Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КОНСТАНТИН IХ МОНОМАХ
Т. 37, С. 57-62 опубликовано: 14 июня 2019г.


КОНСТАНТИН IХ МОНОМАХ

[греч. Κωνσταντῖνος ὁ Μονομάχος] (ок. 995-1000 - 7/8.01.1055, К-поль), визант. имп. (с 12 июня 1042). Представитель семьи высокопоставленных к-польских чиновников-юристов. Фамилия Мономах (от греч. «единоборцы») сложилась скорее всего за несколько поколений до К., в XI в. считалась «знатной». Отец К. Феодосий занимал высокую должность в судебном ведомстве в кон. X в., был замешан в одном из заговоров знати против имп. Василия II Болгаробойцы (976-1025), сохранил жизнь, но лишился карьеры. У К. были сестры Елена и Евпрепия и братья, неизвестные по именам, племянник К. по матери Лев Торник. О детях К. сведений нет. Некая родственница К. была выдана замуж за рус. кн. Всеволода (Андрея) Ярославича и стала матерью вел. кн. Владимира (Василия) Всеволодовича Мономаха (1113-1125). В рус. источниках она известна как «Мономахиня». Точная степень родства между ней и К. неизвестна; едва ли она могла быть родной дочерью К. После смерти К. семья Мономахов известна среди визант. придворных чинов до рубежа XII и XIII вв.

Христос на престоле с предстоящими имп. Константином IX Мономахом и имп. Зоей. Мозаика ц. Св. Софии в К-поле. XI в.
Христос на престоле с предстоящими имп. Константином IX Мономахом и имп. Зоей. Мозаика ц. Св. Софии в К-поле. XI в.

Христос на престоле с предстоящими имп. Константином IX Мономахом и имп. Зоей. Мозаика ц. Св. Софии в К-поле. XI в.

К. начал службу в качестве специалиста по праву и в 20-х гг. XI в. уже был членом синклита (сенатором). Видимо, еще при жизни отца К. женился в 1-й раз, но имя и происхождение его жены неизвестны; она умерла, возможно, в сер. 20-х гг. До 1028 г. К. женился вторично на Елене Склирене, дочери Василия Склира и Пульхерии, племяннице полководца Романа Аргира. 2-я жена К. также умерла через неск. лет, и его фавориткой вскоре (вероятно, до 1035) стала племянница жены Мария Склирена. Решающую роль в возвышении К. сыграла женитьба в нояб. 1028 г. Романа Аргира на визант. царевне Зое (ок. 978-1050), дочери и наследнице имп. Константина VIII, и его вступление на престол после смерти Константина. К., как зять Романа и способный чиновник, был включен в состав правящей фамилии и приобрел значительное влияние при дворе. Между К. и Зоей установились дружеские отношения; в К-поле даже сплетничали об их интимной связи. Ряд визант. историков, прежде всего Михаил Пселл, приписывали К. честолюбивые планы занять престол, к-рые К. якобы строил, рассчитывая добиться доверия Зои и в будущем используя ее в своих интересах. Скорее всего подобные представления о характере и карьере К. возникли уже позднее, когда К. стал императором.

После смерти Романа III на престол взошел имп. Михаил IV Пафлагон (1034-1041), также ставший мужем Зои. Он увидел в К., как и в ряде др. придворных лиц, опасного для себя конкурента и в 1035 г. распорядился отправить К. в ссылку в Митилину (о-в Лесбос); Мария Склирена сопровождала его. К. прожил там 7 лет, не подвергаясь заключению и сохранив имущество, но не имея права покидать остров. Визант. историки приписывали К. даже стремление принять монашество в этот период, хотя, возможно, эти сведения также недостоверны. Их распространяли в период правления К., когда необходимо было подчеркнуть суровые условия ссылки К. и его отчаяние.

В кон. весны 1042 г., после свержения имп. Михаила V Калафата (1041-1042), К., хорошо известный императрицам Зое и Феодоре, был возвращен из ссылки и назначен судьей фемы Эллада. Однако вступить в новую должность не успел, т. к. Зоя, избрав К. из нескольких претендентов, предложила ему жениться на ней и т. о. вступить на престол. 11 июня 1042 г. состоялась свадьба К. и 64-летней Зои; для каждого из них это был 3-й брак. Патриарх Алексей I Студит (1025-1043) отказался венчать их на основании запрета троебрачия, но неформально К. и Зою поддержал; венчание совершил Стипа, свящ. Фаросской ц. Пресв. Богородицы. 12 июня К. был коронован в соборе Св. Софии (Mich. Psell. Chron. VI 110-113, 126-130; Mich. Attal. Hist. P. 18; Scyl. Hist. P. 422-423; Cedrenus G. Comp. hist. Vol. 2. P. 542; Zonara. Epit. hist. Bd. 3. P. 616).

