Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КЛОБУКОВ КАШИНСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ
Т. 35, С. 705-711 опубликовано: 25 апреля 2019г.


Содержание

КЛОБУКОВ КАШИНСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

Клобу́ков (Кло́буков, Клабу́ков) Кашинский во имя святителя Николая Чудотворца женский монастырь (Тверской и Кашинской епархии Тверской митрополии), находится в г. Кашине Тверской обл., на левом берегу р. Кашинки, при впадении в нее р. Вонжи.

XIV-XX вв.

Клобуков Кашинский во имя свт. Николая Чудотворца мон-рь. Фотография. 1900 г. (ГПИБ)
Клобуков Кашинский во имя свт. Николая Чудотворца мон-рь. Фотография. 1900 г. (ГПИБ)

Клобуков Кашинский во имя свт. Николая Чудотворца мон-рь. Фотография. 1900 г. (ГПИБ)
Первоначально мужской, до XVII в. К. м. являлся одним из 3 (вместе с Димитриевским и кашинским в честь Сретения Господня) мон-рей, окружавших удельный г. Кашин. К. м. основан не позднее 2-й пол. XIV в. Косвенно об этом свидетельствуют сведения Жития прп. Макария Калязинского (Колязинского), к-рый подвизался в К. м. в 20-30-х гг. XV в.

Наименование К. м. включает в себя 2 компонента: посвящение, вероятно, единственного до посл. четв. XVII в. соборного храма во имя свт. Николая Чудотворца; версии о значении 1-й части названия - Клобуков, известного по документам с XV в., имеют и легендарное и топонимическое объяснение. Наиболее ранняя легендарная версия, записанная в ВМЧ свт. Димитрия (Савича (Туптало)) XVIII в., связывает это название с находкой на месте основания обители клобука, упавшего с головы свт. Иоанна, архиепископа Новгородского, направлявшегося в Иерусалим. Др. авторы связывают происхождение именования К. м. с фамильным прозвищем землевладельца той местности, где построена обитель. Однако нельзя исключить, что название происходит от рельефа местности нагорной части р. Кашинки, где построена обитель,- формы изгиба реки, напоминающей каблук; местное название формы некоторых возвышенностей - «клобук» (Мурзаевы Э. и В. Словарь местных геогр. терминов. М., 1959. С. 110). Не позднее XVI в. к К. м. был приписан Введенский муж. мон-рь, находившийся за оградой, «подле... на Кашинке реке на берегу против Святых ворот» (АСЭИ. Т. 3. № 176. С. 191-192). Введенский мон-рь был пожалован К. м. по грамоте от 2 окт. 1510 г. дмитровским и кашинским кн. Юрием Ивановичем. В Смутное время, в нач. XVII в., Введенская обитель запустела. В писцовой книге 1628/29 г. указывается: «Под монастырем слободка, а в ней храм Пресвятыя Богородицы Введения, древян верх шатром» (Архангелов. 1909. С. 11). Т. о., после запустения мон-ря оставался действующим храм, ставший приходской церковью г. Кашина, очевидно, уже с XVII в.

В Смутное время К. м. был разорен, восстановлен в кон. 1-й четв. XVII в. Ок. 1726 г. к мон-рю был приписан Шеренский Благовещенский мон-рь, упраздненный в 1764 г., когда К. м. был отнесен к заштатным, находящимся на собственном содержании. В 1823 г. по прошению игум. Петра указом Синода (по др. версии, высочайшим указом) в монастыре учреждено общежитие.

Сведения о насельниках К. м. за XV-XVII вв. отрывочны. В небольшом числе монастырских актов сохранились данные исключительно о настоятелях - имена игуменов и строителей. В писцовой книге 1628/29 г. упоминаются монастырские слуги: в слободке у К. м. проживали в 2 дворах монастырские «детеныши», в др. слободке, на р. Кашинке, находилось 2 двора служек, 4 «детеныша», дворы повара, хлебника. По описи 1710 г., в К. м. числились игумен, 5 иеромонахов, 2 иеродиакона, 4 клиросных монаха, 8 иноков (в т. ч. казначей) и 54 чел., проживавшие в подмонастырской слободе. В нач. 40-х гг. XVIII в. в описи значатся игумен, 2 иеромонаха (в т. ч. казначей), неск. монахов - уставщик, пономарь, подкеларь, один у «посева и умолота», неск. бельцов - поп, служитель, повар, конюх, 3 скотника, кузнец и 2 солдата. В офицерской описи 1764 г. упомянуты игумен, 6 иеромонахов (в т. ч. казначей), уставщик, житенный, «у продажи свеч», конюший, иеродиакон-хлебодар, из служителей - пономарь «из церковников», слуга для взвода часов, 2 конюха, повар, хлебник, истопник, 2 дворника, из отставных военных - 2 капрала, солдат и майор.

