Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МАРОНИТСКАЯ КАТОЛИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ
Т. 44, С. 90-103 опубликовано: 12 апреля 2021г. 


МАРОНИТСКАЯ КАТОЛИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ

Бешара Бутрос ар-Раи, Патриарх Маронитской католической Церкви. Фотография. 2013 г.
Бешара Бутрос ар-Раи, Патриарх Маронитской католической Церкви. Фотография. 2013 г.

Бешара Бутрос ар-Раи, Патриарх Маронитской католической Церкви. Фотография. 2013 г.

[Сирийская Маронитская Церковь Антиохии; сир.     ; араб.     ; лат. Ecclesia Antiochena Maronitarum], одна из Восточных католических Церквей. Ее члены, марониты, составляют самую влиятельную из конфессиональных общин Ливана.

Маронитский Патриарший Собор 2003-2006 гг. сформулировал 5 отличительных черт М. к. Ц.: 1) связь с Антиохией, где ученики Христовы впервые назвались христианами (Деян 11. 26), и общность cир. культурного и религиозного наследия со всеми прочими католич. и правосл. Антиохийскими Церквами; 2) приверженность учению Халкидонского Собора (451; см. Вселенский IV Собор) о том, что Иисус Христос - истинный Бог и истинный человек; 3) важность патриаршего характера управления и монашеской традиции, опирающейся на происхождение общины от монастыря св. Марона; 4) полнота общения с Папским престолом (престолом ап. Петра) в Риме; 5) связь с Ливаном, как с духовной родиной М. к. Ц. и землей ее патриарха и народа.

Современное состояние

Офиц. титул предстоятеля - «Его Блаженство Патриарх Антиохии и всего Востока» (с 15 марта 2011 кардинал и патриарх Бешара Бутрос ар-Раи). Его основная резиденция находится в Бкерке, к северо-востоку от Бейрута, летняя резиденция - в Эд-Димане (север Ливана). В Бейруте расположен кафедральный собор вмч. Георгия. Патриарх избирается Синодом М. к. Ц., после чего его кандидатуру утверждает папа Римский и ему вручается паллий. Синод назначает епископов, к-рых затем утверждают в Риме (офиц. сайт М. к. Ц.: www.bkerki.org).

Помимо 13 диоцезов, расположенных на территории Ливана (см. в ст. Ливан), М. к. Ц. имеет диоцезы на территории Кипра (1), Сирии (3), Израиля (1), Египта и Судана (1), Франции (1), США (2), Канады (1), Аргентины (1), Бразилии (1), Мексики (1), Австралии (1), а также апостольские экзархаты в Зап. и Центр. Африке (1) и Колумбии (1) и патриарший экзархат в Палестине и Иордании. В 2013 г. в М. к. Ц. насчитывалось 1033 прихода; общее число верующих - ок. 3 млн 381 тыс. чел.

В М. к. Ц. существует неск. монашеских орденов и конгрегаций, к-рые ведут активную социальную работу. Крупнейшим из них является Ливанский маронитский орден (баладиты). Среди др. муж. монашеских орг-ций - Маронитский орден Пресв. Девы Марии (мариамиты или алеппинцы), Маронитский орден антонитов св. Исаии, конгрегация ливанских миссионеров (креймисты); среди женских - Ливанский маронитский орден монахинь, конгрегация сестер-антонинок, конгрегация сестер Св. Семейства, конгрегация св. Терезы во имя Младенца Иисуса, конгрегация сестер-миссионерок Св. Таинства. К наиболее почитаемым местам паломничества относятся долина Кадиша (Святая долина) в районах Бшарри и Згарта (в 1998 включена в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО) с монастырями Каннубин, св. Антония в Кузхае, св. Елисея (Мар-Элиша) и др.; монастырь св. Марона в Аннае (место почитания Шарбеля Махлуфа); холм Харисса со статуей Девы Марии Ливанской близ г. Джуния.

Основные духовные учебные заведения в Ливане: патриаршая семинария в Газире, епархиальная семинария в Карм-эс-Садде (близ Триполи), богословские фак-ты в ун-те Св. Духа (Каслик), в Антонинском ун-те (Баабда) и ун-те «Мудрость» (аль-Хикма; Бейрут), а также Высший ун-т религ. образования (Антильяс), Центр религ. культуры при мон-ре святых Петра и Павла (Эль-Азра), ин-т «Путь любви» (Тарик аль-Махабба; Сарба); за рубежом - межъепархиальная семинария Девы Марии Ливанской в Вашингтоне и Маронитская коллегия в Риме. В 1996 г. в Вашингтоне был учрежден Маронитский исследовательский ин-т (The Maronite Research Institute; MARI), занимающийся научной и издательской деятельностью (сайт: www.maronite-institute.org). В СМИ М. к. Ц. имеет вещание на радиостанции «Голос любви» (Саут аль-Махабба) и телестанциях «Télé Lumière» и «Noursat». В США издается ж. «The Maronite Voice».

Происхождение

Происхождение М. к. Ц. связано с 2 вопросами: о ее первоначальной приверженности монофелитству и об эпониме общины. Первый из них считается положительно решенным в совр. исследовательской лит-ре, хотя эта т. зр. противоречит офиц. позиции М. к. Ц. Одно из самых ранних упоминаний правосл. авторов о маронитах как о еретиках принадлежит прп. Иоанну Дамаскину в «Книге о правой вере», составленной, по одной из версий, для Илии, маронитского епископа г. Ябруда, к-рый после 726 г. перешел в Православие (Ioan. Damasc. De rect. sent. 8). В «Послании о Трисвятой песни» (не ранее 735) прп. Иоанн употребляет глагол μαρωνίζω (уподобляться маронитам) по отношению к тем, кто прибавляют к Трисвятой песни выражение «распныйся за ны» (Idem. Ep. de hymn. Trisag. 5). Известны и ранние маронитские источники, в которых содержится исповедание единой воли во Христе: «Книга совершенства» (в составе «Книги руководства»), ряд литургических текстов в рукописях Vat. syr. 48 и 396, введение к приписываемому легендарному 1-му маронитскому патриарху Иоанну Марону соч. «Исповедание веры», полемический трактат в защиту монофелитского учения «Десять глав» Фомы, маронитского епископа г. Кафртаб (Тумы аль-Кафртаби) (см.: Gribomont. 1974. P. 116-117; Naufal. 2011. P. 76-79). О монофелитстве маронитов пишет также восточносир. (несторианский) автор Илия бар Шинайя (975-1046), к-рый четко отличает их как от несториан, так и от яковитов, а их центром называет г. Кафртаб близ Шайзара (см.: Le Traité des «Dix chapitres». 1986. P. 20-21; Naufal. 2011. Р. 74).

Наиболее ранние указания на происхождение названия Маронитской Церкви от имени Марон содержатся в трудах сир. и араб. историков IX-X вв. По сведениям хроники Дионисия Телль-Махрского († 845), сохранившимся в составе хроники Михаила Сирийца (кон. XII в.), в IX в. в Сирии жили марониты, придерживавшиеся монофелитства и добавлявшие к Трисвятой песни слова «распныйся за ны»; резиденция их патриарха находилась в мон-ре Марона, к-рый был центром противостояния последователям прп. Максима Исповедника († 662); в годы правления халифа Мервана II (744-749/50) правосл. (мелькитский) Антиохийский патриарх Феофилакт бар Канбара тщетно принуждал насельников обители отказаться от монофелитского учения (Mich. Syr. Chron. T. 2. P. 492-496, 511). Правосл. Александрийский патриарх Евтихий (1-я пол. X в.) рассказывает в хронике о некоем мон. Мароне, который жил в правление визант. имп. Маврикия (582-602), придерживался монофелитства и имел множество последователей в Сев. Сирии; после смерти Марона его ученики, именовавшиеся маронитами, построили близ Хамы мон-рь, названный в его честь (Дайр-Марун) (Eutych. Annales // PG. 111. Col. 1077-1078). Эту версию происхождения маронитской общины впоследствии повторили арабо-мусульм. историк аль-Масуди (ум. в 956) и хронист Вильгельм, архиеп. Тирский (Ɨ 1186). Согласно аль-Масуди, Марон происходил из Хамы и основал к востоку от Хамы и Шайзара мон-рь, который стал крупным и богатым, однако впоследствии был разрушен; марониты жили преимущественно в горах Ливана, в г. Хомс и его окрестностях; аль-Масуди также дает высокую оценку историческому сочинению некоего маронита Кайса, к-рое было доведено до времени правления халифа аль-Муктафи (902-908) (Maçoudi. Le Livre de l'avertissement et de la révision / Trad. B. Carra de Vaux. P., 1896. P. 208, 211-212). Сведения о мон-ре Марона близ Шайзара и о приверженности его насельников монофелитству содержатся также в пространной версии Жития правосл. подвижника св. Тимофея из Кахушты (2-я пол. XI в.; описываемые события предположительно относятся ко 2-й пол. VIII в.; The Life of Timothy of Ka khushta  / Ed., transl. J. C. Lamoreaux, C. Cairala. Turnhout, 2000. P. 544-547. (PO; T. 48. Fasc. 4)). В кон. XI в. маронитский еп. Тума аль-Кафртаби в трактате «Десять глав» производит наименование монастыря, давшего название маронитам, не от имени Марон, а от сир.   - «Господь наш», однако эта версия не получила распространения в позднейших источниках.

Во 2-й пол. XVI в. в связи с изучением церковной истории выяснилась важная роль мон-ря св. Марона в полемике между православными и монофизитами в V-VI вв. (см.: Naaman. 1971). Сведения о значении мон-ря и прохалкидонитской позиции его насельников, в т. ч. об их переписке с Папским престолом, были включены в «Церковные анналы» кард. Цезаря Барония. Благодаря публикации лат. перевода «Истории боголюбцев» Феодорита Кирского стало известно о прп. Мароне, в память о к-ром был основан этот мон-рь. Мнение о том, что прп. Марон был эпонимом маронитов, впервые высказал кард. Ц. Бароний в примечаниях к Римскому Мартирологу (Martyrologium Romanum... auctore Caesario Baronio Sorano. Venetiis, 1597r. P. 477), и вскоре оно было заимствовано маронитскими авторами. По этой версии, марониты возникли как сообщество православных, объединившихся вокруг мон-ря св. Марона, оплота халкидонитства в Сирии. Новая версия происхождения Маронитской Церкви была изложена в предисловии к рим. изданию Миссала М. к. Ц. 1608 г., составленном маронитами Гавриилом Сионским и Иоанном Хасрунским.

Монастырь св. Марона в Аннае. 1828 г.
Монастырь св. Марона в Аннае. 1828 г.

Монастырь св. Марона в Аннае. 1828 г.

