Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЛИПЕНСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ
Т. 41, С. 87-91 опубликовано: 10 июля 2020г.


ЛИПЕНСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца. 1292 г. Фотография. 2010 г.
Церковь во имя свт. Николая Чудотворца. 1292 г. Фотография. 2010 г.

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца. 1292 г. Фотография. 2010 г.
(Липненский; на Липне), находился в 7 верстах от Новгорода, при впадении р. Мсты в оз. Ильмень, на острове, называвшемся Липно (Липки) (РГИА. Ф. 797. Оп. 26. Д. 20. 1856. Л. 4). Место, где был устроен мон-рь, было важным в географическом отношении. В оз. Ильмень сходились крупные торговые пути. По Волхову, Мсте и далее по Тверце и Волге пролегал древнейший Волжский путь, к-рый связывал Новгород со среднерусскими землями (Тверь, Москва) и странами Востока. В 1606 г. дорога через Липно была названа Большая Московская. При этом уточняется, что она была «зимней и судовой», т. е. функционировала и зимой и летом (Макарий (Миролюбов). 1860. Ч. 1. С. 522).

В 1292 г. Новгородский и Псковский еп. Климент († 1299) заложил каменную ц. во имя свт. Николая Чудотворца (ПСРЛ. Т. 3. С. 65). В поздней Н3Л уточняется, что храм был поставлен в мон-ре (Новгор. Лет. 1879. С. 209). Возможно, мон-рь был основан одновременно со строительством храма или вскоре после его возведения, по преданию, на месте обретения в 1113 г. круглой иконы свт. Николая Чудотворца, по молитвам перед которой исцелился кн. Мстислав Владимирович. В 1113 г. в память об этом событии князь заложил Никольский собор на Ярославовом дворе в Новгороде. Чудотворная икона хранилась в этом соборе и особо почиталась горожанами (Там же. С. 188). В 1294 г., при кн. Андрее Александровиче и еп. Клименте, «стяжанием» некоего Николая Васильевича мастер Алекса Петров написал для Никольской ц. икону (Там же. С. 209-210), которая экспонируется в Новгородском музее-заповеднике. На иконе имеется пространная надпись о времени ее написания, об авторе, а также о поновлении в 1556 г., при Новгородском архиеп. Пимене (Чёрном). Из этой надписи следует, что икона была выполнена специально для обители. Надпись в сокращенном виде воспроизвел автор Н3Л.

Известно, что земельные вотчины Л. м. в кон. XV в. располагались в Деревской пятине. В оброчной книге 1495 г. упоминаются 2 деревни в Рамушевском погосте Курского присуда. Они принадлежали обители и до присоединения Новгорода к Москве. Две вотчины в Тухольском погосте (9 и 11 дворов) той же пятины вел. князь Московский выделил из бывших владений новгородских бояр Варварина и Полонского. После 1478 г. была конфискована вотчина в Облучском погосте Шелонской пятины (НПК. Т. 1. Стб. 711-713; Т. 2. Стб. 628; Гневушев. 1915. Т. 1. Ч. 1. Стб. 80, 259). 1 мая 1513 г. вел. кн. Василий III Иоаннович пожаловал игум. Роману с братией несудимую грамоту, которая освобождала Л. м. от подчинения новгородскому владыке и от уплаты в Дом Св. Софии судебных пошлин (Макарий (Миролюбов). 1860. Ч. 1. С. 524).

В 1572 г. в Л. м. архимандрит и игумены монастырей торжественно встречали вернувшегося из Москвы после 10-недельного отсутствия архиеп. Новгородского и Псковского Леонида (НовгорЛет. С. 113).

После введения в 1528 г. Новгородским архиеп. свт. Макарием общежительного устава в Л. м. была построена трапеза. По-видимому, она была деревянной, т. к. в 1553 г., при игум. Давиде, сгорела (НовгорЛет. С. 86). Во 2-й пол. XVI в. строится каменная ц. прп. Сергия Радонежского с трапезной. В кон. XVI в. в обители имелось 3 престола: свт. Николая Чудотворца, свт. Климента, папы Римского (придел Никольской ц.), и прп. Сергия Радонежского при трапезной палате (Макарий (Миролюбов). 1860. Ч. 1. С. 524). Опись Новгорода 1617 г. упоминает 2 каменных храма, которые после шведского разорения стояли без кровель, с проломленными стенами. Рыбной ловлей владел дьяк Дома Св. Софии Иван Лутохин (Опись Новгорода 1617 г. С. 119).