Бо́льшую часть XVIII в. сан настоятелей К. м. оставался неизменным, исключая случай в 30-х гг., когда К. м. управлял архим. Гавриил. Несмотря на то что по условиям реформы 1764 г. заштатные обители должны были управляться строителями, и во 2-й пол. XVIII в., и в XIX в. (вплоть до 1869) настоятелями К. м. были также и игумены. В XVIII в. настоятели мон-ря по распоряжению епархиального начальства выполняли также обязанности по управлению делами духовного ведомства в Кашине и уезде. Нек-рые из них были заказчиками Духовного уездного приказа, позднее - членами Кашинского духовного правления, а один из них, Иоасаф, в 1777 г. являлся надзирателем церковных школ.

С XIX в. состав братии мон-ря был стабильным - настоятель, ок. 4 иеромонахов, 2 иеродиакона, 3 монаха и неск. послушников. После учреждения общежития в 1823 г. произошли изменения. Кроме настоятеля в К. м. назначались казначей, 6 иеромонахов, 4 иеродиакона и 8 монахов. В 1869 г. кашинской купчихой 1-й гильдии А. В. Ванчаковой в пользу К. м. был пожертвован капитал - 63 тыс. р. серебром с условием, что настоятель мон-ря получит сан архимандрита. По представлению архиеп. Тверского и Кашинского Филофея (Успенского) об указанном вкладе в обитель в Синоде было вынесено определение: уважая древность и святость К. м. и принимая во внимание пожертвованный Ванчаковой капитал, Синод разрешал учредить в мон-ре архимандритию. 2 нояб. 1869 г. строитель мон-ря игум. Феодосий был возведен в сан архимандрита. В кон. XIX - нач. XX в. в К. м. значились: настоятель-архимандрит, 4 иеромонаха, 2 иеродиакона, 4 монаха, 2 послушника и 7 чел., живущих на испытании. Среди выдающихся насельников К. м. были прп. Макарий Калязинский и, возможно, его современник прп. Ефрем, основатель Перекомского мон-ря Новгородской епархии, а также схим. Сергий Клобуковский (Ансимов). В К. м. проживал почитаемый пастырь иером. Дионисий (Богословский; 1814-1896), служивший духовником кашинского Сретенского жен. мон-ря.

Храмы и другие постройки. Наиболее ранние сведения о соборном храме во имя свт. Николая Чудотворца сохранились в писцовой книге 1628/29 г. Прокофия Бестужева и подьячего Данилы Баранцева: «Монастырь Николая Чудотворца Клобуков, что в Кашине, у посаду на реке Кашинке, а на монастыре храм во имя Николы Чудотворца» (Архангелов. 1909. С. 11). Из текста следует, что на то время и, вероятно, ранее в К. м. действовала одна церковь. Постепенно ветшавший деревянный собор просуществовал до 2-й пол. XVII в. и был скорее всего разобран в связи с началом строительства в 1664 г. каменной церкви (неизвестны источники даты, указанной С. А. Архангеловым) на средства вкладчиков, землевладельцев Кашинского у. Стефана Евстафьева Ансимова (в монашестве Стефан, в схиме Сергий; † 18 авг. 1669) и его «посестреницы» (названой сестры) Матроны Григорьевой (в монашестве и схиме Марфа; † 29 дек. 1699) (см.: Там же. С. 16). Сомнительно утверждение историков, что строительство храма было закончено к 1670 г. Позже на средства неизвестных благотворителей рядом с Никольской ц. была построена более вместительная Троицкая. В результате Никольская ц. стала придельной при одноглавом Троицком храме.

Точная дата строительства ц. во имя Св. Троицы и пристройки к ней придела во имя свт. Николая Чудотворца неизвестна. Считается, что возведение церкви началось ок. 1670 г., закончилось в 1684 г. (Там же. С. 20). По описи 1710 г., Троицкий храм был «об одной главе, глава обита черепицею, кресты опаяны белым железом, крыта тесом, на паперти колокольня» (Там же. С. 21). О строительных работах в храме между 1710 и 1748 г. говорится в надписи, высеченной на камне под соборной колокольней: «Клобукова монастырь каменному строению церкви Живоначальныя Троицы с приделом... окончание 1748 году. А при том строении был в смотрении монах Тимофей Плетнев» (Там же. С. 45). В офицерской описи 1764 г. упоминается «каменная соборная церковь» с приделом. «При той церкви три двери железные, и у окон затворы железные... Оная церковь об одной главе, которая обита железными листами и вызолочена. На ней крест железный же, вызолочен. Крыта деревянной чешуею и выкрашена зеленою краскою» (РГАДА. Ф. 280. Оп. 3. № 362. Л. 2).

В XIX в. производились ремонтные работы. В 1820 г. по прошению строителя иером. Виктора архиеп. Тверской и Кашинский свт. Филарет (Дроздов) разрешил внутри и с внешней стороны Троицкого собора счистить побелку и штукатурку, заново оштукатурить и покрасить в необходимых местах «приличною краскою», расширить нижний ярус окон. На проведение работ было ассигновано 1,7 тыс. р. из неокладной суммы. В 1823 г. расширена арка при входе в собор из трапезной. Ремонтировался и пол храма: в 1823 г. предполагалось разобрать обветшавший каменный пол и заменить его деревянным, однако эта работа была проведена только в 1838 г. на средства почетного гражданина Кашина А. И. Жданова. В 1808 г. по докладу строителя иером. Нила и по резолюции архиеп. Тверского Мефодия (Смирнова) было разрешено перекрыть тесом крышу храма на сумму 276 р. 80 к. Неизвестно, проводилась ли эта работа, но уже в 1817 г. «за ветхостью» установлены новые стропила и крыша перекрыта листами железа. Для этих целей иером. Нил использовал 1 тыс. р. из личных средств и деньги из неокладной монастырской суммы.