Маронитский автор А. Ф. Найрон (ок. 1625-1711) попытался объединить версию о халкидонитских истоках Маронитской Церкви с преданием об Иоанне Мароне, легендарном 1-м маронитском патриархе (Naironus. 1679). Он отождествил монофелита Марона, основателя общины маронитов, о к-ром упоминали средневек. авторы, с прп. Мароном, о котором сообщал Феодорит Кирский. Опираясь на интерпретированные т. о. сведения источников, Найрон отвергал утверждения средневек. авторов о том, что марониты придерживались монофелитской ереси, как ошибочные или клеветнические. Кроме того, историк отождествил маронитов с мардаитами - воинами, действовавшими в VII-VIII вв. на границе Византии с арабским Халифатом (см.: ODB. T. 2. P. 1297), что позволило ему представить маронитов как борцов с мусульманами. Найрон включил в свою версию ранней истории маронитов и Иоанна Марона как правосл. Антиохийского патриарха, посланного Римским папой для борьбы с ересями и впосл. оклеветанного еретическими авторами. Повествуя о деятельности Иоанна Марона, историк опирался в основном на версию Джибраила аль-Килаи (1447-1516), маронитского еп. Никосии (Кипр), известную ему в лат. и араб. пересказах (Naironus. 1679. P. 31-35). Благодаря манипуляции сведениями разнообразных источников Найрону удалось представить совершенно новую версию истории маронитов. Ее последовательное изложение было предпринято патриархом Истифаном ад-Дувайхи (1670-1704) в соч. «История маронитов». Легенда об Иоанне Мароне в передаче ад-Дувайхи содержит множество вымышленных подробностей и анахронизмов, автор нередко приводит противоречивые сведения. Как и Найрон, историк использовал большое количество источников, однако интерпретировал их сведения в выгодном ключе, что привело к созданию фантастической истории происхождения маронитов.

Попытку вписать эту легенду в реальный исторический контекст в нач. XVIII в. предпринял маронитский ученый И. С. Ассемани. Его версия происхождения Маронитской Церкви приобрела офиц. статус благодаря постановлениям Собора 1736 г., на к-ром он присутствовал как папский легат (Synodus. 1820. P. 218-219, 264-265). С целью подчеркнуть преемственность М. к. Ц. по отношению к древнему Антиохийскому Патриархату был опубликован офиц. перечень преемников Иоанна Марона на Патриаршем престоле. Впосл. эту версию поддерживали ведущие маронитские историки XIX-XX вв. (Бернар Гобайра аль-Газири, Юсуф ад-Дибс, Бутрос Дау, Пьер Диб), полемизировавшие с католич. исследователями, к-рые справедливо сомневались в историческом православии маронитов. С. Вайе одним из первых показал на основании большого количества источников, что Маронитская Церковь сформировалась на основе монофелитских общин после завоевания Сирии арабами, в период фактического отсутствия правосл. Антиохийского патриарха во 2-й пол. VII - 1-й пол. VIII в. (см.: Vailhé. 1900/1901-1901/1902; Idem. 1906).

Формирование сказания об Иоанне Мароне могло происходить следующим образом. Историки X в. (Евтихий Александрийский, аль-Масуди) сообщали о мон. Мароне, к-рый жил якобы на рубеже VI и VII вв. и считался основателем сир. общины монофелитов. Согласно Дионисию Телль-Махрскому, в IX в. мон-рь Марона уже был центром особой монофелитской церковной орг-ции во главе с патриархом. Вероятно, к XI в. память о Мароне как о реальном историческом лице почти исчезла, что позволило Туме аль-Кафртаби отрицать его существование. Однако в XIV-XV вв., возможно в связи с полемикой маронитов с яковитами, предание об основателе Маронитской Церкви возродилось, хотя и в иной форме - в источниках упоминается Антиохийский патриарх Иоанн Марон, возглавивший борьбу сир. православных с еретиками. Известна параллельная яковитская легенда, в к-рой Иоанн Марон представлен как отступник от монофизитства, сотрудничавший с лат. иерархами. В полной биографии Иоанна Марона, обнародованной аль-Килаи, отразилась память о связях Маронитской Церкви с Папским престолом в XII-XIII вв. Соединив воспоминания об этих событиях со сведениями о церковной истории VII в., вероятно полученными в годы обучения в Риме, аль-Килаи создал особую версию происхождения маронитов, в центре к-рой находился образ Иоанна Марона. Впосл. она была дополнена новыми историческими сведениями, полученными из зап. источников или в результате ошибочных толкований, а также фантастическими подробностями. Благодаря Ассемани, удалившему из биографии Иоанна Марона наиболее очевидные вымыслы, данная версия истории маронитов получила офиц. статус.

История

Церковь св. Стефана в гавани Эль-Батруна, Ливан. 1910 г.
Церковь св. Стефана в гавани Эль-Батруна, Ливан. 1910 г.

Церковь св. Стефана в гавани Эль-Батруна, Ливан. 1910 г.

История Маронитской Церкви до эпохи крестовых походов документирована скудно. Изначально марониты были широко распространены в городах Сирии (известны их конфликты с православными в Халебе, Манбидже, Эдессе). Однако под давлением конкурирующих исповеданий и в результате политических смут ареал расселения маронитов сжимался. По состоянию на кон. XI в. они концентрировались в Сев. Ливане и Центр. Сирии; впосл. Горный Ливан стал единственным очагом маронитской общины. После разрушения мон-ря св. Марона в 938 г. маронитская патриаршая резиденция была перенесена в мон-рь Пресв. Богородицы в Янухе близ Джубайля (Библа). К XI в. относится древнейший маронитский догматико-канонический сборник, известный под названием «Книга руководства» (   ) (изд.: Kita b al-Huda . 1935; см.: Graf. 1936; Joubeir. 1974). Он состоит из 2 независимых произведений, долгое время считавшихся частями одного сочинения. Первое из них, «Книга совершенства» (   ), посвящено вопросам веры (триадология и учение о Боговоплощении), молитвы, поста и десятины/подаяния. Как композиция текста, почти повторяющая структуру 5 столпов ислама, так и характер догматических тем, в раскрытии которых автор опирался на восточносир. богословов Илию бар Шинайю и Абдаллаха ибн ат-Тайиба аль-Ираки, свидетельствуют о возможном скрытом полемическом характере сочинения. Второй текст, «Номоканон» (   ), представляет собой собрание канонических установлений, переведенных с сир. языка.

При патриархе Юсефе I аль-Джерджесси началось сотрудничество маронитов с крестоносцами, велись переговоры о признании маронитами духовной власти Римского папы. Представителей Маронитской Церкви включили в делегацию, посланную в 1100 г. Готфридом Бульонским к понтифику с известием о победоносном взятии Иерусалима. Одновременно в Риме планировали отправить папскую инспекцию на Ливан для выяснения правоверия маронитов (Dib. 1962. P. 77), в к-ром у Папского престола были серьезные сомнения. Архиеп. Вильгельм Тирский писал, что марониты возвратились к «истинной вере» только в 1182 г., заключив унию с лат. Антиохийским патриархом Аймериком из Лиможа, а до того придерживались монофелитства в течение 5 веков; по его словам, 40 тыс. маронитов жили в еп-ствах Библ (Джубайль), Ботрис (Эль-Батрун) и Триполи, на территории совр. Ливана (Guillelmus Tyrensis. Historia rerum in partibus transmarinis gestarum // PL. 201. Col. 855-856).

Патриарх Бутрос I (упом. в 1121) имел резиденцию в обители Пресв. Богородицы Илиджской в Майфуке (Le Quien. OC. T. 3. Col. 55). При папе Римском Иннокентии III (1198-1216) часть клира и паствы Маронитской Церкви пыталась разорвать союз с крестоносцами (Al-Ghaziri. 1906. P. 100). Смуте способствовали прояковитские симпатии маронитов севера, стремившихся сохранять обрядовую самобытность. Верные Риму маронитские патриархи старались не допускать перехода паствы в Сирийскую яковитскую Церковь (Istifa n ad-Duwayh. Ta rkh al-azmina. Bayru t, 1902. P. 50 (на араб. яз.)).

Маронитский патриарх Иеремия II аль-Амшити был участником Латеранского IV Собора (1215). Весной 1216 г., после присяги епископата и мирян на верность Папскому престолу, папский легат кард. Петр Капуанский вручил Иеремии знак епископского сана в католич. Церкви - перстень, а также патриарший паллий. Отныне новоизбранный патриарх должен был утверждаться в сане через признание папой Римским.

Навигация францисканцев и камальдуков на Восток. Миниатюра из трактата Ф. Ка-ландри. 70-е гг. XV в.— 1491 г. Мастерская Дж. Боккардо (?) (Florent. Ricard. 2669. Fol. 115v)
Навигация францисканцев и камальдуков на Восток. Миниатюра из трактата Ф. Ка-ландри. 70-е гг. XV в.— 1491 г. Мастерская Дж. Боккардо (?) (Florent. Ricard. 2669. Fol. 115v)

Навигация францисканцев и камальдуков на Восток. Миниатюра из трактата Ф. Ка-ландри. 70-е гг. XV в.— 1491 г. Мастерская Дж. Боккардо (?) (Florent. Ricard. 2669. Fol. 115v)

Легат передал маронитам буллу папы Иннокентия III от янв. 1216 г., обращенную к маронитскому патриарху Иеремии II аль-Амшити, епископату и пастве М. к. Ц. В ней содержался ряд предписаний по латинизации маронитских обрядов: обязательное троекратное погружение при крещении с однократным призыванием Св. Троицы; обязательное совершение конфирмации епископом, приготовление елея для помазания из масла со специальным благовонным бальзамом; обязанность верующих исповедоваться у духовника по крайней мере раз в год и причащаться 3 раза в год; изготовление потира не из стекла или дерева, а из металла; введение колоколов вместо принятых у вост. христиан деревянных бил; ношение священством риз латинского покроя, понтификальных митр и епископских посохов. Примечательно, что во избежание монофизитских уклонений отдельно оговаривалось исповедание двух природ во Христе. Устанавливалось число епископских (3) и архиепископских (2) кафедр (Dib. 1962. P. 77-78; Beggiani, El-Hayek. 2003. P. 196). В булле папы Римского Александра IV от 1256 г., адресованной маронитскому патриарху Семаану IV, ограничивались полномочия М. к. Ц. в сфере церковного суда: нарушения церковного права должны были разбираться в Риме. В рассмотренных документах не говорится об обязательном совершении Евхаристии на пресном хлебе. Марониты и латинские католики молились в общих церквах. Маронитская знать жертвовала деньги на строительство храмов по европ. образцу (Сahen C. Une inscription mal comprise concernant le rapprochement entre Maronites et Croisés // Medieval and Middle Eastern Studies: In Honor of A. S. Atiya. Leiden, 1972. P. 62-63).