Брак К. и Зои был политическим; порфирородные императрицы Зоя и Феодора неизменно считались соправительницами К., не находились под его тесной опекой и фактически пользовались самостоятельностью в ряде частных решений; во многих случаях К. учитывал мнения и настроения императриц. Согласие внутри правящей семьи было столь прочным, что императрицы вскоре после коронации К. разрешили ему перевезти с Лесбоса Марию Склирену и поселить ее в отдельных дворцовых покоях. На специальной церемонии в присутствии членов синклита Зоя и Мария заключили союз дружбы; Мария получила высокий титул севасты и во время дворцовых церемоний занимала 3-е место среди дам, после Зои и Феодоры (Mich. Psell. Chron. VI 58-59; Zonara. Epit. hist. Bd. 3. P. 618-621). В 1043 г. для Склирены был заложен новый дворец в Манганах, к востоку от собора Св. Софии и Большого дворца в К-поле. После смерти Зои в 1050 г. К. продолжал править совместно с Феодорой.

Приход К. к власти был неоднозначно воспринят визант. обществом. Была недовольна значительная часть военных магнатов, а также клан, поддерживавший умершего имп. Михаила IV Пафлагона. К. должен был завершить разгром военного клана, начатый Михаилом V и Зоей. В 1043 г. по приказу К. брат Михаила IV, бывш. препозит Иоанн Орфанотроф, был ослеплен. Против присутствия Склирены при дворе выступала и часть столичной знати, в т. ч. сестра К. Евпрепия. Горожане подозревали К. в стремлении погубить порфирородных цариц. 9 марта 1043 г., во время церемониального выхода К. в ц. 40 мучеников Севастийских, к-польская толпа на площади Августеон потребовала от К. удалить Склирену; горожан успокоили Зоя и Феодора, вышедшие на балкон дворца к народу (Scyl. Hist. P. 434; Cedrenus G. Comp. hist. Vol. 2. P. 555-556). Вероятно, К. планировал в будущем возвести Склирену на престол, рассчитывая, что и он, и Мария переживут престарелых Зою и Феодору. Однако Склирена умерла от чахотки уже ок. 1045 г. (Mich. Psell. Chron. VI 127-130, 134; Zonara. Epit. hist. Bd. 3. P. 621).

Христос Пантократор. Имп. Константин IX Мономах. Монета. Аверс, реверс. XI в.
Христос Пантократор. Имп. Константин IX Мономах. Монета. Аверс, реверс. XI в.

Христос Пантократор. Имп. Константин IX Мономах. Монета. Аверс, реверс. XI в.

Против К. было организовано 2 крупных военных мятежа. Весной-летом 1043 г. произошла ссора между К. и полководцем Георгием Маниаком, которому К. не доверял и объявил о смещении с поста дуки Италии. Маниак отказался подчиниться и бежал со своими сторонниками из Италии в Диррахий (ныне Дуррес, Албания), где к нему присоединилась значительная часть войск ближайших фем. Он начал поход на К-поль, встретился с имп. войском севастофора Стефана под Фессалоникой, одержал победу в сражении, но был убит случайным ударом копья. В связи с разгромом мятежа в К-поле был устроен триумф: К. принимал парад, восседая на балконе дворцовых ворот Халка; на ипподроме показывали насаженную на шест голову Георгия Маниака (Mich. Psell. Chron. VI 76-88; Mich. Attal. Hist. P. 18-20; Cedrenus. Comp. hist. Vol. 2. P. 545-549; Scyl. Hist. P. 625-628; Zonara. Epit. hist. Bd. 3. P. 621-623). В 1047 г. мятеж поднял Лев Торник, к-рого поддерживали Евпрепия и т. н. партия македонцев (военные землевладельцы Македонии, видимо, прежде составлявшие ядро сторонников македонской династии). Не доверяя Торнику, К. в начале своего правления отправил его командовать войсками в Иверии, затем приказал постричь в монахи и держал под надзором в К-поле. Однако Торник бежал, отказался от монашеских обетов и провозгласил себя императором в Адрианополе (ныне Эдирне, Турция). Быстро собрав войско, 25 сент. 1047 г. он подошел к стенам К-поля и неск. дней осаждал город, рассчитывая на восстание против К. недовольных горожан. Однако К. наскоро собрал небольшие отряды для обороны стен и вызвал с вост. границ главные силы визант. войска. Настойчивая оборона К-поля вынудила Торника вскоре отступить; он пытался укрепить свое положение во Фракии, захватить Редест (Родосто, ныне Текирдаг, Турция) и неск. др. крепостей, но не имел успеха. Под влиянием неудач в конце осени войско Торника стало небоеспособным. Торник был окружен прибывшими войсками, схвачен и доставлен в К-поль, где 27 дек. был ослеплен по приказу К. (Mich. Psell. Chron. VI 99-123; Mich. Attal. Hist. P. 22-30; Scyl. Hist. P. 439-442; Cedrenus G. Comp. hist. Vol. 2. P. 561-566; Zonara. Epit. hist. Bd. 3. P. 625-631).