Клобуков Кашинский во имя свт. Николая Чудотворца мон-рь. Фотография. Нач. ХХ в. (РГБИ)
Клобуков Кашинский во имя свт. Николая Чудотворца мон-рь. Фотография. Нач. ХХ в. (РГБИ)

Клобуков Кашинский во имя свт. Николая Чудотворца мон-рь. Фотография. Нач. ХХ в. (РГБИ)

Состав установленного, очевидно, еще в XVII в. иконостаса неизвестен. В описании 1764 г. он характеризуется как иконостас «новоманерной... и резной работы», позолоченный, состоявший из местного ряда, праздничного чина, яруса пророков и праотцов. Перед местным рядом находились 4 медные лампады. В 1836 г. были расписаны стены внутри собора и на паперти храма.

Никольский храм был преобразован в посл. четв. XVII в. в придельную церковь, располагавшуюся в сев. части Троицкого собора. Архитектурные особенности придела не отмечены в описи К. м. 1764 г. Иконостас в это время включал только местный ряд. В ярусе над царскими вратами находились образ «Отечество», 2 образа архангелов, 2 - апостолов, иконы Божией Матери «Троеручица» и «Казанская». К 1823 г. был устроен новый иконостас, вызолоченный позолотчиком из г. Осташкова М. В. Печкиным за 800 р. В нач. XX в. иконостас «простой работы», с вызолоченной резьбой был окрашен масляной краской. В 1823 г. каменный пол в приделе был заменен деревянным. По-видимому, ремонтные работы проводились и позднее, т. к. в 1832 г. придел был освящен архиеп. Тверским и Кашинским Григорием (Постниковым). К кон. XIX - нач. XX в. к сев.-зап. стороне придела пристроено каменное помещение для ризницы и б-ки.

В Никольском приделе, под полом, возле зап. стены храма, находилась каменная палатка - место упокоения храмоздателей Никольской ц. схимников Сергия Клобуковского (Ансимова) и Марфы, насельницы кашинского в честь Сретения Господня жен. мон-ря. Палатка построена ок. 1669 г. на средства схим. Марфы. На зап. стене собора была установлена белокаменная плита с памятной надписью. Место погребения в храме в 1-й трети XIX в. было огорожено решеткой, перед к-рой установлена древняя Казанская икона Божией Матери, на стене над решеткой находилась фреска с изображением «преподобных Сергия и Марфы».

Соборная паперть являлась основанием для колокольни, повторявшей архитектуру собора,- восьмерик на четверике. Впервые она упоминается в описи К. м. 1710 г. В офицерской описи дается ее более пространное описание: «Каменная колокольня. На ней часы боевые, и на оной же колокольне 6 колоколов. Глава обита жестью и вызолочена. Крест железной, позолочен. Крыта тесом» (РГАДА. Ф. 280. Оп. 3. № 362. Л. 2). В кон. XIX - нач. XX в. отмечалось, что колокольня была покрыта листовым железом, железный крест на ней вызолочен. Под колокольней с зап. стороны собора находился главный вход в Троицкий храм. От древности постройки и от непрочности бута в стенах колокольни и собора появились трещины.

Исследователь Архангелов считал, что холодный надвратный храм в честь Покрова Пресв. Богородицы был сооружен в 1400 г. Он также полагал, что в этой церкви принял монашеский постриг прп. Макарий Калязинский. Однако в писцовой книге 1-й трети XVII в. св. ворота с Покровским храмом еще не упоминаются. Вероятно, возведение св. ворот и храма относится к более позднему времени - посл. четв. XVII в. Об этом свидетельствуют и его архитектурные особенности, искусствоведы отмечают черты стиля т. н. нарышкинского барокко. Основной объем здания был украшен 3 арками, на верхнем ярусе располагался храм с алтарем и аркадой - папертью. Под трапезной находился погреб. По описи 1710 г., храм выглядел следующим образом: «Ворота святыя, на них церковь Покрова Пресвятой Богородицы. Церковь об одной главе, которая обита черепицею, паперть построена с двух сторон, церковь и паперть крыта тесом» (Архангелов. 1909. С. 21-22). К 1764 г. внешний вид одноглавой Покровской ц. не изменился, ее венчал «крест железной, главы обиты зеленою чешуею, крыта тесом» (РГАДА. Ф. 280. Оп. 3. № 362. Л. 2 об.). К нач. XIX в. Покровская ц. обветшала и запустела, в 1821 г. на средства кашинского купца А. Терликова она была отремонтирована и освящена строителем иером. Виктором. Иконостас в храме установлен скорее всего в XVII в.; по описи 1764 г., он был, по-видимому, 2-ярусным: первый - местный ряд, «у местных образев три лампады медные, ветхие»; 2-й - над царскими вратами - «Вечеря тайная Господня, Господа Вседержителя, Богоматерь, Иоанна Предтечи, Архангелов два лица, Апостольских четыре лица, Распятие Господне. Оные образы иконостаса все ветхие» (Там же. Л. 16). Ок. 1821 г., вероятно, в связи с ремонтом в храме обновлен и иконостас. В кон. XIX - нач. XX в. он был резной, выкрашенный под мрамор, резьба вызолочена. Пол в церкви кирпичный, кровля покрыта листовым железом и окрашена медянкой, железные кресты окрашены желтым «кроном», вход устроен с юж. стороны в стене. К храму с сев.-зап. стороны пристроена, очевидно, в посл. четв. XVIII в. круглая, в виде башни, колокольня.