После кончины патриарха Иеремии североливан. противники латинизации не признали его преемника Даниила I из Шамата (30-е гг. XIII в.). Оппозиция, симпатизировавшая Сирийской яковитской Церкви, оплоту вост. обряда, сохранялась практически на протяжении всего XIII в. Патриарх Даниил II Хадшити, возглавивший маронитское сопротивление вторжению мамлюков, был схвачен и казнен в 1282 г. по приказу султана Калауна. После смерти патриарха Даниила параллельно с Иеремией III из Дмальсы, который был лоялен по отношению к крестоносцам, был избран патриархом Лука Банхрани, приверженец восточного обряда, обвинявшийся в монофизитстве, за что был объявлен антипатриархом (Salibi. 1959. P. 62-64). Противостояние внутри маронитской общины сошло на нет после падения Триполи в 1289 г. и ослабления контактов ливанских христиан с латинским Западом. Лишь через 2 века (в 1488) в этих местах вновь вспыхнул и окончательно погас латинско-яковитский конфликт.

Захват мамлюками всего ливан. побережья резко изменил положение маронитской общины. Если при крестоносцах марониты были самой привилегированной группой среди местного населения, то теперь они вернулись к правовому статусу зиммиев - иноверцев, пользующихся покровительством мусульманского государства в обмен на уплату подати и лояльность. При мамлюках началась массовая миграция маронитов на Кипр. Период правления Лузиньянов (до 1489) для маронитов Кипра и Родоса был отмечен относительным спокойствием и процветанием (Beggiani, El-Hayek. 2003. P. 196).

Скальный мон-рь св. Елисея (Мар-Элиша) в долине Кадиша. XIV в.
Скальный мон-рь св. Елисея (Мар-Элиша) в долине Кадиша. XIV в.

Скальный мон-рь св. Елисея (Мар-Элиша) в долине Кадиша. XIV в.

Мусульм. власти воспринимали вост. христиан и др. иноверные группы населения как потенциальных союзников крестоносцев. В нач. XIV в. в Горный Ливан, особенно в обл. Кесруан, были направлены неск. мамлюкских карательных экспедиций. Вероятно, марониты были среди тех общин, которые пострадали в ходе этих кампаний. Новое преследование пришлось на 2-ю пол. 60-х гг. XIV в., когда мамлюки воевали с Кипрским королевством. После нападения кипрского флота на ливанское побережье патриарх Гавриил II Хджула в апр. 1367 г. был сожжен заживо близ Триполи (Istifa n ad-Duwayh. 1890. P. 386; Yu suf ad-Dibs. 1905. P. 240; Valognes. 1994. P. 374). Мамлюки разорили ряд маронитских мон-рей, разрушили церкви, уничтожили виноградники. Многие земли маронитских крестьян были отданы мамлюкским эмирам Дамаска в качестве земельного пожалования - икта (Salibi. 1957. P. 297-300).

Община ливан. маронитов имела своих светских нотаблей-мукаддамов, подотчетных наибу (наместнику) Триполийской пров. Власть мукаддамов передавалась по наследству внутри неск. родов, назначение происходило с согласия наиба. Наряду со светским титулом мукаддамы обычно получали сан иподиаконов (субдиаконов) или диаконов (шаммасов) (Dib. 1962. P. 91). Эта практика, рассчитанная на поддержку мукаддама авторитетом М. к. Ц. (Ibid. P. 99-101), не раз приводила к обратному результату - вмешательству светской знати в церковные дела.

Отношения маронитской общины с Римом были восстановлены при папе Римском Евгении IV (1431-1447). На Ферраро-Флорентийском Соборе (1438-1439) маронитского патриарха представлял францисканский мон. Хуан. Он передал папе обращение, в к-ром патриарх Юханна VIII аль-Джаджи и маронитские епископы заверяли понтифика в преданности и заранее поддерживали постановления Собора, и привез в Ливан папское послание с признанием Юханны законным патриархом Антиохийским. Это обеспокоило мусульманские власти, к-рые заподозрили маронитов в желании заключить политический союз с христ. державами. Мамлюкский отряд разрушил маронитскую патриаршую резиденцию в Майфуке, и в 1440 г. она была перенесена в долину Кадиша, в Каннубинский мон-рь Божией Матери Ливанской, ставший резиденцией 24 патриархов (до 1823).

В 1440 г. патриарх Юханна аль-Джаджи направил в Рим др. францисканского монаха из Бейрута - Петра Феррарского. В своем письме патриарх благодарил папу за утверждение в сане, выражал согласие с решениями Ферраро-Флорентийского Собора и просил направить к маронитам католич. ученых-богословов для преподавания религ. дисциплин. В качестве религ. наставника для маронитов Рим утвердил Петра и др. францисканца - Антония. Петр Феррарский был назначен апостольским комиссаром в 1444 г., и его полномочия распространялись как на маронитов, так и на др. униатов. Патриарху Юханне аль-Джаджи наследовал Якуб III (1445-1468), продолживший курс на поддержание тесных контактов с Римом; ему адресованы послания Римских пап Николая V (1447) и Каллиста III (1455).

После падения К-поля (1453) к крестовому походу против турок призывали папы Римские Николай V (1447-1455), Каллист III (1455-1458), Пий II (1458-1464). Устремления на Восток, а также желание воплотить в жизнь Флорентийскую унию, заключенную в 1439 г., побуждали Римских понтификов искать поддержки у восточных христиан. Не случайно именно в этот период усилилось внимание католической Церкви к маронитам. В булле папы Евгения IV (авг. 1445) содержались дополнительные предписания для М. к. Ц. наряду с общим требованием заменить традиционные маронитские церковные обряды католическими; в частности, тесто для выпекания просфор не полагалось смешивать с маслом. До этого маронитские епископы пользовались относительной свободой в наложении и снятии церковных прещений, теперь же устанавливалась личная ответственность епископов перед судом католич. Церкви. Епископы и священники М. к. Ц. получали право беспрепятственно совершать богослужения в храмах лат. обряда, а лат. духовенство - в маронитских храмах. Над маронитами могли совершаться венчание и отпевание по лат. обряду (Mansi. T. 31. Col. 1755-1758; Beggiani, El-Hayek. 2003. P. 197).

Над латинизацией маронитской обрядности в Ливане работали францисканцы. Их миссии занимались также образовательной, благотворительной деятельностью, церковным строительством, редактированием богослужебных книг (Suriano F. Treatise on the Holy Land. Jerus., 1949. P. 82). Мн. представители Римской курии, совершавшие инспекционные поездки в Ливан в XV-XVI вв., знали араб. и сир. языки и имели представление о местных лит-ре и культуре (см.: Dib. 1962. P. 98-99; Pentalogie Antiochienne. 1984. T. 1. Pt. 1. P. 591-621; о ранней маронитской лит-ре (до XV-XVI вв.) см.: Graf. Geschichte. Bd. 2. S. 94-102; Breydy. 1985). Францисканец Грифон Фламандец, к-рый доставил папе Римскому Павлу II (1464-1471) прошение об утверждении вновь избранного в 1468 г. маронитского патриарха Юсефа II (см.: Lammens H. Frère Gryphon et le Liban аu XVe siècle // ROC. 1899. Vol. 4. P. 68-104), обнаружил многочисленные уклонения от католичества в догматике и практике М. к. Ц.; Грифону Фламандцу приписывается составление маронитского катехизиса (см.: Pentalogie Antiochienne. 1984. T. 1. Pt. 1. P. 504-508; Al-Ghaziri. 1906. P. 114-117).

Летняя резиденция маронитского патриарха в Эд-Димане, Ливан. XIX в.
Летняя резиденция маронитского патриарха в Эд-Димане, Ливан. XIX в.

Летняя резиденция маронитского патриарха в Эд-Димане, Ливан. XIX в.

Нем. доминиканец Феликс Фабри, совершивший паломничество на Восток в 1483-1484 гг., свидетельствовал, что монофизитские и монофелитские влияния по-прежнему были сильны в Ливане (см.: Salibi. 1959. P. 152). Францисканцу Франческо Суриано принадлежит «Трактат о Святой земле и Востоке» (Il trattato di Terra Santa e dell' Oriente), написанный в 1485 г. или позже (до 1515) и содержащий ценные сведения об обстановке в Горном Ливане. В 1488 г. отмечено последнее серьезное противостояние сторонников и противников латинизации обряда в обл. Бшарри, где была значительная яковитская община. Прокатолич. партия одержала верх, а часть консерваторов присоединилась к Сирийской яковитской Церкви.

В посл. трети XVI в., в эпоху Контрреформации, Римские папы активизировали контакты с восточными христианами, стремясь распространить постановления Тридентского Собора (1545-1563) на новые территории. Pешением папы Григория XIII (1572-1585) в Ливан была направлена миссия иезуитов Джованни Баттисты Элиано и Томазо Раджо с целью дальнейшего изучения догматики М. к. Ц. и ее интеграции с католической Церковью (Moosa. 2005. P. 243-244; Pentalogie Antiochienne. 1984. T. 1. Pt. 1. P. 638). Патриарху были вручены письма от папы Григория XIII и кард. А. Карафы, курировавшего в Риме М. к. Ц. (Pentalogie Antiochienne. 1984. T. 1. Pt. 1. P. 689). В Горном Ливане Элиано пробыл ок. года. Совершая поездки по маронитским мон-рям, он сверял богослужебные книги и исследовал богословские трактаты. Сомнительные с богословской т. зр. рукописи подвергались сожжению; погибла значительная часть маронитского лит. наследия. В 1579 г. Элиано вернулся в Рим, вместе с ним на учебу были направлены 2 буд. маронитских священника. В Риме Элиано предложил учредить католич. духовное уч-ще для маронитов, а также наладить издание для них катехизисов и богослужебных сборников на араб. языке. В 1580 г. был опубликован араб. катехизис на каршуни, переведены на араб. язык некоторые книги догматического содержания. В том же году паллий от папы Григория XIII был возложен на маронитского патриарха Михаила I ар-Риззи (Ibid. P. 630-635).

В авг. 1580 г. под рук. Элиано состоялся Каннубинский Собор. Были утверждены исповедание маронитами исхождения Св. Духа и от Сына (см. ст. Filioque) и исповедание двух природ, двух воль и двух действий во Христе; из Трисвятого исключена фраза «распныйся за ны»; признано существование чистилища; запрещено причастие детей до конфирмации и т. д. (Moosa. 2005. P. 250). Эти постановления полностью соответствовали традициям Римско-католической Церкви и отменяли устоявшиеся религиозные традиции маронитов. При патриархе Саркисе ар-Риззи (1581-1596), брате скончавшегося патриарха Михаила, Элиано распространял постановления Собора среди маронитов Горного Ливана, прибрежных городов Сирии, а также Халеба и Дамаска (Dib. 1962. P. 101).

