Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МАКАРИЙ III
Т. 42, С. 547-551 опубликовано: 8 декабря 2020г.


МАКАРИЙ III

Макарий III, архиеп. Кипрский. Скульптура на г. Трони близ Киккского мон-ря. 1987 г. Скульптор Н. Коцаманис
Макарий III, архиеп. Кипрский. Скульптура на г. Трони близ Киккского мон-ря. 1987 г. Скульптор Н. Коцаманис

Макарий III, архиеп. Кипрский. Скульптура на г. Трони близ Киккского мон-ря. 1987 г. Скульптор Н. Коцаманис
(Михаил Мускос; 13 авг. 1913, c. Пано-Панайя, Кипр - 3 авг. 1977, Никосия), архиеп. Кипрский (20 окт. 1950 - 3 авг. 1977). Род. в крестьянской семье Христодулоса Мускоса и Елени Афанасиу, в связи с принятием монашеского пострига в Киккском монастыре использовал в качестве фамилии прозвание Киккотис. В 1926 г. Михаил окончил начальную школу в с. Пано-Панайя, в том же году был принят послушником в Киккский мон-рь и продолжил образование в размещавшейся там гимназии. Получив за отличную учебу стипендию, Михаил смог посещать занятия в 4-м классе Всекипрской гимназии в Никосии. Возвратившись в мон-рь, он выполнял различные послушания, в т. ч. работал преподавателем.

7 авг. 1938 г. принял монашеский постриг с именем Макарий и был рукоположен во диакона. В сент. 1938 г. был послан для получения высшего образования на богословский факультет Афинского ун-та, по окончании которого с отличием в 1942 г. поступил на юридический фак-т. Одновременно М. служил диаконом в ц. вмц. Ирины. 13 янв. 1946 г. он был рукоположен во иерея и сразу после этого получил сан архимандрита. В янв.-авг. 1946 г. исполнял обязанности главного проповедника в ц. св. Параскевы в квартале Калиполис в Пирее.

В сент. 1946 г. М. получил стипендию ВСЦ и отправился в США, где в янв. 1947 г. стал студентом Бостонского ун-та. 8 апр. 1948 г. он был избран митрополитом Китийским и 9 июня возвратился на Кипр, 13 июня состоялась его хиротония. М. сразу проявил себя как харизматичный церковный лидер, завоевавший любовь и доверие киприотов. Помимо разносторонней пастырской и социальной деятельности (создание благотворительных учреждений и организаций, забота об улучшении условий жизни духовенства своей епархии, регулярные посещения сельских приходов) М. активно включился в национально-освободительное движение. 3 окт. 1948 г. он произнес свою 1-ю политическую речь во время митинга в Никосии. М. возглавил Бюро этнархии - координирующий орган национально-освободительной борьбы и в нояб. 1949 г. начал выпуск ж. «Греческий Кипр» (῾Ελληνικὴ Κύπρος).

В 1949 г. он совершил поездку в К-поль и Грецию, где от имени Бюро этнархии обсуждал вопросы, касавшиеся Кипра, с греческим королем и премьер-министром. В ранний период М. считал, что возможно достичь энозиса через самоопределение киприотов, как политика его характеризовали опора на правые силы и неприятие левых, особенно коммунистов, а также поддержка монархии в Греции. Впосл. он пересмотрел многие из этих положений. М. сыграл важную роль в организации плебисцита (янв. 1950) о присоединении Кипра к Греции.

После смерти архиеп. Макария II, 20 окт. 1950 г., М. был избран предстоятелем Кипрской Православной Церкви. В тот же день состоялась его интронизация в кафедральном соборе ап. Иоанна Богослова в Никосии. М. стал самым молодым архиепископом, возглавившим Кипрскую Церковь.