Следующая по хронологии церковь - во имя Макария Калязинского с трапезной - возводилась в 40-х гг. XVIII в., освящена, видимо, в 1748 г. (Архангелов. 1909. С. 45). По описи 1764 г., «об одной главе, на ней крест деревянный обит жестью позолочен, глава обита чешуею, покрыта тесом». Под храмом находилось 2 каменных погреба (РГАДА. Ф. 280. Оп. 3. № 362. Л. 2 об., 18). В 1823 г. в Макариевской ц. предполагалось провести ремонтные работы - «свод опустить и сделать деревянный накат, при входе... арку распространить и вместо ветхого иконостаса устроить новый» (Архангелов. 1909. С. 27-28). Однако выполнены ли были эти работы, неизвестно, т. к. в 1830 г. храм был закрыт, в 1851 г. перестроен и в нем разместилось Кашинское духовное правление, в алтарной части церкви находилось хранилище икон упраздненного храма. В 1877 г. на месте Макариевской ц. были устроены братские кельи.

В юго-вост. углу территории К. м. в 1851 г. на средства кашинских купцов 1-й гильдии братьев П. И. и А. И. Ждановых построена каменная ц. во имя свт. Алексия, митр. Московского, с 2 теплыми приделами, освященными 24 янв. 1854 г. в честь Тихвинской иконы Божией Матери и во имя апостолов Петра и Павла. Приделы были отделены от основного пространства храма деревянной оштукатуренной стеной. Стены церкви были выкрашены в голубой цвет, расписаны фресками на библейские сюжеты. Основной иконостас, резной, с колоннами, был отделан червонным золотом на полимент. Иконостасы в приделах выкрашены зеленой масляной краской, резьба и колонны позолочены. Деревянные полы в церкви выкрашены охрой.

В 1888 г. была возведена каменная колокольня (4 аршина): шпиль покрыт белым листовым железом, крыша и карнизы - простым железом, выкрашенным медянкой, железный крест вызолочен. Под колокольней были устроены входные св. ворота и часовня.

С юж. стороны Алексиевской ц., рядом с братским корпусом, находилась деревянная келья, в к-рой, по преданию, начинал свой иноческий подвиг прп. Макарий Калязинский; над ней устроен деревянный шатер, покрытый железной кровлей, окрашенной медянкой. В 1903 г. шатер был заменен часовней, в ней находилась келья, где хранились старинные деревянные крест, аналой и подсвечник.

В 1710 г. в К. м. имелись каменные, крытые тесом настоятельские кельи с 2 погребами. Вероятно, они были построены в кон. XVII в. В 1764 г. в описи упоминалось здание «об одном партаменте, в них 4 покоя; в середине сени, напротив келья дневальная, в ней кладовой чюлан. В той келье каменной погреб, в сенях каменная кухня... Над крыльцами две светелки деревянные, крыты тесом» (РГАДА. Ф. 280. Оп. 3. № 362. Л. 17 об.). В 1879 г. здание настоятельских келий было надстроено 2-м, деревянным этажом, к кон. XIX в. кельи покрыли железной крышей и окрасили медянкой.

С 1710 г. в обители имелись т. н. старые деревянные кельи настоятеля. В 1764 г. они были «ветхие... в них три покоя, да кладовой чулан, под ними погреб, да две келии у показанных келий сени с перегородкою, оное покрыто тесом. Да при тех сенях построена каменная келья, в ней два покоя да кладовой чулан. При ней кухня каменная ж. Все оное строение крыто тесом». В 1823 г., после введения общежития, численность братии увеличилась, поэтому мон-рь получил разрешение преобразовать деревянные настоятельские кельи в братские, надстроить 2-й этаж, а также использовать для нужд братии каменную пристройку. В 1890 г. здание покрыли железной крышей. В описи 1764 г. упоминается келья казначея с каменным погребом (Там же. Л. 17 об.- 18).

В описи 1710 г. упоминаются 3 старые деревянные братские кельи, а также новые деревянные - «двойни» и др., 2-этажная - «двойня», обе покрыты дранкой. В 1764 г. имелись 2 крытые тесом кельи, «в середине их сени. В них 4 чюлана» (Там же. Л. 18). В 1812 г. тесовые крыши келий были перекрыты. В 1818 г. при осмотре К. м. благочинный установил, что ветхие братские кельи вслед. сырости нуждаются в серьезном ремонте, в 1890 г. крышу над кельями сделали железной. В кон. XIX - нач. XX в. интерьер каменных братских келий, находившихся у ограды с сев. стороны, рядом с Покровской ц., был перепланирован: с сев. стороны устроен коридор, а с южной - 7 келий. Трапезная, кухня и кладовая, расположенные на одной линии с братским корпусом, были покрыты железной крышей, которую окрасили медянкой.

