Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МОСКОВСКИЙ ВО ИМЯ ПРЕПОДОБНОГО АЛЕКСИЯ, ЧЕЛОВЕКА БОЖИЯ, СТАВРОПИГИАЛЬНЫЙ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ
Т. 47, С. 422-429 опубликовано: 24 января 2022г.


МОСКОВСКИЙ ВО ИМЯ ПРЕПОДОБНОГО АЛЕКСИЯ, ЧЕЛОВЕКА БОЖИЯ, СТАВРОПИГИАЛЬНЫЙ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

Находится в Москве.

М. А. м. на Остоженке

Алексиевский мон-рь у Пречистенских во-рот. Литография. До 1837 г.
Алексиевский мон-рь у Пречистенских во-рот. Литография. До 1837 г.

Алексиевский мон-рь у Пречистенских во-рот. Литография. До 1837 г.
М. А. м. на Остоженке первоначально был основан как общежительная обитель митр. всея Руси свт. Алексием в районе совр. Зачатьевского пер. и подчинялся кремлевскому Чудову в честь Чуда архангела Михаила монастырю. Весной 1514 г. в М. А. м. была заложена одна из 11 каменных церквей Алевиза Фрязина (Старого): «...церковь Алексей Человек Божей в девичи монастыри за Черторьею» (ПСРЛ. Т. 8. С. 254-255). Сопоставление каменного храма с трапезной, открытого во время раскопок 2002-2008 гг. под рук. Л. А. Беляева и Н. А. Кренке, исследователями не проводилось, найденный храм датирован 1-й третью - 2 пол. XVI в. По мнению Беляева, в период между 1551 и 1571 гг. М. А. м. мог располагать 2 участками: на Остоженке, с правой стороны от Черторыя, и в Чертолье, на левом берегу того же ручья и его оврага. Вероятно, после пожара, связанного с нашествием Девлет-Гирея в 1571 г., сестры оставили обитель на Остоженке и перешли на 2-й участок, в Чертолье. В 1584-1585 гг. царь Феодор Иоаннович и царица Ирина основали на старом месте Алексеевской обители Зачатия праведной Анной Пресвятой Богородицы женский монастырь. В писцовых книгах Тверского у. 1539-1540 гг. упоминаются деревни и село, принадлежащие М. А. м. в Чертолье (Калачов, ред. 1877. Ч. 1 Отд. 2. С. 273, 278). Следующее по времени упоминание мон-ря в Чертолье имеется в списке поповских старост 1551 г. (Боголюбский. 1894. № 9. С. 474).

М. А. м. в Чертолье

История переноса М. А. м. в Чертолье изложена в жалованной грамоте 1623 г. царя Михаила Феодоровича. В Чертолье мон-рь уже располагал земельными владениями и городской слободой поблизости от его стен. Грамота 1623 г. упоминает вотчину, пожалованную вел. кн. Иоанном IV Васильевичем Грозным (Смирнов. 1884. С. 14). Первое упоминание о монастырской слободе в Чертолье имеется в росписи опричных и земских земель 1565 г. (РИБ. Т. 2. С. 257: «...опричь Новинского монастыря и Савинского монастыря и Алексеевского монастыря слободы»). Местоположение слободы определяется по описанию, сделанному после пожара 1629 г.: она занимала вытянутый поперек Москвы-реки участок к северо-востоку от монастыря (Красный архив. 1940. № 4(101). С. 205; Баталов, Беляев. 2010. С. 121). М. А. м. владел слободой до 1649 г., когда все слободы были отобраны в ведение казны (ЧОИДР. 1860. Ч. 3. Отд. 1. С. 128-129).

На «Петровом чертеже», так же как и на плане Мериана (протограф обоих датируется 2-й пол. 60-х гг. XVI в.), мон-рь показан в юго-зап. углу стены Белого города, рядом с угловой граненой Семиверхой башней, которая вскоре стала называться Алексеевской. Планировка обители была классическая для общежительного мон-ря: собор изображен в центре, кельи окружают его.

Прямого упоминания о разграблении М. А. м. во время уличных боев весной 1611 г. в источниках нет. Однако весь Белый город был сожжен (ПСРЛ. Т. 14. С. 109); по-видимому, пострадал и мон-рь. Вероятно, он был восстановлен вскоре после пожара или после взятия Москвы войском кн. Д. М. Пожарского в 1612 г. В книгах выдачи ладана мон-рь упоминается под 1614, 1616, 1618 гг. (Павлович. 1998. С. 162), следов., если в жизни М. А. м. в Чертолье и был перерыв, связанный с «московским разореньем», он продлился не более 2-3 лет.

В 1624 и 1625 гг. в М. А. м. присылали «под начала» (для укрепления в правосл. вере и перекрещивания) русских и белорусских женщин, возвратившихся из польского или ногайского плена (РИБ. Т. 2. Стб. 610-611, 625-626, 650. Токмаков. 1896. С. 31-32, 87-90). К апр. 1625 г. относится рассказ об исцелении старицы Ираиды (Еропкиной), последовавшем после молитвы перед ризой Христовой в марте того же года (Дворцовые разряды. 1851. Т. 2. Стб. 797). В том же году в обители «жила старица Ольга дочь Василия Григорьевича Зюзина жена окольничего Алексея Ивановича Годунова», похороненная впосл. в Чудовом мон-ре (Малиновский. 1992. С. 135).

Сообщение о починке обветшавших монастырских строений в 1625 г., по-видимому, восходит к тексту Л. М. Максимовича, повторенному архим. Амвросием (Орнатским),- авторы упоминают, но не цитируют грамоту, выданную Зачатьевскому мон-рю 28 апр. 1625 г. (Максимович. 1796. С. 5; ИРИ. Т. 3. С. 90). В этот день обитель сгорела (Милютин. 1850. С. 121).

Упоминание Максимовича и архим. Амвросия служило основанием для ошибочной датировки каменного 2-шатрового монастырского собора 1625 г. Однако в описи Белого города, составленной после пожара 10 апр. 1629 г., эта церковь названа деревянной и сгоревшей. В том же тексте помимо упоминания монастырской слободы в Чертолье рассказывается о том, что после Смутного времени на занятых ранее огородами монахинь землях, расположенных за кельями, были «по даче из оброку игуменьи с сестрами» построены дворы, также, по-видимому, служившие источником монастырских доходов. К 1629 г. кельи были плотно окружены городской застройкой. Семиверхая башня Белого города названа в описи Алексеевской, т. о. спустя 60-80 лет был подтвержден топоним после того, как М. А. м. обосновался в Чертолье (Красный архив. 1940. № 4(101). С. 205).

