Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ИРАКЛИЙ
Т. 26, С. 280-292 опубликовано: 16 февраля 2016г.


ИРАКЛИЙ

[греч. ῾Ηράκλειος; лат. Flavius Heraclius Augustus] (574/5, Каппадокия - 11.02.641, К-поль), визант. имп. (с 7 окт. 610), основатель династии Ираклидов (610-711).

Путь к власти

И.- выходец из военно-аристократического рода арм. происхождения, сын визант. полководца патрикия Ираклия Старшего († ок. 610/1, Карфаген) и Епифании († после 610, К-поль). Ираклий Старший в 80-х гг. VI в. участвовал в византийско-персид. войне на границах Сирии и Сев. Месопотамии (571-591), был заместителем (ипостратигом) комитов Востока Филиппика (до 588) и Коменциола (588-589), управлял различными военными соединениями. Ок. 595 г. визант. имп. Маврикий (582-602) назначил Ираклия Старшего военным магистром Армении; совместно с Амазаспом Мамиконяном Ираклий подавил восстание Самуила Вахевуни и Атата Хорхоруни. Вероятно, ок. 602 г. (при имп. Маврикии) Ираклий стал экзархом Африки, после чего перевез всю семью в Карфаген. В 608 г., получив поддержку ряда знатных лиц в К-поле, Ираклий и его брат Григорий вместе с сыновьями И. и Никитой возглавили мятеж против имп. Фоки. При этом мать И. Епифания и его невеста Фабия (Элия Флавия) были взяты Фокой под стражу в К-поле. В течение 2 лет войска мятежников под командованием Никиты (двоюродного брата И.) захватили Египет и неск. др. провинций. Летом 610 г. Ираклий Старший отправил флот во главе с И. из Карфагена и Александрии в К-поль (PLRE. 1992. Vol. 3. P. 584-586).

Царствование визант. имп. Ираклия. Миниатюра из Радзивиловской летописи. Кон. XV в. (БАН. 34.5.30. Л. 5 об.)
Царствование визант. имп. Ираклия. Миниатюра из Радзивиловской летописи. Кон. XV в. (БАН. 34.5.30. Л. 5 об.)

Царствование визант. имп. Ираклия. Миниатюра из Радзивиловской летописи. Кон. XV в. (БАН. 34.5.30. Л. 5 об.)

Уже во время приближения к столице И. установил связь с оппозиционными силами в К-поле; наиболее активно его поддерживала цирковая партия прасинов. 3 окт. 610 г. флот И. подошел к городу и блокировал выход из прол. Боспор в Пропонтиду; на следующий день моряки И. прорвались в Софианы, одну из гаваней К-поля, и начали высадку войск в городские кварталы. В ночь на 7 окт. имп. Фока был схвачен приближенными и утром казнен. Его тело было выставлено на обозрение на форуме Быка. В 9-м часу утра 7 окт. И. был коронован в соборе Св. Софии К-польским патриархом Сергием (610-638). В тот же день состоялась свадьба И. и Фабии, дочери полководца Рогата, одного из приближенных Ираклия Старшего в Африке. Фабия была провозглашена императрицей (августой) и взяла тронное имя Евдокия (Chron. Pasch. P. 700-701; Житие прп. Феодора Сикеонского. 152. 2005. С. 120; Себеос. История. 1862. Гл. 24. С. 87; John of Nikiu. 1916. 110; Niceph. Const. Brev. hist. 1; Theoph. Chron. P. 299; Eutych. Annales // PG. 111. Col. 1085).

В письменных источниках крайне мало сведений о сопротивлении И. после его восшествия на престол. Тем не менее данные нумизматики позволяют утверждать, что в кон. 610-611 г. власть И. не была признана во мн. регионах Востока: в Анатолии, Сирии и Палестине. На монетных дворах Антиохии и Кизика некоторое время продолжали выпускать те же монеты, что и при имп. Фоке. Оппозицию И. на Востоке возглавил Коменциол, брат имп. Фоки и комит Востока, к-рый начал сбор верных ему войск в Анкире, но вскоре был убит (Житие прп. Феодора Сикеонского. 152. 2005. С. 120-121). По-видимому, сопротивление И. окончательно прекратилось после захвата Антиохии персами в 611 г. (Kaegi. 1973. S. 317-318; Hendy. 1985. P. 414-416).

Укрепление власти и династии Ираклидов

Важнейшими задачами для И., фактически силой захватившего престол, стали укрепление своей власти, оправдание совершенного переворота и обеспечение преемственности своего правления. Подобно предшественнику имп. Маврикию, также выходцу из вост. провинций Византии, И. стремился решить эти вопросы, увеличивая состав своей семьи и приобщая как можно больше ее членов к власти или по крайней мере к офиц. статусу соправителей императора. Как и при Маврикии, во дворце помимо семьи и высших чиновников было много родственников императора, к-рым И. доверял ряд ответственных постов. Жены и дети И. в разное время получали те или иные офиц. титулы, указывавшие как на их привилегированное положение в империи, так и на права на престол. Ношение ими регалий власти, участие в офиц. церемониях при дворе, в храмах и присутствие на городских праздниках в К-поле были демонстрацией прав И. и его семьи и служили залогом поддержки их правления обществом (народом), коль скоро жители столицы и приезжавшие в К-поль из др. областей воочию наблюдали правящую фамилию и формально одобряли ее пребывание у власти славословиями. Подобный клановый, династический режим правления был слабо развит в Византии предшествующего периода, сер. V - кон. VI в., и окончательно утвердился при И.

Имп. Ираклий. Тремисс. Аверс, реверс. 1-я пол. VII в.
Имп. Ираклий. Тремисс. Аверс, реверс. 1-я пол. VII в.

Имп. Ираклий. Тремисс. Аверс, реверс. 1-я пол. VII в.

7 июля 611 г. у И. и Евдокии родилась старшая дочь Епифания-Евдокия; 15 авг. ее крестили в храме Богородицы во Влахернах (Chron. Pasch. P. 702; Theoph. Chron. P. 299). 3 мая 612 г. родился сын Константин (Ираклий Младший; имп. Константин III в 641 - Chron. Pasch. P. 702; Niceph. Const. Brev. hist. 2; Theoph. Chron. P. 300). 13/14 авг. 612 г. августа Евдокия скончалась по неизвестной причине; вероятно, И. тяжело переживал смерть жены (как и все остальные члены имп. семьи, она была похоронена в соборе св. Апостолов; Chron. Pasch. P. 702-703; Niceph. Const. Brev. hist. 3; Theoph. Chron. P. 300). Но 4 окт. 612 г. ввиду сложной ситуации в семье старшая дочь И. Епифания была провозглашена его соправительницей и офиц. наследницей; церемония коронации ребенка состоялась в ц. св. Стефана в имп. дворце, после чего Епифанию показали народу в соборе Св. Софии (Chron. Pasch. P. 703; Theoph. Chron. P. 300). 22 янв. 613 г. подобные церемонии были организованы с сыном И. Константина III короновали на к-польском ипподроме в присутствии народа, и в тот же день он был помолвлен с Григорией, дочерью комита экскувитов Никиты, которая приходилась ему троюродной сестрой (Chron. Pasch. P. 703; Theoph. Chron. P. 300; Себеос. 1862. Гл. 24. С. 89; Mich. Syr. Chron. XI 1. P. 401). В 613 или 614 г. И. женился на своей племяннице Мартине-Анастасии, дочери сестры И. Марии и Мартина; тогда же Мартину как новую императрицу (августу) короновал патриарх Сергий (Niceph. Const. Brev. hist. 11; Theoph. Chron. P. 300). С т. зр. церковного канона брак был незаконным, однако по различным причинам Церковь в лице патриарха Сергия и большинство представителей визант. общества мирились с этим нарушением. И., скорее всего, не воспринимал брак с родственницей как предосудительное деяние, поскольку подобные обычаи были широко распространены в то время в среде вост. (анатолийской и армянской) знати, откуда происходили И. и большинство из его окружения. Брак оказался удачным и многодетным. У И. и Мартины родились 6 сыновей (Константин, Фабий, Феодосий, Ираклона, Давид, Марин) и 4 дочери (Августина, Марина и 2 с неустановленными именами). В 615 г. родился сын Константин Младший (Theoph. Chron. Р. 301; Ɨ до 628?). Средние сыновья Фабий (Флавий) и Феодосий не могли активно участвовать в политической жизни, т. к. родились нездоровыми: у одного была свернута набок голова, другой был глухонемым. Судьбы Фабия и Феодосия, вероятно, стали причиной переживаний для И. и всего двора и предметом насмешек для недоброжелателей. По свидетельствам позднейших источников, византийцы якобы говорили, что нездоровые дети И.- это кара за незаконный брак (Niceph. Const. Brev. hist. 11). До 626 г. родились также дочери Августина и Мартина. В 626 г., во время похода И. в Закавказье, родился Ираклона (Ираклий Младший, Константин) (Ibid. 12). В 630 г. родился Давид и еще позже - Марин (оба кесари с 638; Ibid. 26; Theoph. Chron. P. 335). Известно также о смерти 2 сыновей (вероятно, Константина Младшего и Фабия) и 2 дочерей (имена неизвестны) И. в период его персид. кампании (до 628) (Niceph. Const. Brev. hist. 18). Большинство детей к моменту смерти И. были живы, обладали различными титулами, в 641 г. стали жертвами политического кризиса.

Важным направлением деятельности правительства И. было укрепление сотрудничества с Церковью. В К-поле одним из главных его помощников стал патриарх Сергий, безоговорочно перешедший на сторону нового императора. В интересах гос-ва, понимая сложность положения И., патриарх Сергий неизменно одобрял и проводил в жизнь многие, даже непопулярные меры, в т. ч. законы о сокращении штатов церковного клира и конфискации богатств храмов и мон-рей. Поддерживал И. знаменитый в то время прп. Феодор Сикеот из Галатии, который совершал путешествия в К-поль для встреч с И., принимал императора в своем мон-ре и благословлял его на войну с персами (Житие прп. Феодора Сикеонского. 154-155, 166. 2005. С. 122-123, 145-146). Вскоре после смерти прп. Феодора (Ɨ 22 апр. 613) его мощи были перенесены патриархом Сергием в К-поль (Kaegi. 2003. S. 76). В 612/3 г. на колонну имп. Фоки во время богослужения в К-поле был воздвигнут крест как знак приверженности правления И. традициям благочестия (Chron. Pasch. P. 703). В дальнейшем с укреплением власти И. почитание креста становилось все более важным элементом гос. идеологии.

Кризис в 10-20-х гг. VII в.