С 1710 г. известны хозяйственные постройки, в т. ч. поваренная келья, сушило, 4 житницы, погреб и ледник. В 1764 г. в К. м. имелись крытая тесом каменная хлебопекарня с поварней и житницей, погреб, 3 амбара для хранения экипажей и проч. монастырских «потребностей», 2 кельи «в той же стене» с сенями и 3 чуланами, 2 «магазеи» для всякой поклажи, 2 деревянных «магазеи» (Там же. Л. 18 об.- 19). В XIX в. существовали и ремонтировались хлебня, кухня-поварня, трапезная, амбары, сарай для экипажей, скотный двор (Архангелов. 1909. С. 26-29, 55) и др. подсобные хозяйственные постройки.

Наиболее раннее из сохранившихся описаний ограды К. м. относится к 1710 г.: мон-рь окружен деревянным 4-угольным «заборником», «мерою та ограда по передней стене от каменной наугольной башни, что подле той башни святыя ворота в 30 сажен, по другой стене от конюшенных и скотного дворов 28 сажен, с третей стороны от озерков 32 сажени, четвертая от реки Кашинки 33 сажени». Кроме известных по документам с нач. XVI в. св. ворот для прохода существовали и др. ворота. В 1743 г. на пожертвование (200 р.) генеральши Секиотовой началось строительство каменной ограды с 3 башнями, завершившееся в 1748 г. (Там же. С. 45). В описи 1764 г. указывается «ограда каменная мерою вокруг 143 сажени. По углам оное ограды с лица две башни каменных ж. Все оные ограда и башни крыты тесом». В стене имелись двое ворот: одни - для проезда, другие - святые, у которых находилась калитка (РГАДА. Ф. 280. Оп. 3. № 362. Л. 19 об.). В 1812 г. монастырь получил разрешение сменить деревянные крыши на строениях ограды на железные. В кон. XIX в. внешний вид ограды не изменился.

Из святынь, почитавшихся в К. м., в описи мон-ря 1710 г. упоминается образ свт. Николая Чудотворца «с деянием», в киоте и серебряном позолоченном окладе, «в венце 5 камней и цата серебряная золочена же», «в деянии 15 венцов серебряных. Да на том же образе приклад: два креста да копеек 15 алтын. Под цатою подушка камчатая нашита золотом и шелком. Да у того же образа вновь приложено: два креста монашеских обложены серебром, да крест серебряный, ефимок серебряный же» (Архангелов. 1909. С. 24). Более детально икона, находившаяся в местном ярусе Никольского придела, описывается в 1764 г.: «Образ Николая Чудотворца в житии, на нем венец с сиянием. В том венце три камня простых. По сторонам два ангела серебряные. В венце Распятие Господне, риза кованая позолочена. Малых венцов на том образе 13. На том же образе на венце привешены два креста серебряные, в одном часть мощей святого великомученика Пантелеимона» (РГАДА. Ф. 280. Оп. 3. № 362. Л. 6 об.). В Троицком храме находилась икона Св. Троицы, украшенная 3 серебряными позолоченными венцами, «в них вставлены простые камни» (Там же. Л. 2 об.). В кон. XIX в. в ризнице хранились: напрестольный серебряный вызолоченный крест нач. XVIII в. с частицами мощей 112 святых; серебряная двойная панагия (1720) с частицами жезла ап. Иоанна Богослова, древа Креста Господня, мощей святителей Николая Чудотворца, Арсения Тверского, преподобных Антония и Феодосия Печерских, кн. Михаила Тверского; панагия с частицей мощей св. Иоанна Предтечи; крестик с частицей мощей вмч. Пантелеимона.

Из примечательных церковных древностей в К. м. находилась икона свт. Николая Чудотворца (Можайского) с надписью на ризе: «Написан сей святый образ в лето 1582 при царе Иоанне Васильевиче и при царевиче Феодоре Ивановиче, а поновлен в лето 1718 генваря в 28 день...» Из К. м. происходит икона Божией Матери «Одигитрия» (кон. XV в.; ЦМиАР), располагавшаяся в местном ряду Троицкого собора. В описи 1764 г. указывается, что этот образ «резной ис кости штилистовой, вставлен в болшей цке. На нем венец и риза серебряные позолочены. На венце привешены две нити жемчугу» (Там же. Л. 2).