В 1639 г. митр. Новгородский и Великолуцкий свт. Аффоний доносил царю Михаилу Феодоровичу, что Л. м. «стоит пуст без пения, а построить… некому». Царь разрешил безоброчно использовать рыбные угодья, к-рые принадлежали мон-рю, с тем чтобы восстановить его. Митрополит отдал обитель в распоряжение дьяку Арцыбашеву, но, как оказалось, через 5 лет, несмотря на то что из Софийской казны ему было выдано 97 р., постройки не были возобновлены. В 1646 г. Л. м. перешел в ведение Дома Св. Софии.

Архим. Макарий (Миролюбов), ссылаясь на грамоту 1682 г., писал, что во время пожара 1677 г. в Л. м. сгорели церковь и архив с документами, подтверждающими его владельческие права. Исследователи полагали, что это была Никольская ц., но скорее всего от пожара пострадал трапезный Сергиевский храм. После сильного наводнения 1680 г., когда был затоплен соседний Троицкий Коломецкий монастырь, его приписали к Л. м. В 1681 г. на Липно перевезли строительный материал от разобранной каменной Троицкой ц. (АИ. Т. 5. С. 367-368). Тогда, вероятно, в обители и была построена каменная ц. во имя Св. Троицы с приделом прп. Сергия Радонежского и трапезной палатой, которая упоминается в документах кон. XVII-XVIII в. Нельзя исключать также перестройку прежнего трапезного храма прп. Сергия Радонежского (XVI в.). По-видимому, в этот период Л. м. получил самостоятельность. Но в 1686 г. он был вновь приписан к Дому Св. Софии. При описании владений, принадлежащих Дому в 1725 г., указаны рыбные ловли приписного Л. м.: «В Обонежской пятине… на реки Мсты до Антифоновского колишка из Рагозина озера да колище у Николая Чудотворца на Липке на реки Глушице промеж Мсты и Плотницы, на которых разливных водах ставили по сту мереж», а также упоминаются 2 фруктовых сада при обители (Новгородская епархия. 1896. С. 823-824).

Опись мон-ря 1749 г. упоминает каменные Никольский храм, трапезную 2-престольную ц. во имя Св. Троицы и прп. Сергия Радонежского, деревянные кельи и амбар. В трапезном храме богослужение не совершалось. Мон-рю принадлежало сельцо Печерки (ГАНО. Ф. 480. Оп. 1. Д. 699. 1749. Л. 1-6). При Никольской ц. имелась новая деревянная паперть с надстроенной над ней колокольней, на которой висело 5 колоколов. Храм украшал тябловый 4-ярусный иконостас. В местном ряду справа от резных царских врат находились иконы Воскресения Христова с пеленой «в исподе», свт. Николая Чудотворца «с басменными венцом и гривенкой», Божией Матери «Неопалимая Купина» и образ свт. Николая Чудотворца на круглой доске, написанный «красками и золотом». Слева от царских врат упоминается другой образ свт. Николая Чудотворца, «в чудесах». Над местным рядом располагались иконы деисусного, пророческого и праотеческого чинов. В 1743 г. новгородец посадский человек Елисей Кошкин для поминовения души вложил в храм образ свт. Николая Чудотворца в окладе. В 1749 г. мон-рем управлял строитель иером. Филарет. Судя по описи 1763 г., Троицкая ц. с приделом прп. Сергия Радонежского была возобновлена в 1755 г. Упоминание в описи каменных настоятельских келий позволяет датировать их постройку временем между 1749 и 1763 гг. (ИРИ. 1813. Ч. 5. С. 15).

В 1764 г. Л. м. был упразднен. Опись обители 1768-1769 гг. называет 2 каменные церкви: свт. Николая Чудотворца и Св. Троицы, каменные настоятельские кельи, ветхую деревянную келью, амбар, баню, рубленную в тарасы ограду (РГИА. Ф. 834. Оп. 3. Д. 2456. Л. 310-310 об.). Каменные храмы и ограда сохранились и в 1781 г., когда поручик Андрей Балкашин выполнил план упраздненной обители. На плане не обозначен каменный корпус келий. Возможно, он был разобран. Ограда показана 4-угольной, с выступающими по углам башенками (Анкудинов. 2005. С. 291-293).

После приписки в 1798 г. Никольской ц., обращенной в приходскую, к Сковородскому монастырю Троицкий храм с трапезной был разобран к 1799 г., а кирпич перевезен на Сковородку. Попытка некоего мон. Германа восстановить мон-рь «на острове Липки близ Новгорода» в 1856 г. не увенчалась успехом. Митр. Новгородский Никанор (Клементьевский) сообщил в Синод, куда Герман обращался с прошением, что монах болен, а на возобновление мон-ря нет средств (РГИА. Ф. 797. Оп. 26. Д. 20. 1856. Л. 4). К 2016 г. от бывш. монастырского комплекса сохранился лишь храм свт. Николая Чудотворца.

