Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

КОРДОВСКИЕ МУЧЕНИКИ
Т. 37, С. 668-678 опубликовано: 17 августа 2019г.


КОРДОВСКИЕ МУЧЕНИКИ

[Испан. Mártires de Córdoba], христиане, казненные в IX-X вв. в г. Кордова (Испания), столице мусульм. гос-ва Андалус, в т. ч. 48 христиан, пострадавших между 850 и 859 гг. в ходе т. н. движения мучеников (movimiento martirial), описанного и во многом вдохновленного св. Евлогием Кордовским († 859). Многие из К. м. сознательно нарушали законы гос-ва Андалус, чтобы принять смерть ради Христа: они публично отвергали ислам, выступали с проповедью христ. веры, непочтительно отзывались об исламе и о мусульм. пророке Мухаммаде. В соответствии с нормами мусульм. права эти преступления карались смертью.

В IX в. кордовская община мосарабов (испан. христиан, живших под мусульм. господством), по-видимому, была крупнейшей в Андалусе. После араб. завоевания Пиренейского п-ова (711-714) христиане, получившие статус зиммиев, платили особый налог, джизью, и были ограничены в правах. Зиммиям запрещалось порицать Коран, ислам и Мухаммада, помогать отступникам от ислама. Эти запреты подчеркивали неполноправное положение иноверцев в мусульм. гос-ве. Мосарабы обладали автономией: кордовской христ. общиной руководили подконтрольные мусульм. властям чиновники - комит (comes) и его помощники, судья (censor) и сборщик податей (exceptor), а также викарий (заместитель комита) и претор (начальник полиции). В городе находилась епископская кафедра, действовал ряд церквей: внутри городских стен были церкви св. Киприана и Девы Марии, в пригородах - базилики мучеников Ацискла и Зоила и Трех святых, мон-рь Кутеклара и др. храмы и мон-ри. В горах к северу от Кордовы находились небольшие мон-ри, возникшие в VIII-IX вв. и сыгравшие важную роль в движении К. м., самые известные - муж. мон-рь Спасителя, или Пинна-Меллария (Пиннамеллар, Пеньямелария; примерно в 5 км от Кордовы), и «смешанный» мон-рь Табанос (примерно в 10 км от города) (Arce Sainz. 1992). Многие мученики жили в этих мон-рях и поддерживали тесные отношения с их насельниками, учились в школах, которые существовали при некоторых церквах и монашеских обителях.

Источники

Основной источник сведений о К. м., пострадавших до 859 г.,- сочинения кордовского пресв. св. Евлогия. В «Памятной книге святых» (Memoriale sanctorum; между 851 и 856) св. Евлогий описал гибель более 40 христиан, которых он уподоблял древним мученикам вопреки мнению церковных иерархов и др. влиятельных мосарабов, считавших К. м. самоубийцами и религ. фанатиками. Значительная часть трактата посвящена критике ислама и его последователей, к к-рым св. Евлогий относился крайне негативно: в его представлении ислам - еретическое учение, изобретенное лжепророком, которого обольстили демоны, а мусульмане - жестокие и безнравственные люди, гонители праведников (см.: Wolf. 1988. P. 56-60; Aldana García. 2000). Соч. «Мученическое свидетельство» (Documentum martyriale) посвящено Флоре и Марии, юным христианкам, заключенным в тюрьму по обвинению в отступничестве от ислама. Св. Евлогий убеждал их не уступать требованиям мусульман и хранить верность Христу до конца, невзирая на притеснения и неизбежную смерть. Основная тема соч. «Оправдание мучеников» (Liber apologeticus martyrum), написанного вскоре после казни мучеников Рудерика и Саломона (13 марта 857),- апология христиан, которые мужественно исповедали истинную веру и обличили нечестие мусульман. В трактат включено краткое полемическое жизнеописание Мухаммада, представленного как ересиарх, обманщик, лжепророк и безнравственный человек. По словам св. Евлогия, он обнаружил это сочинение в монастыре Лейре; возможно, оно было написано в Юж. Испании на рубеже VIII и IX вв. О некоторых К. м. сообщается также в письмах Евлогия, адресованных св. Павлу Альвару († после 859), св. Бальдеготоне, впоследствии принявшей мученическую смерть, и Вилиесинду, еп. Памплоны (см.: Pérez de Urbel. 1942; Christian-Muslim Relations. 2009. P. 679-683; La Hispania. 2010. P. 277-284).

Знатный кордовский мосараб Павел Альвар, друг Евлогия, также посвятил неск. сочинений защите К. м. и полемике с мусульманами. Его основной трактат на эту тему - «Путеводное сияние» (Indiculus luminosus; 854), в к-ром он сначала опровергает доводы христиан, критиковавших действия мучеников, а затем излагает христ. т. зр. на ислам в форме толкования ветхозаветных пророчеств об антихристе в Книге Даниила и описания чудовищ Левиафана и Бегемота в Книге Иова. После гибели св. Евлогия Павел Альвар составил Житие с целью оправдать действия друга: по его словам, святой мужественно противостоял мусульм. властям, жестоко притеснявшим христиан (см.: Sage. 1943; Christian-Muslim Relations. 2009. P. 645-648; La Hispania. 2010. P. 269-274).

Мученичество св. Евлогия. XVII в. Неизв. худож. (Кафедральный собор в Кордове)
Мученичество св. Евлогия. XVII в. Неизв. худож. (Кафедральный собор в Кордове)

Мученичество св. Евлогия. XVII в. Неизв. худож. (Кафедральный собор в Кордове)

По-видимому, святые Евлогий и Павел Альвар следовали примеру своего учителя, аббата Спераиндео, составившего описание гибели мучеников Иоанна и Адульфа (не сохр.), а также полемический трактат против ислама, выдержку из которого Евлогий привел в «Памятной книге святых». В этом фрагменте Спераиндео критиковал мусульм. верование, что на небесах праведникам будут дарованы прекрасные девы для наслаждений, и сравнивал рай, описанный в Коране, с публичным домом (CSM. T. 2. P. 375-376). Представления об исламе как о религии, к-рая поощряла нравственную распущенность, получили развитие в трудах святых Евлогия и Павла Альвара; возможно, они восходили к сочинениям ближневосточных полемистов, в т. ч. прп. Иоанна Дамаскина. Сохранилось письмо Спераиндео св. Павлу Альвару с критикой ереси антитринитариев (возможно, адопциан), к-рые отрицали божественность Христа и, т. о., были близки к учению ислама (Ibid. T. 1. P. 203-210; см. также: Christian-Muslim Relations. 2009. P. 633-635).

Продолжателем трудов святых Евлогия и Павла Альвара считают Самсона († 890), аббата мон-ря Пинна-Меллария, автора соч. «Книга в защиту веры» («Апологетик»; 864). Самсон критиковал представителей мосарабской элиты, угождавших мусульм. властям и пренебрегавших интересами христиан. Так, комит Серванд притеснял христиан и тем самым вынудил нек-рых из них отступить от Христа и принять ислам. Самсон резко критиковал ислам и образ жизни мусульман, считая характерными для них алчность, жестокость и безнравственность. По его мнению, нравственная распущенность, царившая при дворе кордовского эмира, оказывала негативное влияние на христиан, к-рые стремились подражать мусульманам и перенимали их дурные обычаи (см.: Christian-Muslim Relations. 2009. P. 691-694; La Hispania. 2010. P. 288-290). Сочинения святых Евлогия, Павла Альвара и Самсона - важнейшие источники сведений о жизни христиан Андалуса в IX в.

