, не соответствует действительности. Их власть распространялась на 2 племени: ади ибн рабиа и мурра ибн худжр, тогда как с остальными они заключали лишь временные военные союзы.

О религ. верованиях К. до ислама сохранились крайне скудные сведения. Нек-рые были привержены традиц. аравийскому политеизму, на что указывает сообщение об идоле Зиррихе, находившемся в киндитской крепости Эн-Нуджайр, точное местоположение к-рой не установлено (приблизительная локализация - в окрестностях совр. г. Тарим, Йемен); нек-рые К. приняли иудаизм (см.: Lecker. Abû Mâlik. 1994), однако их массовое обращение в эту религию источники не подтверждают. Дочь аль-Хариса и жена аль-Мунзира III киндитка Хинд была христианкой и даже построила церковь в Хире при еп. Ефреме, однако, поскольку ее муж оставался язычником, выбор христианства был делом ее личного благочестия.

После того как к кон. 20-х гг. VII в. проповедь Мухаммада начала активно распространяться, нек-рые киндитские племена в числе проч. этнополитических общностей Хадрамаута отправили к нему свои делегации, члены к-рых от имени соплеменников заявили о принятии ислама. При этом они преследовали не религиозные, а военно-политические цели: все более обострявшееся соперничество между обитателями Хадрамаута вынуждало их искать сильного союзника за пределами области. После смерти Мухаммада подавляющее большинство хадрамаутских К. в соответствии с традицией племенного общества сочли свои договорные обязательства перед ним утратившими силу и отказались выплачивать предписываемый исламом налог на благотворительность (садаку, или закят). С т. зр. мусульм. права такие действия считались вероотступничеством (риддой) и требовали немедленной жестокой кары. Однако ридда хадрамаутских К. носила не религиозный, а социально-экономический характер. Она продолжалась ок. 2 лет (сер. 632 - сер. 634). На 1-м ее этапе подчиненные К. кочевые племена ас-сакун и ас-сакасик, часть оседлого населения Хадрамаута и отдельные киндитские вожди поддержали мусульман, но после ряда неудач их противникам, во главе к-рых в конечном счете оказался аль-Ашас, сын Кайса, удалось переломить ситуацию и почти полностью разгромить промусульм. коалицию в сражении у стен Тарима. Отличительная черта 2-го этапа хадрамаутской ридды заключалась в том, что К. противостояли не только местные племена, но и мусульм. отряды, отправленные халифом Абу Бакром из Медины. Несмотря на подкрепление, коренного перелома в ходе боевых действий мусульмане добились не сразу. Поражению К. в значительной мере способствовали раздоры среди их вождей, расторгнувших союз с аль-Ашасом, к-рый с ближайшими сородичами оказался осажден в крепости Эн-Нуджайр и после неудачной попытки вырваться из окружения предпочел сдаться. Его судьбу решил сам халиф, не только помиловавший мятежника, но и выдавший за него замуж свою сестру. Аль-Ашас не обманул ожиданий Абу Бакра и вместе с подчиненными ему К. активно включился в араб. завоевания. В Хадрамаут они больше не вернулись, влившись в элиту араб. Халифата. Внук аль-Ашаса Абд ар-Рахман, сын Мухаммада (известный как Ибн аль-Ашас), вождь К. Ирака, поднял в кон. 700 г. мятеж против всесильного наместника вост. провинций аль-Хаджжаджа, в сент. 701 г. потерпел поражение, укрылся в Кабулистане, но был выдан и погиб в 702 (или 703) г. по пути к месту казни.

Оставшиеся на территории Хадрамаута отдельные подразделения К. утратили реальное политическое влияние, но продолжали пользоваться значительным авторитетом среди населения. Не случайно восстание умеренных хариджитов (ибадитов) в Хадрамауте, начавшееся в 746-747 гг., возглавил местный мусульм. судья (кади) Абдаллах ибн Яхья, принадлежавший к одному из знатных родов киндитского племени амр ибн муавия.

В наст. время в Хадрамауте, являющемся одной из провинций Республики Йемен, целый ряд этноплеменных групп возводит к К. свое родословие, как правило безосновательно (см.: Родионов. 1994).

Ист.:
Лит.: Olinder G. Al-Gaun of the Family Akil al-Murar // Le Monde oriental. Uppsala, 1931. Vol. 25. P. 208-229; Пигулевская Н. В. Арабы у границ Византии и Ирана в IV-VI вв. М.; Л., 1964. С. 124-179; Shahîd I. Kinda // EI. 1986. Vol. 5. P. 118-120; idem. Byzantium and the Arabs in the 5th Cent. Wash., 1989; idem. Byzantium and the Arabs in the 6th Cent. Wash., 1995. Vol. 1. Pt. 1; Bâfaqîh M.‘A. L'Unification du Yémen antique: La lutte entre Saba', Himyar et le Hadramawt du Ier au IIIème siècle de l'ère chrétienne. P., 1990. P. 309-315; Родионов М. А. Этнография Зап. Хадрамаута: Общее и локальное в этнической культуре. М., 1994. С. 18, 24, 30, 35; Lecker M. Abû Mâlik ‘Abdallâh b. Sâm of Kinda: A Jewish Convert to Islam // Der Islam: Zschr. für Geschichte und Kultur des islamischen Orients. B., 1994. Bd. 71. H. 2. S. 280-282; idem. Kinda on the Eve of Islam and during the Ridda // JRAS. Ser. 3. 1994. Vol. 4. N 3. P. 333-356; Французов С. А. Этнорелигиозная ситуация в Хадрамауте в VI-VII вв. // Хадрамаут: Археол., этногр. и ист.-культурные исследования: Тр. Советско-йеменской комплексной экспедиции. М., 1995. Т. 1. С. 314-329; idem. [Frantsouzoff S.] Histoire sociale et politique du Hadramawt au cours du Haut Moyen-Âge (IVe-XIIe siècle de l'ère chrétienne) / Introd., trad. arabe par ‘Abd al-‘Azîz bin ‘Aqîl. Sanaa, 2004. P. 68-81, 96-99, 101-115, 150, 182-186 (на араб. яз.); Gajda I. Huğr b. ‘Amr roi de Kinda et l'établissement de la domination himyarite en Arabie centrale // Proc. of the Seminar for Arabian Studies. Oxf., 1996. Vol. 26. P. 67-73. Pl. 1; eadem. Le royaume de Himyar à l'époque monothéiste: L'histoire de l'Arabie du Sud ancienne de la fin du IVe siècle de l'ère chrétienne jusqu'à l'avènement de l'Islam / Préf. Ch. Robin. P., 2009. (Mémoires de l'Académie des Inscriptions et Belles-Lettres; 40); Робен Кр. Ж. Династия Аби кариба Ас‘ада / Пер. с франц.: С. А. Французов // Scripta Yemenica: Исследования по Юж. Аравии: Сб. науч. ст. М., 2004. С. 289-314; Большаков О. Г. История Халифата. М., 2010. T. 4: Апогей и падение арабского Халифата, 695-750. С. 38-51; Пути Аравии: Археол. сокровища Саудовской Аравии: Кат. выст. / Сост.: Н. В. Козлова, А. Д. Притула. СПб., 2011. С. 131-177.
С. А. Французов