Расцвет М. А. м. в Чертолье начался после рождения в марте 1629 г. царевича Алексея Михайловича, названного в честь прп. Алексия, человека Божия, чья память празднуется 17 марта. Обитель становится местом царского богомолья: цари Михаил Феодорович и Алексей Михайлович посещали его в дни празднования именин почти ежегодно (8 и 12 раз; см.: Выходы государей. 1844. С. 29-127). Патриарх совершал богослужения в М. А. м. в день именин царя Алексея Михайловича в 1647 г., присутствовал на праздничных службах в 1654, 1657, 1666, 1668, 1675 гг. (Токмаков. 1896. С. 30-31).

Главным царским вкладом в М. А. м. было строительство каменного собора, завершившееся в кон. 1634 г.: 18 дек. в присутствии царя Михаила Феодоровича и патриарха Московского и всея Руси Филарета освятили 2 престола: в честь Преображения Господня и в честь Зачатия прав. Анной Пресв. Богородицы (Выходы государей. 1844. С. 38). Сведения об освящении престолов ц. прп. Алексия, человека Божия, и придела в честь Тихвинской иконы Божией Матери не сохранились, что, впрочем, не позволяет сделать вывод о более позднем их освящении. Не менее вероятно, что Алексиевская ц., как государево богомолье, была освящена ранее, осенью 1634 - весной 1635 г. Сложнее определить время возникновения Тихвинского придела Алексиевской ц. Впервые этот придел упоминается в нач. XVIII в., но не исключено, что он появился одновременно с 3 др. монастырскими престолами.

Возведение 2 каменных церквей с 2 приделами относится к летнему строительному сезону 1634 г., поскольку в этом году подмастерья каменных дел Антип Константинов и Трефил Шарутин упомянуты как бывшие «у заводу и указу в Алексеевском девичьем монастыре у церкви Преображения Господня и да Алексея человека Божия». Подмастерья были награждены через 2 дня после освящения Преображенской ц., 20 дек. 1634 г. (Мат-лы для археол. словаря. 1867. Т. 1. Ч. 2. С. 37; Уваров. 1910. С. 383; Забелин. История города Москвы. 2003. С. 332). Возведение монастырских церквей за один строительный сезон объясняется стремлением не прерывать череду ежегодных царских выходов на богомолье «к ангелу» наследника. Сохранившиеся книги царских выходов начинаются с сент. 1632 г.; в 1633 и 1634 гг. царь Михаил Феодорович молился на вечерней службе 16 марта и на Божественной литургии 17 марта (Выходы государей. 1844. С. 11, 29).

Каменный собор, просуществовавший с 1634 по 1837 г.,- заметный памятник архитектуры 1-й пол. XVII в. В кн. «Продолжение хронографа 1617 года» он упоминается среди наиболее значимых построек времени царствования Михаила Феодоровича наряду с Казанским собором на Красной пл., Филаретовой колокольней, надстройкой Спасской башни, Теремным дворцом, оградами Новоспасского и Симонова мон-рей.

В XX в. одни исследователи считали собор 3-шатровым, подобно Богородице-Рождественской ц. в Путинках, другие - 2-шатровым; были версии, согласно которым внутреннее пространство храма цельное, поперечно ориентированное; нек-рые считали его составленным из 2 отдельных шатровых церквей, соединенных общей стеной. Выдвигалась даже версия о том, что 3-й центральный шатер был разобран. Ясность внесло открытие О. Г. Ким, обнаружившей чертежи А. И. Строганова, содержащие план и юж. фасад соборного комплекса, выполненные ок. 1836 г. при подготовке к строительству храма Христа Спасителя (РГАДА. Ф. 1239. Оп. 57. Д. 125; Ким, Рябов. 2008. С. 463-466). Храмовый комплекс состоял из 2 равновеликих церквей с четвериками, слегка вытянутыми по оси «запад-восток». Преображенский собор располагался севернее, равновеликая ему придельная Алексиевская ц.- южнее. Оба храма имели по одной полукруглой апсиде и были увенчаны шатрами на восьмериковых основаниях. Окна граней восьмериков были круглыми, основания шатров украшали 2 ряда декоративных полукруглых кокошников, грани были прорезаны одним ярусом люкарн - «слуховых окон». Уточнить, было ли внутреннее пространство храмов отсечено сомкнутым сводом, как в близких по времени строительства храме преподобных Зосимы и Савватия Соловецких (1635-1637) в Троице-Сергиевом мон-ре и Успенской ц. (кон. 1630-х) в угличском во имя святителя Алексия, митрополита Московского, монастыре, не представляется возможным, однако наличие люкарн в гранях шатра свидетельствует о наличии внутреннего свода, отсекавшего шатер. Согласно монастырской описи 1824 г., в Преображенском соборе иконостас был высоким, 5-ярусным, а в Алексиевской ц.- одноярусным, однако высота четвериков (ок. 7 м) допускает размещение 5-ярусного иконостаса даже при наличии сомкнутого свода, отсекающего шатер.

Композиция 2 поставленных рядом шатровых храмов, вызванная, вероятно, значением придельного Алексиевского храма для царственного заказчика, уникальна для русской архитектуры, хотя имеет ряд предшественников - храмов, составленных из 2 равноценных объемов, но без шатрового венчания (20-30-х гг. XVII в.). Возможно, результатом адаптации композиции монастырского собора в русской архитектуре стала типология храмов с 2, а впосл. с 3 шатрами на одном поперечном лотковом своде. Единственный построенный позднее комплекс из 2 равновеликих шатровых церквей, объединенных общей стеной,- церкви Богоявления и прп. Ферапонта над св. воротами Ферапонтова Белозерского в честь Рождества Пресвятой Богородицы монастыря.

Поскольку археологическое изучение территории М. А. м. невозможно (на его месте дважды, в XIX и XX вв., был построен храм Христа Спасителя), история появления пристроек собора реконструируется лишь предположительно. Первая версия: собор и Алексиевская ц. были построены одновременно с 2-столпной трапезной, к-рая объединила их объемы в зап. части; тогда же весь ансамбль был окружен галереей на квадратных столбах, украшенных по всей высоте квадратными ширинками. Одновременно мог быть построен северо-вост. Зачатьевский придел. Поскольку существование престола Тихвинской иконы в XVII в. не прослеживается, не исключено его более позднее появление. В пользу 1-й версии реконструкции свидетельствуют тонкие стены придельных апсид на плане Строганова. В кон. XVII в. при реконструкции соборного ансамбля Зачатьевский придел мог быть перенесен западнее и объединен с пространством трапезной, а в юго-вост. углу трапезной создан симметричный Тихвинский придел.