В 1584 г. в Риме была основана Маронитская коллегия (Collegium Maronitarum) - духовное учебное заведение для буд. маронитских священнослужителей. Этому предшествовали открытие гостевого дома для студентов-маронитов и учреждение для них стипендий. Обучение в коллегии должно было привить студентам навыки жизни в европ. католич. стране, их учителями до 1773 г. были преимущественно иезуиты (Roque, de la. Voyage de Syrie et du Mont-Liban. P., 1722. T. 2. P. 119-137); со своей стороны студенты коллегии познакомили Европу с ближневосточным христианством (о системе маронитского образования от основания Маронитской коллегии до 2006 см.: Walbiner. 2007). При коллегии имелась типография, где уже в 1585 г. был отпечатан для маронитов исправленный краткий Требник, в 1594 г.- Служебник, еще через 2 года - Лекционарий (Gemayel. 2008. P. 58). Издательскую деятельность коллегии характеризует история Миссала М. к. Ц. (K   ), подготовленного и опубликованного при участии буд. патриарха Джирджиса Умейры (изд.: Missale Chaldaicum juxta Ecclesiae nationis Maronitarum. R., 1592-1594). В 1-е издание были включены древние сир. анафоры, большинство из к-рых использовали как марониты, так и яковиты, при этом имевшиеся в них варианты institutio были заменены на установительные слова из канона рим. мессы. Патриарх Саркис запретил использование этого Миссала (Moosa. 2005. P. 255), однако в 1596 г. под давлением папского легата был вынужден согласиться с его временным использованием, настояв, однако, на том, чтобы вскоре Миссал был пересмотрен и отредактирован с учетом маронитских литургических традиций. Тем не менее 2-е издание (Missale Syriacum juxta ritum Ecclesiae Antiochenae nationis Maronitarum. R., 1716) было еще более латинизированным и содержало лишь текст анафоры рим. обряда, переведенный на сир. язык.

При папе Римском Иннокентии X (1644-1655) в Равенне открылось учебное заведение, куда поступали студенты из Сирии и Горного Ливана. В 1665 г. его присоединили к Маронитской коллегии в Риме. Действия Папского престола, направленные на латинизацию маронитского культа, продолжились в ходе миссии в 1596 г. посланника папы Римского Климента VIII, профессора философии в ун-те Перуджи Джироламо Дандини (Ɨ 1634; отчет о миссии: Dandini J. Voyage du Mont Liban. P., 1685). Маронитскому патриарху Саркису ар-Риззи была обещана папская инвеститура, если он проведет Поместный Cобор маронитских епископов. На этом Cоборе, состоявшемся в дек. 1596 г. и собравшем более 2 тыс. участников, председательствовал Дандини; было зачитано письмо папы Климента VIII. Постановление Собора включало вопросы церковной практики, а также догматические положения, повторявшие решения Собора 1580 г. Выступая на Соборе, патриарх заверил папского нунция в том, что М. к. Ц. всегда и во всем была и будет согласна с Римской Церковью (Ibid. P. 122). Вскоре после Собора патриарх Саркис умер. Дандини категорически возражал против избрания на место главы маронитов брата скончавшегося, поскольку тот стал бы 3-м братом на Патриаршем престоле, фактически наследовав его. Тем не менее папа Климент VIII одобрил предложенную кандидатуру, и следующим маронитским патриархом стал Юсеф III из семьи ар-Риззи. Стремясь максимально централизовать М. к. Ц., Дандини настоял на созыве еще одного Собора маронитских епископов в 1597 г. На нем были приняты 6 канонических правил и подтверждены постановления прежних Соборов. Однако эти правила с трудом внедрялись в богослужебную практику маронитов, их соблюдали иногда только на офиц. епископских богослужениях.

Маронитская коллегия в Риме. Фотография. 1910 г.
Маронитская коллегия в Риме. Фотография. 1910 г.

Маронитская коллегия в Риме. Фотография. 1910 г.

В XVI в. в Ливане практиковались смешанные браки маронитов с православными и совместное использование ими церковных зданий. В нач. 40-х гг. XVI в. правосл. Антиохийский патриарх Дорофей III даже заключил с маронитским патриархом Мусой аль-Аккари унию, предусматривавшую взаимное признание церковных таинств при сохранении в неизменном виде догматики обеих Церквей. Видимо, в связи с этим запрет сочетаться браком с некатоликами и брать восприемников из некатолич. общин был повторен на Соборе в Байт-Муса в 1598 г. На этом же Соборе епископы установили обязательное правило исповедоваться трижды в год: перед Рождеством, Пасхой и Пятидесятницей; подтверждалась замена принятых в маронитской традиции вариантов institutio на установительные слова из канона рим. мессы; назначался пост для канунов праздников Богоявления, Сретения, Вознесения, Пятидесятницы, Преображения, Воздвижения Креста Господня, Всех святых (Beggiani. 1998. P. 13). В 1606 г. патриарх Юсеф III ввел григорианский календарь (тогда же марониты перешли на летосчисление от Рождества Христова). Среди маронитов Кипра и других диаспор это нововведение встретило сопротивление, продолжавшееся до кон. XIX в. (Dib. 1971. P. 106). Папа Павел V в 1610 г. рекомендовал новому патриарху Юханне IX сохранить нек-рые церковные традиции маронитов ради единства Церкви (Abraham. 1931. P. 91).

Благодаря владетелям Кесруана европ. монахи-миссионеры смогли укрепиться не только на побережье, но и в горах Ливана. В 1625-1628 гг. капуцины основали миссии в Сайде и Бейруте, а также в горной дер. Айн-Тура. Иезуиты появились в Триполи (1645), затем в Сайде и Кесруане. Кармелиты помимо монастыря в Бшарри получили миссию в Триполи (1643). Позднее других (с 1783) стали действовать в Ливане лазаристы (Ristelhueber. 1925. P. 84-87). В 1643 г. маронитский патриарх Джирджис I Умейра, учившийся в Риме вместе с Маффео Барберини (папа Римский Урбан VIII в 1623-1644), передал кармелитам мон-рь св. Елисея (Мар-Элиша). Следующий патриарх Юсеф IV аль-Акури (с 1644) считается автором работы в защиту григорианского календаря, а также, возможно, трактата о примате Римского понтифика (Mahfouz. 1987. P. 48). Однако в отличие от нескольких предыдущих предстоятелей М. к. Ц. он полагал нецелесообразным латинизировать маронитские традиции. Этой проблеме уделялось внимание на созванном им Соборе, где было решено не подтверждать нек-рые из принятых ранее церковных правил. Кроме того, Собор существенно ограничил свободу действий католич. миссионеров и орденов в маронитских приходах (Beggiani. 1998. P. 15).

В XVII в. в Европе получили известность труды маронитских ученых и богословов. Так, выпускник маронитской коллегии Габриель Сионит (Гавриил Сионский; 1577-1648) был личным переводчиком франц. кор. Людовика XIII и работал в Королевском коллеже при Французской академии. Он занимался переводами араб. и сир. источников. Авраам Эккелленсис (аль-Хакилани; 1605-1664) был профессором Французской академии и ун-та в Риме. Оба ученых участвовали в подготовке т. н. Парижской полиглотты - многоязычного франц. издания Библии (1628-1645). Еще раньше в Риме началась работа над публикацией 3-томной араб. Библии (изд. в 1671), в которой принял участие маронитский ученый Саркис ар-Риззи (1572-1638).

В XVII-XVIII вв. престиж М. к. Ц. неуклонно укреплялся (Valognes. 1994. P. 375-376). Поддержка Папского престола и Франции не ограждала, однако, маронитов Сев. Ливана от произвола и поборов тур. пашей, несмотря на офиц. письма франц. королей Людовика XIV (1649) и Людовика XV (1737), обещавших патриарху и всем маронитам Ливана свое покровительство (Testa I., de. Recueil des traités de la Porte Ottomane. P., 1866. Vol. 3. Pt. 1. P. 140-142; Ristelhueber. 1925. P. 117-118, 225). С сер. XIX в. на эти полузабытые документы, а также на недостоверное письмо франц. кор. Людовика IX Святого (сер. XIII в.) стали ссылаться франц. публицисты для обоснования колонизаторских притязаний Франции на Ливан и Сирию.

У франц. и тур. властей особой поддержкой пользовался маронитский патриарх Истифан II ад-Дувайхи. Выпускник Маронитской коллегии, он заботился о просвещении паствы: учредил приходские школы при мон-рях, открыл при Каннубинском мон-ре духовную семинарию. В годы его правления был основан монашеский орден (1695), которому под именем Ливанского маронитского ордена суждено было сыграть важнейшую роль в истории М. к. Ц.; идейным вдохновителем ордена был Халебский архиеп. Герман Фархат, языковед, библиограф, поэт. Ад-Дувайхи собирал и редактировал древние маронитские (сирийские) богослужебные тексты, описывал документы обширного патриаршего архива. Его перу принадлежат мн. работы по истории маронитской общины. Именно им был создан маронитский «национальный миф», к-рый лег в основу буд. ливан. историографии и маронитских представлений о самоидентичности.

Первая пол. XVIII в. была отмечена не только духовным расцветом маронитской общины, но и очередной кампанией Рима по латинизации маронитской обрядности. После низложения на епископском Соборе в 1710 г. патриарха Якуба IV Аввада патриарх Юсеф Мубарак не был утвержден папой Римским Климентом XI. Папа предписал вернуть прежнего патриарха Якуба, остававшегося в этом сане до 1733 г. Смерть Юсефа Мубарака в 1713 г. предотвратила организационный раскол в М. к. Ц.

В 1736 г. был проведен Ливанский Собор, к-рый стал важнейшим в истории М. к. Ц. как по широте рассмотренных вопросов, так и по масштабу вызванных его решениями изменений. В июле 1734 г. патриарх Юсеф V Дергам аль-Хазин и маронитские епископы обратились к Римскому папе Клименту XII с просьбой прислать им легата для урегулирования ряда спорных вопросов церковной практики. Папским легатом стал И. С. Ассемани, выпускник Маронитской коллегии и префект Ватиканской б-ки (Anaissi. 1911. № 111-114; о нем и др. видных представителях этого семейства см. ст. Ассемани). При подготовке к проведению Собора свое мнение высказала рим. Конгрегация пропаганды веры; в частности, было выражено недовольство существованием в Ливане совместных мон-рей (для монахов и монахинь) (Dib. 1971. P. 131). Ассемани подготовил для обсуждения на Соборе проект сборника церковных правил, к-рый был переведен в Риме маронитским свящ. Андреасом Скандаром с латыни на араб. язык (Clément Marc. 1965. P. 309).

Интерьер маронитского собора вмч. Георгия в Бейруте. 1884–1894 гг.
Интерьер маронитского собора вмч. Георгия в Бейруте. 1884–1894 гг.

Интерьер маронитского собора вмч. Георгия в Бейруте. 1884–1894 гг.

14 сент. 1736 г. Собор начал работу в мест. Райфун, но после конфликта патриарха с большей частью епископата заседания были перенесены в мон-рь Пресв. Богородицы в Лувайзе, где длились с 30 сент. по 2 окт. Среди участников Собора кроме патриарха и папского легата были 12 маронитских епископов, 11 аббатов (включая генералов орденов), 17 священников и 49 мирян (Awit. 1994. P. 90). На правах наблюдателей участвовали 2 сиро-католич. епископа (Дамасский и Халебский) и армяно-католич. епископ. Приглашены были также франц. консулы Навфаль аль-Хазин («почетный» консул, племянник патриарха) и М. Мартен (Dib. 1971. P. 132).