В кон. 40-х гг. XI в. покушение на К. готовил член синклита, по происхождению варвар, как уверяет Пселл, не назвавший его имени. Злоумышленник сумел пробраться во дворец, но был остановлен стражей у покоев К. и казнен вместе с неск. сообщниками, которых он оговорил под пытками (Mich. Psell. Chron. VI 135-137). Ок. 1051 г. придворный актер Роман Воила был заподозрен в намерении свергнуть К. Однако К. скорее всего воспринимал разговоры придворных на эту тему как сплетни и временно выслал Романа на о-в Принкипо для успокоения своего окружения (Mich. Psell. Chron. VI 139-150, 155; Scyl. Hist. P. 473-474; Cedrenus G. Comp. hist. Vol. 2. P. 605; Zonara. Epit. hist. Bd. 3. P. 644-646).

В кон. 40-х гг. XI в. К. приблизил к себе новую фаворитку - аланскую княжну (имя неизвестно), которая жила в К-поле на правах почетной заложницы из союзного с Византией кавказского народа. После смерти имп. Зои в 1050 г. аланка получила офиц. статус при дворе и титул севасты, несмотря на недовольство Феодоры и Евпрепии. При этом К., не имевший по закону права жениться в 4-й раз, неоднократно демонстрировал аланку как свою законную супругу и императрицу перед аланскими послами, регулярно посещавшими К-поль. После смерти К. аланка опять оказалась в положении заложницы (Mich. Psell. Chron. VI 151-155; Zonara. Epit. hist. Bd. 3. P. 647-648).

Как представитель чиновно-бюрократической элиты империи К. стремился укрепить, с одной стороны, положение своего социального слоя, а с другой - использовать возможности гражданской администрации для развития гос-ва и общества. Важнейшей адм. реформой К. в сер. 40-х гг. XI в. стало создание в аппарате правительства особого подразделения «ἐπ τῶν κρίσεων» - ведомства судебных дел (Mich. Attal. P. 21-22). В его функции входила координация деятельности фемных судей - провинциальных чиновников, к-рые на местах большей частью составляли гражданскую администрацию. При этом фемные судьи были выведены из подчинения военных наместников фем, дук и катепанов. Тем самым организационные и финансовые возможности военной власти на местах существенно сокращались, возникал независимый орган контроля за ее деятельностью и значительно больший объем функций передавался гражданским чиновникам. Реформа имела лишь временное значение, т. к. спустя неск. десятилетий она была фактически свернута в связи с приходом к власти в Византии военно-землевладельческих кланов.

В 1045 г. К. издал указ о создании («обновлении») высшей юридической школы в К-поле, к-рая должна была располагаться в помещениях монастыря св. Георгия в Манганах (RegImp, N 863; Zepos. JGR. I. App. V. I. 618-627; Mich. Attal. Hist. P. 21-22); официально школа начала действовать в апр. 1047 г. В этом нововведении исследователи видят влияние на К. кружка придворных интеллектуалов, связанных между собой многолетней дружбой - ритора и ученого Иоанна Мавропода и его учеников Константина Лихуда (логофет дрома в первые годы правления К., впосл. патриарх К-польский Константин III Лихуд в 1059-1063), Михаила Пселла и Иоанна Ксифилина (в 1064-1075 патриарх К-польский Иоанн VIII Ксифилин). Вероятно, к мерам по улучшению визант. традиций образования К. подтолкнул и собственный опыт юридической службы. Как и адм. реформа, создание высшей школы отвечало интересам чиновной аристократии, но объективно должно было способствовать унификации юридических и в целом управленческих практик, росту образования и общей культуры Византии, как в светских, так и в церковных областях. Ядро преподавательского состава школы образовали члены придворного кружка. Главой школы назначили Иоанна Ксифилина, к-рый получил титул номофилакса, вошел в состав синклита и должен был совмещать обязанности руководителя и библиотекаря (библиофилакса) школы. Спустя краткое время известный придворный ритор Михаил Пселл был назначен «ипатом философов», чтобы объединить в рамках той же школы учеников, специализировавшихся на риторике и грамматике, и контролировать деятельность других столичных школ подобной специальности. Ок. 1050 г. Иоанн Ксифилин в результате интриг был вынужден оставить пост и принял монашеский постриг на горе Олимп Вифинский. Преподавание в юридической школе перешло в основном к нотариям и другим юристам-практикам; научное изучение юриспруденции развивалось медленно. Т. о., реформа системы образования К. была лишь частичной, она не привела к основанию либо реорганизации ун-та. Целью К. было собрать в рамках единой структуры лучших учителей, живших в столице, обеспечить их помещениями и финансами для организации преподавания.