О составе архива и книжного собрания К. м. известно только с XVIII-XIX вв. Наиболее ранний перечень важнейших публичных правовых документов XVI-XVII вв. на земельные владения приводится в офицерской описи мон-ря 1764 г. В это же время оригиналы документов были изъяты у К. м. и поступили в ведение гос. учреждения, в задачу к-рого входило управление конфискованными у монастырей земельными владениями,- Коллегии экономии. К 2014 г. монастырские документы находились в РГАДА (Ф. 281). В кон. XIX - нач. XX в. в б-ке обители хранились следующие документы: копии грамот князей и царей на пожалованные мон-рю вотчины, акты служебных решений по поземельным делам, выписи из писцовых, переписных, межевых и отдельных книг на земли, указы епархиальных архиереев XVIII-XIX вв., копия духовной грамоты схим. Марфы 1691 г. Нек-рые документы монастырского архива (10 единиц хранения за 1720-1919) находятся также в ГА Тверской обл. (Ф. 182).

Из описи 1710 г. известно о существовании в К. м. «книгохранилища», где среди прочего указываются Псалтирь, «в полдесть польская, печатная, ветха», и старопечатное воскресное толковое Евангелие. Богослужебные книги перечисляются и в описи 1764 г. (РГАДА. Ф. 280. Оп. 3. № 362. Л. 4 об., 5 об.- 6). В кон. XIX - нач. XX в. в обители хранилось 18 старопечатных (XVII-XVIII вв.) и 3 рукописные книги.

Богослужения во 2-й пол. XIX - нач. XX в. совершались ежедневно, в воскресные и праздничные дни обычно служили по 2 литургии. Особо торжественно отмечался день перенесения мощей свт. Николая Чудотворца из Мир Ликийских в г. Бари (9 мая): совершался крестный ход из Воскресенского собора г. Кашина в К. м. с хоругвями, крестами и иконами. В дни кончины храмоздателей соборной церкви схимников Сергия и Марфы (18 авг. и 29 дек.) проводились поминальные службы, также отмечались и дни их тезоименитства; до сер. XIX в. панихиды проходили в палатке-склепе перед гробницами почивших. С 1858 г. по распоряжению еп. Филофея (Успенского) было запрещено служить панихиды внутри склепа, двери в усыпальницу закрыли и опечатали. С этого времени служба проходила исключительно в храме.

Материальное положение К. м. в XV - 1-й пол. XVIII в. основывалось на доходах с вотчинных земельных владений, располагавшихся только на территории Кашинского у.

О земельных владениях К. м. в XV в. документов не сохранилось. По документам нач. XVI в. можно предполагать, что это были огороды у стен обители, их территория постепенно расширялась; в XVI в. во владение К. м. полностью перешла часть мельницы на р. Кашинке. Начало монастырского землевладения было положено кн. Юрием Ивановичем, пожаловавшим обители «на свечи, ладан и вино церковное» пустующие земли «на Вонже речке вверьх» (АСЭИ. Т. 3. № 177. С. 192).

Во 2-й пол. XVI в. по жалованным грамотам (не сохр.) вел. кн. Иоанна IV Васильевича 1539/40 и 1550/51 гг. у К. м. появляются земельные владения, располагавшиеся в Нерехотском стане Кашинского у., в частности сельцо Пестриково на р. Кашинке с 3 деревнями и 8 пустошами. Кроме того, по Кашинской приправочной книге 1570/71 г. за К. м. значилось с. Никольское-на-Пенье с 6 пустошами (ранее - поместье Т. С. Чубукова). В Белогородской вол. (позднее стан) К. м. владел дер. Столыпа с 2 починками, пустошью и заполоком, в Меретском стане - дер. Лисья Горка (Лисьи Горки). По писцовой книге 1628/29 г., в Богородском и Нерехотском станах за К. м. числилось 2 слободки, 5 деревень и 22 пустоши. В вотчинах мон-ря было 3 двора монастырских слуг, дворы повара и хлебника, 2 двора мельников; здесь проживало 56 чел. муж. пола. До кон. XVII в. площадь земельных владений К. м. расширялась за счет покупки пустошей соседних землевладельцев; пустующие земли заселялись. По данным переписных книг 1653-1661 гг., за мон-рем числился 51 двор, 1678 г.- 53, 1700 г.- 70 дворов. В подмонастырской слободке в 1710 г. значилось 38 дворов, где проживало «всяких чинов людей» муж. пола 54 чел.

К. м. владел также осадным двором между Духовскими воротами и Воскресенским собором в укрепленной части г. Кашина. Размер двора в длину и поперек составлял по 7 саж.

Кроме доходов с земельных владений мон-рь, по-видимому, получал прибыль от рыбной ловли на р. Вонже, по берегам к-рой находилась земля, пожалованная обители кн. Юрием Ивановичем, от огородов и мельницы на р. Кашинке. К. м. получал также средства от вкладчиков за церковные требы и на строительные работы. Известны пожертвования схим. Сергия (Ансимова) и схим. Марфы, на деньки которых был выстроен каменный Троицкий собор с приделом. По духовной схим. Марфы за погребение в ограде обители К. м. получил 50 р. и 50 четв. ржи из 2 сел. Схим. Марфа определила сумму, к-рую душеприказчики должны были выплачивать мон-рю за заупокойное поминание в течение года.