Согласно 2-й версии, 2 придела в трапезной могли появиться в 1-й период строительства, в 1634 г., их апсиды были изначально вписаны в пространство галерей, вытянутых вдоль фасадов, а сев.-вост. палатка, показанная на плане Строганова, никак не связана с первоначальным объемом Зачатьевского придела. Данную версию поддерживает аналогия с планом собора мон-ря прп. Феодора Студита, построенного в 1627 г. по инициативе патриарха Московского и всея Руси Филарета: согласно данным археологических исследований, апсиды 2 приделов располагались в сев.-вост. и юго-вост. углах вытянутой трапезной. Противоречит данной версии то, что тип планировки с 2 приделами в трапезной распространился лишь во 2-й пол. XVII в., а также то, что устройство галерей восточнее придельных апсид не практиковалось в XVII в. Более вероятной выглядит 1-я версия развития ансамбля, согласно к-рой в 1634 г. были построены 2 шатровых храма, сев.-вост. придел, трапезная с запада и галереи, окружившие весь ансамбль. В том же году могла появиться и шатровая колокольня, но ряд признаков - круглые окна в гранях шатра, карниз-пила на четверике колокольни - указывают на вероятность ее перестройки (или строительства) в кон. XVII в.

Из ранних вкладов царя Михаила Феодоровича известны: золотое кадило, пожертвованное в 1631 г.; лампада, вложенная в 30-х гг. XVII в.; напрестольный крест с мощами, подаренный «в придел к Алексию» в 1638 г. Предположительно вкладом царя Михаила Феодоровича было печатное Евангелие (1627), вкладом царя Алексея Михайловича - серебряный ковш (Токмаков. 1896. С. 20-22). Свящ. Никита (впосл. патриарх Московский и всея Руси Никон) в 1635 г. уговорил свою жену постричься в М. А. м., «дал за ней» вклад, а сам удалился в Анзерский Елеазаров во имя Святой Троицы мужской скит (Костомаров. 2004. С. 343). По монастырскому преданию, жена свящ. Никиты, живя в мон-ре белицей, собиралась выйти вторично замуж, но по молитвам буд. патриарха Никона, подвизавшегося в скиту, приняла постриг (Ушакова. 2016. С. 36-37. Токмаков. 1896. С. 34). В нач. XIX в. ее надгробной плитой в мон-ре считали плиту в стене алтаря с надписью «схимонахиня Таисия» (Малиновский. 1992. С. 135).

Во время эпидемии чумы («морового поветрия») 1654 г., после виде́ния заболевшей инокине в М. А. м., в шкафу для хранения книг была обретена чудотворная Грузинская икона Божией Матери. Когда образ внесли в церковь, последовали исцеления и чума в Москве прекратилась. В монастырской б-ке хранилась рукопись с повестью о явлении и чудесах иконы (Токмаков. 1896. С. 54-55, 113). Чудотворной иконе был установлен праздник 15 окт. в честь избавления Москвы от «морового поветрия» (Малиновский. 1992. С. 134). Во время чумы умерли 82 старицы, в т. ч. и настоятельница (1646-1654) игум. Елена (Викентьева), выжили 39 сестер. Нек-рое время богослужения в М. А. м. не совершались (ДАИ. Т. 3. № 119. С. 509). В ходе раскопок, проведенных на месте М. А. м. перед строительством храма Христа Спасителя, обнаружили «много костей без гробов в ямах», к-рые сочли «чумными захоронениями» (Токмаков. 1896. С. 39. Снегирёв. 1851. Тетр. 11. С. 123). В 1655-1657 гг. обитель возглавляла игум. Марфа (Дерябина).

Рассказ о том, что в 1671 г., при настоятельнице (1662-1690) игум. Сусанне (Зиновьевой), в М. А. м. содержалась сестра и соратница боярыни Феодосии Прокопьевны Морозовой раскольница кн. Евдокия Прокопьевна Урусова, посланная в обитель «под крепкое начало с повелением водить ее в церковь», также, по-видимому, основан на монастырском предании (Ушакова. 2016. С. 38-39; Токмаков. 1896. С. 37).

После кончины царя Алексея Михайловича (1676) регулярные празднования его именин в мон-ре прекратились. В 1685 г. М. А. м. сгорел.

Второй период расцвета мон-ря в XVII в. связан с рождением 18 февр. 1690 г. царевича Алексея Петровича, к-рого назвали в честь деда; царские и патриаршие выходы в М. А. м. для празднования именин возобновились с 17 марта 1690 г. и продолжались до 1696 г. Вероятно, в тот период каменные здания обители были обновлены и перестроены после пожара 1685 г. Возможно, к 1-й пол. 90-х гг. XVII в. относятся появление придела в честь Тихвинской иконы Божией Матери и перенос 2 приделов в трапезную, а также перестройка колокольни: карниз-«пила», так же как и круглые слуховые окна в гранях ее шатра, характерны для кон. XVII - 1-й пол. XVIII в. В 1763 г. под колокольней располагались ризница и кладовая палата (РГАДА. Ф. 280. Оп. 3. Ед. хр. 1. Л. 1 об.). Вероятно, тогда же в Преображенском соборе появились деревянные резные хоры-балконы на зап. стене. После раскрытия заговора Г. Соковнина-М. Пушкина (1697) и насильственного пострижения в монахини матери царевича Алексея царицы Евдокии Феодоровны Лопухиной (1698) царское внимание к М. А. м. ослабевает. В 1731 г., после смерти Евдокии Лопухиной, старицам монастыря были выданы деньги «на помин ее души» (ЧОИДР. 1865. Т. 3. Смесь. С. 10).