Став императором, К. выглядел (или стремился выглядеть) в общественном мнении как благотворитель и покровитель монашества, жаловал большие средства на содержание различных мон-рей и храмов. Вскоре после восшествия на престол в 1042 г. он выделил средства на восстановление храма Гроба Господня (Воскресения Христова) в Иерусалиме, к-рый подвергся разрушениям в 1009 г. по приказу егип. халифа аль-Хакима (996-1021), а затем при землетрясении в 1033 г. Договор о восстановлении храма был заключен вскоре после землетрясения между имп. Романом III и халифом аз-Захиром (1021-1036), но из-за нестабильного политического положения в Византии не реализовывался почти 10 лет. К. возобновил переговоры по этому вопросу с халифом аль-Мустансиром (1036-1094) и в течение неск. лет провел восстановление и реконструкцию храма, а также ряда др. христ. мест паломничества на Св. земле. На перестройку стен Иерусалима была направлена часть налогов, собираемых византийской казной с жителей Кипра (RegImp, N 928f).

На территории самой Византии на средства, выделенные К., был полностью отстроен мон-рь Неа-Мони на Хиосе, к-рый превратился в один из богатейших мон-рей империи того времени. К. вел постоянную переписку с братией мон-ря и неоднократно даровал ему имения, доходы от имп. земель, сделал мон-рь независимым от местных епископов, переводил монахов из Неа-Мони в свой дворцовый монастырь в Манганах (RegImp, N 861, 862, 865, 868, 878, 887, 892, 893, 902, 910, 913, 914). Предание об основании Неа-Мони сохранилось в поздних источниках - в службе преподобным Никите, Иоанну и Иосифу Хиосским, написанной игуменом Неа-Мони Никифором и изданной в Венеции в 1804 г. Но оно может быть основано на реальных документах, к-рые хранились в монастырском архиве, погибшем во время хиосской резни 1821 г. Этим 3 преподобным было открыто, что живущему в ссылке на Лесбосе К. вскоре суждено взойти на имп. престол. Преподобные Никита и Иосиф отправились на Лесбос и возвестили ему об этом. Они просили его, когда это пророчество сбудется, выделить средства на строительство храма в их мон-ре. К. в залог того, что сдержит свое обещание, дал преподобным свой перстень. Когда К. стал императором, Никита и Иоанн приехали в К-поль, чтобы напомнить ему о данном им обещании. Тот предложил выбрать в качестве образца для строительства монастырского храма любую церковь, кроме Св. Софии. Преподобные остановились на «малом храме святых Апостолов», к-рый X. Бурас считает мавзолеем Константина Великого, находящимся с вост. стороны знаменитой ц. св. Апостолов. Император отправил на Хиос архитектора и строительные материалы. Имп. хрисовулы обеспечили материальное благосостояние мон-ря, и обитель освободили от налогов (Σκαμπαβίας Κ. Η Νέα Μονή Χίου: Ιστορία και τέχνη. Αθήνα, 2004. Σ. 6-8). Известны значительные пожертвования и грамоты К., подтверждавшие права и привилегии мон-рям на Св. Горе Афон: Великой Лавре (1048; RegImp, N 886, 907), Иверскому монастырю (RegImp, N 881а, 885a-b, 928с), Ватопеду (RegImp, N 928g), мон-рю Иера близ г. Сампсон (Приена, Фракия; RegImp, N 909a-b). В 1045 г. К. утвердил новый устав-типикон для всех мон-рей Св. Горы, уточнявший многие правила типиконов X в. (RegImp, N 874, 876a, 879; Actes du Protaton. N 8. P. 216-232). В 1053 г. К. поддержал мон-рь прп. Лазаря Галисийского, разрешив его общине занять гору Галесий (близ Эфеса) для основания своего монастыря, а спустя год утвердил его типикон (RegImp, N 911a, 920а). В 1052 г. по инициативе Никиты Стифата, поддержанной К-польским патриархом Михаилом I Кируларием (1043-1059), в К-поль были перенесены мощи св. Симеона Нового Богослова. Главным объектом интересов К. как мецената в К-поле был мон-рь вмч. Георгия Победоносца в Манганах. На территории мон-ря размещались 2 храма, помещения для монахов, дворцовые покои К., а позднее и других императоров. Мон-рь получил полный иммунитет от выплат в казну; ему предписывалось давать кров монахам горы Олимп Вифинский и мон-ря Неа-Мони во время их поездок в К-поль. В праздник св. Георгия рядом с мон-рем совершались крестные ходы. При мон-ре была организована большая б-ка, к-рой при К. пользовались сотрудники юридической школы (просуществовала до XV в.) (RegImp, N 877, 924, 925; Mich. Attal. Hist. P. 48; Scyl. Hist. P. 476-477; Cedrenus G. Comp. hist. Vol. 2. P. 608; Zonara. Epit. hist. Bd. 3. P. 646; Janin. 1969. P. 70-76; Müller-Wiener W. Bildlexikon zur Topographie Istanbuls. Tüb., 1977. S. 136-138; Иванов C. А. В поисках Константинополя. М., 2011. С. 170-174).