В 1701-1720 гг. в ходе секуляризационных реформ царя Петра I у мон-ря, по-видимому, конфисковали населенные части вотчины, оставив ему только пустоши. В документах 1706-1710 гг. фиксируется отсутствие у К. м. десятинной пашни, поступлений оброчного хлеба в этот период также не было. Взамен изъятых земель игумен с братией стали получать из Монастырского приказа денежное жалованье. Сумма жалованья игумену и братии (14 чел.) на 1707 г. составляла по 58 р. 26 алтын 4 деньги в год, для церковных нужд - на свечи, ладан и церковное вино - 20 р. 28 алтын 2 деньги в год, всего - 79 р. 21 алтын 4 деньги. В 1710 г. для 20 насельников выделялись средства из суммы, собранной приказом с бывш. монастырских вотчин, в уменьшенном размере - 45 р. 10 алтын и хлебного жалованья по 100 четв. на год. При этом в ведомости доходов архиерейских домов и мон-рей, подчиненных Монастырскому приказу и «не определенных содержанием», в 1706-1710 гг. указывается иная сумма доходов обители - 90 р. 50 к. Подмонастырская слобода приходила в упадок, местные жители разорялись из-за мздоимства чиновников приказа и многочисленных гос. повинностей. Если в 1678 г. в переписных книгах учтено 73 двора, то в 1709 г.- 38 и один двор нищих. При учреждении штатов в 1764 г. остававшиеся за К. м. вотчинные крестьяне с закрепленной за ними монастырской землей перешли в ведение специального учреждения Коллегии экономии. К. м. был причислен к заштатным, находившимся на «своекоштном» содержании. За монастырем было официально закреплено 22 пустоши. Также числилось 10 спорных пустошей, владельческие права на пользование к-рыми К. м. не удалось доказать в суде. К этому времени братия получала содержание в размере 37 р. 63 к., ржи - 98 четв., ячменя - 56, овса - 40, пшеницы - 8 четв. 6 четвериков, гороха - 4 четв. 4 четверика, конопли - 5 четв., масла коровьего - 5 четв., яиц - 10 шт., круп - 7 четв. 10 четвериков в год.

«Бесспорные» пустоши сдавались в аренду в кон. XVIII в. за 173 р. 10 к. в год. Также сдавались в оброк: монастырская мельница на берегу р. Кашинки за 110 р. в год, каменные амбары кашинским купцам под склады - за 60 р. В 1798 г. по указу имп. Павла I мон-ри стали наделяться угодьями и «милостынными деньгами» для улучшения материального положения. К. м. к этому времени располагал пашней, лугами и лесом площадью 1473 дес. 1882 саж., а также мельницей, поэтому братия стала получать только «милостынные деньги», ежегодно 300 р. ассигнациями. В кон. XIX в. земли, находившиеся во владении К. м., использовались под огороды, покосы, а 871 дес. земли сдавались в аренду.

В 1896 г. К. м. получил арендной платы 4744 р. 25 к., кроме того - 40 четв. ржи и 10 четв. овса, использовавшихся целиком на нужды монастыря. Также в монастырских лесах заготавливалось ок. 50 кубометров дров. В 2 прудах, один из к-рых находился в 5 верстах от мон-ря по Угличской дороге, близ с. Введенского, второй - в 15 верстах, при с. Вязовец, братия разводила рыбу.

XX-XXI вв.

Клобуков Кашинский во имя свт. Николая Чудотворца мон-рь. Фотография. Нач. ХХ в. (ГПИБ)
Клобуков Кашинский во имя свт. Николая Чудотворца мон-рь. Фотография. Нач. ХХ в. (ГПИБ)

Клобуков Кашинский во имя свт. Николая Чудотворца мон-рь. Фотография. Нач. ХХ в. (ГПИБ)
В марте 1918 г. в К. м. числились: архимандрит, 3 иеромонаха, 2 иеродиакона, монах и белец-послушник (ГАТО. Ф. Р-641. Оп. 1. № 1421. Л. 4 об.), в 1919 г.- настоятель, 2 иеромонаха, 2 иеродиакона, монах и послушник. Коренные изменения произошли в материальном положении насельников уже к весне 1918 г.: у мон-ря отобрали 255 дес. пахотной земли, 201 сенокос, 4 дес. леса, 415 дес. неудобий, 875 дес. земли, находившейся в аренде. Братии было оставлено только 3 дес. огородов (Там же). Земля была конфискована Кашинским земельным отделом. С апр. 1918 г. началась реквизиция монастырских зданий; первыми у К. м. были отобраны кельи настоятеля, переданные «семейным мирянам». К 1918 г. К. м. существовал на проценты с банковского капитала в 103-185 р., за счет арендной платы за землю, продажи свеч и церковного дохода за требы. Уже в нач. 1918 г. банковский вклад и земли были конфискованы, в янв. смогли только продать корову и теленка. На 750 р., к-рыми располагал мон-рь, было куплено 10 пудов ржи, этого едва хватило 15 насельникам на 2 месяца (Там же. № 1381. Л. 6-8). В 1922 г. в Кашине и уезде проводилась реквизиция церковной утвари из золота и серебра в рамках кампании помощи голодающим Поволжья. В 1923 г. К. м. закрыли. С 30-х гг. XX в. в Покровской ц. и кельях проживали горожане, в Алексиевской ц. разместилась артель и колбасный цех, в частично разобранном Троицком храме - гончарная мастерская, в 1931 г. была уничтожена колокольня.