Следующий период строительства в М. А. м. связан с мон. Александрой (в миру Акилина Прозоровская, дочь кн. И. С. Прозоровского). Согласно описи, составленной после пожара 1712 г., в 30 деревянных кельях проживали 187 стариц, включая игумению; за обветшавшей каменной оградой находились недостроенные каменные сени при 2 игуменских кельях, казначейская келья и 2 каменные кельи на подклетах, построенные мон. Александрой. В мае 1713 г. мон-рь сгорел (РГАДА. Ф. 280. Оп. 3. Ед. хр. 1. Л. 1 об.). По указу Сената в 1713-1714 гг., при настоятельнице (1713-1715) игум. Олимпиаде (Каховской), были построены 37 каменных келий. В 1712 г. для строительства было приказано использовать кирпич, оставшийся от сооружения Арсенала в Московском Кремле, в 1713 г. упоминается о том, что для производства 500 тыс. кирпичей, предназначавшихся для строительства келий в Новинском мон-ре на Хорошевской дороге, были устроены кирпичеобжигательные печи. Строительством занимался подрядчик Петр Осипов, разрешения выдавал родной брат мон. Александры кн. П. И. Прозоровский (Токмаков. 1896. С. 91-93). Несмотря на то что игумения в 1713 г. просила «пригородить» монастырь к стене Белого города, уничтожив глухой проход шириной 20-24 м между обителью и городской стеной, эта просьба не была, по-видимому, выполнена; на плане И. Ф. Мичурина 1739 г. М. А. м. не примыкает к городской стене. В 1718 г. была починена кровля паперти монастырского собора и заложены 2 окна собора, «что к паперти»,- по-видимому, выходившие на сев. галерею (Забелин. 1884. Т. 1. Стб. 524-525).

Мон-рь пострадал во время пожаров 1737 и 1748 гг. (РГАДА. Ф. 280. Оп. 3. Ед. хр. 1. Л. 1 об.): сгорели кровли, кельи, 2 конюшни и неск. дворов на монастырской земле (Токмаков. 1896. С. 97). В 1752 г. на заводе Данилы Тулякова из старого монастырского колокола был отлит новый с прибавлением 38 пудов - вклад игум. Ольги (Дубенской). В 1755 и 1768 гг. были заменены иконостасы приделов и собора Преображения Господня (ЦГИАМ. Ф. 203. Оп. 236. Д. 55, 119).

В 1744 г. за М. А. м. числились 1586 крестьян (ЧОИДР. 1860. Ч. 3. Отд. 1. С. 151) (Малиновский. 1992. С. 135). К 1764 г. в обители проживали 4 священника, 2 диакона, 96 монахинь, а также 12 отставных убер- и унтер-офицеров и солдат (Токмаков. 1896. С. 97-98). В 1764 г. М. А. м. был отнесен ко 2-му классу необщежительных мон-рей, в нем должно было быть не более 17 монахинь (Ушакова. 2016. С. 40. Токмаков. 1896. С. 38). Перед 1764 г. в обители помимо собора с трапезной и колокольней находились построенные в 1713-1714 гг. каменные кельи, 9 каменных флигелей и 1 деревянный, 3 каменные сторожки, каменная ограда с 2 башнями и 3 воротами (РГАДА. Ф. 280. Оп. 3. Ед. хр. 1. Л. 1-2; Токмаков. 1896. С. 39). В 1779 г. вновь сообщается о починке ветхих зданий в мон-ре (ЦГИАМ. Ф. 203. Оп. 236. Д. 209, 256, 258).

В 1812 г., перед вступлением франц. войск в Москву, игум. Анфия (Козловская) удалилась «неизвестно куда», большинство сестер также покинули обитель. М. А. м. был сожжен, не пострадал только собор, в к-ром насельницы запирались, молились и окропляли стены св. водой; 4 послушницы угорели, одна была избита солдатами. Ценности, закопанные в землю и спрятанные под лавками, не пострадали. В восстановлении М. А. м. после 1812 г. принимал участие викарий Московской епархии еп. Августин (Виноградский), чье мирское имя было Алексей (ЧОИДР. 1858. Ч. 4. Отд. 2. С. 47; Токмаков. 1896. С. 40-42, 99).

Московский мон-рь во имя прп. Алексия, человека Божия. Фотография. 1883 г.
Московский мон-рь во имя прп. Алексия, человека Божия. Фотография. 1883 г.

Московский мон-рь во имя прп. Алексия, человека Божия. Фотография. 1883 г.
Согласно планам нач. XIX в., М. А. м. занимал ок. 13-14 га. Территория обители была трапециевидной в плане, вытянутой параллельно реке, полого понижалась с запада на восток; западнее мон-ря обрыв оврага ручья Черторый был очень крутым, почти отвесным. На профилях 1806-1808 гг. Ф. К. Соколова мон-рь находился за невысокой каменной стеной. Кельи, судя по плану 1817 г., окружали собор с 4 сторон, но на западной и северной сторонах они были спланированы достаточно сложно, имели внутренние дворы и проходы. В сплошную линию келий с юж. стороны между 10-ми и 30-ми гг. XIX в. были встроены Водяные ворота с высоким псевдоготическим щипцом и пинаклями, представленные на картине К. И. Рабуса 1838 г.

Именным указом имп. Николая I от 10 апр. 1832 г. было объявлено решение о строительстве на месте М. А. м. храма Христа Спасителя. Поиском места для переноса обители ведал митр. Московский и Коломенский свт. Филарет (Дроздов). В 1832-1837 гг. предлагалось 2 места для перевода мон-ря: Бородинское поле и Измайловский о-в в Москве. От 1-го отказались почти сразу, после отзыва вдовы ген.-майора А. А. Тучкова, а переписка относительно Измайловского о-ва затянулась на 5 лет: в числе прочего принимались во внимание ценность памятников царского дворца в Измайлове и тот факт, что они принадлежали дворцовому ведомству, а не мон-рю. Решение о переносе М. А. м. в с. Красное было принято 25 марта 1837 г., после того как даниловский архим. Гавриил (Воскресенский) осмотрел ц. в честь Воздвижения Креста Господня в с. Красном. Переезд сестер 17 окт. 1837 г. сопровождался крестным ходом через Мясницкую ул. и Красные ворота. Митр. Филарет встречал крестный ход на новом месте; в мон-ре хранилась «переходная» икона святых Филарета, Осии и Феодота, в надписи на обороте к-рой говорилось об основании мон-ря 7 июля 1837 г. и его переносе в том же году по благословению митр. Филарета (ЦГИА СССР. Ф. 796. Оп. 113. Д. 598; Токмаков. 1896. С. 45-49).