Сведения о нек-рых К. м. сохранились в сказании мон. Аймоина из аббатства Сен-Жермен-де-Пре в Париже о перенесении мощей мучеников Георгия, Аврелия и Наталии (BHL, N 3409; PL. 115. Col. 939-960). В основу сказания были положены рассказы монахов Узуарда и Одиларда, доставивших реликвии из Кордовы в Париж. Согласно Аймоину, аббат Хильдуин II послал монахов в Испанию за мощами св. Винцентия, но по пути им стало известно, что святыню вывезли в Италию. По прибытии в Барселону монахи узнали от аристократа Сунифреда о гонении на христиан в Андалусе и о мучениках, принявших смерть за веру. В марте 858 г. Узуард и Одилард прибыли в Кордову, где встретились с пресвитерами Евлогием и Самсоном (впосл. аббат Пинна-Мелларии). Св. Евлогий поведал франк. монахам о страданиях К. м., но кордовские клирики отказались передать их мощи. Монахи обратились к еп. Саулу, который уговорил насельников Пинна-Мелларии отдать им останки мучеников Георгия, Аврелия и Сабиготоны (Наталии), пострадавших в 852 г. и похороненных в мон-ре. Ночью, втайне от мусульман, монахи разобрали алтарь, воздвигнутый над могилой мучеников, и обнаружили под ним мощи Георгия, Аврелия (кроме головы) и череп Сабиготоны. По-видимому, св. Евлогий составил для Узуарда и Одиларда сказание об этих мучениках (BHL, N 3408), текст к-рого сохранился в рукописи IX в. из аббатства Сен-Жермен-де-Пре (Paris. lat. 13760. Fol. 59-82v). В мае 858 г. монахи покинули Кордову с войсками эмира, выступившими для подавления мятежа в Толете (ныне Толедо), и через Сарагосу и Барселону вернулись в королевство зап. франков. По дороге от мощей мучеников совершались чудеса. В окт. 858 г. Узуард и Одилард присоединились к др. монахам Сен-Жермен-де-Пре, укрывшимся от викингов в Эмане (деп. Сена и Марна). Запись о прибытии мощей К. м. была внесена в Сен-Бертенские анналы (Annales Bertiniani / Ed. G. Waitz. Hannover, 1883. P. 51. (MGH. Scr. Germ.; [5])). По повелению кор. Карла Лысого некий Манцион, вероятно клирик, служивший в королевской канцелярии, посетил Испанию и проверил достоверность сведений о К. м. Манцион сообщил, что в Кордове продолжались гонения на христиан: он лично присутствовал при казни 2 девочек-сестер. Вероятно, Манцион также доставил в королевство франков известие о гибели св. Евлогия, казненного 11 марта 859 г.

Вернувшись из Кордовы, Узуард приступил к составлению Мартиролога, включив в него дни памяти некоторых К. м.: Соломона (8 февр.), Илии, Павла и Исидора (17 апр.), Перфекта (18 апр.), Секундина (21 мая), Исаака (3 июня), Петра, Авенция, Иеремии и др. 3 мучеников (7 июня), Абундия (8 июня), Фандилы (13 июня); Павла (20 июля), Леовигильда и Христофора (20 авг.), Георгия, Аврелия, Феликса, Наталии и Лилиозы (27 авг.), Эмилы и Иеремии (17 сент.), Евлогия (20 сент.), Адульфа и Иоанна (27 сент.), Флоры и Марии (24 нояб.) (см.: Gaiffier. 1937; Nelson. 1990; Christys. 1998; Tolan. 2001).

Мосарабская традиция почитания К. м. получила отражение в Кордовском календаре (сер. X в.), вероятно составленном Рецемундом (Ибн Заидом) на основе арабского календаря Ариба ибн Саида аль-Куртуби. Рецемунд, уроженец Кордовы, был секретарем халифов Абд ар-Рахмана II и аль-Хакама II; в 953 г. он возглавил посольство к герм. кор. Оттону I и впосл. был возведен на епископскую кафедру в Эльвире. В лат. версии календаря указано поминовение Перфекта (30 апр.), аббата Спераиндео (7 мая), Пелагия (26 июня), Эмилы (15 сент.), Адульфа и Иоанна (28 сент.), а также Павла Альвара (7 нояб.). Т. о., дни памяти большинства К. м. отсутствуют в календаре. По-видимому, их почитание не было одобрено мосарабскими церковными иерархами и не получило развития в Кордове. Нек-рые мученики, чьи мощи в средние века хранились в др. местах, считались местночтимыми святыми (напр., Евлогий, Леокриция и Пелагий - в Овьедо).

IX в.

По свидетельству св. Евлогия, первыми К. м. были Иоанн и Адульф, пострадавшие в начале правления эмира Абд ар-Рахмана II (822-852). Сказание о них, составленное аббатом Спераиндео, не сохранилось; по свидетельству Узуарда, они были похоронены в ц. св. Киприана (известно Мученичество Иоанна и Адульфа - BHL, N 84). Наличие памяти Спераиндео в Кордовском календаре указывает на то, что аббат также мог стать жертвой гонений, но его ученики святые Евлогий и Павел Альвар об этом не упоминают.

Мученичество св. Иоанна. Гравюра из кн.: Het bloedig tooneel, of Martelaers spiegel. Amst., 1685. P. 233. Мастер Я. Лёйкен (Б-ка меннонитов, США)
Мученичество св. Иоанна. Гравюра из кн.: Het bloedig tooneel, of Martelaers spiegel. Amst., 1685. P. 233. Мастер Я. Лёйкен (Б-ка меннонитов, США)

Мученичество св. Иоанна. Гравюра из кн.: Het bloedig tooneel, of Martelaers spiegel. Amst., 1685. P. 233. Мастер Я. Лёйкен (Б-ка меннонитов, США)

В «Памятной книге святых» описание подвигов К. м. начинается с рассказа о пресв. Перфекте, уроженце Кордовы, который был воспитан в мон-ре и учился в школе при ц. св. Ацискла. Однажды некие мусульмане остановили его на улице и попросили объяснить, что христиане думают о Христе и о Мухаммаде. Священник отказался, предупредив, что его слова могут быть восприняты как оскорбление ислама, но мусульмане поклялись сохранить их в тайне. Тогда пресв. Перфект заявил, что Мухаммад - один из лжепророков, чье появление было предсказано в Евангелиях; он соблазнял людей ложными чудесами и учил безнравственности. Мусульмане затаили злобу на священника и через нек-рое время донесли мусульм. судье (кади), что он оскорбил ислам. Сначала Перфект отверг это обвинение, но, проведя в тюрьме неск. месяцев, укрепился духом и решил исповедать Христа, подобно древним мученикам, чтобы принять смерть за веру. В присутствии судьи он повторил обвинения в адрес Мухаммада и был осужден на казнь (18 апр. 850). Перфекта торжественно похоронили в ц. св. Ацискла и вскоре стали почитать как мученика. Св. Евлогий сообщает о чудесных событиях, связанных с его именем, в т. ч. о гибели 2 мусульман, утонувших в реке в день казни мученика, и смерти евнуха Назара, приближенного эмира, к-рую Перфект предсказал незадолго до гибели (по словам Евлогия, евнух был виновником ареста и казни мученика).

В отличие от пресв. Перфекта мон. Исаак сознательно нарушил мусульманские законы и, т. о., спровоцировал свой арест. Исаак, происходивший из богатой и знатной христ. семьи, получил араб. образование и был назначен сборщиком податей. Впосл., отказавшись от должности, он вступил в мон-рь Табанос (основателями мон-ря были Иеремия, двоюродный брат Исаака, и его жена Елизавета; монашескую общину возглавлял аббат Мартин, брат Елизаветы). Через 3 года Исаак, явившись к мусульм. судье, заявил о намерении принять ислам и попросил кади рассказать ему об учении Мухаммада. Когда судья начал разъяснять ему основы ислама, монах прервал его и заявил, что Мухаммад был лжепророком и обманщиком, а его последователи, несомненно, обречены на вечные муки. В заключение Исаак посоветовал кади принять христианство. Судья подумал, что монах пьян или лишился рассудка, но тот заявил, что осознает последствия своих действий, готов проповедовать истинную веру и принять мученическую смерть. По докладу судьи эмир Абд ар-Рахман II вынес Исааку смертный приговор (3 июня 851). Обезглавленное тело мученика в назидание христианам пронесли по городу, затем сожгли и бросили прах в реку Гвадалквивир.

В июне-июле 851 г. в Кордове несколько человек приняли добровольное мученичество. 5 июня был казнен юноша Санкций (Санчо), уроженец королевства франков, захваченный в плен мусульманами и служивший в страже эмира. 7 июня погибли 6 христиан - Петр, Валабонс, Сабиниан, Вистремунд, Хабенций и Иеремия. По свидетельству св. Евлогия, Петр происходил из г. Астиги (ныне Эсиха, пров. Севилья), учился в мон-ре Кутеклара и стал пресвитером; вместе с ним в Кутекларе получил образование диак. Валабонс. Отец Валабонса, христианин, вопреки закону женился на мусульманке, которую он обратил в христианство. Опасаясь наказания, супруги покинули родные места и поселились в сел. Фрониан в горной местности близ Кордовы. После смерти жены муж отдал сына Валабонса и дочь Марию на воспитание в мон-ри, а сам вел аскетический образ жизни. Сабиниан, уроженец Фрониана, и Вистремунд, происходивший из Астиги, жили в монастыре св. Зоила, расположенном в дикой и глухой местности, где селились отшельники и аскеты. Монахи Хабенций и Иеремия были уроженцами Кордовы; Хабенций жил в монастыре св. Христофора, а старец Иеремия, родственник мч. Исаака,- в Табаносе, на строительство к-рого пожертвовал все свое имущество. Тела мучеников сожгли, а прах бросили в реку.