Одним из способов решения кипр. проблемы М. считал привлечение к ней международного внимания (прежде всего вынесение вопроса о праве киприотов на самоопределение на обсуждение в ООН). Чтобы получить содействие Греции в осуществлении этого проекта, М. посещал Афины в 1951, 1952, 1953 и 1954 гг. Правительства С. Венизелоса (1950, 1951) и Н. Пластираса (1950, 1951-1952) не могли оказать существенную поддержку киприотам из-за политической и экономической зависимости Греции от Великобритании и США. Поэтому М. привлек на свою сторону греч. общественность, профсоюзы и Элладскую Церковь. Большое внимание он уделял просветительской работе и разъяснению национальных задач, стоявших перед населением Кипра. Для консолидации греков-киприотов создавались молодежные, профсоюзные и религ. орг-ции. В 1952 г. архиепископ учредил Всекипрские национальные собрания, на к-рых делегаты от всех областей острова обсуждали политические и социальные вопросы, проблемы экономики и образования. Одновременно (с лета 1951) была начата тайная подготовка вооруженной борьбы. Во время поездки в США, осенью 1952 г., М. не только присутствовал на заседаниях VII Генеральной ассамблеи ООН, но и провел в нескольких штатах встречи с эмигрантами-киприотами, чтобы привлечь их к борьбе за независимость. С этой же целью М. обращался к греко-киприотам, живущим в Египте и Сирии.

В начале церковной карьеры М. нередко называли агентом США (Власть и Церковь в Вост. Европе: 1944-1953. М., 2009. Т. 2. С. 806), однако дальнейший ход событий показал ошибочность этих слухов.

22 авг. 1954 г. М. отправил письмо по поводу кипр. проблемы генеральному секретарю ООН параллельно с заявкой премьер-министра Греции А. Папагоса на внесение в повестку дня Генеральной ассамблеи кипр. вопроса. Впервые заявка была принята, предыдущие обращения М. даже не рассматривались. 29 сент. 1954 г. М. отправился в Нью-Йорк через Афины, где дал указание полковнику греческой армии в отставке Г. Гривасу (псевдоним Дигенис) отбыть на Кипр и подготовиться к началу вооруженной борьбы против британских колонизаторов. 17 дек. 1954 г. Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию о том, что обсуждение кипрской проблемы, которую Великобритания представила в глазах мирового сообщества как несуществующую, не представляется целесообразным. В знак протеста в Афинах и на Кипре прошли массовые манифестации. Греч. правительство обращалось в ООН по кипрскому вопросу еще 4 раза: в 1955, 1956 (дважды) и 1959 гг. (подробнее см. в ст. Кипр, разд. «Британское правление (1878-1960)»).

В связи с невозможностью решения кипр. проблемы мирным путем 1 апр. 1955 г. ЭОКА (Национальная организация кипрских борцов) начала вооруженную борьбу против колониального режима. Возглавлявший ее Гривас тайно получал указания от М. Англичане понимали, что действиями ЭОКА руководит М., но не могли этого доказать (это удалось лишь после обнаружения тайного дневника Гриваса). Тем не менее англичане использовали вооруженную борьбу киприотов, чтобы представить М. мировой общественности как «кровожадного террориста». Не найдя сочувствия освободительному движению в ООН, М. решил заручиться поддержкой стран Азии и Африки. В апр. 1955 г. он принял участие в Бандунгской конференции в Индонезии, предшествовавшей оформлению движения неприсоединения на Белградской конференции 1961 г. Во время этой встречи он завязал тесные отношения с президентом Египта Г. А. Насером.

Интенсификация партизанских действий ЭОКА с июня 1955 г. заставила англичан предложить провести 3-сторонние англо-греко-тур. переговоры в Лондоне. М. пытался убедить греч. правительство отказаться от участия в этом мероприятии, на к-ром Турция впервые после ее офиц. отказа от прав на Кипр в 1923 г. рассматривалась как равноценная заинтересованная сторона. Лондонская конференция 29 авг.- 7 сент. 1955 г., как и предсказывал М., имела лишь отрицательное последствие: вовлечение Турции в кипрскую проблему.