После разборки зданий М. А. м. были проведены раскопки, в результате к-рых найдены 3 каменных гроба, нательные кресты и монеты XV-XVII вв., остатки кладбища с надгробиями кон. XVI - нач. XVII в. В более ранних слоях обнаружены редкие монеты IX в., на глубине 3 саж. (6,4 м) - кости мамонтов (Токмаков. 1896. С. 98-99). Были также найдены чугунная квадратная плита с надписью: «1702 ce cosii дали по милости Вышняго князь Иван Петрович да князь Матвей Петрович Гагарины» и каменные надгробия кн. С. Ю. Щербатова († 1730), кнг. С. Ю. Мещерской († 1731), камер-коллежского советника В. А. Панина († 1757). На паперти монастырского собора находился памятник ген.-аншефу Ивану Васильевичу Панину († 1736) и его жене А. В. Эверлаковой (Паниной; † 1763), родителям Петра и Никиты Паниных. По описанию Малиновского, это был «четвероугольный памятник с белою урною и бронзовыми гербами». В зап. стене Алексиевской ц. имелось лепное надгробие ген.-аншефа кн. А. И. Шаховского († 1737). В мон-ре сохранялись надгробия: дядьки царевича Иоанна Алексеевича боярина Б. Г. Юшкова († 1713); игум. Феофании (Пашковой; † 1757); жены сенатора Ю. С. Нелединского-Мелецкого, урожд. кнж. А. М. Долгоруковой; князей Загряжских, Мещерских и Щербатовых (Токмаков. 1896. С. 39; Малиновский. 1992. С. 135). Иконостас Преображенского собора после разборки мон-ря был передан в с. Бородино, икона прп. Алексия из местного ряда собора и икона св. Иоанна Крестителя из иконостаса трапезной отправлены в с. Новоспасское-Деденево Дмитровского у. (ЦГИАМ. Ф. 1175. Оп. 1. Д. 501). На новое место были перенесены чудотворные Грузинская икона Божией Матери из Алексиевской ц. и образ Божией Матери «Целительница» из Тихвинского придела (Токмаков. 1896. С. 53).

Ю. В. Тарабарина

Церковь во имя прп. Алексия, человека Божия. 1853 г. Фотография. 1882 г.
Церковь во имя прп. Алексия, человека Божия. 1853 г. Фотография. 1882 г.

Церковь во имя прп. Алексия, человека Божия. 1853 г. Фотография. 1882 г.
В течение полугода в с. Красном были выстроены 8 двухэтажных флигелей для келий, каменная ограда со св. воротами и 2 башнями. В 1840 г. митр. Филарет (Дроздов) благословил открыть на территории обители кладбище, к-рое впосл. стало одним из главных источников благосостояния сестер. Доходы от захоронений на нем позволяли М. А. м. вести не только строительство, но и широкую благотворительную деятельность. В 1841 г. по инициативе игум. Клавдии (Щепановской) Крестовоздвиженский храм был расширен, к нему пристроили придел во имя прп. Алексия, человека Божия.

При игум. Паисии (Нудельской) была возведена и 12 нояб. 1853 г. митр. Филаретом (Дроздовым) освящена новая каменная ц. во имя прп. Алексия, человека Божия, с 2 приделами - в честь Грузинской иконы Божией Матери и прп. Павла Латрийского. Храм был возведен по проекту архит. М. Д. Быковского (по др. данным, по проекту помощника Быковского архит. П. Н. Соболевского). В 1857 г. Крестовоздвиженский храм был перестроен, расширен, освящен 13 сент. 1857 г. митр. Филаретом. Придел прп. Алексия в Крестовоздвиженском храме был переосвящен во имя сщмч. Симеона, еп. Персидского, в соответствии с желанием вкладчика ген.-лейтенанта Семена Петровича Степанова († 1852). Среди лиц, погребенных в Крестовоздвиженской ц.,- ген.-лейтенант Степанов и благотворитель Ф. Ф. Набилков († 1848).

4 февр. 1871 г. настоятельницей М. А. м. была назначена игум. Антония Московская (Троилина), к-рая стала вводить начала общежития: учредила общую трапезу и общие работы, распорядилась отапливать кельи за счет средств обители. 17 мая 1871 г. еп. Дмитровский Леонид (Краснопевков) совершил закладку трапезного корпуса, уже 21 нояб. 1871 г. митр. Московский свт. Иннокентий (Вениаминов) освятил 2-этажное здание и благословил «начало общей трапезы». На 1-м этаже были устроены кухня, большой зал для трапезы и кельи для сестер, служивших при ней; 2-й этаж занимали аптека, кельи, а также золотошвейная, живописная, чеканная и переплетная мастерские. Осенью 1871 г. игум. Антония основала в М. А. м. уч-ще для южнослав. девочек. Уч-ще действовало в течение 12 лет и готовило народных учительниц для южнослав. стран, находившихся в то время под турецким игом. Мон-рь брал на себя полное содержание девочек, к-рые обучались по программе начальных городских уч-щ. За время существования уч-ща были подготовлены 2 выпуска. На экзаменах в школе присутствовали московский ген.-губернатор кн. В. А. Долгоруков, член Московского славянского благотворительного комитета Н. А. Попов и др. Все они отмечали высокий уровень подготовки учащихся.

В 1878 г. игум. Антония заложила новый 2-этажный каменный корпус богадельни для престарелых сестер и больницу с небольшой домовой ц. во имя арх. Михаила, освященной 10 сент. 1879 г. митр. Московским Макарием (Булгаковым).

Церковь во имя Всех святых. Хромолитография. 1913 г.
Церковь во имя Всех святых. Хромолитография. 1913 г.

Церковь во имя Всех святых. Хромолитография. 1913 г.
Для расширения монастырской территории игум. Антония приобрела у тайного советника М. П. Митькова в собственность М. А. м. участок земли, прилегающий к его территории (ЦГА Москвы. Ф. 1175. Оп. 1. Д. 21. Л. 22-22 об.). С присоединением этого участка площадь М. А. м. увеличилась почти вдвое. Закладка нового кладбищенского храма на приобретенной земле была совершена 22 авг. 1887 г. при участии митр. Московского свт. Иоанникия (Руднева). 30 июня 1891 г. во вновь сооруженной церкви митр. Иоанникий освятил главный престол во имя Всех святых. Храм был построен по проекту архит. А. А. Никифорова, а мраморный иконостас выполнен в русско-визант. стиле по эскизу архит. Д. Н. Чичагова. Новый храм расписали живописцы Троице-Сергиевой лавры, мн. иконы написали монахини мон-ря. Боковой придел храма освятили 22 авг. 1891 г. в честь Казанской иконы Божией Матери, особенно почитаемой настоятельницей, т. к. 22 окт., в день празднования иконы, мон. Антония была возведена в сан игумении. Здесь была помещена одна из святынь обители - икона Божией Матери «Целительница». Все иконы, поднесенные игум. Антонии на юбилей ее служения в сане игумении в 1886 г., были пожертвованы во Всехсвятский храм. Нижний, подвальный этаж этого храма занимала усыпальница. В 1894 г. игум. Антония подала прошение митр. Сергию (Ляпидевскому) о разрешении погребать в этой усыпальнице преимущественно лиц духовного и монашеского звания (ЦГА Москвы. Ф. 203. Оп. 386. Д. 4. Л. 1-1 об.). Одновременно с постройкой храма было начато строительство рядом с ним 2-этажного каменного келейного корпуса (Там же. Ф. 1175. Оп. 1. Д. 512. Л. 20, 22).