Казнь диак. Сисенанда состоялась 16 июля 851 г. Сисенанд родился в г. Пакс (ныне Бежа, Португалия), учился в Кордове при ц. св. Ацискла. Через несколько дней, 20 июля, мученическую смерть принял диак. Павел, родственник св. Евлогия, получивший образование в школе при ц. св. Зоила. Вдохновленный примером Павла, мон. Теодемир, уроженец Кармоны, также исповедал Христа и был казнен (обоих мучеников похоронили в ц. св. Зоила).

Казни христиан происходили не только в столице, но и в др. городах Кордовского эмирата. В «Памятной книге святых» повествуется о сестрах Нунилоне и Алодии, принявших смерть за веру 22 окт. 851 г. в Боске (вероятно, ныне Уэска). Сведения об их мученичестве св. Евлогий получил от Венерия, еп. Комплута (ныне Алькала-де-Энарес). Отец мучениц Нунилоны и Алодии был мусульманин, мать - христианка (т. о., согласно мусульм. праву, дети должны были стать мусульманами); овдовев, мать повторно вышла замуж и передала дочерей своей сестре, воспитавшей их в христ. вере. Благочестие девушек привлекло внимание мусульман, которые обвинили их в отступничестве от ислама. Несмотря на уговоры «презида», предлагавшего найти им достойных женихов и снабдить приданым, девушки объявили, что желают оставаться христианками. Их отдали для перевоспитания неким мусульманкам, но увещевания и угрозы оказались тщетными. Девушки, «исповедав Христа и презрев вражескую веру, пали от удара меча». В средние века почитание мучениц Нунилоны и Алодии получило распространение в Арагоне и Наварре, их мощи хранились в монастыре Лейре (после закрытия монастыря в 1836 перенесены в Адауэску). Сказание о мученичестве Нунилоны и Алодии, в к-ром более подробно описывается их исповедание веры перед мусульм. властями, было включено в Испанский пассионал (BHL, N 6252-6252c; изд.: Pasionario Hispánico / Ed. P. Riesco Chueca. Sevilla, 1995. P. 286-305).

Среди К. м. св. Евлогий выделял юных христианок Флору и Марию, которых он хорошо знал и для которых написал трактат «Мученическое свидетельство». Мария, сестра мч. Валабонса, с детства воспитывалась в мон-ре Кутеклара под рук. аббатисы Артемии, матери мучеников Иоанна и Адульфа. Казнь Валабонса оказала на Марию глубокое впечатление, и она решила последовать примеру брата и принять мученичество ради Христа. Флора происходила от смешанного брака; ее отец, мусульманин из Гиспалиса (араб. Ишбилия; ныне Севилья), рано умер, и мать воспитала Флору и ее сестру (по-видимому, Бальдеготону, впосл. также ставшую мученицей) в христ. вере. По закону Флора считалась мусульманкой, поэтому ей приходилось скрывать свою веру от старшего брата, ревностного мусульманина. Когда обстановка в семье обострилась, Флора и ее сестра бежали из дома и скрывались у знакомых христиан. Их брат, видимо пользовавшийся влиянием в Кордове, оказал давление на мосарабскую общину и потребовал обыскать дома христиан. Опасаясь за единоверцев, Флора вернулась домой и заявила брату, что она не намерена отрекаться от Христа. Сначала брат пытался воздействовать на нее убеждениями, но затем осознал, что «никакие его усилия не достигают цели, и даже наоборот, увидев, что старается напрасно, он притащил ее к судье». Флора утверждала, что с детства исповедовала христианство и, т. о., никогда не была мусульманкой, но брат обвинил неких христиан, якобы убедивших ее отступить от ислама: «Вот моя сестра… которая вместе со мной усердно исполняла требования закона и неуклонно следовала обычаям нашей веры. Но христиане своими постоянными уговорами побудили ее отвергнуть нашего пророка и отречься от обычаев, обманом заставили ее поверить, что Христос - это Бог» (Eulogius. Memoriale sanctorum. II 8. 7). Кади велел подвергнуть Флору бичеванию и передать брату для перевоспитания. Однако мусульмане не смогли заставить девушку отказаться от христ. веры: оправившись от ран, при первой возможности она снова сбежала из дома. Знакомые христиане предоставили ей укрытие, а затем отправили в сел. Оссария близ г. Тукци (ныне Мартос, пров. Хаэн). В это время с ней познакомился св. Евлогий, на к-рого стойкость и благочестие девушки произвели глубокое впечатление. Позднее Флора решила вернуться в Кордову, вновь предстать перед кади и принять мученическую смерть. В ц. св. Ацискла она встретила мон. Марию, также желавшую умереть за Христа. Они вместе отправились к судье, исповедали христ. веру и были заключены в тюрьму, где провели долгое время. Когда в тюрьму заключили и св. Евлогия, ему удалось побеседовать с Флорой и Марией, к-рые из-за тягот заключения утратили твердость духа. В написанном для девушек соч. «Мученическое свидетельство» св. Евлогий убеждал их в правильности избранного пути, напоминал о вечной награде и о том, что все христиане ждут от них мужественного исповедания веры. После повторной встречи с судьей девушек, не отказавшихся от своей веры, обезглавили на городской площади (24 нояб. 851). Головы мучениц похоронили в ц. св. Ацискла, а тело Марии перенесли в мон-рь Кутеклара (останки Флоры христианам получить не удалось). 29 нояб. св. Евлогий был освобожден, как он полагал, благодаря заступничеству мучениц перед Богом.

Арест св. Евлогия был вызван реакцией мусульм. властей и мосарабской элиты на движение К. м. Согласно Павлу Альвару, в нояб. 851 г. церковные власти попытались взять положение под контроль. По требованию еп. Реккафреда (вероятно, митрополита Гиспалиса), которого поддержали недостойные христиане, св. Евлогия и др. «неблагонадежных» священников во главе с епископом Кордовы бросили в тюрьму (Albarus. Vita Eulogi. 4; Idem. Indiculus luminosus. 19). Выйдя на свободу, Евлогий перестал совершать мессу, чтобы не быть причастным к неправедным действиям церковных иерархов. В 852 г. по настоянию эмира в Кордове состоялся церковный Собор; его участники отказались одобрить действия мучеников и представителей духовенства, которые их поддерживали.

13 янв. 852 г. были казнены пресв. Гумесинд и мон. Сервус Деи. Гумесинда, происходившего из Толета, в детстве родители привезли в Кордову и отдали в школу при ц. Трех святых; закончив обучение, он стал диаконом, затем пресвитером, служил в сельской церкви близ Кордовы. При этой церкви жили «затворники», пресв. Павел и мон. Сервус Деи, к-рый вместе с Гумесиндом отправился в город, исповедовал Христа и был казнен. Мучеников похоронили в ц. св. Христофора.