К моменту начала правления И. положение Византийской империи было чрезвычайно тяжелым. Захват власти имп. Фокой в 602 г. как предлог для начала военных действий против Византии использовал персид. шах Хосров II Парвиз (590-628). К нач. 10-х гг. VII в., в ходе продолжительной византийско-персидской войны (кон. 602 - апр. 628) персам удалось полностью разрушить пограничную оборону византийцев в Сев. Месопотамии и Сирии, овладеть большинством крепостей. Положение усугубилось гражданской войной в Византии в 608-610 гг., к-рая привела к уменьшению численности войск на вост. границах. В результате уже после вступления И. на престол в 611 г. полководец Хосрова Фаррухан Шахрбараз овладел крупнейшими городами Сирии: Антиохией, Эдессой и Апамеей (Theoph. Chron. P. 299-300). Но после переворота имп. Фоки в 602 г. была ослаблена пограничная оборона византийцев на Дунае; началось интенсивное проникновение слав. племен и аваров на Балканский п-ов. К началу правления И. был утрачен контроль над большей частью континентальных районов Балкан, под властью византийцев оставались в основном Вост. Фракия (окрестности К-поля), Фессалоника, а также ряд укрепленных городов вдоль побережья Балканского п-ова (берега Чёрного, Мраморного, Эгейского, Ионического и Адриатического морей). Усилия И. в основном будут направлены на борьбу с этими внешними угрозами.

Битва византийцев с персами. Роспись ц. Сан-Франческо в Ареццо, Италия. Мастер Пьеро делла Франческа. Между 1452 и 1466 гг.
Битва византийцев с персами. Роспись ц. Сан-Франческо в Ареццо, Италия. Мастер Пьеро делла Франческа. Между 1452 и 1466 гг.

Битва византийцев с персами. Роспись ц. Сан-Франческо в Ареццо, Италия. Мастер Пьеро делла Франческа. Между 1452 и 1466 гг.

И. попытался нормализовать отношения с персами дипломатическим путем и направил ко двору Хосрова посольство, но тот отказался вести переговоры, однако византийцы узнали о его планах завоевать всю империю ромеев (Ibid. P. 300; Себеос. 1862. Гл. 24. С. 87). В 612 г. в Анатолии И. провел инспекцию своих вооруженных сил и обнаружил плохое состояние армии (Theophyl. Sim. Hist. VIII 12; Theoph. Chron. P. 300). Причины его были, вероятно, не только в недостатках правления Фоки, но и в гражданской войне, в ходе которой пострадали или покинули армию многие служившие Фоке и его брату Коменциолу, но не желавшие присягать И. В 611 г. персы овладели Кесарией Каппадокийской. И. попытался переломить ситуацию и в 612 г. возглавил поход главных сил византийцев на Восток. После долгой осады Кесарии он заставил персов покинуть ее и тем самым предотвратил угрозу наступления в Анатолии. В 613 г. И. продвинулся до Антиохии, но в генеральном сражении близ этого города был разбит Рахзадом и отступил на север, в Киликию. У перевала Киликийские Ворота произошло 2-е крупное сражение, в котором византийцам удалось удержаться, но из-за больших потерь И. оставил Киликию и укрепился на перевалах хребта Тавр (Житие прп. Феодора Сикеонского. 166. 2005. С. 146; Себеос. 1862. Гл. 24. С. 89-90). Т. о., он стал первым из визант. императоров, кто лично возглавил войска в период боевых действий (Kaegi. 2003. S. 68-69). Со времен имп. Аркадия (395-408) военное дело не считалось достойным для христианского государя и все императоры V-VI вв., даже взошедшие на престол в результате военной карьеры (Маркиан, Юстин I, Маврикий), избегали брать оружие в руки. В связи с этим поражения войск были чувствительным ударом по престижу правительства И.

В течение неск. последующих лет персы полностью овладели Сирией и Палестиной. В 613 г. они заняли Дамаск и Кесарию Палестинскую, в нач. 614 г. по договору им сдался слабо укрепленный Иерусалим. Весной 614 г. в городе произошло восстание, сопровождавшееся избиением персид. гарнизона и иудейской общины, после чего Иерусалим был взят персами штурмом и разграблен. Большинство оказавшихся у персов христ. святынь были либо уничтожены, либо вывезены в Месопотамию и Иран (Антиох Стратиг. 1909; Chron. Pasch. P. 704-705; Себеос. 1862. Гл. 24-25. С. 90-97; Chronicon anonymum / Ed. I. Guidi // Chronica minora. Vol. 1. P. 23. (CSCO; 1); Мовсес Каланкатуаци. История. II 10. 1984; Niceph. Const. Brev. hist. 12; Theoph. Chron. Р. 300-301; Mich. Syr. Chron. XI 1. P. 400). Захват богатых городов и областей визант. Востока сопровождался выселением большого количества местных жителей в Иран и вел к подрыву экономики этих регионов.

В 615 г. персид. соединение Шахина прошло из Сирии на запад через всю Анатолию и осадило Халкидон и Хрисополь - предместья К-поля на вост. берегу Боспора. С этого момента начался период более чем 10-летнего давления персид. войск непосредственно на визант. столицу. В 617 г. персы штурмом захватили Халкидон. Вскоре И. встретился с Шахином, добился от него временного перемирия и обещания быть посредником в мирных переговорах с Хосровом (RegImp, N 170; Себеос. 1862. Гл. 26. С. 99-100; Theoph. Chron. P. 301). Тем не менее очередные попытки И. заключить мир не удались; персид. отряды почти каждый год появлялись в анатолийских областях и грабили города. В 618-620 гг. персы во главе с Шахрбаразом захватили Египет; после долгого, но безуспешного сопротивления визант. доместик Востока Никита был вынужден эвакуировать свои войска из Александрии (Niceph. Const. Brev. hist. 6; Theoph. Chron. P. 301; Mich. Syr. Chron. XI 1. P. 401). Угроза Египту со стороны персов также сказалась на положении К-поля: в 618 г. распоряжениями И. были прекращены бесплатные выдачи хлеба жителям столицы. К кон. 10-х гг. VII в. состояние империи казалось столь безнадежным, что И. начал подготовку к переезду из К-поля в Карфаген. Однако это паническое решение осталось невыполненным; эскадра, отправленная И. в Карфаген с частью имп. сокровищ, попала в бурю и была разбита; вероятно, это событие посчитали неблагоприятным знаком, и переезд не состоялся (Niceph. Const. Brev. hist. P. 48-49).

Одновременно с персид. завоеваниями продолжалось продвижение славян и аваров в визант. провинции. О событиях на Балканах в эти годы можно судить только по отрывочным сообщениям хронистов. Правительство И. стремилось обеспечить защиту своих владений не только военным способом, но и путем заключения мирных договоров с аварскими ханами, предлагая им богатые подарки и дань. Однако договоры, как правило, оказывались недолговечными, поскольку аварские ханы и знать, получая средства из К-поля, на некоторое время прекращали строить планы новых вторжений в визант. области, но не могли сдержать нападения отдельных групп своих подданных и союзников-славян. Так, летом 617 г. в ходе переговоров между византийцами и аварами было решено провести встречу И. и аварского хана в Ираклии Фракийской, чтобы утвердить мирное соглашение (Theodorus Syncellus. Hom. 5. 20-28, 35; 6. 5; Niceph. Const. Brev. hist. 12-14; Theoph. Chron. P. 301-302; о дате см.: Baynes. The Restoration. 1912). Однако как только И. со свитой отправился в Ираклию и приблизился к Длинной стене, преграждавшей ближние подступы к К-полю со стороны Балкан, на него неожиданно напали авары, и он едва успел спастись бегством. Сорвав переговоры, авары подошли к городским стенам К-поля и ок. месяца грабили окрестности, в т. ч. Влахерны. Из храма Богородицы во Влахернах византийцы успели перенести в Св. Софию чудотворную икону, но прочие ценности были утрачены. Из захваченной Ираклии авары увели в плен несколько десятков тысяч человек (Chron. Pasch. P. 712-713; Niceph. Const. Brev. hist. 10). После этих событий в Синаксарь К-польской Церкви были внесены для поминовения даты 5 июня - день нападения варваров на Влахерны и спасения чудотворной иконы и 2 июля - день возвращения иконы во Влахерны после отхода варваров (Дмитриевский. Описание. Т. 1. С. 86).

Ок. 619 г. к аварскому хану вновь было отправлено визант. посольство, переговоры возобновились, и вскоре был заключен мирный договор, к-рый на время снизил угрозу нападения на К-поль с запада. Империя обязалась уплачивать аварам ежегодно 200 тыс. номисм, и в обеспечение выплат И. отправил в заложники к хану неск. родственников, в т. ч. незаконнорожденного сына Иоанна (Алариха), племянника Стефана (сына сестры И. Марии) (RegImp, N 172; Theodorus Syncellus. P. 6. 9-20; Niceph. Const. Brev. hist. 13; Theoph. Chron. P. 302; Mich. Syr. Chron. IX 3. P. 408). Заложники были выкуплены И. лишь в сер. 30-х гг. VII в. (Niceph. Const. Brev. hist. 21). Мир с аварами позволил И. сосредоточить все силы против персов. Сведений о состоянии Балкан в 20-30-х гг. крайне мало. Предположительно продолжалось расселение славян в регионе, о противодействии этому процессу правительства И. ничего не известно (см.: Charanis P. Graecia of Isidore of Seville // BZ. 1971. Bd. 64. S. 22-25). Вероятно, борьба с персами, а затем обустройство вост. провинций и противостояние арабам воспринимались И. как более важные проблемы.

Более десятилетия ушло у правительства И. на поиски средств на отражение внешних вторжений. После разгрома под Антиохией в 613 г. И. долгое время не мог содержать боеспособную армию скорее всего из-за нехватки финансов. Известно о ряде мер в 10-х гг. VII в. по сокращению расходов казны. Сохранилось распоряжение И., утверждавшее состав клира собора Св. Софии в К-поле в 612 г. (RegImp, N 165). Одной из основных целей И. было урезать штат церковного чиновничества. Возможно, в это время издавались подобные распоряжения относительно большинства гос. ведомств, хотя прямых указаний на это нет. В 615 г. (или неск. позднее) И. ввел в обращение новую серебряную разменную монету - гексаграмм (вес 6,75 г), что также должно было способствовать оживлению денежного обращения и притоку средств в казну (RegImp, N 167; Chron. Pasch. P. 706; Hendy. 1985. P. 494-495). И. неоднократно прибегал к конфискациям церковных сокровищ и владений (RegImp, N 176; Niceph. Const. Brev. hist. 11; Theoph. Chron. P. 303).

Важная реформа, к-рая традиционно связывается с правлением И.,- введение первых визант. фем (θέμα) как нового типа военной организации. Фемами являлись особые районы, где служившим в армии воинам предоставлялись земельные наделы, обеспечивавшие их средствами для жизни и для покупки военной экипировки. С введением фем визант. армия постепенно перешла от системы найма солдат за плату (денежную или натуральную) к системе военных земельных наделов, что позволяло сохранять военный потенциал в условиях общего упадка торговых отношений и слабости гос. финансов (из-за недостатка источников по этой проблеме время и обстоятельства возникновения фем и происхождение термина остаются предметом научных дискуссий; см.: Ostrogorsky G. Sur la date de la composition du Livre des Thèmes et sur l'époque de la constitution des premiers thèmes d'Asie Mineure // Byz. 1954. Vol. 23. P. 31-66; Pertusi A. La formation des thèmes byzantins. Münch., 1958; Karayannopulos J. Die Entstehung der byzantinischen Themenordnung. Münch., 1959; Oikonomides. Les premiers mentions. 1975; Kazhdan A. Theme // ODB. Vol. 3. P. 2034-2035; Кулаковский. История. 1996. Т. 3. С. 334-366). Большинство исследователей вслед за Г. Острогорским согласились с тем, что фемы в Византии формировались между кон. VI и кон. VII в. и скорее всего их впервые ввел именно И. Это заключение основано в первую очередь на сообщении прп. Феофана Исповедника о том, что весной 622 г. И. выехал из К-поля к войскам «в области фем» (Theoph. Chron. P. 303. 10), т. е. в это время процесс создания новых военных соединений уже шел и, вероятно, был инициирован правительством И. Но сообщение прп. Феофана, работавшего в нач. IX в., может быть анахронизмом: прп. Феофан упоминает, что уже в 612 г. И. делал смотр войска, разделенного по фемам (Ibid. P. 300. 6). Так или иначе первые сведения о существовании фем в Византии связаны с эпохой И. Если предположения о фемной реформе И. верны, то она стала наиболее существенной из мер, к-рая привела к неожиданному возрождению визант. военного и политического могущества в 20-х гг. VII в.