В память об избавлении имп. Александра III и его семьи от смертельной опасности во время железнодорожной катастрофы 17 окт. 1888 г. в М. А. м. было устроено уч-ще с курсом начальной церковноприходской школы на 17 девочек-сирот и дочерей беднейших членов духовенства Московской епархии. С 1892 г. в уч-ще стали принимать круглых сирот из приютов Елизаветинского благотворительного об-ва, находившегося под покровительством вел. кнг. прмц. Елисаветы Феодоровны. По проекту Никифорова к югу от Всехсвятской ц. был выстроен каменный 2-этажный корпус для училища (ЦГА Москвы. Ф. 1175. Оп. 1. Д. 512. Л. 20). 27 авг. 1889 г. состоялось торжественное открытие и освящение монастырского приюта, к-рый разместился в верхнем этаже нового здания (ЦГА Москвы. Ф. 1175. Оп. 1. Д. 74. Л. 22 об.). Лучшие ученицы переводились в Филаретовское и Мариинское епархиальные уч-ща, где содержались за счет мон-ря. Так, в 1891/92 уч. г. в Филаретовском уч-ще было 6 пансионерок мон-ря и 2 пансионерки игум. Антонии.

С 1884 г. в память исполнившегося совершеннолетия наследника, царевича Николая Александровича (впосл. император Николай II), игум. Антония ежегодно вносила в Московское епархиальное Филаретовское уч-ще 1 тыс. р. из монастырской казны на воспитание «бедных девиц духовного звания». В 1896 г. игум. Антония получила разрешение вносить ежегодно еще 600 р. в Мариинское епархиальное уч-ще. В кон. 1896 г. в связи с ростом числа сестер игум. Антония подала прошение о постройке еще одного 2-этажного келейного корпуса к северу от храма Всех святых, симметрично монастырскому уч-щу (ЦГА Москвы. Ф. 203. Оп. 392. Д. 4. Л. 1-2; Ф. 1175. Оп. 1. Д. 512. Л. 31, 33).

Игум. Антония входила в число членов Московского дамского комитета Общины сестер милосердия. Комитет принадлежал к ведомству Общества попечения о раненых и больных воинах, находившегося под Высочайшим покровительством имп. Марии Александровны (в 1879 оно было переименовано в Российское общество Красного Креста). В период русско-тур. войны (1877-1878) члены об-ва оказывали медицинскую помощь солдатам. М. А. м. развернул широкую деятельность в пользу раненых воинов. В монастырских мастерских по заказу об-ва изготовляли лазаретные палатки. Сестры заготавливали перевязочные материалы, собирали посылки для отправки на фронт, ухаживали за ранеными в московских больницах, читали им духовную лит-ру, писали по их просьбе письма родным и близким. В 1879 и 1882 гг. за заслуги по оказанию помощи раненым и больным воинам игум. Антония была награждена 2 знаками Красного Креста. Сестры несли послушание в жен. отделении Московской тюремной больницы. В их обязанности входили уход за больными женщинами, чтение им духовной лит-ры и молитва вместе с ними. Монахини должны были заботиться о подготовке умирающих к христ. кончине. Миссионерское служение сестер в тюрьме было высоко оценено Церковью и гос-вом. Игум. Антония была награждена золотым наперсным крестом из Кабинета Его Императорского Величества.

Большое внимание в М. А. м. уделялось рукоделию, в первую очередь развитию золотошвейного мастерства. Все предметы церковного обихода и облачения духовенства монастыря были выполнены в мастерских обители. Работы сестер передавались в дар в различные храмы и обители, в т. ч. в Троице-Сергиеву лавру, Киево-Печерскую лавру, Саввин Сторожевский в честь Рождества Пресвятой Богородицы монастырь. Изделия монастырских мастериц посылались на Афон и Св. землю, в Сербию и Японию. Произведения, выполненные в монастырской мастерской, подносились в качестве подарков церковным иерархам, как русским, так и зарубежным. Работы мастерских М. А. м. были представлены и на художественных выставках. Изделия монахинь получили почетный отзыв и медаль на Всемирной Колумбовой выставке 1893 г. в Чикаго, диплом Всемирной выставки в Париже в 1900 г. Мастериц обители часто привлекали к выполнению гос. заказов. Так, в 1896 г. вышивки для церемонии коронации имп. Николая II были выполнены в т. ч. и монахинями М. А. м. (орлы для царского места в тронном зале, плафон коронационного балдахина). При участии М. А. м. по заказу вел. кнг. Елисаветы Феодоровны была выполнена пелена для гробницы вел. кн. Сергея Александровича по рисунку В. М. Васнецова. В 1913-1914 гг. мастерицами мон-ря во главе с игум. Сергией (Смирновой) были вышиты мантия и епитрахиль на мощи патриарха Московского и всея Руси сщмч. Ермогена. Неск. работ, выполненных в монастырской мастерской, хранятся в Музеях Московского Кремля.

Высокий уровень духовной жизни сестер позволил М. А. м. стать школой буд. игумений. Среди них основательница виленского Марие-Магдалинского жен. мон-ря (см. Вильнюсский во имя равноапостольной Марии Магдалины женский монастырь) игум. Флавиана (Попова) и ее преемница игум. Антония (Золотарёва), а также 1-я настоятельница Елеонского Вознесенского русского женского монастыря в Иерусалиме мон. Евпраксия (Миловидова). Родная сестра мон. Евпраксии - мон. Евтихия (А. В. Миловидова) - стала настоятельницей Александро-Невского Троицкого мон-ря в с. Акатове. Из М. А. м. вышли настоятельница московского Никитского мон-ря игум. Паисия, настоятельница московского Зачатьевского мон-ря игум. Валентина и др.