Более подробно Евлогий повествует о подвиге мучеников Георгия, Аврелия, Феликса, Сабиготоны и Лилиозы, погибших 27 июля 852 г. Аврелий, рожденный в браке мусульманина и христианки, рано лишился родителей. Несмотря на то что тетя воспитала его в традициях ислама, он исповедовал христ. веру и женился на Сабиготоне (Сабигото; Евлогий также называет ее Наталией). Сабиготона была дочерью «язычников», но ее мать вступила во 2-й брак с тайным христианином, к-рый крестил падчерицу. Феликс, родственник Аврелия, некогда обратился в ислам, но затем пожалел об этом и тайно исповедовал христианство со своей женой Лилиозой. Однажды Аврелий оказался свидетелем того, как мусульмане избивали некоего Иоанна, непочтительно отозвавшегося об их пророке. Под впечатлением от увиденного он решил исповедать Христа и вместе с женой стал вести аскетический образ жизни, готовясь к мученической смерти. Супруги соблюдали строгий пост и посещали заключенных христиан, в т. ч. мучениц Флору и Марию и св. Евлогия, к-рый одобрил их намерение. После казни мученицы Флора и Мария явились Сабиготоне и предсказали, что она примет мученический венец после встречи с монахом-чужестранцем. Продав все имущество, супруги вместе с детьми поселились в монастыре Табанос. Св. Евлогий, получив свободу, встретился с Аврелием и Сабиготоной в присутствии Павла Альвара и похвалил их за твердую решимость пострадать за Христа. Вскоре в Кордову прибыл мон. Георгий, уроженец Вифлеема и насельник палестинского мон-ря св. Саввы. По указанию настоятеля Давида он отправился для сбора пожертвований в Сев. Африку, но там мусульм. власти так угнетали христиан, что никаких средств ему собрать не удалось. Поэтому Георгий решил посетить Испанию, где, однако, положение христиан оказалось немногим лучше. Св. Евлогий вспоминал, что Георгий отличался исключительным аскетизмом (напр., никогда не мылся); он свободно изъяснялся по-гречески, по-арабски и по-латыни. Монах остановился в Табаносе, где аббат Мартин и аббатиса Елизавета познакомили его с Сабиготоной. Осознав, что Георгий - тот самый монах, о появлении к-рого предупреждали мученицы Флора и Мария, Аврелий и Сабиготона стали готовиться к исповеданию Христа. К ним присоединились Феликс и Лилиоза, также продавшие имущество и переселившиеся в Табанос. Аврелий в последний раз посетил св. Евлогия, чтобы попрощаться с ним. В назначенный день Сабиготона и Лилиоза, считавшиеся мусульманками, с непокрытыми головами пошли в церковь. На вопрос мусульман, почему они позволяют себе такое поведение, Аврелий и Феликс ответили, что они исповедуют Христа и более не намерены притворяться мусульманами. Об этом немедленно донесли судье, к-рый послал стражников арестовать супругов. Мон. Георгий, отказавшись от намерения отправиться в королевство франков, потребовал, чтобы его тоже арестовали, но стражники не стали этого делать, т. к. монах не совершил ничего противозаконного. Тогда Георгий стал во всеуслышание оскорблять ислам и его последователей и был схвачен. После 4-дневного пребывания в тюрьме, во время к-рого христианам было видение - лестница, поднимавшаяся на небо, где их ждал Христос,- они вновь предстали перед судом. Кади предложил отпустить Георгия, если он обещает впредь не оскорблять пророка, но монах назвал Мухаммада «учеником сатаны» и слугой антихриста. Когда все 5 мучеников исповедали Христа, их осудили на смерть. Рассказ о подвиге мучеников приведен не только в «Памятной книге святых» (Eulogius. Memoriale sanctorum. II 10), но и в Мученичестве Георгия, Аврелия и Наталии, к-рое, по-видимому, св. Евлогий написал для франк. монахов. В Мученичестве, адресованном христианам, не знакомым с исламом и с положением мосарабов в Андалусе, св. Евлогий изображал мусульман как кровожадных язычников, а ислам - как ересь, вдохновленную диаволом, и секту последователей сатаны.

Подвиг 5 мучеников решил повторить мон. Христофор, родственник и ученик св. Евлогия, живший в обители св. Мартина в горах близ Кордовы. Придя в город, он публично исповедал Христа и был брошен в тюрьму. Там Христофор познакомился с др. исповедником, мон. Леовигильдом, уроженцем Эльвиры и насельником мон-ря святых Иуста и Пастора во Фраге. Монахи были осуждены за оскорбление ислама и казнены 20 авг. 852 г.; их тела похоронили в ц. св. Зоила. Незадолго до смерти эмира Абд ар-Рахмана II (22 сент. 852) диак. Эмила и мирянин Иеремия, вместе учившиеся в школе при ц. св. Киприана, выступили с речью на араб. языке, в которой опровергли учение ислама, и были казнены 15 сент. В то же время престарелый мон. Рогелий, уроженец Эльвиры, познакомился с юным странником Сервиодео, прибывшим с Востока. Притворившись мусульманами, они вошли в Большую мечеть и во всеуслышание заявили, что истинная вера заключается в Евангелии, а последователи лжепророков обречены на вечные муки. Оскорбленные мусульмане попытались совершить самосуд, но присутствовавший в мечети кади остановил их и велел взять исповедников под стражу. Рогелия и Сервиодео приговорили к исключительно жестокому наказанию - им отрубили руки и ноги и только после этого обезглавили (16 сент. 852).

Св. Фандила. Ок. 1800–1820 гг. Неизв. худож.
Св. Фандила. Ок. 1800–1820 гг. Неизв. худож.

Св. Фандила. Ок. 1800–1820 гг. Неизв. худож.

Правление эмира Мухаммада I (852-886) началось в относительно спокойной обстановке, но к лету 853 г. положение снова осложнилось. В Кордову, чтобы учиться в одной из церковных школ, прибыл Фандила, уроженец г. Акци (ныне Гуадикс, пров. Гранада); он жил в Табаносе, а впосл. стал пресвитером в мон-ре Пинна-Меллария. Явившись к судье, он исповедал Христа и заявил, что ислам - ложное и безнравственное учение (Фандила был казнен 13 июня 853). 14 июня состоялась казнь 3 мучеников. Пресв. Анастасий, по-видимому уроженец Кордовы, учился при ц. св. Ацискла и затем жил в мон-рях. Мон. Феликс, по происхождению бербер, род. в Комплуте (ныне Алькала-де-Энарес), по неизвестным причинам оказался в Астурии, где принял христианство и стал монахом, а позднее прибыл в Кордову. Когда весть о казни монахов достигла Табаноса, юная мон. Дигна, давно стремившаяся к мученическому подвигу, явилась к судье, выступила с хулой в адрес мусульм. веры и была приговорена к смерти. 15 июня казнили Бенильду, пожилую матрону из Кордовы. По-видимому, именно эти исповедания К. м., повлекшие за собой их казни, побудили эмира Мухаммада отдать приказы о смещении христиан, занимавших придворные должности, и о разрушении церквей, построенных после араб. завоевания. Среди этих церквей был мон-рь Табанос, который мусульмане считали убежищем христ. «фанатиков». Монахини, жившие в Табаносе, поселились в городе, при ц. св. Киприана. Среди них была Колумба, сестра Мартина и Елизаветы, основателей и руководителей Табаноса. Она происходила из знатной мосарабской семьи и была воспитана в роскоши, но отказалась от выгодного брака и предпочла удалиться в семейный монастырь, где вела строгую жизнь. После разорения Табаноса Колумба стала готовиться к мученичеству, проводя дни и ночи в посте и молитвенных бдениях. Она исповедала Христа перед судьей и затем перед «советом сатрапов» во дворце и была казнена 17 сент. 853 г. Колумбу похоронили в ц. св. Евлалии в сел. Фрагеллас близ Кордовы. Примеру мученицы решила последовать юная мон. Помпоза, происходившая из богатой кордовской семьи; она с детства жила в основанном ее родителями мон-ре Пинна-Меллария и отличалась усердием в изучении Свящ. Писания. Несмотря на уговоры др. монахинь, Помпоза отправилась в Кордову, в присутствии судьи хулила мусульм. пророка Мухаммада и была осуждена на смерть (19 сент. 853); ее похоронили рядом с Колумбой в ц. св. Евлалии.

После гибели Колумбы и Помпозы количество христиан, исповедовавших свою веру перед мусульманами, сократилось. Пресв. Абундий из сел. Ананеллос, расположенного в горах близ Кордовы, по словам св. Евлогия, стал жертвой коварства «язычников». По-видимому, мусульмане донесли судье, что он хулил ислам; во время допроса Абундий повторил свои слова и был казнен 11 июля 854 г. Следующие мученики пострадали 30 апр. 855 г. Пресв. Аматор, уроженец г. Тукци, переехал вместе с родителями и братьями в Кордову, чтобы получить образование. Там он познакомился с мон. Петром и мирянином Людовиком, братом мч. Павла и родственником св. Евлогия. Вместе они были осуждены на смерть; тела мучеников бросили в реку, но христианам удалось обнаружить останки Петра и Людовика (Петра похоронили в Пинна-Мелларии, а Людовика - в сел. Пальма близ Италики (совр. пров. Севилья)). В том же 855 г. (точная дата неизвестна) пострадал Витесинд, происходивший из Эгабры (ныне Кабра, пров. Кордова); согласно сведениям св. Евлогия, он был новообращенным мусульманином, но вернулся в христианство и за это был осужден на смерть. Старец пресв. Илия из Лузитании и юные монахи Павел и Исидор погибли 17 апр. 856 г. (св. Евлогий не сообщает подробностей их мученичества). Знатный мосараб Аргимир, уроженец Эгабры, переехал в Кордову и был назначен судьей христ. общины. Впосл. он отказался от должности и удалился в монастырь. Когда его обвинили в хуле на мусульм. пророка Мухаммада, Аргимир отверг предложение принять ислам, исповедал Христа и был осужден на смерть (28 июня 856); его похоронили в ц. св. Ацискла, рядом с мч. Перфектом.