Большой Восточный поход И. (622-628)

С осени 621 г. И. переехал в загородный дворец в Иерии (азиат. пригород К-поля) и занялся подготовкой войск в лагерях в Вифинии. 5 апр. 622 г., на 2-й день Пасхи, состоялось торжественное прощание И. со столицей и c двором. После богослужения в соборе Св. Софии было проведено шествие войск во главе с императором, к-рый держал в руках знамя с изображением Спасителя (Georgius Pisida. De expedicione persica. 1-2. 1959; Theoph. Chron. P. 302-303). С этого дня в течение почти 8 лет И. возвращался в К-поль лишь на краткие периоды; как правило, его сопровождала Мартина. Управление столицей и часть гос. дел были формально переданы старшему сыну И. Константину, при к-ром опекунами были патрикий Вон и патриарх Сергий.

В 622-623 гг. состоялась 2-я крупная кампания И. против персов. Летом 622 г. И. продолжал тренировку войск и постепенно продвигал их на восток. Осенью он вступил в М. Армению, где разбил передовой отряд арабов - союзников персов. И. сумел заставить персид. войско Шахрбараза без сражения отступить из Каппадокии в Киликию и захватил неск. горных проходов через хребет Тавр. Зимой 622/3 г. в сражении в Киликии И. победил Шахрбараза, разбил лагерь персов, к-рые отступили дальше на восток. Эти события, вероятно, стали началом важного психологического перелома в сознании византийцев. Хронист прп. Феофан отмечает всеобщую радость от неожиданного успеха лишь недавно мобилизованных воинов, вчерашних ремесленников, в бою против регулярной армии персов (Theoph. Chron. P. 305-306). Расположив свои войска на зимние квартиры вдоль Тавра, И. отправил письмо Хосрову II, предлагая заключить мир и угрожая в противном случае начать вторжение в Месопотамию (RegImp, N 179). В апр. 623 г. он получил ответ от Хосрова. Согласно версии арм. историка Себеоса, письмо Хосрова не только было оскорбительным для И., но и содержало недопустимые выпады против Христа. Шаханшах называл И. своим негодным рабом и требовал явиться с повинной к персидскому двору, чтобы получить прощение (Себеос. 1862. Гл. 26. С. 100-101; письмо неизвестно в византийской традиции).

Имп. Ираклий побеждает Хосрова II. Эмаль. Фрагмент креста. 1165 г. (Лувр, Париж)
Имп. Ираклий побеждает Хосрова II. Эмаль. Фрагмент креста. 1165 г. (Лувр, Париж)

Имп. Ираклий побеждает Хосрова II. Эмаль. Фрагмент креста. 1165 г. (Лувр, Париж)

Весной 623 г. И. на краткое время вернулся в К-поль из-за нового обострения отношений с аварами. Вскоре он вновь отправился к армии, расквартированной в то время в М. Армении. В кон. весны 623 г. И. вторгся в пределы персид. Армении и овладел Двином и Нахчаваном (ныне Нахчыван (Нахичевань), Азербайджан). Удар был неожиданным для персов (византийцы впервые вступили на их территорию за 20 лет войны); остановить войска И. им не удалось. Продвигаясь на юго-восток, в персид. область Атропатена, летом византийцы взяли штурмом г. Гандзак и разрушили в нем один из древнейших маздеистских храмов - Вшасп и царский дворец (Себеос. История. 1862. Гл. 26. С. 102; Theoph. Chron. P. 307-308; Мовсес Каланкатуаци. История. II 10. 1984). Осенью И. с неск. тысячами пленных отступил на север в область Кавказской Албании и разбил лагерь близ ее столицы Партава (ныне Барда, Азербайджан). Оставив войско, И. вновь перезимовал в К-поле и 15 апр. вместе с августой Мартиной отправился из Никомидии на Кавказ (Chron. Pasch. P. 714). Военные действия летом и осенью 624 г. велись с переменным успехом. И. заключил союз с неск. кавказскими народами (лазами, абасгами, иверами), но персы во главе с полководцами Шахраплаканом, Шахином и Шахрбаразом сдерживали его гораздо эффективнее, чем годом раньше (Себеос. История. 1862. Гл. 26. С. 103-104; Theoph. Chron. P. 308-311). По сообщениям прп. Феофана, И. одержал 2 победы в области Гиркания (Сев.-Зап. Иран); в сражениях был убит Шахраплакан. Персам удалось объединить свои основные силы; против И. выступила большая часть местного населения, к-рое начало партизанскую войну. Перевес оказался на стороне противников И., и он вынужден был увести свое войско из Албании на юго-запад, в персид. Армению, хотя после этого значительные силы лазов и абасгов ушли от И. Смелыми маневрами И. удалось ввести в заблуждение персид. полководцев, и в кон. 624 г. он захватил с отрядом персов г. Арджеш (ныне Эрджиш, Юго-Вост. Турция); находившийся в городе Шахрбараз бежал. Тем не менее этот частный успех И. не привел к перелому в ходе войны. Убедившись в прочности персид. позиций в Албании и Армении, И. решил перенести активные действия на запад, в Сев. Месопотамию и Сирию, и весной 625 г. организовал рейд в эти регионы (Theoph. Chron. P. 312-314). В марте его войска вступили в Месопотамию, захватили Амиду и Мартирополь на Тигре; продвигаясь на запад, прорвались через персид. заслоны на Евфрате и перешли на север через хребет Тавр. По сообщению хрониста, во время боя за мост на р. Сар И. лично вступил в бой и поразил мужеством как своих воинов, так и врагов. Персы не успели собрать силы и помешать движению византийцев, которые уничтожили неск. крепостей, переправ и коммуникаций. Повернув на восток, севернее Тавра, И. вскоре вернул войско в районы его основных баз в М. Армении, в Севастии (ныне Сивас, Вост. Турция).

Несмотря на активную деятельность И., положение империи и ее столицы оставалось тяжелым. Персы сохранили значительные позиции в центральных районах Анатолии, в т. ч. в Каппадокии и в части Вифинии; по сообщению прп. Феофана Исповедника, в 619/20 г. они овладели Анкирой (Theoph. Chron. P. 302). Их войска более 10 лет находились вблизи азиат. окрестностей К-поля, захватывали его пригороды и грабили различные области. Крупнейшее нападение на К-поль было организовано совместно персами, аварами и славянами в 626 г. в отсутствие И. Аваро-слав. войско осаждало город (кон. мая - 8 авг. 626) и предприняло 2 штурма, к-рые были отбиты византийцами. Оставшиеся на азиат. берегу персы (под рук. Шахрбараза) не имели средств для переправы через Босфор и поддержки союзников.

Во время осады К-поля И. находился с армией в Закавказье. Стремясь укрепить свое положение, он напал на царство Иверия, к-рое было союзником персов. В течение длительного периода византийцы вели осаду Тифлиса (Тбилиси), но успеха не добились (город был захвачен и разорен тюрками в 628). В это же время И. установил контакт с ЗападноТюркским каганатом, к-рый выступил против Персии. В Закавказье прибыло многочисленное тюркское войско во главе с Джебэ. В благодарность за поддержку И. предложил отдать Джебэ в жены свою дочь Епифанию-Евдокию (Niceph. Const. Brev. hist. 12; Theoph. Chron. P. 316; Мовсес Каланкатуаци. История. II 11-12. 1984; Mich. Syr. Chron. XI 3. P. 409). С поддержкой тюрок летом 626 г. византийцы во главе с Феодором, братом И., разбили персов в новом сражении (в Армении, место неясно). Осенью 627 г. тюрки оставили И., отказавшись наступать вместе с ним на Месопотамию. Тем не менее в сент. того же года неожиданно для персов, обойдя их войско, И. с главными силами прошел через Армянское нагорье на юг и вторгся в Месопотамию с северо-востока, через обл. Зареванд. Персы во главе с Рахзадом преследовали И. и 12 дек. 627 г. вступили с ним в решающее сражение близ древней Ниневии (ныне Сев. Ирак). И. вновь одержал победу, Рахзад был убит (Theophyl. Sim. Hist. VIII 12; Себеос. 1862. Гл. 26. С. 104-105; Niceph. Const. Brev. hist. 14; Theoph. Chron. P. 317-319; Мовсес Каланкатуаци. История. II 12. 1984). Персы не смогли быстро собрать войска, разбросанные по огромным, захваченным ранее территориям Сирии, Палестины и Египта, для борьбы с И., под Халкидоном все еще стояло войско Шахрбараза. Вся персид. Месопотамия со столицей Ктесифоном оказалась беззащитной перед визант. воинами. Поскольку И. быстро продвигался к Ктесифону, 23 дек. Хосров II бежал из загородной резиденции Дастагерда в столицу. В нач. 628 г. византийцы разграбили и сожгли Дастагерд, а также персид. дворцы Руса, Беклал и Бебдарх (Chron. Pasch. P. 729-730; Theoph. Chron. P. 320-325).

Успехи И. привели к началу распада Персидского гос-ва. Хосров, не получивший помощи от Шахрбараза, обвинил его в измене, и Шахрбараз, узнав об этом, в кон. 627 г. заключил сепаратное перемирие с И., фактически отказавшись подчиняться шаху и подняв против него мятеж. 24-25 февр. 628 г. в Ктесифоне произошел дворцовый переворот; Хосров II был свергнут и вскоре убит, а на престол вступил его старший сын Кавад-Широе (25 февр.- 15 сент. 628). К нач. марта войско И. отступило на север и разбило зимний лагерь близ Варзана, в предгорьях Иранского нагорья. 24 марта в лагерь И. прибыли персид. послы от Кавада-Широе и сообщили о перевороте и о желании нового шаха немедленно заключить мир с И. (Chron. Pasch. P. 730-734; Себеос. История. 1862. Гл. 27. С. 105-107; Niceph. Const. Brev. hist. 12; Theoph. Chron. P. 325, 327; Мовсес Каланкатуаци. История. II 13. 1984; Eutych. Annales // PG. 111. Col. 1091-1092; Mich. Syr. Chron. XI 3. P. 409-410).