Имп. Константин IX Мономах. Эмаль. Фрагмент т. н. короны Константина Мономаха. XI в. (Национальный музей Венгрии, Будапешт)
Имп. Константин IX Мономах. Эмаль. Фрагмент т. н. короны Константина Мономаха. XI в. (Национальный музей Венгрии, Будапешт)

Имп. Константин IX Мономах. Эмаль. Фрагмент т. н. короны Константина Мономаха. XI в. (Национальный музей Венгрии, Будапешт)

Внешняя политика К. была в основном пассивной. Византия отражала нападения на всех границах и даже расширяла свои владения в Закавказье, хотя ее положение постепенно ухудшалось. Уже в кон. 40-х гг. XI в. империя с трудом справлялась с войнами одновременно на фронтах в Закавказье, Италии и на Балканах. Византия почти не имела союзников, что делало ее положение уязвимым при возможных обострениях ситуации в будущем. В июне 1043 г., сразу после победы над Маниаком, К-поль подвергся неожиданному нападению рус. флотилии под командованием кн. Владимира Ярославича и воеводы Вышаты. Причины нападения Киевской Руси на К-поль неизвестны. Как предлог были использованы некие оскорбления, нанесенные рус. купцам в К-поле в прежние годы; однако едва ли частные споры оправдывали столь масштабную экспедицию, которую вел. кн. Ярослав (Георгий) Владимирович Мудрый готовил неск. лет. Вероятно, Русь, находившаяся на пике могущества, стремилась добиться новых привилегий в торговле с Византией. Тем не менее в морском сражении в Пропонтиде (Мраморном м.) визант. эскадра с помощью греческого огня одержала победу и потопила большую часть рус. ладей и моноксил (лодок-однодревок); утонули более 6 тыс. рус. воинов. К. наблюдал за битвой с возвышения внутри города и отдавал приказы. Многие русские, высадившись на берег, спасались по суше и вскоре были также перебиты или взяты в плен и ослеплены. Ок. 1047 г. был заключен мирный договор с Русью, по к-рому все пленники, в т. ч. Вышата, были освобождены (RegImp, N 879a; ПВЛ. 1996. С. 67, 205; Mich. Attal. Hist. P. 20-21; Scyl. Hist. P. 430-433; Cedrenus G. Comp. hist. Vol. 2. P. 551-555; Zonara. Epit. hist. Bd. 3. P. 631-633). Вероятно, в это же время состоялась свадьба кн. Всеволода Ярославича с родственницей К.

В сер. 40-х гг. XI в. в придунайских степях в войне между печенегами и огузами последние потерпели поражение. Каган огузов обратился к Византии за защитой; К. позволил 20 тыс. огузов переселиться на территорию империи и поручил им оборону 3 крепостей на Дунае. В 1045 или 1046 г. каган посетил К-поль, принял крещение и получил сан патрикия. Зимой 1046/47 г. многочисленное войско печенегов вторглось в придунайские земли империи, сломив противодействие огузов. Однако большинство печенегов умерли от эпидемии, а оставшиеся были вынуждены заключить мир. К. выделил им земли для расселения между Сердикой (Сардикой, ныне София, Болгария) и Наиссом (ныне Ниш, Сербия), а хан печенегов Тирах и неск. знатных персон были крещены в К-поле. Борьба против мятежа Торника в 1047 г. серьезно ослабила оборону Византии на Балканах. В 1048 г. соединение печенегов, поступивших на службу империи, было отправлено на вост. границу против сельджуков, но, не дойдя до Закавказья, печенеги подняли мятеж и вернулись к семьям на Балканы. Вскоре началось восстание печенегов, к-рые покинули выделенные им земли и захватили район между нижним Дунаем и Чёрным м. с центром в древней болг. столице Преславе (ныне Сев.-Вост. Болгария). В 1049-1050 гг. они неск. раз переходили Балканские горы и доходили до Адрианополя. В 1052 г. попытка блокировать печенегов к северу от Балкан закончилась поражением визант. войска. Наконец, в 1053 г. был заключен мир с печенегами на 30 лет в обмен на признание Византией их прав поселиться в избранной ими местности к югу от нижнего Дуная, а также на получение ежегодных выплат от империи (RegImp, N 909; позднее договор неоднократно нарушался обеими сторонами) (Mich. Attal. Hist. P. 30-43; Scyl. Hist. P. 455-459, 461, 465-473; Cedrenus G. Comp. hist. Vol. 2. P. 581-590, 594-604, 607-608; Zonara. Epit. hist. Bd. 3. P. 641-644).