На Соборе рассматривались вопросы догматики, учреждения епархий, упразднения смешанных монастырей, редактирования чинопоследований таинств, совершения Евхаристии и хиротоний, распределения св. мира, возможности развода, церковной дисциплины, католич. образования, издания духовной лит-ры и др. Были образованы 7 епархий с центрами в Дамаске, Бейруте, Халебе, Триполи, Джубайле, Баальбеке, Сайде, а также Кипрская епархия. Позднее упорядочение епархиальной системы объясняется тем, что марониты везде, кроме Горного Ливана, составляли меньшинство населения, а все епископы, за исключением Халебского, считались патриаршими викариями и жили в Каннубинском мон-ре, лишь изредка посещая свою паству. Распределение епископских кафедр, однако, было отложено и в полной мере оказалось реализованным только спустя столетие.

Собор подтвердил в Символе веры пункт об исхождении Св. Духа от Сына, а также принял к изданию на арабском языке Римский катехизис, учитывающий постановления Тридентского Собора (Pentalogie Antiochienne. 1984. T. 1. Pt. 1. P. 551-561). Были рекомендованы к признанию в качестве Вселенских Cоборов помимо 6 первых также Никейский (787), К-польский (869-870), Ферраро-Флорентийский и Тридентский (Beggiani. 1998. P. 20-21).

Положения Ливанского Собора, касавшиеся совершения таинств и богослужебной практики, носили компромиссный характер. С одной стороны, некоторые места в чинопоследованиях изменялись по образцу Римской Церкви: так, анафора должна была содержать вариант institutio, характерный для канона римской мессы. С др. стороны, учитывались и местные церковные традиции. Напр., причащение под 2 видами разрешалось для диаконов, поскольку они в конце литургии потребляли оставшуюся Св. Кровь. При этом служить предписывалось только на пресном хлебе, а облачения и убранство алтаря должны были быть католич. образца. Во время мессы священникам не полагалось покрывать голову. В обряде крещения допускалось обливание, а не погружение взрослых крещаемых, в исключительных случаях допускалось причащение сразу после крещения. Конфирмацию мог совершать только епископ отдельно от крещения. Разрешительная формула при исповеди предписывалась латинская. Таинство елеосвящения могло совершаться как по латинскому, так и по вост. чину.

Изменения в области канонического права и распределения полномочий священнослужителей основывались на решениях Тридентского Собора. Существенно ограничивалась власть патриарха М. к. Ц.: он уже не мог самостоятельно менять епископов и вообще принимать важные решения без согласования с Римским папой (Pentalogie Antiochienne. 1984. T. 1. Pt. 1. P. 556-557). Епископам предписывалось проживать в своих епархиях, раз в 2 года посещать все приходы, решать текущие проблемы на епархиальном собрании. Обращалось внимание на неприемлемость практики повторных браков для священников, а также браков после священнической хиротонии. Решительно запрещалось пребывание в одном мон-ре муж. и жен. общин. В качестве богослужебного языка сохранялся сирийский, с некоторыми вставками на арабском. Была принята обширная программа по изданию богослужебной и патристической лит-ры, книг по каноническому праву, богословию, церковной истории.

Изменения в маронитском обряде не могли не вызвать недовольство части маронитского духовенства, включая самого патриарха. Тем не менее все участники Собора подписали соборные решения. Постановления были утверждены папой, но продолжали вызывать споры среди маронитов и фактически не исполнялись в полной мере до 2-й пол. XIX в. (Dib. 1962. P. 187). Через неск. лет кардиналы из Конгрегации пропаганды веры вернулись к рассмотрению решений Ливанского Собора и смягчили нек-рые положения; так, было решено временно не закрывать совместные мон-ри (их ликвидировали только в 1818).

Встреча Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Патриархом Маронитской католич. Церкви Бешаром Бутросом ар-Раи. Фотография. 2013 г.
Встреча Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Патриархом Маронитской католич. Церкви Бешаром Бутросом ар-Раи. Фотография. 2013 г.

Встреча Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Патриархом Маронитской католич. Церкви Бешаром Бутросом ар-Раи. Фотография. 2013 г.

Патриарх Юсеф V подвергал сомнению легитимность Ассемани как папского легата. В 1738 г. Ассемани совершил инспекционную поездку к маронитам Кипра и вернулся в Рим, где подробно доложил о настроениях в М. к. Ц. после Собора. В Риме ему возражал прибывший из Ливана маронитский свящ. Ильяс Саад, секретарь и представитель патриарха Юсефа. После кончины папы Климента XII его преемник Бенедикт XIV (1740-1758) и созданная им комиссия признали соборные определения в целом законными (Ibid. P. 137-138). В сент. 1741 г. папа Бенедикт XIV после внесения нескольких поправок утвердил решения Ливанского Собора in forma specifica (в особом статусе церковных законов), а в февр. следующего года подтвердил учреждение 8 маронитских епархий (см.: Anaissi. 1911. № 118-120).

В XVIII-XIX вв. прослеживалось стремление Римского престола к более полному подчинению восточных христиан власти папы. Однако эту политику старались проводить по возможности аккуратно: в своих посланиях понтифики не раз высказывались за сохранение некоторых элементов восточнохрист. обрядов и против резкой и тотальной латинизации (см.: Dib. 1962. P. 142, 234; Etteldorf R. The Catholic Church in the Middle East. N. Y., 1959. P. 97; Fortescue A. The Uniate Eastern Churches: The Byzantine Rite in Italy, Sicily, Syria and Egypt. N. Y., 1923. P. 34-35). Параллельно с латинизацией обряда происходили глубокие изменения в маронитской церковной организации и в статусе М. к. Ц., которая в XVIII в. превратилась в крупнейшего земельного собственника Горного Ливана. Черты политического устройства ливанского эмирата в значительной мере отразились на структуре М. к. Ц. Османские власти, исходя из общей системы миллетов (автономных конфессиональных общин), принятой по отношению к немусульм. подданным, считали патриарха как духовным, так и гражданским главой общины, хотя де-юре он бы признан властями в К-поле в этом качестве только в 1841 г. Кон. XVIII - нач. XIX в. ознаменовались дальнейшим усилением М. к. Ц. Маронитские обители расширяли свои земельные владения с помощью покупки или аренды. В 1-й трети XIX в. в Горном Ливане насчитывалось ок. 1,5 тыс. маронитских монахов и 80 мон-рей (Yu suf ad-Dibs. 1905. P. 429, 581-586; Базили К. М. Сирия и Палестина под турецким правительством в ист. и полит. отношениях. М.; Иерус., 2007. С. 261; Guуs H. Beyrouth et le Liban. P., 1850. Vol. 1. P. 177-178). Франц. двор и Римская курия поощряли деятельность ливан. монашеских орденов. В 1749 г. монахи ордена св. Антония были приравнены к франц. миссионерам. В 1734-1786 гг. ливан. черное духовенство неоднократно получало от Рима право на выдачу индульгенций, весьма популярных в то время у крестьян (Dib. 1962. P. 200; Ristelhueber. 1925. P. 256).

В XVIII в. М. к. Ц. столкнулась с серьезными проблемами. Быстрое усиление ливанских маронитов, их принадлежность к земельной аристократии, включая значительную часть епископата, церковные реформы, поощряемые из-за рубежа,- все это породило внутренние противоречия и конфликты. Церковные проблемы использовались маронитской аристократией в борьбе за власть (Dib. 1962. P. 88-89). Одним из наиболее болезненных потрясений, характеризующих внутрицерковную обстановку того времени, стал иерархический конфликт вокруг избрания маронитского патриарха в 1742 г. После кончины патриарха Юсефа V его преемником был избран архиеп. Дамаска Семаан Аввад. Он отказался от престола в пользу архиеп. Ильяса Мухассиба, лидера маронитской оппозиции на Ливанском Соборе, но ряд епископов не согласились с таким решением. При помощи яковитского архиерея они рукоположили 2 маронитских епископов и в таком составе попытались избрать своим патриархом Кипрского архиеп. Товию аль-Хазина (Ibid. P. 139). Папский престол не признал эти избрания, и после вмешательства коллегии кардиналов и лично папы Бенедикта XIV инвеституру получил патриарх Семаан VII Аввад.

Др. серьезная проблема была связана с развитием монашеского движения, в частности с делом мон. Хиндие (Аджами; 1720-1798), потребовавшим вмешательства Рима. Основанная ею монашеская конгрегация Св. Сердца, утвержденная в 1750 г. патриархом Семааном Аввадом, была в 1779 г. запрещена Папским престолом за мистицизм и экзальтацию, а также в связи с личной популярностью ее настоятельницы (Awit. 1994. P. 93-96). По этой причине Римский папа Пий VI (1775-1799) наложил запрещение на поддерживавшего мон. Хиндие патриарха Юсефа VI Истифана, хотя вскоре восстановил его в правах. Однако в целом монашеская жизнь маронитов оставалась неурегулированной: отшельники могли не принадлежать к конкретному мон-рю, а монахи - переходить из одной обители в другую. Унификации монашеских правил и монастырских уставов способствовали монашеские ордена, которые со временем обрели огромное влияние (подробнее о маронитских монашеских орденах и конгрегациях см.: Родионов, Сарабьев. 2013. С. 167-200).

Вскоре после Ливанского состоялись еще несколько маронитских поместных Соборов (см.: Clément Marc. 1965. P. 321-325). На Соборе в Хариссе летом 1744 г. было решено, что в гражданских делах маронитское духовенство должно руководствоваться 2 сборниками правил архиеп. Абдаллы Караали. Собор в Каннубине в нояб. 1755 г. принял 15 соборных постановлений, а следующий Собор в Бекате в 1756 г.- еще 18 постановлений, имевших статус церковных законов. В сент. 1768 г. на Соборе в Госте, созванном патриархом Юсефом Истифаном, был принят закон, предусматривавший назначение патриархом 2 инспекторов для рассмотрения кандидатур претендентов на священнический сан. Кроме того, на Соборе было утверждено разделение маронитского ордена на Ливанский и Алеппский (Халебский). В 1770 г. это решение одобрил папа Климент XIV (Anaissi. 1911. № 168). Собор в Майфуке (июль 1780) сформулировал 13 церковных законов, один из к-рых содержал запрещение местных суеверий и связанных с ними практик. На Соборе присутствовал папский легат.