Гегемония Византии на Ближ. Востоке (628-633)

Походы И. окончились победой, ему удалось переломить ход многолетней войны и завершить ее в пользу Византийской империи. По условиям мирного договора, заключенного с послами Кавада-Широе в Гандзаке в июне 628 г. и спустя год подтвержденного Шахрбаразом, Византии были возвращены все ранее завоеванные персами земли и пленники, восстановлены границы 591 г. (RegImp, N 193, 194, 200, 201; Chron. Pasch. P. 732-734; Niceph. Const. Brev. hist. 15, 17; Theoph. Chron. P. 327). Вывод персид. гарнизонов из Вост. Средиземноморья, организованный Шахрбаразом, продолжался ок. 2 лет.

Византия во главе с И. на краткое время оказалась единственной крупной державой, к-рая владела большей частью Вост. Средиземноморья и Ближ. Востока и, как казалось, не имела более серьезных противников. Для И. возвращение Востока означало существенное укрепление гос-ва, прежде всего за счет возросших доходов казны, а также широкие возможности для дальнейшего восстановления благосостояния империи. Заключив мирный договор с Кавадом-Широе, И. вывел войска с персид. территории в Анатолию и Сев. Месопотамию. О победе и заключении мира он сообщал жителям Византии в особых посланиях, которые читались в храмах и др. общественных местах по всей империи (текст: Chron. Pasch. P. 727-734; RegImp, N 189, 192). 14 сент. 628 (или 629) г. он устроил триумф в К-поле во главе войска и большого каравана с трофеями (в составе к-рого было 4 слона) (Niceph. Const. Brev. hist. 19; Theoph. Chron. Р. 327-328).

В мирный период значительную часть времени И. вновь проводил на Востоке, где, вероятно, его присутствие было необходимо для восстановления разоренных войной регионов (прежде всего системы обороны границ); этого требовала и ситуация в Персии, в кон. 20-х - 30-х гг. здесь развивался династический кризис с быстрой и непредсказуемой сменой правителей. В 628-635 гг. И. попеременно держал резиденцию в Феодосиополе-Карине (ныне Эрзурум, Турция), Амиде (ныне Диярбакыр, Турция), Эдессе (ныне Шанлыурфа, Турция), Иераполе (ныне Манбидж, Сирия) и Верое (ныне Халеб, Сирия), при этом в Антиохии бывал сравнительно редко. Как правило, его сопровождали имп. Мартина, нек-рые дети и родственники. Ближайшим помощником И. в ведении дел на Востоке был брат Феодор, вероятно постоянно находившийся в этом регионе. Перемещение ставки императора между К-полем и городами на Востоке в период правления И. отражало, видимо, растущую экономическую обособленность этих регионов в VII в., ослабление связей между ними, что в дальнейшем предопределило различие их исторических судеб.

Имп. Ираклий с сыном. Солид. Аверс, реверс. 1-я пол. VII в.
Имп. Ираклий с сыном. Солид. Аверс, реверс. 1-я пол. VII в.

Имп. Ираклий с сыном. Солид. Аверс, реверс. 1-я пол. VII в.

Управление К-полем, как и ранее, поручалось старшему сыну И. Константину III. Со смертью патрикия Вона (11 мая 627 - Chron. Pasch. Р. 726-727) власть в столице, вероятно, была сосредоточена в руках наследника И. Несмотря на долгие периоды отсутствия И. в столице, император по-прежнему пользовался поддержкой в К-поле. В нач. 30-х гг. VII в. неизвестно о к.-л. заговорах к-польской элиты против И. или о проявлениях недовольства им. От его имени в столице реконструировали дворец Магнавра.

И. продолжал укреплять положение своей семьи. В 629 г. в Арависсе (М. Армения) состоялась встреча И. и Шахрбараза, к-рый подтвердил заключенный мирный договор Византии и Персии. Тогда же И., видимо, поддержал тайный план Шахрбараза добиваться персид. престола и передал в его распоряжение неск. отрядов ромеев. Вероятно, в это же время состоялась свадьба сына И. Феодосия и дочери Шахрбараза Ники. Сын Шахрбараза Никита был возведен в сан патрикия и получил место при дворе И. (Себеос. 1862. Гл. 28. С. 109-110; Niceph. Const. Brev. hist. 17; Mich. Syr. Chron. XI 3. P. 410). Этим династическим союзом И. и Шахрбараз рассчитывали упрочить достигнутое политическое соглашение, положение семьи Шахрбараза на престоле в Ктесифоне и укрепить отношения Византии и Персии. Шахрбараз, собравший значительные силы на ранее оккупированных персами землях, при поддержке И. с 27 апр. по 5 июня 630 г. занимал персид. престол. Гибель Шахрбараза в Ктесифоне не позволила сбыться планам И. об укреплении союза с представителями его рода.

Есть также сообщения ряда хронистов о длительных контактах И. и хана Джебэ, правителя ЗападноТюркского каганата. В 626 г. И. встречался с ханом Джебэ под Тифлисом и предлагал отдать ему (или скорее его сыну) в жены свою дочь Евдокию (Niceph. Const. Brev. hist. 12; Theoph. Chron. Р. 316; Мовсес Каланкатуаци. История. II 11-12. 1984). Ок. 630 г. И. добился согласия на брак со своей дочерью от Джебэ и уже отправил Евдокию из К-поля, но вскоре узнал о перевороте в каганате и о гибели жениха и вернул ее в столицу (Niceph. Const. Brev. hist. 18).

Не позже нач. 630 г. на Востоке была отпразднована свадьба старшего сына И. Константина III и Григории, дочери экзарха Африки Никиты, помолвленных еще в раннем детстве, в 613 г. (Niceph. Const. Brev. hist. 17). Константин и Григория приходились друг другу троюродными братом и сестрой, что не смущало И. и его двор. 7 нояб. 630 г. от этого брака родился первенец Ираклий, внук И. (визант. император с именем Констант II в 641-668). В тот же день в К-поле родился младший сын И. и Мартины Давид. Спустя год, 3 нояб. 631 г., младенцев крестили в храме Успения Богородицы во Влахернах (Theoph. Chron. Р. 335). 1 янв. 632 г. Константин III был возведен в ранг консула; 6-летний младший сын И. Ираклона получил титул кесаря (Niceph. Const. Brev. hist. 19).

И. и большинство его современников воспринимали неожиданную победу над Персией как результат божественного вмешательства. Провозгласив священный поход против врагов христиан, И. видел в своих успехах свидетельство особого покровительства Христа. Первостепенную роль в возрождении империи И. отводил религиозно-символическим акциям, к-рые служили ритуальному очищению поруганных войной стран, городов, храмов и святынь.

С 629 г. И. принял новый титул - «благочестивый во Христе василевс» (πιστὸς ἐν Χριστῷ βασιλεύς). Впервые он использован в новелле от 21 марта 629 г. (Zepos. JGR. 1931. T. 1. P. 36; RegImp, N 199; Shahid. 1972; Idem. 1980/1981), вероятно утвержденной И. в Иерусалиме. Т. о. И. прервал традицию употребления офиц. лат. титулов рим. и ранневизант. императоров и положил начало использованию греч. титулатуры для визант. императоров позднего времени. Новый титул для И. был средством решения ряда политических и пропагандистских задач. С одной стороны, изменение титула отражало процесс постепенного снижения значения латиноязычного населения в империи и утверждение влияния грекоязычного. Древняя система римских титулов была малопонятной большинству подданных. И., регулярно обращавшийся с воззваниями к народу, надеялся на поддержку широких слоев населения. Как выходец с Востока, он, вероятно, не мог забыть утратившие актуальность понятия «цезарь», «император» и т. п.; он воспринимал себя как царь, хозяин страны и народа, и это был понятный и приемлемый для малообразованного населения статус. С др. стороны, в восприятии грекоязычного большинства византийцев царем (василевсом) всегда считался царь Персии. И., одержав победу над ним, теперь должен был поставить себя в один ранг с ним и заявить, что именно он становится подлинным повелителем ойкумены. Как образец подобного развития титулатуры И. мог использовать для этого историю Александра Великого, к-рый некогда также провозгласил себя царем Востока, победив персов и захватив Вавилон.

Немаловажными составляющими нового титула были провозглашенная верность И. Иисусу Христу, утверждение своего статуса одновременно и как политического, и как религ. лидера. И. вел войну против «врагов веры» за христ. сообщество и от имени его и, победив в ней, должен был по праву считаться главой и покровителем христ. мира. Именно связь императора с Христом, его статус защитника христиан и непоколебимость его правосл. веры с этого момента были закреплены в Византии как важнейшее основание верховной власти. Прочие унаследованные от античности общественно-политические представления отступили на 2-й план. Дальнейшая деятельность И. как в военно-политической сфере, так и в отношениях с различными Церквами и религ. конфессиями базировалась именно на этих понятиях.

Наиболее значительным событием стало возвращение по инициативе И. 21 марта 630 г. в Иерусалим Животворящего Древа Креста Господня. Св. Крест был похищен персами во время погрома Св. земли в 614 г. и до конца войны находился в сокровищнице Хосрова II. В нач. 630 г. он был передан византийцам по договору с Шахрбаразом. Вместе со святыней И., окруженный свитой, совершил паломническую поездку в Иерусалим, где было организовано шествие по городу во вновь освященный храм Гроба Господня. И. вошел через Золотые ворота в Иерусалим, неся реликвию в руках, и поместил ее на Голгофе (Georgius Pisida. In restitutionem Sancti Crucis / Ed. Pertusi. 1959. P. 225-230; Антиох Стратиг. 1909. С. 65; Себеос. 1862. Гл. 29. С. 111-112; Hrabanus Maurus // PL. 110. Col. 133-134; Niceph. Const. Brev. hist. 17, 18; Theoph. Chron. Р. 328; Suda. Vol. 2. P. 582). Святыня была оставлена в Иерусалиме как главная реликвия христ. ойкумены, но в 636 г. из-за угрозы нападения арабов была отправлена ко двору И. и привезена им в К-поль (Себеос. 1862. Гл. 30. С. 118; Theoph. Chron. P. 337). В Иерусалиме И. также встретился с местоблюстителем Патриаршего престола Модестом, который тогда же был поставлен в патриархи († 17 дек. 630/1). Модесту предоставили значительные средства на восстановление св. мест, хотя из-за начавшихся вскоре араб. завоеваний Св. земля так и не смогла достичь прежнего благосостояния.

В это же время из Персии в Кесарию Палестинскую были перенесены мощи св. Анастасия Персиянина, казненного во время войны в персид. плену. Вероятно, это лишь одно из мн. подобных мероприятий, организованных И., о к-ром в источниках сохранились сведения. Ок. 638 г., во время арабских завоеваний, мощи св. Анастасия были перенесены в К-поль, и в дальнейшем его почитание было связано именно с визант. столицей (Flusin. 1992). Большинство мероприятий, проводимых И. в 628-633 гг., были рассчитаны на длительный мирный период развития Византии, но ситуация на Ближ. Востоке и в империи резко изменилась с началом араб. завоеваний.

Арабские завоевания в 632-642 гг.