Прибывший 3 окт. 1955 г. на Кипр новый губернатор фельдмаршал Дж. Хардинг выступил с инициативой проведения прямых переговоров с М. Предложения Хардинга содержали значительные уступки со стороны колониальных властей. М. впервые отошел от принципа «энозис и только энозис», исключавшего переговоры о реформах с брит. администрацией. В кон. янв. 1956 г. под давлением митр. Киприана Киринийского, Гриваса и др. «непримиримых» сторонников энозиса М. отказался от заключения соглашения с англичанами. Добиваясь дальнейших уступок, М. продолжал вести переговоры, к к-рым присоединился министр по делам колоний А. Т. Леннокс-Бойд, но они были сорваны 29 февр. 1956 г.

9 марта 1956 г. брит. власти отправили М. в ссылку на Сейшельские о-ва, желая т. о. лишить национально-освободительное движение лидера. Однако никто из политических и церковных деятелей на Кипре не стал вести переговоры о новой конституции с англичанами в отсутствие архиепископа. Чтобы перевести антиколониальную борьбу в русло межэтнического конфликта, брит. власти начали создание вооруженных отрядов турок-киприотов. Брит. войскам не удалось подавить партизанскую войну. Тогда Великобританией и Турцией был выдвинут новый план решения кипрской проблемы: разделение острова на 2 части - греческую и турецкую (таксим). Однако главную трудность в его осуществлении представлял смешанный характер населения и то, что турки-киприоты не составляли большинства ни в одном из округов.

28 марта 1957 г. под давлением мировой общественности англичане разрешили М. покинуть Сейшелы с условием, что он не будет возвращаться на Кипр. М. поселился в Афинах и продолжил политическую деятельность.

Серьезную угрозу представляло воплощение в жизнь плана Макмиллана, к-рый предусматривал значительную автономию общин, отсутствие единого парламента, 7-летний переходный период с последующим установлением на Кипре тройного кондоминиума Великобритании, Греции и Турции. Брит. власти решили приступить к одностороннему осуществлению данного плана, что поставило бы греков перед свершившимся фактом: назначение турецкого представителя при английском губернаторе, выборы в отдельные от греко-киприотских в турко-киприотские муниципальные советы и в парламент турецко-киприотской общины. М. был вынужден отказаться от энозиса с Грецией и провозгласить курс на создание независимого кипрского гос-ва (заявление во время встречи с депутатом от партии лейбористов Б. Касл 22 сент. 1958). М. назвал это переходом «от политики желаемого к политике достижимого».

Макарий III, архиеп. Кипрский, во время своего визита в США. 8 июня 1962 г.
Макарий III, архиеп. Кипрский, во время своего визита в США. 8 июня 1962 г.

Макарий III, архиеп. Кипрский, во время своего визита в США. 8 июня 1962 г.
Условия предоставления независимости Кипру и создания гос-ва обсуждались на совещании в Цюрихе (5-11 февр. 1959) без участия кипрской стороны. Подписание соглашения должно было состояться в Лондоне (17-19 февр. 1959). М. пытался внести нек-рые изменения и улучшить навязанные условия соглашения, но не смог преодолеть жесткой позиции Великобритании, Греции и Турции. Китийский митр. Анфим и игум. Киккского мон-ря Хризостом входили в состав делегации греков-киприотов в Лондоне и выступали за подписание соглашений. Но Киринийский митр. Киприан назвал Лондонские соглашения предательством национальных интересов (к-рые он отождествлял с идеей энозиса) и встал в оппозицию к М.