Отношения Византии с большинством мусульм. гос-в Ближ. Востока оставались стабильными и дружественными. Известно об обмене посольствами и дарами между К-полем и дворами халифов в Багдаде и Каире, эмира Майяфарикина (RegImp, N 873b, 900, 906а, 912). В 1045 г., продолжая экспансию прежних десятилетий на вост. границах, византийцы захватили арм. Анийское царство. Согласно договору, заключенному в 1022 г. между визант. имп. Василием II и царем Ованнесом Смбатом III, после смерти последнего царство должно было перейти под управление империи. Воспользовавшись выгодными условиями договора, византийцы присоединили Ани, лишив трона царя Гагика II и предложив ему взамен владения в Каппадокии. Они начали также притеснения Армянской Апостольской Церкви, добиваясь признания визант. халкидонского православия и заключения унии. Однако, продвинувшись т. о. на восток, они вскоре столкнулись с новой угрозой. При К. на восточной границе впервые появились тюрки-сельджуки, которые в это время были объединены под властью султана Тогрул-бека, захватили значительную часть Центр. Азии и продолжали продвижение на Запад, угрожая всем государствам Ближ. Востока. Опасность их набегов для Византии при К. еще не была оценена в полной мере. В 1048 г. произошло первое нападение тюрков-сельджуков, к-рое возглавили ближайшие родственники Тогрул-бека, его брат Ибрагим и племянник Кутулмыш. Военная кампания против них была неудачна; тюрки разбили катепана фемы Васпуракан Стефана Лихуда и захватили его в плен. В 1049 г. в плен к ним попал наместник Абасгии Липарит. В обмен на его освобождение К. обещал Тогрул-беку построить (или восстановить) мечеть в К-поле. Условия этого соглашения были исполнены, но мирный договор не был заключен (RegImp, N 890d). Набеги отдельных тюрк. племен, неподконтрольных Тогрул-беку, а также большие походы Ибрагима и Кутулмыша продолжались регулярно. В 1050 г. катепан Ани Катакалон Кекавмен отбил нападение сельджуков, нанеся им поражение в битве. Но в 1052 г. Ибрагим захватил Феодосиополь (Эрзурум) и увел в плен много жителей; в 1054 г. султан Тогрул-бек во главе войска осаждал Манцикерт, но был вынужден отступить под давлением превосходящих визант. сил. Т. о., война шла с переменным успехом, но к сер. 50-х гг. XI в. значительная часть приграничных земель Византии уже была опустошена сельджуками. В марте 1055 (или 1056) г., вскоре после смерти К., был заключен договор, по которому Тогрул-бека начали поминать на пятничных молитвах в мечети в К-поле наравне с багдадским халифом; также Византия объявила об отказе от союза с фатимидским Египтом, что было выгодно для сельджуков (RegImp, N 929; Mich. Attal. Hist. P. 43-47; Scyl. Hist. P. 435-439, 442-455, 460-464, 474-475; Cedrenus G. Comp. hist. Vol. 2. P. 556-561, 566-581, 587, 590-594, 606-607; Zonara. Epit. hist. Bd. 3. P. 633-640).

В нач. 40-х гг. XI в. византийцы успешно отстаивали свои владения в Юж. Италии от натиска норманнов. В 1040-1043 гг. предприняли большую экспедицию на Сицилию, попытавшись отвоевать остров у арабов, но их наступление из-за действий командующего Георгия Маниака, к-рый к началу правления К. уже потерял доверие к-польского правительства и вскоре был смещен с поста, завершилось неудачно. В 1042 г. Аргир из Бари попытался поднять восстание против византийцев и заключить союз с норманнами, но вскоре был перекуплен К-полем и окончательно перешел на сторону империи. Норманны были изгнаны из Бари и неск. др. городов. Аргир, ставший наиболее влиятельным лицом в визант. Италии, заслужил полное доверие К. В 1045 г. он был переведен в К-поль и занимал важные посты в правительстве К. В 1051 г. он вернулся в Бари, получив от К. сан магистра и назначение дукой Италии. Аргир заключил союз с папой Львом IX и вскоре попытался воспользоваться восстанием населения против норманнов для расширения визант. владений. Однако в военной кампании весной 1053 г. норманнам во главе с герц. Робертом Гвискаром удалось подавить восстание, нанести поражение войску Аргира, а летом 1053 г. захватить в плен папу Льва IX. В последующие годы положение византийцев в этом регионе лишь ухудшалось, что привело к полной потере владений в Италии в 1071 г.