В мусульм. предании сохранились сведения о том, что Мухаммад отправлял И. письмо с предложением принять ислам. Несмотря на подобные сообщения в мусульм. хрониках, а также на сохранение письма как реликвии в Медине, эти данные следует считать легендарными (Большаков. 2000. Т. 1. С. 152-155). Неясно, какими сведениями И. располагал о Мухаммаде и об исламе в 30-х гг. VII в. Зная о наличии некой религ. проповеди у арабов, византийцы скорее всего не имели представления о ее характере и могли не воспринимать ислам как новую религию. Основные причины быстрых успехов арабов, вероятно, заключались в том, что территории Сирии, Палестины и Египта, подвергшиеся их атакам, были разорены византийско-персид. войной и после освобождения еще не были закреплены под визант. управлением. Была разрушена система пограничной стражи, отсутствовала регулярная администрация, население сократилось. Византийцы воспринимали появление арабов как божественную кару за грехи и как этап в исполнении эсхатологических пророчеств. Катастрофы в войне с арабами также вызвали обвинения И. в вероотступничестве в связи с его поддержкой монофелитства в последние годы правления (Theoph. Chron. Р. 332).

Имп. Ираклий с сыновьями Константином и Ираклоном. Солид. Аверс, реверс. 1-я пол. VII в.
Имп. Ираклий с сыновьями Константином и Ираклоном. Солид. Аверс, реверс. 1-я пол. VII в.

Имп. Ираклий с сыновьями Константином и Ираклоном. Солид. Аверс, реверс. 1-я пол. VII в.

Первое столкновение арабов-мусульман с византийцами произошло вскоре после возвращения Сирии и Палестины под власть К-поля. Араб. отряд эмира Зайда, отправленный Мухаммадом против шейха Бостры, отказавшегося принять ислам, вторгся в Заиорданье, но был полностью разбит силами визант. викария Феодора у г. Мута. В араб. традиции событие датируется 8 г. хиджры (629); прп. Феофан считал, что это произошло в 631/2 г. (Niceph. Const. Brev. hist. 18; Theoph. Chron. P. 335; Большаков. 2000. T. 1. С. 155-156).

После смерти Мухаммада (8 июня 632), при мусульм. халифах Абу-Бакре и Умаре, давление арабов на визант. границы и владения неизменно возрастало. В 634 г. визант. войско дукса Палестины Сергия было разгромлено ими под Газой, причем Сергий погиб (Niceph. Const. Brev. hist. 20; Theoph. Chron. Р. 336). В том же году араб. эмиры Амр ибн аль-Аси и Халид ибн аль-Валид практически полностью овладели Заиорданьем, Бострой и Газой. В 635 г. И., почти постоянно находившийся в Эдессе, отправил против арабов свои лучшие войска во главе с полководцами Вааном и Феодором Трифирием, прославившимися во время персид. войны. В нач. 635 г. византийцы нанесли поражение передовому отряду арабов под Эмесой (ныне Хомс, Сирия) и оттеснили их из Сирии на юг, в районы Галилеи и Декаполиса (ныне Сев. Израиль, Юж. Сирия, Сев. Иордания). Однако летом 635 г. они не смогли заставить арабов снять осаду с Дамаска. В сент. 635 г. город сдался арабам на почетных условиях, и военная кампания византийцами была проиграна (Theoph. Chron. P. 336-337). Вероятно узнав о безнадежном положении Дамаска, в кон. лета 635 г. И. покинул Эдессу и отправился в К-поль (Ibidem). С отъездом И. с театра военных действий связана легенда о том, что И. произнес фразу: «Прощай, Сирия» (Σώζου Συρία; Mich. Syr. Chron. XI 7. P. 424). Сохранивший эту деталь хронист XII в. Михаил Сириец относит ее ко времени после поражения византийцев при Ярмуке, но скорее всего тогда И. уже находился вблизи столицы.

Тем не менее к лету 636 г. визант. армия в Сирии получила подкрепление от И. Добившись численного превосходства над арабами, византийцы в июне 636 г. заставили их отступать и покинуть Дамаск. Но, отойдя на юг, арабы укрепились в лагере на берегу р. Ярмук, в труднопроходимой местности, изрезанной глубокими каньонами. 20-22 авг. 636 г. здесь произошло генеральное сражение, завершившееся разгромом визант. армии и гибелью командующих Ваана и Феодора Трифирия (Себеос. 1862. Гл. 30. С. 117-118; Theoph. Chron. P. 332, 338; Большаков. 1993. T. 2. С. 52-59).

Поражение византийцев окончательно закрепило перевес арабов и привело к быстрой потере всех визант. территорий в Палестине и Сирии. Уже в 636 г. арабы вновь захватили Дамаск и овладели Вероей (ныне Халеб, Сирия). В 637 г. им сдался Иерусалим, патриарх Софроний был вынужден заключить договор с халифом Умаром. В 638 г. арабы заняли Антиохию, в 639 г.- Эдессу и всю Сев. Месопотамию. Последняя византийская крепость - Кесария Палестинская была осаждена осенью 639 г. и сдалась в мае 641 г.

В дек. 639 г. араб. войско Амра ибн аль-Аса вторглось в Египет и уже через месяц захватило Пелусий, один из важных портов на востоке дельты Нила (Большаков. 1993. T. 2. С. 103-128). Одержав ряд побед над местными визант. гарнизонами, арабы в течение 640 г. овладели большей частью Н. Египта и Дельты; в бою с ними погиб визант. августал (наместник) Египта Мариан. Осенью 640 г. переговоры с Амром, вероятно по собственной инициативе, вел Александрийский патриарх Кир; заключив временное соглашение, он отправился в К-поль к И. Патриарх сообщил императору о согласии Амра на перемирие с Византией, на крещение и переход на службу к И. с условием выплаты арабам части денег из егип. казны. Патриарх Кир предложил И. также выдать за Амра дочь императора Евдокию. Однако И., вероятно все еще недооценивавший силы арабов и в кон. 30-х гг. уже неоднократно испытавший предательство со стороны местных правителей визант. регионов, отказался от соглашения, обвинил патриарха Кира в растрате денег на подкуп арабов, предложение породниться с Амром воспринял как оскорбление. Патриарх Кир был отправлен в ссылку, а война в Египте продолжалась (Niceph. Const. Brev. hist. 23, 26; Theoph. Chron. P. 338). Вскоре после смерти И. весь Египет перешел под власть арабов, Александрия сдалась им в сент. 642 г.

Последние годы

И. окончательно оставил Восток ок. 637 г. и жил преимущественно во дворце Иеррии близ К-поля, на вост. берегу Босфора. Он болел и не мог так же активно, как раньше, передвигаться по стране; вероятно, И. уратил контроль за ситуацией в империи. В 638-641 гг. он теряет авторитет правителя и осложняется внутриполитическое положение Византии. Крах вост. политики императора не только привел к падению популярности И., но и воспринимался им самим как личная трагедия. Вернувшись на Босфор, он долгое время не хотел посещать К-поль, жил в Иеррии и, вероятно под влиянием неких предсказателей, заявлял, что по обету не может покидать сушу и вступать на палубу корабля. Спустя неск. месяцев для И. возвели временный мост через Босфор, загородив его с боков так, чтобы И., проходя по нему, не видел воды и тем самым не нарушил данного обета (Niceph. Const. Brev. hist. 24-25). Мнительность императора, возможно, свидетельствует о его тяжелом моральном состоянии. В 638 г. в К-поле был раскрыт заговор против И. Его приближенные и военные - магистр Феодор (племянник И.), Ваан Хорхоруни и некоторые др. представители арм. знати - намеревались убить И. и возвести на престол его внебрачного сына Иоанна-Алариха. По приказу И. главным участникам заговора отрезали носы, отрубили правые руки и отправили в ссылку, арм. нахарары, участвовавшие в заговоре, были высланы из Византии (Себеос. 1862. Гл. 29. С. 113-115; Niceph. Const. Brev. hist. 24).

В К-поле И. стремился поддерживать престиж власти и своей семьи. Он регулярно участвовал в праздничных церковных и светских церемониях в соборе Св. Софии и на ипподроме. 4 июля 638 г. провозгласил сына Ираклону соправителем, тогда же получили ряд новых титулов остальные дети И.: сыновья Давид и Марин стали кесарями, дочери Августина и Мартина - августами. 1 янв. 639 г. Ираклона вступил в должность консула (Niceph. Const. Brev. hist. 26; Const. Porphyr. De cerem. P. 627-629). Т. о., к моменту смерти И. его соправителями являлись августа Мартина, старшая дочь Епифания-Евдокия, сыновья Константин III, Ираклона и Давид. В действиях И. прослеживалось стремление обеспечить высокое положение детям от Мартины. Провозгласив Ираклону императором, И. поставил его в один ранг с Константином III, сыном Фабии-Евдокии, и тем самым уравнял детей Фабии и детей Мартины, что усложнило внутрисемейные отношения. И. стремился обеспечить мирный раздел власти между детьми. Вероятно, И. был вынужден сделать Ираклону соправителем, зная о слабом здоровье Константина III. Достоверных сведений о завещании И. или о том, как И. представлял себе порядок наследования престола и правления, нет. Сложная ситуация в семье и падение ее авторитета привели к тяжелому политическому кризису в Византии в 641 г., сразу после смерти императора. И. был похоронен в соборе св. Апостолов в К-поле; его могила утрачена после разрушения храма турками в кон. XV в.

Церковная политика

И. контрастировала с жестким режимом Фоки. Еще до воцарения И., после вступления в Египет войск его двоюродного брата Никиты (609), отношение к местным монофизитам стало более терпимым. Власти содействовали устранению раскола между сир. яковитами и егип. феодосианами, длившегося более 20 лет из-за конфликта между патриархами Антиохийским Петром Каллиникским и Александрийским Дамианом. В результате личной встречи прибывшего из Сирии Афанасия Гаммалы и Анастасия Апозигария были устранены все богословские разногласия и церковное общение антихалкидонитов восстановилось (616; Mich. Syr. Chron. XI 1. P. 401). Вскоре к ним присоединились также и отколовшиеся некогда группировки Конона (тритеиты) и Евгения (619). Не исключено, что патрикий Никита, чья личная верность православию не вызывает сомнений, способствовал консолидации еретиков с целью буд. воссоединения с правосл. Церковью как можно большего числа отпавших христиан (Болотов. Лекции. Т. 4. С. 449). Однако нельзя не отметить, что практическая реализация монофизитских уний проходила уже в обстановке персид. оккупации.

Монофизитская иерархия на занятых персами визант. землях была призвана играть главную роль. Ради резкого усиления ее позиций Хосров II даже пошел на фактическое гонение исконной церковной организации державы Сасанидов - т. н. Церкви Востока, чья христологическая доктрина была в крайней оппозиции к монофизитской. Кафедра несторианского католикоса Востока оставалась незамещенной с 607 (или с 609) г., а монофизиты на Ктесифонском Соборе (ок. 616) приобрели статус покровительствуемой Церкви (Себеос. 1862. Гл. 33. С. 134-136). Персид. оккупация Зап. Армении, Сирии, Палестины и Египта продолжалась от 10 до 20 лет, и за это время правосл. иерархия на этих территориях была почти повсеместно насильственно упразднена и вытеснена монофизитской. По образному выражению сирийского хрониста, «память халкидонитов была истреблена от Евфрата до Востока» (Mich. Syr. Chron. X 25. P. 379). Это объясняет то особое внимание, которое И. в ходе освободительной войны уделял церковному вопросу.