13 дек. 1959 г., во время первых президентских выборов на Кипре, М. был избран на пост главы гос-ва, получив 66,29 % голосов, и вступил в должность 16 авг. 1960 г., в день офиц. провозглашения независимой Республики Кипр. Избрание на пост главы гос-ва предстоятеля Кипрской Православной Церкви, т. е. совмещение в одном лице высшей светской и духовной власти, представлялось для киприотов естественным: на протяжении веков Кипрский архиепископ являлся этнархом, главой нации. Во время инаугурации М. сказал, что, «будучи верным духу моей этнархической миссии, я никогда не идентифицировал и не буду идентифицировать себя с какой-либо партией, но со всем народом Кипра» (῞Απαντα. 1996. Τ. 6. Σ. 137).

В сент. 1961 г. М. принял участие в I конференции глав-государств и правительств неприсоединившихся стран в Белграде, и т. о. Республика Кипр стала одним из гос-в-основателей Движения неприсоединения. Европейское направление также всегда было одним из внешнеполитических приоритетов М. В 1961 г. Кипр стал членом Европейского Совета, в дек. 1972 г. было подписано соглашение об ассоциации Кипра с Европейским экономическим сообществом. В 1961 г. М. посетил Египет, в 1962 г. - ФРГ, США, Грецию, Индию, Турцию. После убийства Дж. Кеннеди, с которым у М. были дружеские отношения, политика США по кипрскому вопросу резко изменилась.

Непропорциональное представительство в системе управления (30% при доле 18,3% в составе населения) и чрезмерные полномочия, предоставленные туркам-киприотам Цюрихскими и Лондонскими соглашениями, создавали проблемы в работе гос. органов и вынудили М. изменить 13 пунктов конституции (30 нояб. 1963). Это стало предлогом для турок-киприотов к началу межобщинных столкновений. 25 янв. 1964 г. Великобритания предложила ввести на Кипр войска НАТО, но эта идея встретила резкие возражения со стороны СССР. 7 февр. Н. С. Хрущёв направил руководству Великобритании, США, Греции и Турции письмо, в к-ром поддержал кипрского президента, высказался против вооруженного вмешательства международных сил во внутренние дела Кипра и четко выразил свою позицию: защита интересов обеих общин, мирное решение проблемы, неприятие энозиса и террора. Одновременно в телеграмме Хрущёв пожелал ему полной победы в борьбе за сохранение территориальной целостности и независимости гос-ва. 29 февр. 1964 г. в Никосии было подписано соглашение между советским и кипрским правительствами о воздушном сообщении.

По указанию Анкары турки-киприоты перешли к политике самоизоляции (все депутаты и госслужащие вышли из гос. органов и попытались создать собственную администрацию), тур. население стало сосредоточиваться в анклавах. Благодаря усилиям М. Совет безопасности ООН 4 марта 1964 г. принял резолюцию о признании территориальной целостности и политической независимости гос-ва Кипр, а также о законности кипрского правительства, несмотря на выход из него турок-киприотов. Согласно данной резолюции, на К. были отправлены миротворческие войска.

6-12 марта с визитом в СССР находилась высокопоставленная кипрская делегация, в кон. марта М. пригласил Хрущёва посетить остров. 9 авг. 1964 г. в связи с угрозой тур. вторжения М. обратился за военной помощью к СССР и к Египту (как лидеру Движения неприсоединения) и получил согласие обоих гос-в. 30 сент. 1964 г. был заключен договор о помощи Кипру, по которому кипр. правительство приступило к закупке советского вооружения. Но последовавшие заявления зап. прессы, что Кипр может превратиться в средиземноморскую Кубу, не имели ничего общего с действительностью. М. был политиком далеко не левых убеждений и продолжал дистанцироваться от кипр. коммунистической партии АКЭЛ.

Одновременно М. получил поддержку неприсоединившихся гос-в. Во время Каирской конференции (5-10 окт. 1964) была принята резолюция, призывавшая уважать суверенитет Кипра и воздерживаться от вмешательства во внутренние дела гос-ва. В 1964 г. М. пригласил на Кипр И. Броз Тито, в 1966 г. посетил Нигерию, Берег Слоновой Кости, Гану и страны Латинской Америки, в 1970 г.- Танзанию, Замбию и Кению и т. д.