Кладбище М. А. м. было одним из известнейших некрополей Москвы. На нем похоронены не только насельницы, но и миряне, в т. ч. представители родов Нарышкиных, Волконских, Трубецких, Бибиковых, Васильчиковых, Голицыных, Головиных, Сухотиных, предпринимателей Алексеевых (в т. ч. родители К. С. Станиславского), Мамонтовых, Перловых, Оловянишниковых, Абрикосовых, Сорокоумовских, Прохоровых, Шустовых, Щаповых, фон Мекков (в т. ч. Н. Ф. фон Мекк, меценатка и покровительница П. И. Чайковского) и др. Здесь было похоронено немало военных, литераторов, художников, ученых, в т. ч. публицист, издатель «Московских ведомостей» М. Н. Катков, мемуарист Ф. Ф. Вигель, писатель, директор московской Оружейной палаты А. Ф. Вельтман, поэт А. М. Жемчужников, худож. И. М. Прянишников, принимавший участие в росписи храма Христа Спасителя, автор скульптур Аничкова моста в С.-Петербурге и горельефов храма Христа Спасителя скульптор Н. А. Рамазанов, архит. А. С. Каминский, основатель народного ун-та А. Л. Шанявский, нотоиздатель П. И. Юргенсон, физики П. Н. Лебедев и С. А. Богуславский, психиатр С. С. Корсаков, акушер В. И. Кох, московские обер-полицмейстеры Н. У. Арапов, Н. И. Огарёв, А. А. Власовский. Среди погребенных здесь - иером. Арсений (Минин) и 1-й настоятель Сербского подворья в Москве архим. Савва. Многие надгробные памятники и часовни представляли собой немалую художественную ценность. Среди них были работы известных московских архитекторов: часовня-памятник Сорокоумовским была исполнена по проекту Каминского, часовня-памятник над могилой купца Е. П. Столярова - по проекту П. П. Зыкова (отца) и др.

После 1917 г. в рамках всеобщей трудовой повинности монахиням приходилось шить военное обмундирование, матроски и белье для бойцов Красной Армии. На территории мон-ря поселились рабочие чугунно-литейного завода им. М. Маленкова и швейной фабрики № 18 «Возрождение». 19 апр. 1922 г. было проведено изъятие ценностей из 12 храмов Сокольнического р-на, в т. ч. и из церквей мон-ря. В тот день было вывезено ок. 195 пудов серебра, 33 золотника золота и драгоценных камней. В апр. 1923 г. была арестована и затем неск. месяцев содержалась в Бутырской тюрьме настоятельница игум. Мария (Преженцова). Поводом к аресту послужило проживание в обители мон. Вероники (см.: Вера Антоновна Меркулова (в монашестве Вероника, в схиме Михаила)), освободившейся из тюрьмы и попросившей у игумении приюта. Мон. Веронику обвиняли в «агитации среди верующих к свержению Соввласти», а игумении было предъявлено обвинение «как пособнице Меркуловой, содействовавшей выполнению преступлений Меркуловой сокрытием ее и дачи ей возможности вести в Алексеевском монастыре контрреволюционную деятельность». Обвинение было следствием не доказано, игум. Марию освободили.

Церковь во имя прп. Алексия, человека Божия. Фотография. 2013 г.
Церковь во имя прп. Алексия, человека Божия. Фотография. 2013 г.

Церковь во имя прп. Алексия, человека Божия. Фотография. 2013 г.
19 авг. 1924 г. руководители швейной фабрики и завода им. Г. М. Маленкова обратились в Моссовет с просьбой выселить монахинь из келий в адм. порядке в 14-дневный срок. В списках, приложенных к прошению, были указаны 136 сестер. Небольшая группа монахинь поселилась в Марьиной роще на частных квартирах, сестры посещали храм иконы Божией Матери «Нечаянная Радость» на Шереметьевской ул. Нек-рые монахини жили в Черкизове, неподалеку от ц. Введения во храм Пресв. Богородицы, пели на клиросе, нек-рые переселились в Клин и окрестные деревни. В 1924 г. духовенство и прихожане мон-ря подали в Моссовет заявления о регистрации религ. обществ при Всехсвятской и Алексиевской церквах. 6 дек. 1924 г. в Моссовете было рассмотрено ходатайство Сокольнического районного совета о предоставлении под культурно-просветительные цели «помещения Алексеевской церкви и церкви Всех Святых в Алексеевском монастыре». В нач. дек. 1924 г. ц. Всех святых была закрыта, 13 дек. того же года опечатана. Президиум ВЦИК отклонил просьбу верующих о пересмотре постановления Моссовета о закрытии церкви, и в янв. 1925 г. она была «ликвидирована». Иконостас и др. предметы культа были отданы 3-й фабрике Госкино.

В 1-й пол. 1929 г. проводилась «ликвидация» монастырского кладбища, разрушались и вывозились на продажу мраморные памятники. Родственникам было запрещено переносить прах похороненных на нем близких.

Часть сестер (20 монахинь) оставались на территории мон-ря до 1931 г., в т. ч. и игум. Мария (Преженцова). Инокини посещали еще не закрытую монастырскую Крестовоздвиженскую ц., настоятелем которой служил прот. Симеон Ковганкин. Накануне Рождества Христова 1931 г. остававшихся на территории монастыря сестер арестовали. Вместе с ними были арестованы и монахини, проживавшие в др. частях Москвы (всего 32 чел.). Сестры обвинялись по ст. 58-10 УК РСФСР и были приговорены к 3-годичной ссылке в Казахстан или на Север. В 1-й пол. 30-х гг. XX в. были арестованы и сосланы и др. насельницы, проживавшие в деревнях. В 1937-1938 гг. мн. сестры были арестованы и сосланы вторично; расстреляны сестры прмц. Анна (Макандина) и прмц. Матрона (Макандина), Татиана (Белова) и Васса (Леонова). В 2000 г. Архиерейским юбилейным Собором РПЦ в сонме Российских мучеников и исповедников прославлена послушница Анна (Макандина), 21 авг. 2007 г. на заседании Синода канонизирована ее сестра, послушница Матрона (Макандина), 6 окт. 2006 г. причислена к лику новомучеников и исповедников Российских послушница прмц. Евфросиния (Тимофеева). Память их совершается в день празднования Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской, а также в дни мученической кончины: преподобномучениц Анны и Матроны - 14 марта, Евфросинии - 5 нояб. (по н. ст.).

Церковь во имя Всех святых. 1891 г. Архит. А. А. Никифоров. Фотография. 2014 г.
Церковь во имя Всех святых. 1891 г. Архит. А. А. Никифоров. Фотография. 2014 г.