Стремясь заручиться поддержкой представителей церковных кругов, к-рые не признавали халкидонское вероопределение о двух природах Христа, составляли большинство в Армении и были весьма влиятельными в соседних регионах, И. счел возможным лично вступить с ними в богословский диалог. Целью собеседований была консолидация всех христ. конфессий в условиях смертельной схватки с внешним врагом, не скрывавшим своего враждебного отношения к Христу. О настроениях Хосрова II можно было судить по его ответам на мирные предложения И.: в них содержались издевательства над «тщетной надеждой на Христа, не смогшего спасти Себя от иудеев» (Себеос. 1862. Гл. 26. С. 101) и даже прямое требование «отречься от Распятого» и «поклониться солнцу» (Theoph. Chron. P. 301). Основой буд. унии должен был стать компромиссный догмат о «едином действии» (μία ἐνέργεια) Иисуса Христа, впосл. трансформировавшийся в догмат о «едином волении» (ἓν θέλημα) (см. ст. Монофелитство). С первых дней Восточной кампании 622-628 гг. И. лично установил контакты с монофизитами, дабы не ставить под удар авторитет правосл. иерархии во главе с патриархом К-польским Сергием, к-рый во время походов И. играл одну из ключевых ролей в правительстве империи в К-поле. Однако не подлежит сомнению, что патриарх Сергий не просто внимательно следил за диалогом, но и был подлинным его инициатором.

Согласно версии патриарха Сергия, изложенной в послании к папе Римскому Гонорию (Mansi. T. 11. Col. 529-537), учение о «едином волении» возникло спонтанно. И., прибыв на театр военных действий в Феодосиополь, встретился с Павлом Одноглазым (одним из лидеров сир. севириан) и беседовал с ним о вере (ок. 622). Опровергая т. зр. монофизитов, согласно к-рой признание двух природ Христа неизбежно ведет к признанию и двух ипостасей, император, не чуждый богословской образованности, указал, что при двух естествах Христос остается един, т. к. обладает только одним действием. Вскоре И. запросил у патриарха Сергия доказательства авторитетности этой доктрины, и патриарх отправил Павлу письмо в сопровождении т. н. Послания Мины, патриарха К-польского (536-552), в к-ром Мина использовал выражения «одно действие» и «одно воление» (от этого сочинения дошли только отрывки в сир. флорилегии, изд. С. Броком: After Chalcedon / Ed. C. Laga et al. Leuven, 1985. P. 35-45; не исключено, что речь идет о подлоге, каковым «записка Мины» была признана на осудившем монофелитство Вселенском VI Соборе).

Павел Одноглазый не был склонен к богословскому компромиссу и был сослан императором на Кипр под надзор архиеп. Аркадия; в том же указе было запрещено распространять учение о «двух действиях» во Христе (ок. 625; RegImp, N 182; Mansi. T. 10. Col. 913). Летом 626 г. И. прибыл в Лазику (Зап. Грузия), чтобы продолжить боевые действия против Персии на кавказском направлении. Здесь он познакомился с митр. г. Фасис (ныне Поти) Киром, к-рый стал его доверенным лицом. Не имея твердой позиции в вопросе об одном или о двух действиях Христа, Кир вступил в переписку с патриархом Сергием (Mansi. T. 11. Col. 525-528, 560-561) и, ознакомившись с Посланием Мины, стал горячим адептом моноэнергетического учения.

Прп. Максим Исповедник сообщает новые факты, вскрывающие подоплеку событий (Максим Исповедник, прп. Диспут с Пирром. М., 2004. С. 206-209). Выясняется, что патриарх Сергий, перед тем как отправить послание Павлу Одноглазому, счел нужным заручиться поддержкой авторитетного правосл. богослова Феодора, еп. Фаранского, поддержавшего его трактовку Послания Мины. Более того, по сведениям прп. Максима, патриарх Сергий просил некоего павлианиста (сторонника яковита Павла Чёрного) Георгия Арсу (᾿Αρσᾶς) составить подборку изречений отцов о едином действии, заверяя, что это поможет соединению Церкви. Из рук Арсы этот текст попал к правосл. Александрийскому патриарху Иоанну III Милостивому, и лишь персид. нашествие помешало патриарху «совершить его низложение» (неясно, идет ли речь об Арсе или о патриархе Сергии). Из этого следует, что первые контакты патриарха Сергия с монофизитами по поводу «единого действия» начались ок. 618 г. (дата персид. вторжения в Египет и отъезда Иоанна Милостивого из Александрии), за неск. лет до встречи И. с Павлом Одноглазым.

Новый импульс учреждение унии вост. Церквей получило после капитуляции Персии и возвращения Египта, Сирии и Зап. Армении под власть Византии (628). На волне энтузиазма по случаю победы над врагами Христа И. активизировал переговоры с антихалкидонитами. Теперь император собирался опереться не столько на богословские аргументы, сколько на свой политический авторитет спасителя и оплота всего христ. мира. Однако в Эдессе его ждало разочарование. Торжественно встреченный местными христианами во главе с яковитским еп. Исаией, И. на Рождество (630?) явился в собор на богослужение и демонстративно подошел к причастию; однако еп. Исаия объявил императору, что приобщит Св. Таин только после того, как он отречется от Халкидонского Собора. Яковиты подверглись репрессиям, но стало ясно, что без богословской дискуссии не обойтись. И. вновь просит патриарха Сергия прислать ему в Эдессу свидетельства отцов об одном действии Христа (Mansi. T. 11. Col. 536DE).

В кон. 630 - нач. 631 г. И. провел переговоры с предстоятелями крупнейших монофизитских Церквей Востока. Одним из главных аргументов, заставивших вступить в контакт с императором только что избранного арм. католикоса Езра I Паражнакертци, была угроза воссоздания халкидонитского Армянского католикосата (существовавшего в 588-602 в Аване). На встрече в Эдессе католикос Езр и И. устранили все расхождения и причастились из одной чаши, договорившись о церковном мире; в награду католикос получил во владение соляные копи в Колбе (ныне с. Кохб в Северо-Вост. Армении). Вслед за этим И. отправил исповедание веры, адресованное всем «сомневающимся» (διακρινόμενοι - так со времен имп. Юстиниана официально именовались умеренные монофизиты), яковитскому патриарху Афанасию Гаммале. В нем наряду с признанием 4 Вселенских Соборов содержалось монофелитское учение о двух природах, но об одном действии во Христе (Mich. Syr. Chron. XI 1. P. 402-403). В Иераполе патриарх Афанасий встретил И. во главе делегации из 12 епископов, куда входил и изгнанный из Эдессы Исаия. Двенадцатидневные переговоры ни к чему не привели, яковиты упорно отказывались вступить в церковное общение с императором-халкидонитом, признавая его единомышленником Нестория. Разгневанный И. стал преследовать всех противников Халкидонского Собора, что привело к переходу в православие мн. монахов в Сирии (Ibid. XI 3. P. 412-413). Среди прочих унию приняли монахи мон-ря Марона близ Эмесы, впосл. известные как марониты (Eutych. Annales // PG. 111. Col. 1089). После смерти патриарха Афанасия (июль 631) переговоры с яковитами не возобновлялись, однако правосл. Антиохийская кафедра, вдовствующая после гибели патриарха Анастасия II Синаита (609), так и оставалась незамещенной, что открывало возможность для воссоединения.

Больший успех был достигнут в диалоге с армянами. Созванный католикосом Езром в 633 г. Собор Армянской Апостольской Церкви в Феодосиополе (Карин, ныне Эрзурум, Турция) в присутствии И. провозгласил признание Халкидонского Собора (т. н. Каринская уния), греч. и арм. иерархи совершили совместное богослужение и причастие. При этом источники не дают основания утверждать, что уния с армянами была оформлена через офиц. принятие каких-то богословских компромиссов.

Иначе дело обстояло в Египте. Возведенный на Александрийскую патриаршую кафедру Кир (630/1-642) получил от императора чрезвычайные полномочия, возглавив не только церковную, но и гражданскую администрацию этой стратегически важной провинции. В июне 633 г. под председательством патриарха Кира в Александрии состоялся Собор, на к-ром в общение было принято большинство феодосиан, составлявших основу монофизитской партии Египта. Соглашение об унии включало 9 анафематизмов, 7-й из к-рых гласил: «Кто, употребляя выражение «един Господь в двух естествах познаваемый», признает Его за иного и иного, а не исповедует, что один и тот же в ином пострадал и в ином был бесстрастен и что тот же самый единый Христос и Сын единым богомужним действием (μία θεανδρικῇ ἐνεργεία) производил и богоприличные, и человеческие действия, тот да будет анафема».

Участвовавший в Соборе св. Софроний (см. Софроний I, свт., патриарх Иерусалимский) выразил протест против выражения «единое действие» и был отправлен за разъяснениями в К-поль. Патриарх Сергий просил его хранить молчание, дабы не разрушить церковный мир «из-за одного слова». Однако вскоре Софроний был избран на Иерусалимскую кафедру (зима 633/4). Опасаясь, что в своей синодике (окружном послании по случаю вступления на престол) он поднимет вопрос о «едином действии», патриарх Сергий отправил письмо в Рим папе Гонорию I, попытавшись заручиться его поддержкой (634). Рассказав об успехах церковного воссоединения на Востоке, патриарх Сергий посетовал, что выражение «одно действие» хотя и встречается у некоторых отцов, «на слух многих звучит устрашающе», и предложил довольствоваться признанием во Христе «одной воли» (ἓν θέλημα). Папа Римский Гонорий полностью согласился с этим мнением, за что впосл. был осужден вместе с патриархом Сергием на VI Вселенском Соборе.

Получившее поддержку Рима и К-поля монофелитское учение вскоре стало офиц. доктриной. Осенью 638 г. за подписью И. вышел имп. указ, известный под названием «Эктесис» (῎Εκθεσις πίστεως - Изложение веры) (Mansi. T. 10. Col. 991-998; ACO II. T. 1. P. 156-162; RegImp, N 211). В нем содержалась развернутая формула вероучения и, в частности, говорилось: «Посему мы знаем одного Сына и Господа нашего Иисуса Христа, от безначального Отца и от Пречистой Матери, Одного и Того же Предвечного и в последние времена, бесстрастного и подверженного страданиям, видимого и невидимого, и проповедуем Одного и Того же чудеса и страдания, и всякое действие божественное и человеческое относим к Одному и Тому же воплощенному Богу Слову, и приносим Ему единое поклонение, добровольно и истинно распятому за нас по плоти и воскресшему из мертвых и взошедшему на небеса, восседающему одесную Отца и паки грядущему судить живых и мертвых, никоим образом не допуская никому вообще говорить или учить об одном или двух действиях при божественном вочеловечении Господа, но лучше исповедовать, как заповедали святые и Вселенские Соборы, что Один и Тот же Сын Единородный, Господь наш Иисус Христос действовал в божественном и человеческом (ἐνεργῆσαι ὁμολογεῖν τά τε θεῖα κα τὰ ἀνθρώπινα), и всякое богодостойное и человекодостойное действие исходит нераздельно и неслиянно от Одного и Того же воплощенного Бога Слова и относится к Одному и Тому же - из-за того, что, с одной стороны, выражение «одно действие», хотя и высказано некоторыми из отцов, однако же кажется чуждым и смущающим на слух некоторых, возражающих против его употребления упоминанием о двух ипостасно соединенных во Христе Боге нашем природах, точно так же как и, с другой стороны, слова «два действия» соблазняют многих как не употреблявшиеся ни у кого из святых и испытанных тайноводцев Церкви.