Попытки греков-киприотов получить от СССР и Чехословакии оружие привели в 1964-1966 гг. к серьезным проблемам в отношениях с правительством С. Стефанопулоса (17 сент. 1965 - 21 дек. 1966), к-рое перешло к прямому греко-турецкому диалогу по кипрскому вопросу. М. осудил эти переговоры, заявив, что кипрская проблема является внутренним делом и судьба острова должна решаться не Грецией и Турцией, а в процессе диалога обеих общин.

Архиеп. Кипрский Макарий III и архиеп. Волоколамский Питирим (Нечаев) во время визита на Кипр сов. делегации. 1973 г.
Архиеп. Кипрский Макарий III и архиеп. Волоколамский Питирим (Нечаев) во время визита на Кипр сов. делегации. 1973 г.

Архиеп. Кипрский Макарий III и архиеп. Волоколамский Питирим (Нечаев) во время визита на Кипр сов. делегации. 1973 г.
М. продолжал руководить гос-вом в тяжелых условиях, народная поддержка его политики отразилась в результатах президентских выборов 25 февр. 1968 г., на к-рых М. получил 95,45% голосов.

Положение М. усложнил приход к власти в Греции «черных полковников». Из-за независимой политики М. греч. хунта добивалась его устранения путем укрепления внутренней оппозиции и организации покушений (при содействии зап. спецслужб). Большим успехом «черных полковников» было создание церковной оппозиции - привлечение на сторону Киприана Киринийского митрополитов Анфима Китийского и Геннадия Пафосского, к-рые подняли вопрос об уходе М. с поста президента под предлогом несовместимости светской власти со священным саном.

Большой международный резонанс получил визит М. в СССР (2-9 июня 1971). Победа М. на президентских выборах 8 февр. 1973 г. побудила церковную оппозицию к решительным действиям: 7 марта того же года митрополиты от лица Синода заявили о низложении архиепископа. Это постановление было признано неканоническим собравшимся в Никосии 5-14 июля 1973 г. Великим и Верховным Синодом под председательством Александрийского патриарха Николая VI (в нем участвовали иерархи Александрийской, Антиохийской и Иерусалимской Православных Церквей). Синод отлучил 3 кипрских митрополитов от Церкви. Следствием церковного кризиса стало образование Лимасольской и Морфской митрополий (авг. 1973), что позволило расширить состав кипрской иерархии, к-рая со времен лат. владычества сократилась с 13 до 4 архиереев.

Организованный греческой хунтой (при одобрении США) военный переворот на Кипре 15 июля 1974 г. положил конец переговорам с тур. общиной, к-рые велись с июня 1968 г. и были близки к успешному завершению, и имел следствием вторжение тур. армии на Кипр. М. удалось покинуть горящую резиденцию, через Мальту он прибыл в Лондон, а затем в Нью-Йорк. М. сделал все возможное для восстановления на Кипре конституционного строя. Под влиянием его речи на экстренном заседании Совета безопасности ООН, произнесенной 19 июля 1974 г., была принята резолюция о прекращении военного вторжения на территорию Республики Кипр, восстановлении конституционного режима и признании М. действующим президентом.

Вернувшись на Кипр 7 дек. 1974 г., М. приступил к урегулированию кипрской проблемы в новых условиях (нормализация жизни в юж. части острова, восстановление экономики, решение вопросов беженцев и поиск пропавших без вести). Во время его встреч с Р. Денкташем 27 янв. и 12 февр. 1977 г. в Никосии были подписаны соглашения о стремлении обеих сторон к созданию независимого 2-общинного федеративного гос-ва. Трагические события 1974 г. подорвали здоровье М., и он скончался от сердечного приступа 3 авг. 1977 г. В телеграмме с соболезнованием Московского патриарха всея Руси Пимена говорится: «Выдающийся церковный и государственный деятель, мудрый кормчий Христовой Церкви и кипрского народа - таким останется в нашей памяти светлый образ почившего архиепископа Макария» (ЖМП. 1977. № 10. С. 3). 8 авг., согласно завещанию, М. был похоронен на горе Трони близ Киккского мон-ря. На похороны прибыли делегаты РПЦ митр. Берлинский и Среднеевропейский Филарет (Вахромеев) и архиеп. Волоколамский Питирим (Нечаев).