В сент. 1786 г. Собор в Айн-Шакике принял решение о допустимости проживания глав епархий в резиденции маронитского патриарха. Это был возврат к давней традиции, продиктованной соображениями безопасности. Случаи непосредственного руководства епископов своими епархиями (напр., служение в Халебе архиеп. Германа Фархата) являлись исключением. Однако в дек. следующего года папа Пий VI объявил решения Собора в Айн-Шакике нелегитимными и уполномочил Германа Адама, еп. Халебского в юрисдикции Мелькитской католической Церкви, созвать новый Собор, который состоялся в Бкерке в дек. 1790 г. и отменил постановления 1786 г. как противоречившие правилам Собора 1736 г. Под влиянием особого заявления рим. Конгрегации пропаганды веры (Ibid. № 106) были приняты решения по окончательному разделению муж. и жен. мон-рей, а также утверждена система церковных наказаний. Решения Собора в Бкерке, видимо, не выполнялись на практике, поскольку в 1816 г. папа Пий VII (1800-1823) вновь вернулся к этим вопросам (Ibid. № 188). В 1809 г. из-за конфликта с еп. Германом Адамом, выполнявшим обязанности папского легата, вынужден был уйти на покой маронитский патриарх Юсеф VII ат-Тайан (Valognes. 1994. P. 377).

В 1818 г. патриарх Юханна XI аль-Хелу (1809-1823) созвал Собор, на к-ром в очередной раз ставился вопрос о маронитских мон-рях. В итоговом постановлении было определено 4 вида обителей: мон-ри-семинарии - учебные заведения типа академии для буд. клириков, муж. мон-ри, жен. мон-ри и жен. общины, члены к-рых не дают пожизненных обетов. Определялись также епархиальные резиденции с условием обязательного нахождения в них правящего архиерея.

Монастырь св. Антония Великого в Кузхае. XII–XIX вв.
Монастырь св. Антония Великого в Кузхае. XII–XIX вв.

Монастырь св. Антония Великого в Кузхае. XII–XIX вв.

Деятельность патриарха Юсефа VIII Хобейша (1823-1845), перенесшего резиденцию в Бкерке (1823), вызывает споры даже внутри М. к. Ц.: возраст новоизбранного предстоятеля был ниже необходимого (40 лет), и он не набрал 2/3 голосов. Тем не менее папа утвердил его избрание. При патриархе Юсефе VIII мн. практики вост. обряда были вытеснены латинскими (Dib. 1971. P. 164). В 1833 г. рим. Конгрегация пропаганды веры объявила единственно легитимным лат. текст постановлений Ливанского Собора (подготовлен в 1820; см.: Beggiani, El-Hayek. 2003. P. 200), а в 1839-1840 гг. была издана новая, еще более латинизированная версия маронитского Служебника. Патриарх Булос I Масад в 1856 г. созвал Собор, постановления к-рого не были утверждены Римской курией (Ibid.). В 1867 г. он совершил поездку по Европе, побывал в Риме, где благословил маронитскую делегацию на участие в Ватиканском I Соборе (1869-1870) и встретился с папой Пием IX (2-я встреча предстоятелей после встречи папы Римского Иннокентия III с патриархом Иеремией II аль-Амшити в нач. XIII в.). В Париже патриарх Булос был принят имп. Наполеоном III, в Стамбуле - султаном Абдул-Азизом. Скончавшийся в преклонном возрасте в 1890 г., он оставил о себе память как один из самых влиятельных восточных патриархов.

В 1841-1860 гг. имела место серия крупных вооруженных столкновений между маронитами и друзами, в к-рых иерархи М. к. Ц. принимали активное участие, призывая к созданию в Ливане христ. гос-ва (см. Друзско-маронитский конфликт). Итогом событий стало учреждение в Горном Ливане автономной провинции - мутасаррифии - в составе Османской империи с конфессионально-пропорциональным представительством в адм. структурах.

В кон. XIX в. резиденции патриарха - основная в Бкерке и летняя в Эд-Димане - подверглись перестройке и расширению (Yu suf ad-Dibs. 1905. P. 567). Российский дипломат К. Д. Петкович писал, что из 102 муж. мон-рей, насчитывавших 1366 монахов, и из 22 жен. обителей страны с 301 монахиней марониты владели 71 муж. мон-рем и 14 женскими, в к-рых имелось соответственно 1054 монаха и 278 монахинь (Петкович К. Д. Ливан и ливанцы: Зап. ген. консула в Бейруте. СПб., 1885. С. 240). Благодаря иностранным и местным пожертвованиям, передаче собственности в виде вакфа и проч. в границах мутасаррифии М. к. Ц. принадлежала 1/6 всех обрабатываемых земель (Там же. С. 226).

Позиции М. к. Ц. усиливала массовая эмиграция ливан. населения, начавшаяся во 2-й пол. XIX в. Подавляющее большинство эмигрантов, составлявших не менее 1/4 всех жителей Ливана, были христианами (Руппин А. Современная Сирия и Палестина. Пг., 1919. С. 19). Из них значительная часть - выходцы из маронитской общины. Расселившиеся по всему миру (Египет, Сев. Америка, Бразилия, Аргентина, Вост. и Юж. Африка, Австралия и др.) маронитские эмигранты поддерживали постоянные связи с родиной. В период Патриаршества Юханны XII аль-Хаджжа (1890-1898) маронитская община Ливана стала получать растущую материальную поддержку от своих единоверцев в диаспоре. Так, средства, присылаемые из стран Америки, составляли до 41% всего дохода населения ливан. мутасаррифии (Там же. С. 20).

На протяжении XIX в. духовными учебными заведениями в Ливане были маронитская семинария в Айн-Варке, основанная в 1789 г., а затем и семинарии св. Франциска Ксаверия, св. Иоанна Марона, Абдо Хархарийе (1830) и уч-ще в Райфуне (1832), созданные также при содействии Папского престола (Крымский А. Е. История новой арабской литературы, XIX - нач. XX в. М., 1971. С. 398). Маронитская коллегия после захвата Италии войсками имп. Наполеона I была закрыта (1808). Ее восстановление произошло в 1891 г., при папе Льве XIII (вновь закрыта в 1939, возрождена в 2000). Управление было поручено уже не иезуитам, а непосредственно рим. Конгрегации пропаганды веры. В 1865 г. в Бейруте открылось духовное училище «Мадрасат аль-хикма» (Школа мудрости), основанное Бейрутским митр. Юсефом ад-Дибсом (Ɨ 1907), автором 9-томной «Истории Сирии» и «Истории маронитов» (Yu suf ad-Dibs. 1905). В 1875 г. в Бейруте начал действовать иезуитский ун-т св. Иосифа (USJ), ставший центром изучения арабо-христ. культуры на Ближ. Востоке. В 1895 г. было открыто 1-е маронитское учебное заведение для женщин - Маронитская конгрегация Св. Семейства.

На кон. XIX - нач. ХХ в. приходятся новый подъем М. к. Ц. и рост влияния ее предстоятелей. Патриархи Булос I Масад, Юханна XII аль-Хаджж, Ильяс аль-Хувайек были отмечены орденами Османской империи и Франции. Маронитское духовенство гордилось тем, что избираемый им патриарх не нуждался в султанском утверждении в отличие от глав остальных христ. миллетов (Dib. 1962. P. 228-229). Одним из ярких деятелей этого периода был патриарх Юханна аль-Хаджж. Он способствовал возобновлению деятельности Маронитской коллегии в Риме, а в Париже и Иерусалиме в 1895 г. его усилиями были открыты студенческие дома для маронитов. За свои заслуги он был удостоен франц. ордена Почетного легиона. Все это происходило на фоне расширения политических связей маронитов с франц. властями, роста колониальных интересов Франции в Ливане и роли маронитов в этих проектах. К тому же периоду относится зарождение маронитского национализма, впосл. оформившегося в идеологию финикиизма (см. в ст. Марониты).

Интерьер здания Маронитской коллегии в Риме. Фотография. 2001 г.
Интерьер здания Маронитской коллегии в Риме. Фотография. 2001 г.

Интерьер здания Маронитской коллегии в Риме. Фотография. 2001 г.

Во время первой мировой войны турецкое правительство ликвидировало ливан. автономию, казнило группу ливан. патриотов, подвергло репрессиям маронитское духовенство (Hitti Ph. Lebanon in History. L., 1957. P. 486). На Парижской мирной конференции 1919 г., решившей послевоенную судьбу Ливана, ливан. делегации, одну из к-рых возглавил маронитский патриарх Ильяс аль-Хувайек, поддерживали план создания Ливанского гос-ва под временным протекторатом Франции. Расширение границ прежней Ливанской автономии, преобразованной в 1920 г. в гос-во Великий Ливан, изменило численное соотношение религ. общин, лишив маронитов их доминирующего положения. В новом Ливане планы создания христ. гос-ва утратили всякую реальность. Условием жизнеспособности страны стало межконфессиональное сотрудничество.

В мандатный период (1918-1943) маронитские патриархи Ильяс аль-Хувайек и его преемник Антун Арида нередко выступали как политические лидеры. Тем не менее роль маронитской иерархии в решении проблем гос. масштаба стала снижаться. Тревожным сигналом послужил инцидент с избранием предстоятеля М. к. Ц. в 1932 г. Римский папа Пий XI сначала отказался утвердить новоизбранного патриарха Антуна, зная о его разногласиях с франц. верховным комиссаром в Бейруте; вставал даже вопрос о непосредственном назначении главы М. к. Ц. Папским престолом (Moosa. 2005. P. 288). С 1935 г. до нач. 70-х гг. XX в. вопреки традиционной для католицизма политике латинизации Папский престол подчеркивал уважение к древним восточным чинопоследованиям и обрядовым особенностям, призывал к их сохранению и даже рассматривал возможность восстановления утраченной обрядности. В 1948 г. здоровье престарелого Антуна Ариды ухудшилось, и папа Римский Пий XII назначил Комиссию апостольской опеки, дав ей право действовать от имени маронитского патриарха. Давление Ватикана на маронитов усилилось со смертью Антуна Ариды в 1955 г. Без согласования с епископами М. к. Ц. папа назначил нового патриарха (Mahfouz. 1987. P. 61) - Булоса II Бутроса Меуши (1955-1975), к-рый продолжил курс своего предшественника, основанный на популярной тогда идее араб. единства.

Отношения с Папским престолом в этот период утратили былую остроту. Булос II придерживался авторитарного метода управления и в общем реализовывал лат. модель церковного администрирования. На Ватиканском II Соборе (1962-1965) он как представитель одной из крупнейших Восточных католических Церквей принимал деятельное участие в обсуждении вопросов повестки. В 1965 г. в Риме состоялась беатификация широко почитаемого маронитами подвижника Шарбеля Махлуфа (1828-1898; канонизирован в 1977). Тогда же глава М. к. Ц. впервые получил от Римского папы титул кардинала. До этого маронитские патриархи, признавая верховенство Римского понтифика, формально не включались в католич. иерархию; теперь М. к. Ц. становилась частью единого католич. организма. Укрепляя организационную структуру, Папский престол проявлял терпимость к специфике вост. обрядности. Так, в 1957 г. в Ватикане издали катехизис, предназначенный для вост. униатов, где утверждалось, что древнее происхождение вост. обрядов - это богатство католич. Церкви (The Maronite Rite. 1972. P. 18-19).