Св. Рудерик. 1646–1655 гг. Худож. Б. Э. Мурильо (Дрезденская картинная галерея)
Св. Рудерик. 1646–1655 гг. Худож. Б. Э. Мурильо (Дрезденская картинная галерея)

Св. Рудерик. 1646–1655 гг. Худож. Б. Э. Мурильо (Дрезденская картинная галерея)

Престарелая мон. Аурея (Аура) из обители Кутеклара была казнена по обвинению в вероотступничестве 19 июля 856 г. Отец Ауреи, мусульманин из Гиспалиса, по-видимому, рано умер, и вдова воспитала дочь в христ. вере. Впосл. Артемия, мать Ауреи, стала монахиней и возглавила обитель Кутеклара; ее сыновья Иоанн и Адульф - первые К. м., о к-рых сохранились сведения. Когда в Кордову прибыли родственники покойного мужа Артемии, они обнаружили, что Аурея - христианка, и донесли об этом судье. На допросе Аурея заявила, что готова соблюдать обычаи ислама, но втайне продолжала исповедовать христианство. Кордовский кади, родственник Ауреи по отцовской линии, знал об этом, но скрывал ее отступничество от ислама. Однако Аурея укоряла себя за то, что не проявила твердости в исповедании Христа, и решила принять мученическую смерть. Когда родственники, прибывшие из Гиспалиса, обнаружили, что Аурея по-прежнему оставалась христианкой, они обвинили ее в отступничестве. На этот раз она твердо отказалась от религии отца и погибла за христ. веру. Повествованием об Аурее св. Евлогий завершил «Памятную книгу святых».

Последние К. м., чей подвиг описал св. Евлогий,- Рудерик и Саломон, о к-рых сообщается в «Оправдании мучеников». Брат пресв. Рудерика, жившего в Эгабре, обратился в ислам и объявил, что Рудерик также стал мусульманином. Не имея такого намерения и опасаясь преследований, священник бежал из Эгабры и скрывался в горах близ Кордовы. Однажды ему пришлось спуститься в город, где он случайно встретил брата-мусульманина, к-рый привел его к судье и обвинил в отступничестве от ислама. Судья не принял во внимание объяснения Рудерика и предложил ему выбор - принять ислам или умереть. Священник отверг предложение принять ислам и был брошен в тюрьму, где познакомился с др. исповедником, Саломоном, который некогда принял ислам, затем вернулся в христ. веру и был осужден на смерть как отступник. Судья трижды безрезультатно призывал Рудерика и Саломона отречься от Христа; 13 марта 857 г. мучеников казнили.

Сведения о гибели св. Евлогия и мц. Леокриции приведены в сочинениях св. Павла Альвара. Мусульманка Леокриция, тайно обратившаяся ко Христу, по совету св. Евлогия и его сестры девы Анулоны бежала из дома. Благодаря св. Евлогию ей долгое время удавалось скрываться у христиан, но однажды она слишком долго оставалась в очередном убежище и была схвачена. Св. Евлогий, арестованный по обвинению в проповеди христианства среди мусульман, был казнен 11 марта 859 г.; через 3 дня погибла и Леокриция. Останки обоих мучеников похоронили в ц. св. Зоила. Впосл. по указанию кор. Альфонсо III Великого мощи св. Евлогия и мц. Леокриции были перенесены в Астурию; 9 янв. 884 г. реликвии торжественно встретили в г. Овьедо.

После гибели св. Евлогия, идеолога К. м., традиция добровольного мученичества не прервалась, но количество мучеников за веру сократилось. Аймоин упоминал, что в год смерти св. Евлогия посланник Карла Лысого стал свидетелем мученичества 2 сестер в Кордове. По свидетельству аббата Самсона, в 863 г. некий христианин был казнен за поношение мусульм. пророка Мухаммада.

Полемика

Сначала христиане Кордовы сочувствовали добровольному мученичеству за веру, но впосл. мн. мосарабы стали относиться к К. м. с непониманием и даже враждебностью. Церковные иерархи, принявшие участие в Кордовском Соборе 852 г., и представители христ. элиты считали К. м. фанатиками, чьи безрассудные действия грозили нарушить сложившиеся отношения между мусульм. властью и общиной мосарабов. По их мнению, «экстремисты», выступавшие с нападками на ислам, фактически совершали самоубийство; их смерть не была вызвана необходимостью отстаивать веру в Христа и несправедливыми требованиями властей, т. к. мусульмане не запрещали христианам исповедовать собственную религию и не подвергали их систематическим преследованиям. Подчеркивая необходимость мирного сосуществования и подчинения законной власти, сторонники этой позиции утверждали, что не следует критиковать ислам - монотеистическую религию, не имеющую ничего общего с язычеством. Поэтому епископы и руководители христ. общин, как правило, отказывались признать пострадавших мучениками, подобными древним мученикам, погибшим в эпоху гонений на христиан в Римской империи. В то же время участники Собора 852 г., уступая требованиям св. Евлогия и его единомышленников, признали ранее погибших христиан мучениками за веру, но запретили остальным подражать им. Это решение, к-рое оставляло простор для различных толкований, не могло удовлетворить ни сторонников, ни противников движения мучеников.

Поведение руководителей мосарабской общины в Кордове вызывало негодование сторонников К. м.- св. Евлогия, Павла Альвара, Самсона и др. мосарабских авторов IX в. Они доказывали, что ответственность за гибель мучеников целиком лежала на мусульманах, а противники движения фактически выступали на стороне врагов христианства. Самсон с негодованием писал о комите кордовских мосарабов Серванде, который, угождая мусульманам, выдал слугам эмира реликвии К. м., хранившиеся под алтарями, и требовал наказать тех, кто сохранили святыни (Samsonis Apologeticus. II Praef. 5, 8). Нападки на мосарабскую элиту, ставившую собственные интересы выше христианской веры, встречаются и в лит-ре Сев. Испании. Так, в Хронике кор. Альфонсо III (кон. IX в.) говорится о еп. Оппе, прислужнике мусульм. захватчиков, к-рый пытался убедить христ. вождя Пелайо (Пелагия) не вступать с ними в конфликт. Пелайо не внял доводам епископа; одержав победу в сражении, он остановил арабов и основал христ. гос-во Астурия (Crónicas asturianas / Ed. J. Gil Fernández et al. Oviedo, 1985. P. 124-129). Критикуя мосарабского еп. Элипанда Толетского, сторонника ереси адопцианства, североиспан. богословы Беат, насельник мон-ря Льебана, и Этерий, еп. Осмы, указывали на близость его учения к исламу. Деятельность еретиков они считали знаком скорого наступления конца света. Во многом благодаря полемическим трудам Беата и Этерия клирики-мосарабы стали пользоваться дурной репутацией в гос-ве Каролингов.