Сложная ситуация в Италии при К. стала одним из мотивов для активизации церковно-политических контактов между К-полем и Римом, которые в 1054 г. привели к разделению Церквей. К. рассчитывал на Папский престол как на традиц. союзника Византии в итал. делах, тем более что рост могущества норманнов был серьезной угрозой одновременно и Византии, и Риму. В нач. 50-х гг. XI в. политический союз на местном уровне уже нек-рое время действовал, но его дальнейшее укрепление тесно связывалось с разрешением разногласий в церковных обычаях К-поля и Рима. В этих вопросах К. столкнулся с непримиримой и действенной оппозицией со стороны патриарха Михаила Кирулария. С нач. 50-х гг. XI в., когда в К-поле были возобновлены дебаты о вере между визант. и западноевроп. богословами, патриарх Михаил пришел к выводу о еретичестве лат. традиции совершения литургии на опресноках. Уже в кон. 1052 (или нач. 1053) г. он приказал закрыть все лат. храмы в К-поле, поскольку в них на литургии использовались опресноки (RegPatr, N 863). К моменту, когда К. попытался повлиять на ситуацию и вступить в споры ради политических выгод империи, непримиримая позиция Кирулария уже окончательно сложилась. Весной 1053 г. К. направил послание папе Льву IX с предложением договориться о единении Церквей и заключить союз против норманнов (RegImp, N 911). Однако в церковных спорах и в переписке между различными иерархами Востока и Запада раздражение обеих сторон постепенно лишь нарастало. В кон. весны 1054 г. в К-поль прибыло папское посольство во главе с кард. Гумбертом, к-рое было с радушием принято К. Чтобы погасить рост антилат. настроений в К-поле, 24 июня К. приказал сжечь антипапский памфлет Никиты Стифата, распространявшийся в городе. Сами легаты были заинтересованы в основном лишь в решении церковных проблем и рассматривали возможность укрепления союза Рима и Византии только с условием разрешения церковно-политических вопросов. Их переговоры с патриархом Михаилом Кируларием завершились провалом и открытым разрывом. 16 июля легаты провозгласили анафему патриарху в соборе Св. Софии, в ответ их анафематствовал К-польский Собор во главе с патриархом Михаилом. К., как сторонник компромисса, не смог контролировать ситуацию в полной мере рост враждебных настроений по отношению к папству в К-польской Церкви и визант. обществе. К. рассчитывал на возобновление контактов с Римом в ближайшее время, о чем написал в грамоте, которую отправил 19/20 июля 1054 г. покидавшим К-поль легатам (RegImp, N 917). Возможно, К. расценивал провозглашенные анафемы, переросшие в схизму, лишь как неудачный инцидент; он должен был быть разрешен в скором времени с прибытием нового папского посольства. Тем не менее фактически схизма стала крупным политическим поражением К., который неожиданно увидел сильного соперника в лице патриарха Михаила Кирулария, пользовавшегося популярностью и большим влиянием на настроения в обществе. Смерть К. спустя полгода и нараставший политический кризис в Византии не способствовали разрешению конфликта.

Еще в 1047 г. появились первые признаки ухудшения здоровья К.: он страдал сильной подагрой, которая временами не давала ему возможности ходить и вообще двигаться. К. часто передвигался на носилках. В кон. 1054 г. приближение смерти К., не имевшего наследника, вновь обострило борьбу за визант. престол. Придворная партия логофета дрома Иоанна от имени К. призвала на трон дуку Болгарии Никифора Протевона (RegImp, N 921), но сторонники Феодоры добились возвращения имп. Феодоры в Большой дворец как полноправной соправительницы К. Перед смертью К. объявил о передаче всех властных полномочий ей. К. умер во дворце Манганы, был похоронен в храме вмч. Георгия в Манганах.

К. был одним из немногих визант. императоров (и вообще людей средневековья), черты личности к-рого, характер и повседневная жизнь довольно подробно описаны в «Хронографии» Михаила Пселла. Рассказ Пселла не укладывается в рамки жанров панегирика либо критического памфлета, личность К. в нем сознательно изображена как противоречивое соединение отрицательных и положительных черт. В связи с этим оценки деятельности К. совр. исследователями разнятся. В правлении К. подчеркивается, с одной стороны, его происхождение из гражданского чиновничества, к-рое создавало излишнюю дистанцию между двором и армией и приводило к ослаблению военной мощи Византии. С другой - адм. реформы К. свидетельствуют о его несомненном таланте управленца, реформирование образования и поддержка мон-рей объективно способствовали культурному подъему Византии в XI-XII вв.