М. внес огромный вклад в освобождение Кипра от колониальной зависимости, в создание и становление кипрского гос-ва, сохранение его суверенитета и территориальной целостности. Он проводил политику неприсоединения к политическим и военным блокам и выступал за развитие добрых отношений с СССР. М. уделял большое внимание развитию образования, здравоохранения и социального обеспечения.

Многочисленные обязанности президента не отвлекали М. от обязанностей предстоятеля Кипрской Православной Церкви. М. регулярно совершал богослужения (с визант. великолепием, по словам очевидцев), посещал бедные сельские приходы, больницы и приюты. Любой верующий мог обратиться к нему напрямую за помощью. М. заботился о повышении образовательного уровня духовенства, о развитии семинарии ап. Варнавы, решил проблему оплаты труда клира.

Современники характеризуют М. как человека редких духовных дарований, истинного народного вождя, незаурядная личность к-рого, талант оратора, отточенный ум и гибкость мышления притягивали людей. М. покровительствовал возрождению на Кипре жен. монашества. При нем Кипрская Церковь начала активно участвовать в миссионерской деятельности (напр., во время визита в Кению в марте 1971 М. совершал массовые крещения людей и выделил средства для строительства богословской школы, к-рая впосл. получила его имя). Созданный согласно завещанию М. фонд (1978) открыл культурный центр, в который входят Византийский музей, б-ка, издательство, картинная галерея и стационарный медицинский центр.

Во время архиепископства М. установилось непосредственное общение между Кипрской Церковью и РПЦ, начались встречи предстоятелей и регулярный обмен делегациями. РПЦ поддерживала М. в его стремлении к освобождению от колониальной зависимости, в период ссылки, в борьбе за сохранение суверенитета страны, во время церковного кризиса, гос. переворота и тур. вторжения (Скурат. ИППЦ. Т. 2. С. 47).

В сент. 1964 г., во время встречи М. и Московского патриарха и всея Руси Алексия I в Афинах предстоятелю Кипрской Церкви был вручен орден св. равноап. кн. Владимира I степени. М. выражал патриарху Алексию «горячую благодарность и бесконечную признательность... за неизменную и драгоценнейшую солидарность, разнообразно проявленную как Святейшим Патриархом, так и Русской Церковью и прежде, и особенно в настоящий критический период» (ЖМП. 1964. № 10. С. 3).

Членами организованного в 1964 г. Об-ва дружбы «СССР-Кипр» стали в т. ч. и иерархи РПЦ. В составе групп представителей этого об-ва Кипр посетили в 1965 г. архиеп. Берлинский и Среднеевропейский Киприан (Зёрнов), в 1968 г.- еп. Дмитровский Филарет (Вахромеев), в 1971 г.- еп. Тульский и Белёвский Ювеналий (Поярков) и еп. Черниговский и Нежинский Владимир (Сабодан), в 1977 г.- еп. Виленский и Литовский Герман (Тимофеев). В 1967 и 1976 гг. по приглашению М. на Кипре побывали делегации РПЦ во главе с митр. Ленинградским и Ладожским Никодимом (Ротовым) и митр. Тульским и Белёвским Ювеналием. Кипр также посещали делегации Союза советских об-в дружбы, среди участников которых были еп. Ювеналий (Поярков) (1969), архиеп. Волоколамский Питирим (Нечаев) (1972), еп. Зарайский Хризостом (Мартишкин) (1973).