В сочинениях св. Евлогия и Павла Альвара апология К. м. совмещается с острой антимусульм. полемикой. Скорее всего в Испании были известны полемические труды против ислама, к-рые могли доставить с Востока такие путешественники, как палестинский мон. Георгий (González Muñoz. 2008). В представлении мосарабских авторов Мухаммад был лжепророком, получившим «откровение» от демонов и создавшим безнравственное учение, последователи к-рого отличались жестокостью и склонностью к насилию. По словам св. Евлогия, уже пресв. Перфект, погибший в начале гонения, считал Мухаммада одним из «лжехристов и лжепророков», появление к-рых предсказано в Мф 24. 24 (Eulogius. Memoriale sanctorum. II 1. 2). Павел Альвар причислял мусульм. пророка к антихристам, побуждавшим своих приверженцев творить насилие, притеснять и убивать верующих во Христа. Мосарабские полемисты полагали, что ислам учит безнравственности, а мусульм. обряды являются нечистыми. Так, обрезание, с их т. зр., было печатью антихриста (см.: Tolan. 1997; Wolf. 1999). Св. Евлогий и Павел Альвар с отвращением писали о звуках азана (мусульм. призыва к молитве, к-рый провозглашал муэдзин), при к-рых христиане затыкали уши, творили крестное знамение или читали псалом (см.: Coope. 1995. P. 49). Подчеркивая отрицательные черты мусульман и их религии, христ. полемисты делали вывод, что попытки компромисса обречены на провал и в конечном счете являются предательством христ. веры. Ислам - религия, враждебная христианству, поэтому настоящие последователи Христа должны смело отстаивать свою веру и не уклоняться от конфликтов с врагами Бога.

В «Памятной книге святых» св. Евлогий приводит развернутое обоснование необходимости почитать К. м. как истинных свидетелей Христа и опровергает доводы сторонников компромисса, к-рые указывали на то, что К. м., за редким исключением, в отличие от раннехрист. мучеников не творили чудес. Св. Евлогий возражал, что чудеса не являются обязательным условием подвигов святых, и в то же время тщательно собирал немногочисленные свидетельства о видениях, предсказаниях и др. необычных событиях, связанных с К. м. Так, мц. Мария незадолго до смерти беседовала с некой монахиней, к-рую явившийся ей во сне мч. Валабонс попросил передать, «чтобы сестра Мария перестала плакать о нем, потому что в скором времени она придет к нему на небеса». Мученицы Флора и Мария явились мц. Сабиготоне и предсказали появление монаха-чужестранца, после которого ей следовало исповедать Христа перед мусульм. судьей.

Св. Евлогий доказывал, что мусульмане нетерпимо относились к христ. клирикам и вмешивались во внутренние дела христ. Церкви, упоминал о тяжелом налоговом бремени. По его словам, мученики защищали не только христ. веру, но и общину мосарабов, к-рых угнетали жестокие иноверцы. Добровольное мученичество было единственным возможным ответом на дискриминацию христиан и политику мусульм. властей, добивавшихся, чтобы христиане отрекались от своей веры, принимали чужую религию и культуру. Поэтому даже если все мосарабы не чувствовали в себе силу принять мученическую смерть (подвиг - удел немногих, избранных Богом), то им следовало по крайней мере почитать погибших как мучеников, отдавших жизнь за Христа. Жесткая политика эмира Мухаммада I, к-рый запретил мосарабам занимать адм. должности, повысил налоги с христ. населения и приказал уничтожить храмы, построенные после араб. завоевания, еще раз подтвердила доводы Евлогия.

Совр. исследователи полагают, что св. Евлогий, Павел Альвар и их единомышленники поддерживали К. м. ради сохранения не только христ. веры, но и традиц. лат. культуры, унаследованной от эпохи Вестготского королевства, носители к-рой подвергались дискриминации в условиях господства завоевателей-иноверцев. Поэтому христ. полемисты стремились подчеркнуть различия между истинными последователями Христа, хранившими верность своей культуре, и мусульманами - кровожадными адептами чуждой религии. Представляя мусульман как жестоких гонителей, мосарабские авторы были обеспокоены прежде всего ненасильственным распространением ислама и араб. культуры. Св. Евлогий неоднократно упоминает христиан, добровольно принявших ислам. Павел Альвар жаловался на упадок лат. культуры и пристрастие мосарабов к изучению «халдейского» языка и лит-ры, особенно поэзии (Albarus. Indiculus luminosus. 35). Т. о., «мирная» исламизация и арабизация рассматривались как угрозы. Подвиги К. м. должны были сплотить христиан в борьбе за сохранение не только религии, но и культуры, напомнить, как важно знать собственные обычаи и язык предков. Однако уже вскоре после смерти св. Евлогия и Павла Альвара образованные христиане стали активно перенимать араб. культуру. Так, кордовский христианин Хафс аль-Кути († после 889), по-видимому сын Павла Альвара, написал апологию христианства на араб. языке (не сохр.) и подготовил стихотворный перевод Псалтири (Le Psautier mozarabe de Hafs le Goth / Éd. M.-Th. Urvoy. Toulouse, 1994; см.: Koningsveld P., van. Christian Arabic Literature from Medieval Spain: An Attempt at Periodization // Christian Arabic Apologetics during the Abbasid Period (750-1258) / Ed. S. K. Samir, J. S. Nielsen. Leiden etc., 1993. P. 203-224). Мосараб Исхак ибн Балашк из Кордовы перевел на арабский язык Евангелия (946). В X в. мосарабские авторы уже почти не пользовались латынью, несмотря на то что христиане Андалуса продолжали совершать богослужение на латыни и переписывать лат. рукописи.

X в.

В «Книге о судьях» Мухаммада аль-Хушани, где собраны жизнеописания кордовских кади, приведен разговор судьи Аслама ибн Абд аль-Азиза (между 913 и 922) с христианином, желавшим принять смерть за веру. Кади пытался отговорить христианина и разобраться в истинных причинах его поступка. Упорствуя в своем желании, христианин заявил, что судья способен умертвить лишь его тело. Тогда кади избил просителя плетью, и тот, почувствовав боль, отказался от намерения принять смерть за веру. В стихотворной надписи на плите, обнаруженной в 1554 г. в мон-ре св. Павла в Кордове, упоминается о мученичестве св. Евгении, которая погибла 26 марта 923 г.

Мученичество св. Пелагия. Гравюра из кн.: Het bloedig tooneel, of Martelaers spiegel. Amst., 1685. P. 252. Мастер Я. Лёйкен (Б-ка меннонитов, США)
Мученичество св. Пелагия. Гравюра из кн.: Het bloedig tooneel, of Martelaers spiegel. Amst., 1685. P. 252. Мастер Я. Лёйкен (Б-ка меннонитов, США)

Мученичество св. Пелагия. Гравюра из кн.: Het bloedig tooneel, of Martelaers spiegel. Amst., 1685. P. 252. Мастер Я. Лёйкен (Б-ка меннонитов, США)

Более подробные сведения сохранились о мученичестве Пелагия, казненного в Кордове 26 июня 925 или 926 г. Еп. Эрмогий, попавший в плен к мусульманам в 920 г., оставил в качестве заложника 14-летнего племянника Пелагия и вернулся на Север. По прошествии неск. лет приближенные кордовского эмира пришли к выводу, что христиане не собираются выкупать пленника и не желают соблюдать условия заключенного с ними мирного договора. Согласно агиографическому сказанию, составленному в Сев. Испании, Пелагий отличался благочестием и принял обет целомудрия, готовясь к мученичеству за веру. Эмир Абд ар-Рахман III, плененный красотой мальчика, предложил ему вступить в более тесные отношения, а также стать мусульманином, обещая исполнить любые его желания. Пелагий отверг домогательства эмира и был подвергнут жестокой казни - его заживо разрезали на части. Когда известие об этом достигло христ. земель в Сев. Испании, Пелагия провозгласили мучеником за веру и жертвой безнравственности мусульман. В 967 г. мощи Пелагия были перенесены в Леон, а после разорения города мусульм. войсками при кор. Бермудо II (985-999) - в Овьедо, где в честь мученика был основан монастырь. Мученичество Пелагия (BHL, N 6617) было составлено неким мосарабом из Кордовы, переселившимся на Север, возможно пресв. Рагуилом. Вскоре Пелагий стал одним из самых почитаемых святых в Испании, а легенда о его подвиге получила распространение в Европе. Поэму о Пелагии составила поэтесса и драматург Гросвита Гандерсхаймская (Hrotsvit. Opera omnia / Ed. W. Berschin. Münch.; Lpz., 2001. P. 63-77).