С именем К. связано появление 2 знаменитых европ. монарших регалий: венг. короны Мономаха (XI в.) и рус. шапки Мономаха (XIV в.).

Лит.: Mich. Attal. Hist. 1853. P. 18-51; RegImp, N 853-928h; Bury J. B. Roman Emperors from Basil II to Isaac Komnenos // EHR. 1889. Vol. 4. P. 41-64, 251-285; Grierson P. The Debasement of the Bezant in the XIth Cent. // BZ. 1954. Bd. 47. S. 379-394; Janin. Églises et monastères. Pt. 1: Le Siège de Constantinople et le patriarcat œcuménique. 19692; Wolska-Conus W. Les écoles de Psellos et de Xiphilin sous Constantin IX Monomaque // TM. 1976. Vol. 6. P. 223-243; eadem. L'école de droit et l'enseignement du droit à Byzance au XIe siècle // Ibid. 1979. Vol. 7. P. 1-107; Литаврин Г. Г. Пселл о причинах последнего похода русских на Константинополь в 1043 г. // ВВ. 1967. Т. 27(52). С. 71-86; oн же. Восстание в Константинополе в апр. 1042 г. // Там же. 1972. Т. 33(58). С. 33-46; Каждан А. П. Социальный состав господствующего класса Византии XI-XII вв. М., 1974; Browning R. Enlightenment and Repression in Byzantium in the XIth and XIIth Cent. // Past and Present. L., 1975. Vol. 69. P. 3-23; idem. Courants intellectuels et organisation scolaire à Byzance au XI siècle // TM. 1976. Vol. 6. P. 219-222; Любарский Я. Н. Внешний облик героев Михаила Пселла: К пониманию худож. возможностей визант. историографии // Визант. литература. М., 1974. С. 245-262; он же. Михаил Пселл: Личность и творчество. М., 1978; Oikonomides N. St. George of Mangana, Maria Skleraina and the «Malyj Sion» of Novgorod // DOP. 1980/1981. Vol. 34/35. P. 239-246; Angold M. The Byzantine Empire, 1025-1204. L.; N. Y., 1984; Kazhdan A. P., Epstein W. A. Change in Byzantine Culture in the XIth and XIIth Cent. Berkeley, 1985; Cheynet J.-C., Vannier J.-F. Études prosopographiques. P., 1986. P. 75-115; Культура Византии, 2-я пол. VII - XII вв. М., 1989; Ousterhout R. Rebuilding the Temple: Constantine Monomachus and the Holy Sepulchre // J. of the Society of Architectural Historians. Chicago, 1989. Vol. 48. Pt. 1. P. 66-78; ODB. 1991. Vol. 1. P. 504; Vol. 2. P. 1398; Диль Ш. Визант. портреты. М., 1994. С. 173-191; Успенский. История. 1997. Т. 3. C. 11-30; Χονδρίδος Στ. ῾Ο Κωνσταντῖνος ὁ Μονομάχος κα ἡ ἐποχή του (νδέκατος αἰώνας μ. Χ.). Θεσσαλονίκη, 2002; Бармин А. В. Полемика и схизма: История греко-лат. споров IX-XII вв. М., 2006; Скабаланович Н. А. Визант. государство и церковь в XI в. СПб., 20042; Острогорский Г. А. История визант. государства. М., 2011. С. 406-418.
И. Н. Попов
Ключевые слова:
Византийская Империя. История Императоры византийские Византийская империя, позднеантичное и средневековое христианское государство в Средиземноморье со столицей в Константинополе в IV - сер. XV в.; важнейший исторический центр развития Православия Константин IХ Мономах (ок. 995-1000 - 1055), византийский император (с 1042)
См.также:
КОНСТАНТИН X ДУКА (1006-1067), визант. имп. (1059-1067)
КОНСТАНТИН XI ПАЛЕОЛОГ (1405-1453), визант. имп. (c 1449)
АЛЕКСАНДР (ок. 870-913), имп. Византии (с 11 мая 912)
АЛЕКСЕЙ I КОМНИН (ок. 1057-1118), визант. император с 1081
АЛЕКСЕЙ II КОМНИН (1169 – 1183), визант. имп. с 1180
АЛЕКСЕЙ III АНГЕЛ КОМНИН (ок.1153-1211 или 1212), визант. имп. в 1195 – 1203
АЛЕКСЕЙ IV АНГЕЛ (ок. 1183-1204), визант. имп. в 1203-1204
АЛЕКСЕЙ V ДУКА († 1204), визант. имп. в 15.02.1204-13.04.1204, представитель неизвестной линии рода Дук