Но ведь и следовать им и предпочитать «два воления» (δύο πρεσβεύειν θελήματα), противоположных друг другу, так что когда Бог Слово желает, чтобы совершилось спасительное страдание, а человечество в нем противится Его волению и возражает, и отсюда выводить двух волящих противоположное, это является совершенно нечестивым и чуждым христианскому догмату. Ибо даже мерзкий Несторий, хотя и разделяя божественное вочеловечение Господа и выводя двух сынов, не дерзнул говорить об их «двух волениях», но, напротив, учил о тождественной воле (ταυτοβουλίαν) измышленных им двух лиц. Как же можно для исповедующих правую веру и славящих одного Сына, Господа нашего Иисуса Христа, истинного Бога, допускать у Него два, и притом противоположных, воления? Посему мы, следуя во всем и в этом святым отцам, исповедуем одну волю Господа нашего Иисуса Христа, истинного Бога, так что ни в какое время Его разумно одушевленная плоть обособленно и по собственному побуждению не совершала своего природного движения в противоречии с мановением ипостасно соединенного с ней Бога Слова, но тогда, так и в той мере, как того желал Сам Бог Слово».

В 638 г. скончались папа Римский Гонорий и патриарх Сергий. Новый К-польский патриарх Пирр признал «Эктесис» и разослал его по всем областям империи. Патриарх Александрийский Кир принял его с энтузиазмом (Mansi. T. 10. Col. 1004-1005). Но в 639-640 гг. он стал свидетелем краха всей имп. политики на Востоке: Египет вслед за Сирией и Палестиной был захвачен арабами, носителями новоявленной религии - ислама. С эвакуацией византийцев из Александрии и Антиохии исчезли церковно-политические основания для поддержки монофелитского учения. Но на Западе «Эктесис» вызвал бурное неодобрение. Папа Римский Иоанн IV, вступивший на престол в дек. 640 г., созвал Собор, к-рый отправил в К-поль послание с требованием дезавуировать указ. В это же время монофелитство было осуждено в королевстве франков на Орлеанском Соборе. Оставшись один на один с возмущенными зап. иерархами, И., словно оправдываясь, писал папе Римскому: «Эктесис не мой, ибо я не диктовал его, не приказывал составить; но патриарх Сергий, составивший его за пять лет до моего возвращения с Востока, попросил меня по приезде в сей преблагословенный город поставить на нем мое имя с подписью» (PG. 90. Col. 125; Mansi. T. 11. Col. 9В).

Наряду с попытками воссоединения монофизитов И. вступил в богословский диалог и с несторианами. В 630 или 631 г. прибывший из Персии во главе посольства от царицы Боран католикос Церкви Востока Ишояв II составил по просьбе императора Символ веры своей Церкви (Mari ibn Sulayman. Maris Amri et Slibae De patriarchis Nestorianorum commentaria / Ed. H. Gismondi. R., 1896. Vol. 2. P. 54). И. нашел веру католикоса истинной и причастился с ним из одной чаши, что впосл. стало причиной обвинений Ишоява в отступничестве. Еп. Сахдона (Мартирий), участвовавший в посольстве епископов во время диспута в одном из мон-рей в Апамее, был убежден доводами халкидонитов и по возвращении в Персию открыто проповедовал православие, за что был низложен и изгнан (Thomas of Marga. The Book of Governors / Ed. W. Budge. L., 1893. Vol. 2. P. 124-128).

Сведений об отношении И. к иудеям сохранилось немного, но известно, что император пытался крестить их принудительно. В 630 г. в Иерусалиме христиане напали на иудеев. И. запретил иудеям проживать в радиусе 3 миль от Иерусалима, они были полностью изгнаны из Эдессы и, вероятно, из ряда др. городов (Theoph. Chron. P. 328; Dagron. 1991). Указ о повсеместном крещении иудеев был издан И. ок. 634 г. (RegImp, N 206). К аналогичным мерам император призывал и зап. королей Сисебута Вестготского и Дагоберта Франкского. О причинах, побудивших И. принять подобные решения, ничего достоверно не известно. Позднейшие средневек. писатели утверждали, что тем самым И. хотел помешать исполнению пророчества о том, что «обрезанный народ» завладеет его царством (History of the Patriarchs of the Coptic Church of Alexandria. P., 1907. Vol. 2. P. 492. (CSCO. T. 1. Fasc. 4); Fredegarii Historia Francorum. 65). Но этим народом стали не иудеи, а арабы. Неясно, насколько последовательно указ о крещении иудеев проводился в жизнь в условиях начавшихся араб. завоеваний; скорее всего репрессии против них носили выборочный характер.

Помимо богословских предметов И. интересовался пасхалией. Под его именем сохранился трактат о методе вычисления даты Пасхи (PG. 92. Col. 1123-1132; Chron. Pasch. T. 2. P. 210-219). Впрочем, его истинным автором был, возможно, известный ученый нач. VII в. Стефан Александрийский (Usener H. De Stephano Alexandrino. Bonnae, 1880).