Ист.: НовгорЛет.; ПСРЛ. Т. 3. С. 65; Опись Новгорода 1617 г. М., 1984. (Памятники отеч. истории; Вып. 3. Ч. 1).
Лит.: ИРИ. Ч. 5. С. 13-16; Макарий (Миролюбов), архим. Археологическое описание церк. древностей в Новгороде и его окрестностях. М., 1860. Ч. 1; Новгородская епархия в 1-й пол. XVIII в. // Новгородские ЕВ. 1896. № 5. С. 823-824; Гневушев А. М. Очерки экон. и соц. жизни сельского населения Новгородской обл. после присоединения Новгорода к Москве. К., 1915. Т. 1. Ч. 1; Максимов П. Н. Церковь Николы на Липне близ Новгорода // Архит. наследство. М., 1952. Т. 2. С. 86-105; Анкудинов И. Ю. Пригородные новгородские мон-ри на планах Елизаветинского и Генерального межеваний // НовгАВ. 2005. Вып. 5. С. 291-293; Царевская Т. Ю. Княжеская тематика в росписи церкви Николы на Липне близ Новгорода // Образ Византии: Сб. ст. в честь О. С. Поповой. М., 2008. С. 603-620; она же. Два «Деисуса» в росписи церкви Николы на Липне близ Новгорода // Ежег. НГОМЗ, 2008. Новгород, 2009. С. 56-65; Секретарь Л. А. Мон-ри Вел. Новгорода и окрестностей. М., 2011. С. 213-222.
Л. А. Секретарь

Архитектура

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца. 1292 г. Фотография. 2010 г.
Церковь во имя свт. Николая Чудотворца. 1292 г. Фотография. 2010 г.

Церковь во имя свт. Николая Чудотворца. 1292 г. Фотография. 2010 г.
Церковь во имя свт. Николая Чудотворца (Николы на Липне) заложена в 1292 г. на месте, где, по преданию, был обретен чудотворный образ свт. Николая на круглой доске. Хотя активное строительство в Новгороде во 2-й пол. XIII в. не велось, творческая мысль зодчих нашла выражение в новом архитектурном облике ц. свт. Николая. Во многом он повторяет объемно-пространственное решение ц. Рождества Пресв. Богородицы в Перыни (Перынском скиту, 30-40-е гг. XIII в.). Квадратный в плане 4-столпный одноглавый одноапсидный храм с 3-лопастным завершением фасадов отличается выразительным и лаконичным силуэтом. Его компактный объем с пониженной алтарной апсидой получил подчеркнутую вертикальную организацию. На пересечении приподнятых центральных сводов возносится глава на стройном барабане. По углам фасады здания закреплены лопатками, от к-рых под лопастями кровли пробегает фриз из арочек - мотив, в различных вариациях распространенный в храмовой архитектуре XI-XIII вв. по всему европ. миру. Аркатурный пояс наряду с полукруглыми «бровками» над окнами украшает и барабан купола. Остальные части фасадов практически лишены декора: их оживляют только ниши с полукруглыми завершениями и несколько вмонтированных в кладку небольших каменных крестов. Окна на фасадах размещены по единой схеме: в среднем ярусе в центральной части каждого фасада (кроме восточного) находятся по 2 окна, над ними в люнете - одно. Такое расположение окон скоординировано с 3-лопастным завершением храма и приводит к созданию крестообразной системы освещения в интерьере. Форма основных окон однотипная - 2-уступчатые арочные ниши; наряду с ними использованы необычные миниатюрные окна крестообразной формы, к-рые освещают камеру на хорах в юго-зап. углу храма, а также несколько крестообразных ниш, расположенных на юж., вост. и сев. фасадах. Своеобразна строительная техника: стены храма сложены из камня, большемерного брускового и лекального кирпича на известково-песчаном растворе.

В основном объеме четко прочитывается пространственный крест, вычленяемый 4 подкупольными столбами и примыкающими к ним в верхней части стенами угловых компартиментов. Столбы, крещатые в верхней части, в нижней имеют разное сечение: восточные - прямоугольное, западные - 8-гранное. В западной части храма расположены хоры в виде деревянного настила между 2 небольшими угловыми палатками. Сюда ведет деревянная лестница, устроенная в юго-зап. компартименте. Угловые помещения на хорах перекрыты необычными для Новгорода, но типичными для романского зодчества 4-гранными шатровыми сводами. Сев.-зап. палатка имеет с востока нишу с едва просматриваемым изображением процветшего креста. Вероятно, именно здесь размещался некогда придел во имя сщмч. Климента, папы Римского, упоминаемый в документах XVI в. Помещения по сторонам алтаря, жертвенник и диаконник, представляют собой еще более узкие, малоосвещенные, вытянутые по вертикали пространства, перекрытые полукоробовыми сводами. Храм серьезно пострадал в годы Великой Отечественной войны. В 50-х гг. XX в. был реставрирован по проекту П. Н. Максимова под рук. Л. М. Шуляк.