После решения II Ватиканского Собора о сохранении в католической Церкви древних элементов богослужения началась работа по устранению «статичности» маронитской литургии, вызванной ее искусственной латинизацией (с 1972 при участии Конгрегации Восточных Церквей - см.: Beggiani. 1998. P. 138). Для месс, где совершается Евхаристия, рекомендовались облачения древнесир. образца. Были восстановлены также нек-рые элементы древних анафор и практика совершения конфирмации непосредственно после крещения (The Maronite Rite. 1972. P. 14; Булеков. 2000. № 1. С. 343).

С благословения патриарха учреждались диоцезы в странах расселения ливан. эмигрантов - в США, Бразилии, Австралии и др. При Булосе II была открыта Маронитская семинария в Вашингтоне (об организации М. к. Ц. вне Ливана см.: Родионов, Сарабьев. 2013. С. 207-284). В 1950 г. в городке Каслик близ Бейрута был основан ун-т Св. Духа (до 1962 схоластикат; USEK), который сразу вошел в число ведущих учебных заведений страны. В 1968 г. была учреждена Ассамблея католич. патриархов и епископов в Ливане (APECL).

Начальный период гражданского противостояния в Ливане пришелся на Патриаршество Антуна II Бутроса Хорейша (1975-1986). С одобрения Рима патриарх призывал ливанских духовных лидеров взаимными усилиями предотвратить гражданскую войну. В 1985 г. Папский престол снова вмешался в выборы маронитского первоиерарха. Еще до подтверждения патриархом Антуном II Бутросом своего ухода на покой папа Римский Иоанн Павел II назначил апостольским администратором еп. Ибрахима аль-Хелу (Булеков. 2000. № 1. С. 334). В кон. 70-х - 80-х гг. XX в. влияние маронитского патриарха на политику было сравнительно слабым. В маронитской общине доминировали светские политические партии и вооруженные группировки. Даже энергичный Насралла Бутрос Сфейр (1986-2011) не смог покончить с раздорами, приведшими в 1990 г. к внутриобщинным столкновениям. Важным для М. к. Ц. событием стало введение папой Иоанном Павлом II в 1990 г. Кодекса канонов Восточных Церквей, который наряду с постановлениями Ливанского Собора 1736 г. рассматривается в качестве основы церковного права М. к. Ц. (Valognes. 1994. P. 382).

В период сирийского протектората после окончания гражданской войны (1990-2005) роль М. к. Ц. снова выросла на фоне ослабления политических партий и эмиграции мн. прежних лидеров общины. Еще в 1987 г. патриарх Насралла Бутрос Сфейр предпринял ряд зарубежных визитов. В ходе поездки в СССР он обратил внимание патриарха Московского и всея Руси Пимена на страдания ливанского народа, находящегося 13 лет в состоянии «беспрерывных войн» (ЖМП. 1988. № 3. С. 54). Этапным для М. к. Ц. стал созыв в нояб.-дек. 1995 г. специальной ассамблеи католического Синода епископов по Ливану, рассмотревшей вопросы существования католич. общин в стране. Продолжением централизаторской деятельности Папского престола стали визит в Ливан в мае 1997 г. папы Иоанна Павла II и приемы в Ватикане духовных лидеров маронитской общины. Так, в апр. 2005 г. представители высшего маронитского духовенства во главе с патриархом Насраллой Бутросом Сфейром присутствовали на инаугурации Бенедикта XVI, а в 2011 г. Патриарх Бешара Бутрос ар-Раи стал членом Верховного суда Апостольской сигнатуры.

М. к. Ц. активно взаимодействует с др. религ. общинами Ближ. Востока. Она участвует в работе Ближневосточного совета Церквей, стремящегося сохранить богослужебные традиции Востока. 15 нояб. 2011 г. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл встречался с патриархом Бешарой Бутросом ар-Раи в ходе официального визита в Сирию и Ливан. 26 февр.- 1 марта 2013 г. Патриарх Бешара Бутрос ар-Раи по приглашению РПЦ в рамках двусторонних встреч между М. к. Ц. и Московским Патриархатом посетил Москву. Во время визита он встречался с Патриархом Кириллом и ординарием архиепархии Божией Матери в Москве архиеп. Паоло Пецци, служил мессу в кафедральном соборе Непорочного зачатия Пресв. Девы Марии и участвовал в передаче правосл. храму прп. Марона Пустынника Сирийского в Старых Панех частицы мощей этого святого, подаренной католич. епархией г. Фолиньо в Италии.

Во время т. н. Революции кедров (2005), положившей конец прямому сир. влиянию в Ливане и стимулировавшей политическую активизацию маронитов, М. к. Ц. заняла примиренческую позицию. События «арабской весны» и особенно гражданской войны, начавшейся в 2011 г. в Сирии, вызвали беспокойство маронитской иерархии, опасавшейся усиления в регионе радикальных исламистских сил. Маронитские церковные деятели, ранее настроенные антисирийски, стали заявлять, что падение режима Б. Асада не отвечает интересам сир. христиан.

Ист.: La doctrine syro-antiochienne sur le sacerdoce dans sa version Maronite / Éd. M. Breydy. Jounieh, 1977; Jean Maron. Exposé de la foi et autres opuscules / Éd., trad. M. Breydy. Louvain, 1988. 2 vol. (CSCO; 497-498. Syr.; 209-210); Le Traité des «Dix chapitres» de Thomas de Kfarta b: Un document sur l'origine de l'Église maronite / Éd. Ch. Chartouni. Beyrouth, 1986; Kita b al-Huda , ou Livre de la Direction: Code Maronite du Haut Moyen Age / Éd. P. Fahed. Alep, 1935; Un ancien calendrier de l'Église Maronite par Gebrail Ibn al-Qola‘i // Martyrologes et ménologes orientaux / Éd. R. Griveau. Turnhout, 1988r. P. 345-353. (PO; T. 10. Fasc. 4); Istifa n ad-Duwayh. Ta rkh  -a 'ifa al-ma ru niyya / Ed. R. aš-Šartu n. Bayru t, 1890 (на араб. яз.); Synodus provincialis... nationis Syrorum Maronitarum... in Monte Libano celebrata anno 1736. R., 1820; Anaissi T., ed. Bullarium Maronitarum. R., 1911; idem, ed. Collectio documentorum Maronitarum. Liburni, 1921; Pentalogie Antiochienne: Domaine maronite / Ed. Y. Moubarac. Beyrouth, 1984. T. 1. Pt. 1-2; T. 2. Pt. 1-2; T. 3-5; Nau F., éd. Opuscules maronites. P., 1899-1900. 2 pt.; The Maronite Rite: A Catechism / Ed. Msgr. Joseph Abi Nader. [S. l.], 1972.
Лит.: Naironus A. F. Dissertatio de origine, nomine, ac religione Maronitarum. R., 1679; Le Quien. OC. T. 3. Col. 1-100; Марониты // СИППО. 1893. Т. 4. Авг. С. 462-523; Debs J. Protestation en faveur de la perpétuelle orthodoxie des Maronites. Beyrouth, 1900; idem. (Yu suf ad-Dibs, archbp.). Al-Ja mi‘ al-mufassal f ta'rkh al-mawa rina al-mu'assal. Beirut, 1905 (на араб. яз.); Vailhé S. Les origines religieuses des Maronites // EO. 1900/1901. Vol. 4. P. 96-102, 154-162; 1901/1902. Vol. 5. P. 281-289; idem. L'Église Maronite, du Ve au IXe siècle // Ibid. 1906. Vol. 9. P. 257-268, 344-351; Al-Ghaziri B. G. Rome et l'Église Syrienne-Maronite d'Antioche, 517-1531. P., 1906; Ristelhueber R. Les traditions françaises au Liban. P., 19252; Abraham P. The Maronites of Lebanon. Wheeling, 1931; Graf G. Der maronitische Nomokanon «Buch der rechten Leitung» // Oriens Chr. 1936. Bd. 33. S. 212-232; idem. Geschichte. Bd. 2. S. 94-102; Bd. 3. S. 299-512; Raphaël P. Le rôle du Collège maronite romain dans l'orientalisme aux XVIIe et XVIIIe siècles. Beyrouth, 1950; Chabot J.-B. Les listes patriarcales de l'Église Maronite // Mémoires de l'Institiut Nationale de France. P., 1951. Vol. 43. N 2. P. 21-43; Clercq C., de. Maronite (droit canonique) // DDC. 1957. Vol. 6. Col. 811-829; Salibi K. The Maronites of Lebanon under Frankish and Mamluk Rule (1099-1516) // Arabica. Leiden, 1957. Vol. 4. N 3. P. 288-303; idem. Maronite Historians of Mediaeval Lebanon. Beirut, 1959; idem. The «Muqaddams» of Bšarr: Maronite Chieftains of the Northern Lebanon, 1382-1621 // Arabica. 1968. Vol. 15. N 1. P. 63-86; idem. A House of Many Mansions: The History of Lebanon Reconsidered. L., 2002r; Dib P. Histoire de l'Église Maronite. Beyrouth, 1962 (англ. пер.: History of the Maronite Church. Detroit, 1971); idem. Histoire des maronites. Beyrouth, 2001. 3 vol.; Clément Marc, l'abbé. La collégialité de l'épiscopat dans l'Église maronite: Étude des canons 19-21 du concile du Mont Liban en 1736 // POChr. 1965. T. 15. N 4. P. 307-332; Mahfoud G. J. Le monachisme maronite du Xe siècle à la fin du XVIIe // Melto. Kaslik, 1966. N 1. P. 5-55; Daw B. Ta'rkh al-mawa rina. Bayru t, 1970-2002. 4 vol. (на араб. яз.); Naaman P. Théodoret de Cyr et le monastère de Saint Maroun: Les origines des maronites: Essai d'histoire et de géographie. Beyrouth, 1971; Gribomont J. Documents sur les origines de l'Église maronite // PdO. 1974. Vol. 5. N 1. P. 95-132; Joubeir A. Kita b al-Huda: Essai. [S. l.,] 1974; Родионов М. А. Марониты: Из этноконфессиональной истории Вост. Средиземноморья. М., 1982; Breydy M. Geschichte der syro-arabischen Literatur der Maroniten vom VII. bis XVI. Jh. Opladen, 1985; Mahfouz J. Short History of the Maronite Church. Beirut, 1987; Encyclopédie maronite. Kaslik, 1992. Vol. 1; Awit M. The Maronites. Bkerké, 1994; Valognes J.-P. Vie et mort des chrétiens d'Orient: Dès origines à nos jours. P., 1994; Beggiani S. J. The Divine Liturgy of the Maronite Church: History and Commentary. N. Y., 1998; Hourani G. A Reading in the History of the Maronites of Cyprus from the VIIIth Cent. to the Beginning of British Rule // J. of Maronite Studies. 1998. Vol. 2. N 3 [Электр. ресурс: www.maronite-institute.org/MARI/JMS/july98/A_Reading_in_the_History.htm]; Suermann H. Die Gründungsgeschichte der Maronitischen Kirche. Wiesbaden, 1998; Булеков А., диак. О Маронитской Церкви // АиО. 1999. № 3(21). С. 346-372; № 4(22). С. 301-330; 2000. № 1(23). С. 322-350; Beggiani S., El-Hayek E. Maronite Church // NCE. 20032. Vol. 9. P. 190-201; Moosa M. The Maronites in History. Piscataway (N. J.), 2005r; Walbiner C.-M. Das maronitische Bildungwesen von der frühen Neuzeit bis zur Gegenwart: Ein knapper Überblick // Bildungsformen und Bildungsträger zwichen Tradition und Moderne / Hrsg. St. Leder, H. Schönig. Halle, 2007. S. 61-78. (Orientwissenschaftliche Hefte; 22); Gemayel B., bp. The Virgin Mary in the Maronite Church / Transl. G. Y. El-Khalli. Zionsville (Ind.), 2008; Naufal A. Les Maronites et le Monothélisme // Byzantium in Early Islamic Syria / Ed. N. M. El Cheikh, Sh. O'Sullivan. Beirut, 2011. P. 59-87; Родионов М. А., Сарабьев А. В. Марониты: Традиции, история, политика. М., 2013.