В 880 г. Омар ибн Хафсун († 917) возглавил восстание мулади (испанцев, обратившихся в ислам) против власти кордовских Омейядов. Рассчитывая на поддержку мосарабов, он объявил о принятии христианства. Дочь Омара Аргенция (Аргентея) была воспитана как христианка и отличалась строгим благочестием: в резиденции Омара, горной крепости Бобастро, для нее была выделена особая келья, в к-рой она вела аскетический образ жизни. После того как сыновья Омара, продолжавшие борьбу с эмиратом, потерпели поражение, крепость была разрушена, а жителей переселили в Кордову. Аргенция также отправилась в столицу, где по-прежнему вела жизнь затворницы. Однажды она встретилась с франком Вульфурой (Вульфураном), который рассказал ей о видении: ему было предсказано, что он примет мученическую кончину в Кордове вместе с прекрасной девой. Убедившись, что Аргенция - та самая дева, готовая пострадать за Христа, Вульфура публично выступил с проповедью христ. веры и был предан суду. Когда Аргенция посетила его в тюрьме, стражники заподозрили, что она - дочь Омара ибн Хафсуна. Подтвердив свое родство, Аргенция отвергла предложение принять ислам и исповедала Христа, после чего ее также взяли под стражу. По приказу халифа Абд ар-Рахмана III мученики были казнены 13 мая 931 г.; христиане похоронили их в ц. Трех святых. О подвиге Аргенции сообщается в ее Мученичестве (BHL, 672), по-видимому написанном современником событий, однако, возможно, подвергшемся переработке в кон. X-XI в.

В 954 г. в составе посольства герм. кор. Оттона I в Кордову прибыл аббат Иоанн из Горце. Он привез письмо короля халифу Абд ар-Рахману III, в к-ром содержались презрительные отзывы о мусульм. пророке Мухаммаде. Согласно Житию Иоанна, халиф узнал о содержании письма; не желая обострять отношения с христианскими правителями, он приказал иудейскому ученому и дипломату Хасдаю ибн Шапруту, а затем и Кордовскому еп. Иоанну уговорить послов отказаться от вручения письма. Аббат Иоанн, стремившийся принять смерть за веру, обвинил мосарабского епископа в пособничестве иноверцам, но согласился пойти на уступки. С его согласия Абд ар-Рахман III направил к Оттону I посольство во главе с Рецемундом, которое вернулось с инструкцией короля: аббату Иоанну предписывалось вручить халифу дары, но не оскорбительное послание.

В 981 или 983 г. войско регента аль-Мансура захватило крепость Симанкас, жителей увели в Кордову. Среди пленников был состоятельный торговец Доминик по прозвищу Сарацин, к-рого мусульмане безуспешно убеждали принять ислам. Несмотря на то, что Бермудо II, кор. Леона, предложил выкупить пленников, они были казнены. Считается, что обнаруженное в XVI в. надгробие «жены Сарацина» принадлежало супруге Доминика, последовавшей за ним в Кордову (она скончалась в 982; см.: Simonet. 1897/1903. P. 626-627).

Почитание

Рака с мощами Кордовских мучеников в ц. св. Петра в Кордове. 1790 г.
Рака с мощами Кордовских мучеников в ц. св. Петра в Кордове. 1790 г.

Рака с мощами Кордовских мучеников в ц. св. Петра в Кордове. 1790 г.
В средние века о большинстве К. м. было известно только благодаря упоминаниям в Мартирологе Узуарда. Нек-рые мученики были местночтимыми, напр. святые Евлогий, Леокриция и Пелагий почитались в Овьедо, мученицы Нунилона и Алодия - в аббатстве Лейре. Возрождение почитания К. м. в Испании было связано с публикацией придворным историком Амбросио де Моралесом сочинений св. Евлогия (1574), обнаруженных в единственной уцелевшей рукописи. На основании этого источника и Мартиролога Узуарда в Римский Мартиролог было внесено поминовение К. м.: Гумесинда и Сервидея (13 янв.), Евлогия (11 марта), Рудерика и Саломона (13 марта), Леокриции (15 марта), Илии, Павла и Исидора (17 апр.), Перфекта (18 апр.), Аматора, Петра и Людовика (30 апр.), Исаака (3 июня), Санкция (5 июня), Петра, Валабонса, Сабиниана, Вистремунда, Хабенция и Иеремии (7 июня), Фандилы (13 июня), Анастасия, Феликса и Дигны (14 июня), Бенильды (15 июня), Пелагия (26 июня), Аргимира (28 июня), Абундия (11 июля), Сисенанда (16 июля), Ауры (19 июля), Павла (20 июля), Теодемира (25 июля), Георгия, Феликса, Аврелия, Наталии и Лилиозы (27 июля), Леовигильда и Христофора (20 авг.), Эмилы и Иеремии (15 сент.), Рогелия и Сервиодео (16 сент.), Колумбы (17 сент.), Помпозы (19 сент.), Адульфа и Иоанна (27 сент.), Георгия и Аврелия в Париже (20 окт.), Нунилоны и Алодии (22 окт.), Флоры и Марии (24 нояб.). В редакции Римского Мартиролога, изданной в 2001 г., добавлены памяти мучеников Лукреции (Леокриции; 9 янв.), Аргенции и Вульфуры (13 мая) и Витесинда (15 мая). В календаре Римско-католической Церкви для Испании указано поминовение святых Евлогия (9 янв.) и Пелагия (26 июня); в календарь испано-мосарабского обряда внесены дни памяти Рудерика и Саломона (14 марта), исп. Спераиндео (7 мая), Евлогия и Лукреции (Леокриции; 1 июня), Пелагия (26 июня), Адульфа и Иоанна (27 сент.), Нунилоны и Алодии (21 окт.).

В Кордове почитание мучеников укрепилось после обретения их мощей в ц. Сан-Педро (с 2006 малая базилика), построенной на рубеже XIII и XIV вв. на месте древней ц. Трех святых. При раскопках 21 нояб. 1575 г. была обнаружена плита с фрагментарной надписью, в которой упоминались древние мученики Фавст, Марциал, Ацискл и Зоил; под плитой были обнаружены многочисленные человеческие останки. Кордовский еп. Бернардо де Фреснеда известил об этой находке историка Моралеса, который привлек к ней внимание испан. кор. Филиппа II. В 1577 г. папа Римский Григорий XIII признал мощи К. м. подлинными и разрешил выставить их для почитания (Simonet. 1897-1903. P. 776-778). В результате исследования (1998) выяснилось, что среди 450 костей находятся останки по меньшей мере 19 взрослых и 5 детей; бóльшая часть этих останков могла принадлежать людям, жившим в IX в. (Fernández Dueñas. 2004). В 1673 г. при ц. Сан-Педро было основано братство в честь К. м. (ныне братство Милосердия и св. мучеников), на средства к-рого в сер. XVIII в. построили капеллу в честь мучеников. С 1791 г. мощи К. м. хранятся в серебряном реликварии, установленном за алтарем капеллы (Raya Raya. 2005). Празднование в честь обретения мощей К. м. совершается 21-23 нояб. В XVII в. в Кордове распространилось почитание св. Евлогия; частицы мощей Евлогия и Леокриции, доставленные в 1737 г. из Овьедо, были помещены в ц. св. Рафаила (Aranda Doncel. 2008).