Делегации Кипрской Православной Церкви присутствовали на празднованиях 50-летия архиерейского служения патриарха Алексия I (1963) и 50-летия восстановления Патриаршества в РПЦ (1968). 3 июня 1971 г. М. принял участие в торжествах, посвященных интронизации Московского патриарха и всея Руси Пимена. Делегаты Кипрской Православной Церкви во главе с митр. Китийским Хризостомом в 1977 г. были гостями РПЦ и участвовали в работе Всемирной конференции «Религиозные деятели за прочный мир, разоружение и справедливые отношения между народами».

В годы архиепископства М. Кипрская Церковь активно развивала связи как с Православными, так и с инославными Церквами (см. в ст. Кипрская Православная Церковь, раздел «Кипрская Православная Церковь в независимой Республике Кипр. Совмещение высшей церковной и светской власти архиеп. Макарием III (1960-1977)»).

Соч.: ῞Απαντα ᾿Αρχιεπισκόπου Κύπρου Μακαρίου Γ´. Λευκωσία, 1991-2008. 18 τ.
Лит.: Μιτσίδης ᾿Α. ῾Η ἐν Κύπρῳ ἐκκλησιαστικὴ κρίση: ῾Η ἐν Κύπρῳ Μεῖζων καὶ ῾Υπερτελὴς Σύνοδος. Λευκωσία, 1973; Παυλίδης Α. Μακάριος. Λευκωσία, 1978-1980. 3 τ.; idem. Μακάριος Γ´ // ΜΚΕ. 1988. Τ. 9. Σ. 253-270; Vanezis P. N. Makarios: Life and Leadership. L., 1979; Κρανιδιώτης Ν. Δύσκολα χρόνια: Κύπρος, 1950-1960. ᾿Αθῆναι, 1981; idem. Ανοχύρωτη Πολιτεία: Κύπρος, 1960-1974. Αθήνα, 1985. 2 τ.; ᾿Αβέροφ-Τοσίτσας Ε. ῾Ιστορία χαμένων εὐκαιριῶν. ᾿Αθῆναι, 19822. 2 τ.; Скурат. ИППЦ. Т. 2. C. 18-31, 33-35, 47-53; Παπαγεωργίου Σ. Μακάριος πορεία δια πυρός και σιδήρου: Ποιοί και γιατί θέλησαν να σκοτώσουν τον Κύπριο πρόεδρο. Αθήνα, 2002; Λάμπρου Γ. Κ. Ιστορία του Κυπριακού: Τα χρόνια μετά την ανεξαρτησία, 1960-2004. Λευκωσία, 2004; Θεοδούλου Γ. Καταγωγή και εξέλιξη των σχέσεων Εκκλησίας-Πολιτείας στην Κύπρο: Με εμφάνιση στη σύγχρονη εποχή. Λευκωσία, 2011. Σ. 85-122, 128-130; Anagnostopoulou S. Makarios III, 1950-1977: Creating the Ethnarchic State // The Archbishops of Cyprus in the Modern Age: The Changing Role of the Archbishop-Ethnarch, their Identities and Politics / Ed. V. Andrekos, M. N. Michalis. Camb., 2013. P. 240-292.
Ключевые слова:
Архиепископы Кипрской Православной Церкви Макарий III (Михаил Мускос; 1913 - 1977), архиепископ Кипрский
См.также:
АРКАДИЙ I архиеп. Констанции Кипрской (Саламин), предстоятель Кипрской Церкви (610-641)
АРКАДИЙ II архиеп. Констанции Кипрской (Саламин), Предстоятель Кипрской Церкви (сер. VII в.)
АФАНАСИЙ I архиеп. Кипрский (1592-1602)
АФАНАСИЙ II архиеп. Кипрский — см. Афанасий III Даббас, Патриарх Антиохийский