18 июля 1994 г. решением Свящ. Синода К. м. был открыт, наместником стал игум. Сергий (Швырков), 30 окт. 1995 г. монастырские постройки официально переданы РПЦ, начались восстановительные работы. 17 июля 2001 г. решением Синода К. м. был преобразован в женский, настоятельницей назначена игум. Анна (схиигум. Стефанида (Топоркова); Ɨ 20 марта 2009). С 27 мая 2009 г. настоятельницей является игум. Варвара (Иванова).

К июню 2014 г. богослужения совершались в восстановленных надвратном Покровском и Алексиевском храмах, а также в деревянной келье с часовней прп. Макария Калязинского (2009). Отремонтирован сев. келейный корпус с трапезной (XVII-XIX вв.), настоятельский корпус (XVIII в.), ведутся реставрационные работы в юж. келейном корпусе (XVII-XIX вв.). При Петропавловской ц. г. Кашина устроено монастырское подворье. Главной святыней К. м. является рака с частицей мощей блгв. кнг. Анны Кашинской; на раке - надпись: «Святой благоверной великой княгине Анне Кашинской приношение нижегородского Свято-Георгиевского общества хоругвеносцев. 12 июня 1909 г.». В обители хранятся ковчег с частицами мощей свт. Николая Чудотворца, свт. Алексия, митр. Московского, прп. Макария Калязинского, свт. Луки (Войно-Ясенецкого), а также Киево-Печерских, Дивеевских, Глинских, Оптинских и др. святых.

Лит.: Борзаковский В. С. История Тверского княжества. СПб., 1876; Барсуков. Источники агиографии. 1882. С. 340-343; Пути Промысла Божия в жизни 75-летнего старца, священника: Автобиография священника кашинского Клобукова мон-ря И. А. Богословского // Тверские ЕВ. 1889. № 16; Баженов И. Схим. Марфа Ансимова: Из истории кашинского Сретенского мон-ря // Тверские ЕВ. Ч. неофиц. 1893. № 11. С. 250-263; Иконников В. С. Новые исследования по истории древнерус. мон-рей. М., 1896. С. 454-455; Описание кашинского Николаевского Клобукова мон-ря // Тверские ЕВ. Ч. неофиц. 1898. № 15. С. 331-351; № 16. С. 357-375; № 19. С. 435-444; № 20. С. 475-480; № 24. С. 585-594; 1899. № 4, 5. Отд. отт.: 1899; Архангелов С. Описание Кашинского Николаевского Клобукова мон-ря. СПб., 1909; Водарский Я. Е. Церк. организации и их крепостные крестьяне во 2-й пол. XVII - нач. XX в. // Ист. география России, XII - нач. XX вв. М., 1975. С. 70-96; Булыгин И. А. Монастырские крестьяне России в перв. четв. XVIII в. М., 1977; Попов Г. В. Кашинский чин и культура Твери сер. XV в. // ДРИ. М., 1977. [Вып.:] Проблемы и атрибуции. С. 223-262; Кириков Б. М. Кашин. Л., 1988. С. 31-33; Иванова И. А. Кашин: Путев. Тула, 2007. С. 15-16.
А. В. Маштафаров
Ключевые слова:
Монастыри Русской Православной Церкви (жен.) Библиотеки монастырские Тверская митрополия Русской Православной Церкви Клобуков (Клабуков) Кашинский во имя святителя Николая Чудотворца женский монастырь (Тверской и Кашинской епархии Тверской митрополии)
См.также:
БЕЖЕЦКИЙ В ЧЕСТЬ БЛАГОВЕЩЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ Бежецкой и Весьегонской епархии Тверской митрополии
ЕЛЕАЗАРОВ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЕЙ ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО, ГРИГОРИЯ БОГОСЛОВА, ИОАННА ЗЛАТОУСТА ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ (Спасо-Елеазаровский Трехсвятительский Великопустынский) (Псковской и Великолукской епархии), в дер. Елизарово Псковского р-на и обл. Первоначально мужской, с 2000 г.- женский
КИРЖАЧСКИЙ В ЧЕСТЬ БЛАГОВЕЩЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ (Владимирской и Суздальской епархии), находится в г. Киржаче Владимирской обл.
АБАБКОВСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ И ВЕЛИКОМУЧЕНИКА ГЕОРГИЯ ПОБЕДОНОСЦА ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ (Нижегородской и Арзамасской епархии)
АВРААМИЕВ РОСТОВСКИЙ В ЧЕСТЬ БОГОЯВЛЕНИЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в г. Ростове Ярославской обл., близ оз. Неро
АГИАС Богоматери Живоносный Источник жен. мон-рь в митрополии Сироса, Тиноса, Андроса (Элладская Церковь)
АГРАФЕНИНА РЯЗАНСКАЯ В ЧЕСТЬ ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ ЖЕНСКАЯ ПУСТЫНЬ находилась в 14,5 км к сев. от Рязани
АКАТОВ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЯ АЛЕКСИЯ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ Воронежской и Липецкой епархии