Ист.: Konidaris H. J. Die Novellen des Kaisers Herakleios // FM. 1980. Bd. 5. S. 33-106; Georgius Pisida. Poemi / Ed. A. Pertusi. Ettal, 1959; Theodore Syncellus. Analecta avarica / Ed. L. Sternbach // Sternbach L. De Georgii Pisidae apud Theophanem aliosque historicos reliquiis // Rozprawy Akademii Umiejetnosci Wydzial Filologisczny. Ser. 2. Kraków, 1900. T. 15. S. 2-24; Антиох Стратиг. Пленение Иерусалима персами в 614 году / Под ред. Н. Я. Марра. СПб., 1909. (ТРАГФ; Кн. 9); Chron. Pasch. P. 698-737; Себеос. История императора Иракла / Пер. с арм.: К. Патканов. СПб., 1862; Flusin B. Saint Anastase le Perse et l'histoire de la Palestine au début du VIIe siècle. P., 1992. 2 vol.; Житие преподобного Феодора, архимандрита Сикеонского, написанное Георгием, учеником его и игуменом той же обители / Под ред. Д. Е. Афиногенова. М., 2005; John of Nikiu. The Chronicle / Ed. R. H. Charles. L.; Oxf., 1916; Fredegarius. Chronica // MGH. Scr. Mer. T. 2; Niceph. Const. Brev. hist. (рус. пер.: Никифора, патриарха Константинопольского, краткая история со времени после царствования Маврикия [Бревиарий] / Пер. с греч.: Е. Э. Липшиц // ВВ. 1950. Т. 3. С. 349-387); Theoph. Chron. P. 295-341; Georg. Mon. Chron. P. 665-673; Осада Константинополя скифами, кои суть русские, и поход императора Ираклия в Персию / [Георгий Мтацминдели]; пер., предисл. М. Г. Джанашвили // СМОМПК. 1900. Т. 27. Отд. 1. С. 1-67; Suda. Vol. 2. P. 582; Eutych. Annales // PG. 111. Col. 1085-1105; Mich. Syr. Chron. XI 1-9. 1963. Т. 1. P. 400-433; Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк / Пер. с древнеарм. Ш. В. Смбатяна. Ереван, 1984.
Лит.: Drapeyron L. L'empereur Héraclius et l'Empire byzantin au VIIe siècle. P., 1869; Ласкин Г. А. Ираклий: Визант. гос-во в 1-й пол. VII в. Х., 1889; Owsepian G. Die Entstehungsgeschichte des Monotheletismus nach ihren Quellen geprüft und dargestellt. Lpz., 1897; Baynes N. H. The First Campaign of Heraclius against Persia // EHR. 1904. Vol. 19. N 76. P. 694-702; idem. The Date of the Avar Surprise // BZ. 1912. Bd. 21. S. 110-128; idem. The Restoration of the Cross at Jerusalem // EHR. 1912. Vol. 27. N 106. P. 287-299; idem. The Emperor Heraclius and the Military Theme System // Ibid. 1952. Vol. 67. N 264. P. 380-381; Delehaye H. Passio sanctorum sexaginta martyrum // AnBoll. 1904. Vol. 23. P. 289-308; Pargoire J. Les LX soldats martyrs de Gasa // EO. 1905. T. 8. P. 40-43; Болотов В. В. К истории императора Ираклия // ВВ. 1907. Т. 14. С. 68-124; Bell H. I. A Dating Clause under Heraclius // BZ. 1913. Bd. 22. S. 395-405; Christensen A. L'Iran sous les Sassanides. P., 19442; Stein E. Histoire du Bas-Empire. P., 1949-1959. 2 vol.; Grierson Ph. Dated Solidi of Maurice, Phocas and Heraclius // The Numismatic Chronicle. Ser. 6. L., 1950. T. 10. P. 49-70; idem. Consular Coinage of ‘Heraclius' and the Revolt against Phocas of 608-610 // Ibid. P. 71-93; idem. The Isaurian Coins of Heraclius // Ibid. 1951. T. 11. P. 56-67; Манандян Я. А. Маршруты персидских походов императора Ираклия // ВВ. 1950. Т. 3. С. 133-153; Frolow A. La vraie croix et les expéditions d'Héraclius en Perse // REB. 1953. T. 11. P. 88-105; idem. La relique de la vraie croix. P., 1961; Barišič F. Le siege de Constantinople par les avares en 626 et les slaves // Byz. 1954. Vol. 24. P. 371-395; Guillou A. La prise de Gaza par les arabes en VIIe siècle // BCH. 1957. Vol. 81. P. 396-404; idem. Régionalisme et indépendance dans l'empire byzantin au VIIe siècle. R., 1969; Charanis P. Ethnic Changes in the Byzantine Empire in the VIIth Century // DOP. 1959. Vol. 13. P. 23-44; RegImp, N 162-217; RegPatr, N 279-296; Metcalf D. M. The Aegean Coastlands under Threat: Some Coins and Coin Hoards from the Reign of Heraclius // AnnBSA. 1962. Vol. 57. P. 14-23; Ostrogorsky. Geschichte. 1963; Grumel V. La reposition de la vraie croix à Jérusalem par Heraclius: Le jour et l'année // ByzF. 1966. Bd. 1. S. 139-149; Hage W. Die syrisch-jakobitische Kirche in frühislamischer Zeit nach orientalischen Quellen. Wiesbaden, 1966; Stratos A. N. Byzantium in the VIIth Century. Amst., 1968-1980. 5 vol.; Oikonomides N. Correspondence between Heraclius and Kavadh-Shiroe in the Paschal Chronicle // Byz. 1971. Vol. 41. P. 269-281; idem. A Chronological Note on the First Persian Campaign of Heraclius (622) // BMGS. 1975. Vol. 1. P. 1-10; idem. Les premiers mentions des thèmes dans la chronique de Théophane // ЗРВИ. 1975. T. 16. C. 1-8; Frend W. H. C. The Rise of the Monophysite Movement. Camb., 1972; Shahid I. The Iranian Factor in Byzantium during the Reign of Heraclius // DOP. 1972. Vol. 26. P. 293-320; idem. Heraclius «πιστὸς ἐν Χριστῷ βασιλεύς» // Ibid. 1980/1981. Vol. 34/35. P. 225-238; idem. On the Titulature of the Emperor Heraclius // Byz. 1981. Vol. 51. P. 288-296; idem. Heraclius and the Theme System: New Light from the Arabic // Ibid. 1987. Vol. 57. P. 391-406; idem. Heraclius and the Theme System: Further Observations // Ibid. 1989. Vol. 59. P. 208-243; Schönborn Chr., von. Sophrone de Jérusalem: Vie monastique et confession dogmatique. P., 1972; Van Dieten J. L. Geschichte der griechischen Patriarchen von Konstantinopel. Amst., 1972. T. 4: Geschichte der Patriarchen von Sergius I bis Johannes VI (610-715); Kaegi W. E. New Evidence on the Early Reign of Heraclius // BZ. 1973. Bd. 66. S. 308-330; idem. Challenges in Late Roman and Byzantine Military Operations in Iraq, IVth to IXth Centuries // Klio. B., 1991. Bd. 73. S. 586-594; idem. Byzantium and Early Islamic Conquest. Camb.; N. Y., 1992; idem. Egypt in the Eve of the Muslim Conquest // Cambridge History of Egypt. Camb., 1998. Vol. 1 / Ed. C. Petry. P. 34-61; idem. Heraclius Emperor of Byzantium. Camb.; N. Y., 2003; Proudfoot A. S. The Sources of Theophanes for the Heraclian Dynasty // Byz. 1974. Vol. 44. P. 367-439; Foss C. The Persians in Asia Minor and the End of Antiquity // EHR. 1975. Vol. 90. P. 721-747; Brock S. Syriac Sources for VIIth Century History // BMGS. 1976. Vol. 2. P. 17-36; Lilie R.-J. Die byzantinische Reaktion auf die Ausbreitung der Araber. Münch., 1976; idem. Die zweihundertjährige Reform: Zu den Anfängen der Themenorganisation im 7. Und 8. Jh. // Bsl. 1984. Т. 45. S. 27-39, 190-201; idem. Kaiser Herakleios und die Ansiedlung der Serben // Südost Forschungen. Münch., 1985. Bd. 44. S. 17-43; Alexander S. S. Heraclius, Byzantine Imperial Ideology and the David Plates // Speculum. Camb., 1977. Vol. 52. N 2. P. 217-237; Чичуров И. С. О кавказском походе императора Ираклия // Восточная Европа в древности и средневековье. М., 1978. С. 261-266; Brown Th. S., Bryer A., Winfield D. Cities of Heraclius // BMGS. 1978. Vol. 4. P. 15-38; Butler A. J. The Arab Conquest of Egypt and the Last Thirty Years of the Roman Dominion. Oxf., 19782; Byzanz im 7. Jh.: Untersuch. zur Herausbildung des Feudalismus / Hrsg. F. Winkelmann. B., 1978; Cameron A. The Virgin's Robe: An Episode in the History of Early VIIth Century Constantinople // Byz. 1979. Vol. 49. P. 42-56; Stratos A. La première campaigne de l'empereur Héraclius contre les Perses // JÖB. 1979. Bd. 28. S. 63-74; Winkelmann F. Ägypten und Byzanz vor der arabischen Eroberung // Bsl. 1979. T. 40. S. 161-182; idem. Die Quellen zur Erforschung des monoenergetisch-monopheletischen Streites // Klio. 1987. Bd. 69. S. 515-569; Olster D. M. The Dynastic Iconography in the Heraclius' Early Coinage // JÖB. 1982. Bd. 32. N 2. S. 399-408; idem. The Politics of Usurpation in the VIIth Century: Rhetoric and Revolution in Byzantium. Amst., 1993; idem. Roman Defeat, Christian Responce and the Literary Construction of the Jew. Phil., 1994; Kouymjian D. Ethnic Origins and the «Armenian» Policy of Emperor Heraclius // REArm. 1983. T. 17. P. 635-642; Alexander P. J. The Byzantine Apocalyptic Tradition. L.; Berkeley, 1985; Garsoïan N. Armenia between Byzantium and the Sasanians. L., 1985; eadem. L'église arménienne et le grande schisme d'Orient. Lovanii, 1999; Hendy M. Studies in the Byzantine Monetary Economy, с. 300-1450. Camb.; N. Y., 1985. P. 409-420, 492-500; Mango C. Heraclius, Šahrvaraz et la Vraie Croix // TM. 1985. T. 9. P. 105-118; Μισίου Δ. Διαθήκη του Ηρακλείου Α´ και η κρίση τοῦ 641: Συμβολή στο πρόβλημα της διαδόοχης στο Βυζάντιο. Θεσσαλονίκη, 1985; Toumanoff C. The Heraclids and the Arsacids // REArm. P., 1985. T. 19. P. 431-434; McCormick M. Eternal Victory: Triumphal Rulership in Late Antiquity, Byzantium and Early Medieval West. Camb.; N. Y., 1986; Frendo J. D. C. History and Panegyric in the Age of Heraclius: The Literary Background to the Composition of the «Histories» of Theophylact Simocatta // DOP. 1988. Vol. 42. P. 143-156; idem. The Early Exploits and Final Overthrow of Khusrau II (591-628): Panegyric and Vilification in the Last Byzantine-Iranian Conflict // Bulletin of the Asia Institute. Detroit, 1995. T. 9. P. 209-214; Speck P. Das geteilte Dossier: Beobachtungen zu den Nachrichten über der Regierung des Kaisers Herakleios und die seiner Söhne bei Theophanes und Nikephorus. Bonn, 1988; idem. Beiträge zum Thema byzantinische Feindseligkeit gegen die Juden im frühen siebten Jahrhundert. Bonn, 1997; Conrad L. I. Theophanes and the Arabic Historical Tradition // ByzF. 1990. Bd. 15. S. 1-44; Haldon J. F. Byzantium in the VIIth Century: The Transformation of a Culture. Camb.; N. Y., 1990; idem. Constantine or Justinian? Crisis and Identity in Imperial Propaganda in the VIIth Century // New Constantines: The Rhythm of Imperial Renewal in Byzantium, IVth to XIIIth Centuries / Ed. P. Magdalino. Aldershot, 1994. P. 95-107; idem. Warfare, State and Society in the Byzantine World, 565-1024. L., 1999; Dagron G., Déroche V. Juifs et chrétiens dans l'Orient du VIIe siècle // TM. 1991. Vol. 11. P. 17-46; Ludwig C. Kaiser Herakleios, Georgios Pisides und die Perserkriege // Varia. Bonn, 1991. Varia. III. S. 73-131; ODB. 1991. Vol. 2. P. 916-917; Wheeler B. Imagining the Sasanian Capture of Jerusalem // OCP. 1991. Vol. 57. P. 69-85; PLRE. 1992. Vol. 3. P. 457, 584-588, 837-838; Большаков О. Г. История халифата. М., 2000, 1993. Т. 1, 2; Worp K. A. Regnal Formulas of the Emperor Heraclius // J. of Juristic Papyrology. Warsz., 1993. Vol. 23. P. 217-232; Howard-Johnston J. The Official History of Heraclius' Persian Campaigns // The Roman and Byzantine Army in the East / Ed. E. Dabrowa. Kraków, 1994. P. 57-87; idem. Heraclius' Persian Campaigns and the Revival of the East Roman Empire, 622-630 // War in History. L., 1999. Vol. 6. P. 1-44; Карташев. Соборы. 1994. C. 396-411; Laskaratos J. et al. The First Case of Epispadias: The Unknown Deciese of Byzantine Emperor Heraclius (AD. 610-641) // British J. of Urology. L., 1995. Vol. 76. P. 380-383; Zuckerman C. La formule de datation du SB VI 8986 et son témoinage sur la succession d'Héraclius // J. of Juristic Papyrology. 1995. Vol. 25. P. 187-202; idem. La petite augusta et le turc: Epiphania-Eudocie sur les monnaies d'Héraclius // Revue Numismatique. P., 1995. Vol. 150. P. 113-126; idem. Heraclius in 625 // REB. 2002. Vol. 60. P. 189-197; Alexakis A. Before the Lateran Council of 649: The Last Days of Herakleios the Emperor and Monopeletism // AHC. 1995/1996. Vol. 27/28. P. 93-101; Кулаковский. История. 19962. Т. 3. C. 18-160; Успенский. История. 1996. Т. 1. C. 401-444, 474-475, 497-540; Brandes W. Die melkitischen Patriarchen von Antiocheia in 7. Jh.: Anzahl und Chronologie // Le Muséon. Louvain-la-Neuve, 1998. T. 111. P. 37-57; Оболенский Д. Византийское содружество наций. М., 1998. С. 62-72; Witby M. Defender of the Cross: George of Pisidia on the Emperor Heraclius and His Deputies // The Propaganda of Power: The Role of Panegyric in Late Antiquity / Ed. M. Whitby. Leiden; Boston, 1998. P. 247-274; El-Cheikh N. M. Muhammad and Heraclius: A Study in Legitimacy // Studia Islamica. P., 1999. Vol. 89. P. 5-21; Горелов Н. С. Византия и Восток в «Хронике Фредегара»: Жизнеописание имп. Ираклия // Проблемы социальной истории и культуры Средних веков и раннего Нового времени: Межвуз. сб. СПб., 2000. Вып. 2. С. 70-90; Gray P. T. R. Theological Discource in the VIIth Century: The Heritage from the VIth Century // ByzF. 2000. Bd. 26. S. 219-228; Morrisson C. Du consul à l'empereur: Les sceaux d'Héraclius // Novum Millennium: Studies in Byzantine History and Culture: Dedicated to P. Speck / Eds. S. Tarács, C. Sode. Aldershot; Burlington, 2001. P. 257-265; The Roman Eastern Frontier and the Persian Wars (Part I, 226-363 AD) / Ed. G. Greatrex et al. L., 2002; The Reign of Heraclius (610-641): Crisis and Confrontation / Ed. G. J. Reinink, B. H. Stolte. Leuven, 2002.
И. Н. Попов, П. В. Кузенков
Ключевые слова:
Византийская Империя. История Императоры византийские Ираклий (574/5-641), византийский император (с 610), основатель династии Ираклидов
См.также:
АЛЕКСАНДР (ок. 870-913), имп. Византии (с 11 мая 912)
АЛЕКСЕЙ I КОМНИН (ок. 1057-1118), визант. император с 1081
АЛЕКСЕЙ II КОМНИН (1169 – 1183), визант. имп. с 1180
АЛЕКСЕЙ III АНГЕЛ КОМНИН (ок.1153-1211 или 1212), визант. имп. в 1195 – 1203
АЛЕКСЕЙ IV АНГЕЛ (ок. 1183-1204), визант. имп. в 1203-1204
АЛЕКСЕЙ V ДУКА († 1204), визант. имп. в 15.02.1204-13.04.1204, представитель неизвестной линии рода Дук