Ист.: Eulogius. Memoriale sanctorum // CSMA. T. 2. P. 363-459; idem. Documentum martyriale // Ibid. P. 459-475; idem. Liber apologeticus martyrum // Ibid. P. 475-495; idem. Epistulae // Ibid. P. 495-503; Albarus. Indiculus luminosus // CSM. T. 1. P. 270-315; idem. Vita Eulogi // Ibid. T. 1. P. 330-343; Samsonis Apologeticus // Ibid. T. 2. P. 506-659; Aimoinus. De translatione SS. martyrum Georgii monachi, Aurelii, Nataliae ex urbe Corduba Parisios // Flórez E. España Sagrada. Madrid, 1792. T. 10. P. 532-565; Vita Iohannis Gorziensis // MGH. SS. T. 4. P. 337-377; Pasionario Hispánico / Ed. A. Fábrega Grau. Madrid; Barcelona, 1955. T. 2; Le calendrier de Cordoue / Éd. R. P. Dozy. Leiden, 19612; Le Martyrologe d'Usuard: Texte et commentaire / Éd. J. Dubois. Brux., 1965; Мухаммад ал-Хушани. Книга о судьях. М., 1992.
Лит.: Simonet F. J. Historia de los mozárabes de España. Madrid, 1897/1903. Amst., 1967; Gaiffier B., de. Les notices hispaniques dans le martyrologe d'Usuard // AnBoll. 1937. T. 55. P. 268-283; Pérez de Urbel J. San Eulogio de Córdoba, o La vida andaluza en el siglo IX. Madrid, 19422 (= idem. A Saint under Moslem Rule. Milwaukee, 1937); Sage C. Paul Albar of Córdoba: Studies on His Life and Writings. Wash., 1943; Cagigas I., de las. Los mozárabes. Madrid, 1947-1948. 2 t.; Franke F. R. Die freiwilligen Märtyrer von Cordova und das Verhältnis der Mozaraber zum Islam (nach den Schriften des Speraindeo, Eulogius und Alvar) // Spanische Forschungen der Görresgesellschaft. 1958. Bd. 13. S. 1-170; Jiménez Pedrajas R. Las relaciones entre los cristianos y los musulmanes en Córdoba // Boletín de la Real Academia de Córdoba de Ciencias, Bellas Letras y Nobles Artes. 1960. Vol. 80. P. 107-246; Colbert E. P. The Martyrs of Córdoba (850-859): A Study of the Sources. Wash., 1962; Fernández Alonso J. Cordova, Martiri di // BiblSS. Vol. 4. Col. 173-176; Cutler A. H. The 9th-Century Spanish Martyrs' Movement and the Origins of Western Christian Missions to the Muslims // The Muslim World. 1965. Vol. 55. N 4. P. 321-339; Waltz J. The Significance of the Voluntary Martyrs' Movement of 9th-Century Córdoba // Ibid. 1970. Vol. 60. N 2. P. 143-159; N 3. P. 226-236; Millet Gérard D. Chrétiens mozarabes et culture islamique dans l'Espagne des VIIIe-IXe siècles. P., 1984; Wolf K. B. Christian Martyrs in Muslim Spain. Camb., 1988; idem. Muhammad as Antichrist in 9th-Century Córdoba // Christians, Muslims, and Jews in Medieval and Early Modern Spain: Interaction and Cultural Change / Ed. M. D. Meyerson, E. D. English. Notre Dame, 1999. P. 3-19; Drees C. J. Sainthood and Suicide: The Motives of the Martyrs of Cordoba, 850-859 AD // J. of Medieval and Renaissance Studies. 1990. Vol. 20. P. 59-89; Nelson J. The Franks, the Martyrology of Usuard, and the Martyrs of Cordoba // Studies in Church History. 1990. Vol. 30. P. 67-80; Arce Sainz F. Los monasterios cordobeses de Tábanos y Peñamelaria a la luz de los textos y su entorno histórico // Boletín de la Asociación Española de Arqueología Medieval. 1992. Vol. 6. P. 157-170; Coope J. A. The Martyrs of Córdoba: Community and Family Conflict in an Age of Mass Conversion. Lincoln, 1995; Herrera Roldán P. Cultura y lengua latinas entre los mozárabes cordobeses del siglo IX. Córdoba, 1995; Tolan J. V. Mahomet et l'Antéchrist dans l'Espagne du IXe siècle // Orient und Okzident in der Kultur des Mittelalters. Greifswald, 1997. P. 167-180; idem. Reliques et païens: La naturalisation des martyrs de Cordoue à St Germain (IXe siècle) // Aquitaine - Espagne (VIIIe-XIIIe siècle) / Éd. Ph. Sénac. Poitiers, 2001. P. 39-55; Christys A. Saint Germain des Prés, St. Vincent and the Martyrs of Cordoba // Early Medieval Europe. 1998. Vol. 7. P. 199-216; eadem. Christians in al-Andalus, 711-1000. Richmond, 2002; Aldana García M. J. La visión negativa del mundo musulmán en el pensamiento de S. Eulogio: La belleza frente a la fealdad // Rev. agustiniana. 2000. Vol. 41. P. 637-648; Fernández Dueñas Á. Las reliquias de los Santos Mártires de Córdoba: Revisión y comentarios // Boletín de la Real Academia de Córdoba de Ciencias, Belles Letras y Nobles Artes. 2004. Vol. 146. P. 215-230; Monferrer-Sala J. P. Mitografía hagiomartirial: De nuevo sobre los supuestos mártires cordobeses del siglo IX // De muerte violenta: Política, religión y violencia en al-Andalus / Ed. M. Fierro. Madrid, 2004. P. 415-450; Raya Raya M. de los A. El programa iconográfico del Arca de los Santos Mártires de la parroquial de San Pedro de Córdoba // Estudios de platería: San Eloy 2005 / Ed. J. Rivas Carmona. Murcia, 2005. P. 445-459; Рыбина М. В. Судьбы и образы кордовских мучениц IX в. // Адам и Ева. М., 2005. № 9. С. 37-63; она же. Когда погиб последний из кордовских мучеников? // СВ. 2009. Вып. 70 (1/2). С. 156-173; она же. В поисках добровольного мученика (Кордова, Х в.) // Там же. Вып. 70 (3). С. 32-44; она же. Религ. образование и формирование конфессиональной и культурной идентичности христиан мусульм. Кордовы (IX в.) // Одиссей: Человек в истории, 2010/2011. М., 2012. [Вып.:] Школа и образование в Средние века и Новое время. С. 30-46; она же. Традиция и практика имянаречения христиан мусульм. Кордовы // Вестн. Моск. гос. обл. ун-та. Сер.: История и полит. науки. М., 2014. № 3. С. 29-36; Pochoshajew I. Die Märtyrer von Cordoba: Christen im muslimischen Spanien des 9. Jh. Fr./M., 2007; Aranda Doncel J. Culto y devoción a los mártires en la Córdoba de siglos XVI y XVII: La figura de San Eulogio // El culto a los santos: Cofradias, devoción, fiestas y arte. El Escorial, 2008. P. 109-132; González Muñoz F. En torno a la orientación de la polémica antimusulmana en los textos latinos de los mozárabes del siglo IX // Existe una identidad mozárabe? Historia, lengua y cultura de los cristianos de al-Andalus (siglos IX-XII) / Ed. C. Aillet, M. Penelas, P. Roisse. Madrid, 2008. P. 9-31; Sáez J. M. El movimiento martirial de Córdoba: Notas sobre la bibliografía. Alicante, 2008; Christian-Muslim Relations: A Bibliogr. History. Vol. 1: 600-900 / Ed. D. Thomas, B. Roggema. Leiden; Boston, 2009; La Hispania Visigótica y Mozárabe: Dos épocas en su literatura / Ed. C. Codoñer et al. Salamanca, 2010. P. 269-286, 353-354, 358-359; Albarrán Iruela J. El martirio voluntario, la obra de San Eulogio y la gestación de la lógica reconquistadora // Estudios recientes de jóvenes medievalistas (Lorca, 2012) / Ed. C. Villanueva Morte et al. Murcia, 2012. P. 11-23; Pérez Marinas I. Los mozárabes de Córdoba del siglo IX: Sociedad, cultura y pensamiento // Estudios Medievales Hispánicos. 2012. N 1. P. 177-220; Tieszen Ch. L. Christian Identity amid Islam in Medieval Spain. Leiden; Boston, 2013.
М. В. Рыбина
Ключевые слова:
Святые Римско-католической Церкви Мученики Римско-католической Церкви Почитание святых в Римско-католической Церкви Кордовские мученики, христиане, казненные в IХ-X вв. в г. Кордова (Испания), столице мусульманского государства Андалус
См.также:
ГОРГОНИЙ И ДОРОФЕЙ († 303), мученики Никомидийские (пам. 3 сент., 28 дек.; пам. зап. 9 сент.)
ИОАНН И ПАВЕЛ († 362?), мученики (пам. зап. 26 июня)
ИУЛИАН (IV в.?), мч. (пам. зап. 26, 28 или 30 авг.)
КЛАР мч. (пам. зап. 1 июня); по преданию, 1-й еп. г. Альбига (Франция)
ЛЕОДЕГАРИЙ (ок. 616 - 2. 10. 677/9, еп. г. Августодун (ныне Отён, Франция) (ок. 663 - не ранее 675), мч. (пам. зап. 2 окт.)
ЛУГДУНСКИЕ МУЧЕНИКИ (Лионские) († 177) (пам. зап. 2 июня), галльские христиане, пострадавшие в г. Лугдун (ныне Лион, Франция) во время правления рим. имп. Марка Аврелия
МАВРИКИЙ [Мауриций] (кон. III - нач. IV в.?), мч. (пам. зап. 22 сент.)
МАРИАН И ИАКОВ († 259), мученики (пам. зап. 6 мая), пострадали в Ламбезисе