Список патриархов М. к. Ц.

(в качестве начала правления указывается дата избрания; до XIII в. имена и датировки правления спорны): Юханна Марун (Иоанн Марон) (?), Кир, Гавриил I, Юханна Марун II, Юханна I, Григорий I, Истифан (Стефан) I, Марк, Евсевий, Юханна II, Йешуа I, Дауд (Давид) I, Григорий II, Хабиб (Феофилакт), Йешуа II, Дометий, Исхак (Исаак), Юханна III, Семаан (Симон, Шемун) I, Иеремия I, Юханна IV, Семаан II, Семаан III, Юсеф (Иосиф) I аль-Джерджесси (ок. 1100), Бутрос (Петр) I (ок. 1121), Григорий III (ок. 1130), Якуб (Иаков) (ок. 1141), Юханна V (50-е гг. XII в.), Бутрос II (ок. 1154), Бутрос III (ок. 1173 или 1179), Бутроc IV (ок. 1199?), Иеремия II аль-Амшити (? - 1230), Даниил I (30-е гг. XIII в.), Юханна VI аль-Джаджи (ок. 1239), Семаан IV (ок. 1245 - после 1256), Якуб II (ок. 1277), Даниил II Хадшити (? - 1282), Иеремия III (1282-1297 (?)), Лука Банхрани (после 1282 - ?), Семаан V (? - 1339), Юханна VII аль-Акури (? - ок. 1357), Джибраил (Гавриил) (II) Хджула (? - 1367), Дауд II Юханна (? - 1404), Юханна VIII аль-Джаджи (? - 1445), Якуб III (1445-1468), Юсеф II (1468-1492), Семаан VI (1492-1524), Муса (Моисей) аль-Аккари (1524-1567), Михаил I ар-Риззи (1567-1581), Саркис ар-Риззи (1581-1596), Юсеф III ар-Риззи (1596-1608), Юханна IX Махлуф (1608-1633/34), Джирджис (Георгий) I Умейра (Амира; 1633/34-1644), Юсеф IV аль-Акури (1644-1648), Юханна X Бавваб (Сафрави; 1648-1656), Джирджис II (1656/57-1670), Истифан II ад-Дувейхи (1670-1704), Джибраил II (III) (1704-1705), Якуб IV Аввад (1705-1733), Юсеф V Дергам аль-Хазин (1733-1742), Семаан VII Аввад (1742/43-1756), Товия аль-Хазин (1756-1766), Юсеф VI Истифан (1766-1793), Михаил II Фадель (1793-1795), Филипп Жмайель (1795-1796), Юсеф VII ат-Тайян (1796-1809), Юханна XI аль-Хелу (Хульв; 1809-1823), Юсеф VIII Хобейш (1823-1845), Юсеф IX аль-Хазин (1845-1854), Булос (Павел) I Масад (1854-1890), Юханна XII аль-Хаджж (1890-1898), Ильяс аль-Хувайек (1899-1931), Антун (Антоний) Арида (1932-1955), Булос II Бутрос Меуши (1955-1975), Антун II Бутрос Хорейш (1975-1986), Насралла Бутрос Сфейр (1986-2011), Бешара Бутрос ар-Раи (с 2011).

М. А. Родионов

Богослужение

Литургической традицией М. к. Ц. является западносирийский обряд, богослужение совершается на сир. и араб. языках. Богослужение М. к. Ц. неоднократно подвергалось латинизации с целью приближения его к римскому обряду. Перечень таинств в наст. время не отличается от принятого в католич. Церкви: Крещение, Конфирмация, Евхаристия, Покаяние, Брак, Священство и Елеопомазание. Кроме того, на богослужение М. к. Ц. оказал определенное влияние и восточно-сирийский обряд, что свидетельствует о тесной связи маронитов с Эдессой. Так, 3-я анафора ап. Петра, которая являлась одним из основных вариантов евхаристической молитвы, используемой в М. к. Ц., по структуре и содержанию близка к восточносир. анафоре апостолов Аддая и Мари и, по всей видимости, имеет с ней общее происхождение. Структура 3-й анафоры ап. Петра: краткий вступительный диалог, praefatio, Sanctus, молитва post-Sanctus, анамнесис, institutio, intercessio и эпиклеза (в анафоре Аддая и Мари, однако, установительные слова отсутствуют). Реконструкция развития маронитского богослужения затрудняется тем, что самая ранняя рукопись Евхология М. к. Ц. (Vat. 309) датируется 1454 г. (имеются также неск. листов, относящихся к XII в.). Эта рукопись и др. манускрипты, относящиеся ко времени вплоть до XVI в., свидетельствуют о сильном влиянии анатолийской богослужебной традиции: в них содержатся анафора иерусалимской литургии апостола Иакова, а также анафоры западносир. типа.

Попытки проведения литургической реформы, целями к-рой были унификация богослужения и устранение из него искусственной латинизации, предпринимались в М. к. Ц. неоднократно в течение XX в. Эти попытки активизировались после II Ватиканского Собора, в 1982 г. проект реформы был одобрен Синодом епископов М. к. Ц. В новые издания литургических книг М. к. Ц. (см., напр.: Qurbono: The Book of Offering: The Service of the Holy Mysteries According to the Antiochene Syriac Maronite Church. N. Y., 1993 [Season of the Glorious Birth of the Lord]; 1994 [Season of Great Lent and Passion Week]) входит 5 анафор западносир. (анатолийского) и александрийского типов (анафоры 12 апостолов, «апостола Петра, главы апостолов», ап. Иоанна Богослова, ап. Марка, а также анафора литургии ап. Иакова); кроме того, совр. маронитский Евхологий содержит анафору Сикста, папы Римского.

Литургия ( ), предваряемая проскомидией (на жертвеннике), в наст. время совершается по следующей схеме: 1) литургия Слова: энарксис (входной псалом или песнопение; возглас «Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно»; молитва дня, читаемая священником; «Слава в вышних Богу»; молитва о прощении с каждением; гимн дня; молитва кадила), Трисвятое; молитва Трисвятого; прокимен; чтение отрывков из ВЗ и Апостола (в воскресенье читаются 2 отрывка из ВЗ и 2 - из Апостола, в др. дни - по одному отрывку из ВЗ и из Апостола); процессия с Евангелием и кадилом; изменяемый стих, сопровождаемый пением «Аллилуия»; чтение Евангелия; проповедь; 2) евхаристическое богослужение: пение всеми присутствующими Никео-Константинопольского Символа веры; aсcessus ad altare; перенесение Св. Даров на престол; каждение; преподание мира; снятие покрова с Даров; анафора; преломление Агнца; погружение части Агнца в чашу; возношение Агнца; пение «Отче наш»; покаянные молитвы; возглашение «Святая святым», причащение священнослужителей и причащение мирян (поется причастен); благодарственная молитва; заключительное благословение и отпуст. Причащение может совершаться как под одним, так и под двумя видами.

Суточный круг богослужения в М. к. Ц. включает полунощницу, утреню, 3, 6, 9-й часы, вечерню и повечерие. Литургический год начинается в 1-е воскресенье нояб. и делится на 6 циклов, связанных с важнейшими праздниками или периодами года (Рождество Христово, Богоявление, Великий пост и Страстная седмица, Пасха, Пятидесятница и праздник Св. Креста (14 сент.)). Поскольку М. к. Ц. использует григорианский календарь и зап. пасхалию, большинство праздников совпадают по датам с принятыми в рим. обряде. Тем не менее часть событий празднуется в иные дни (напр., Благовещение Пресвятой Богородицы приходится на 4-е воскресенье нояб.).

Лит.: Sauget J.-M. Le mariage dans le rite maronite // Le mariage: Sa célébration et sa spiritualité dans les Églises d'Orient / Éd. A. Raes. Chevetogne, 1959. P. 136-152; Gemayel P.-E. Avant-messe maronite: Histoire et structure. R., 1965. (OCA; 174); Macomber W. F. The Maronite and Chaldean Versions of the Anaphora of the Apostles // OCP. 1971. Vol. 37. P. 55-84; idem. A Theory on the Origins of the Syrian, Maronite and Chaldean Rites // Ibid. 1973. Vol. 39. P. 235-242; Sánchez Caro J. M. La anáfora de Addai y Mari y la anáfora maronita Sarrar: Intento de reconstrucción de la fuente primitiva común // Ibid. 1977. Vol. 43. P. 41-69; Magne J. L'Anaphore nestorienne dite d'Addée et Mari et l'anaphore maronite dite de Pierre III: Étude comparative // Ibid. 1987. Vol. 53. P. 107-158; Les liturgies syriaques / Éd. F. Cassingena-Trévédy, I. Jurasz. P., 2006.
Е. А. Заболотный
Ключевые слова:
Восточные католические Церкви, общее наименование Церквей, пребывающих в вероучительном и иерархическом единстве с Римско-католической Церковью, но употребляющих восточные обряды Маронитская Католическая Церковь [Сирийская Маронитская Церковь Антиохии], одна из Восточных католических Церквей
См.также:
АССЕМАНИ семья маронитов, из кот. вышли ученые и богословы Иосиф Симон А. (1687-1768), Стефан Эводий А., еп. Апамеи (1707-1782), Иосиф Алоизий А., проф. (1710-1782)
ВОСТОЧНЫЕ КАТОЛИЧЕСКИЕ ЦЕРКВИ общее наименование Церквей, пребывающих в вероучительном и иерархическом единстве с Римско-католической Церковью, но употребляющих вост. обряды
ГЕРМАН ФАРХАТ (1670 - 1732), маронитский церковный деятель, один из создателей и идейный вдохновитель ордена ливан. монахов, архиеп. Халебский, ученый-арабист
ИАКОВ САРУГСКИЙ (Серугский; 451/2 - 521), еп. г. Батны (Батнан, ныне Суруч, Турция) в окр. Саруг (пров. Осроена); сир. поэт, богослов антихалкидонитского направления