Церковь во имя Всех святых. 1891 г. Архит. А. А. Никифоров. Фотография. 2014 г.
В советское время стены и башни мон-ря были снесены. Здание Крестовоздвиженского храма с 30-х гг. XX в. занимает Ин-т рыбного хозяйства (ВНИИРО). В 1934 г. были развернуты работы по благоустройству бывш. Алексиевского кладбища и превращению его в парк культуры и отдыха. В здании ц. прп. Алексия, человека Божия, находился Дом пионеров Сокольнического р-на, в ц. Всех святых - архив земской управы, а затем завод по производству зонтов. По территории кладбища была проложена автомобильная эстакада, разделившая монастырскую территорию пополам. Больничная ц. арх. Михаила была снесена к 1979 г.

30 марта 1991 г. состоялось малое освящение Всехсвятского храма. 16 июля 2013 г. на заседании Синода РПЦ было принято решение о возрождении М. А. м. на базе созданного при храме Всех святых сестричества и о назначении старшей сестры инокини Ксении (Чернеги) настоятельницей. Указом Патриарха Московского и всея Руси Кирилла духовником обители был назначен прот. Артемий Владимиров. 30 марта 2014 г., в день памяти прп. Алексия, человека Божия, Патриарх Кирилл совершил чин великого освящения монастырского храма прп. Алексия, находящегося в ведении Патриаршего подворья, и возглавил Божественную литургию в этом храме. В тот же день в храме Всех святых Патриарх Кирилл возвел мон. Ксению (Чернегу) в сан игумении. 10 и 17 дек. 2014 г. в воссозданном мон-ре совершались первые монашеские и иноческие постриги. К 2017 г. в М. А. м. действуют богадельня для престарелых сестер, православная общеобразовательная школа, золотошвейная мастерская. При обители существует архивный отдел, сотрудники к-рого ведут сбор сведений, касающихся истории мон-ря. На основе собранных материалов создана музейная экспозиция.

М. А. м. имеет скит при храме свт. Тихона Задонского в Сокольниках. Особо чтимая святыня обители - чудотворная икона Божией Матери «Всецарица» (список с афонского образа), написанная в 1995 г. и доставленная из мон-ря Ватопед. В числе почитаемых икон Всехсвятского храма находятся и иконы, принадлежавшие мон-рю до революции. После его закрытия образ прп. Алексия, человека Божия, был перенесен в ц. Воскресения Христова в Сокольниках. 26 июня 2016 г., в день престольного праздника Всех святых, он был возвращен возрожденному мон-рю. В иконе укреплен мощевик с частицей мощей св. Алексия, человека Божия. Икона ап. Павла была сохранена в дверном проеме Всехсвятского храма. В алтаре церкви хранится келейная Казанская икона Божией Матери, принадлежавшая игум. Антонии (Троилиной). На ней изображены предстоящие прп. Алексий, человек Божий, и небесный покровитель игум. Антонии прп. Антоний Киево-Печерский. 21 нояб. 2014 г., в день арх. Михаила и всех Небесных сил бесплотных, в обитель была передана икона арх. Михаила (ок. 60-70-х гг. XIX в.), к-рая предположительно находилась ранее в одноименном храме больничного корпуса обители, разрушенного в 1979 г.

Н. М. Морозова
Арх.: ЦГАМО. Ф. 66. Оп. 18. Д. 315, 362, 363.
Ист.: Дворцовые разряды. СПб., 1851. Т. 2. Стб. 797; Писцовые книги XVI в. / Ред.: Н. В. Калачов. СПб., 1877. Ч. 1.
Лит.: Максимович Л. М. Ист. известие о всех церквах столичнаго города Москвы. М., 1796; ИРИ. 1811. Ч. 3. С. 90-91; Выходы государей, царей и великих кн. Михаила Федоровича, Алексия Михайловича, Федора Алексиевича, всея Руси самодержцев / Предисл: П. М. Строев. М., 1844; Милютин И. Описание Москвы и ее достопримечательностей. М., 1850; Снегирёв И. М. Алексеевский мон-рь в Москве // Он же. Рус. старина в памятниках церк. и гражд. зодчества. М., 1851. Тетр. 11. С. 123-124; То же // Там же. М., 18532. Т. 4. С. 80-87; Мат-лы для археол. словаря // Древности: Тр. МАО. 1867. Т. 1. Ч. 2. С. 15-78; Строев. Списки иерархов. 1877; Ушакова Е. В. Краткий ист. очерк моск. Алексеевского мон-ря. М., 1877, 2016; Забелин И. Е. Мат-лы для истории, археологии и статистики г. Москвы. М., 1884. Т. 1; 1891. Т. 2; он же. История города Москвы: Неизданные труды. М., 2003; Смирнов Л. П. Ист. описание моск. Зачатиевского девичьего мон-ря. М., 1884; Кельцев С. Празднование 25-летия служения в сане игум. настоятельницы Моск. Алексеевского жен. мон-ря матери Антонии 22 окт. 1886 г. М., 1886; Токмаков И. Ф. Ист. и археол. описание моск. Алексеевского девичьего мон-ря. М., 1889, 1896, 2011; Боголюбский М., прот. Московская иерархия // ЧОЛДП. 1894. Отд. 1. № 9. С. 447-482; № 10. С. 529-578; Орлов Г. А., свящ. Игум. Антония, настоятельница Московских мон-рей Страстного (1861-1871) и Алексеевского (1871-1897). М., 1906; Уваров А. С. Сб. мелких трудов. М., 1910. Т. 1; Из истории Москвы: Опись Москвы после пожара 10 апр. 1629 г. // Красный архив. М., 1940. № 4(101). С. 197-227; Малиновский А. Ф. Обозрение Москвы. М., 1992; Павлович Г. А. Храмы средневек. Москвы по записям ладанных книг: (Опыт справ.-указателя) // Сакральная топография средневек. города: Изв. Ин-та христ. культуры средневековья. М., 1998. Т. 1. С. 143-179; Костомаров Н. И. Рус. история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М., 2004. 3 кн.; Ким О. Г., Рябов В. А. Фиксационные чертежи собора Алексеевского мон-ря в Чертолье: Новая арх. находка // Московская Русь: Проблемы археологии истории архитектуры. М., 2008. С. 463-466; Тарабарина Ю. В. Собор Алексеевского мон-ря в Чертолье // Там же. С. 427-463; Баталов А. Л., Беляев Л. А. Сакральное пространство средневек. Москвы. М., 2010; Морозова Н. Воспитательница игумений // ЖМП. 2011. № 6. С. 74-79; Красносельские мученицы. М., 2013.
Ю. В. Тарабарина