Живопись

Схема росписи вост. стены ц. свт. Николая Чудотворца. Акварель. 1946 г. Худож. В. Кузанян.
Схема росписи вост. стены ц. свт. Николая Чудотворца. Акварель. 1946 г. Худож. В. Кузанян.

Схема росписи вост. стены ц. свт. Николая Чудотворца. Акварель. 1946 г. Худож. В. Кузанян.
Церковь свт. Николая - единственный в рус. искусстве сохранившийся в значительной части фресковый ансамбль XIII в. Стенопись завершена не позднее 1299 г.- даты смерти заказчика-строителя архиеп. Климента (Новгородская Первая летопись // ПСРЛ. 2000. Т. 3. С. 90, 329-330). Его имя упоминается в записи-граффити, сделанной поверх фрескового грунта в помещении жертвенника: «МЦА МА/IА/ КВ СТГО МЧНК ВАСIЛИСКА ПР/ЕСТ/АВИ СА РАБИИ АРХИ/ЕС/ППЪ КЛИМЕНТЪ».

Еще в XIX в. роспись была относительно полной. В 1877 г. в церкви были проведены ремонтные работы, в ходе к-рых древняя стенопись была перекрыта масляной живописью, а местами сбита. Однако, вероятно, древние фрески поновлялись и ранее. К утратам добавились разрушения периода Великой Отечественной войны. Первые пробные расчистки живописи проводились в 1923 и 1930 гг. Основной объем их был выполнен в 1946 г. В 80-х гг. XX в. работы по расчистке и укреплению росписей велись под рук. А. С. Кузнецова («Союзреставрация»).

Уцелевшие фрески в основном сосредоточены в алтарной части и небольшими фрагментами просматриваются на стенах наоса. Значительную информацию о первоначальной росписи дают архивные материалы и свидетельства очевидцев 2-й пол. XIX - 1-й пол. XX в.: рисунки И. И. Горностаева (изданы: Прохоров. 1871. Табл. 42-43; Он же. 1872. Табл. 21-22); архивные описания Ю. Н. Дмитриева 30-40-х гг. XX в.; акварельные схемы-зарисовки (авторы - архитекторы В. Кузанян и А. Д. Стена, см.: Дмитриев. 2010). Благодаря им с различной степенью точности атрибутируется состав изображений, характеризуются колористические особенности (к наст. времени почти не поддающиеся оценке), художественные приемы мастеров и качественный уровень фресок. Большое значение для их изучения имеют схематические эскизы системы росписи уцелевших частей храма, составленные в 1946 г. (архитекторы Максимов и Кузанян). Акварельные эскизы вост., сев., зап. сторон наоса и росписей сев. стены вимы, а также помещений жертвенника и диаконника (в масштабе 1:25) сохранились в копиях (1947, автор Стена), в оригинальном эскизе - поперечный разрез с видом на восток (1946, автор Кузанян; все в архиве СНРПМ. Инв. № 44).

В построении фресковой декорации заметна связь с домонг. ансамблями: четкое разделение на регистры, соотнесенные с архитектурными членениями, а также выделение высокой цокольной зоны, расписанной «под мраморы». Отличие заключается в большем, чем прежде, диапазоне масштабных перепадов между регистрами росписи, размещенными на узких плоскостях стен, развитых по вертикали и разделенных оконными проемами. На сводах и в верхних зонах стен располагались лаконично решенные композиции евангельского цикла. Плоскость между верхним окном в люнете и расположенными ниже 2 окнами средней зоны занимали доминирующие по размеру фронтальные шеренги святых в рост. Выделялась хорошо видная взгляду прихожан роспись зап. стены под хорами с многофигурной композицией «Страшный Суд», выдержанной в мелком масштабе, как и иконные сюжетные изображения. Настолпные росписи строились по принципу вертикальных, четко разграниченных звеньев, заполненных единичными фигурами святых (преимущественно воинов), а вертикали уступов крещатых в плане столпов на всю высоту оформлены узкими орнаментальными цепочками.

Одна из специфических черт декорации церкви - необычный для алтарного пространства тематически усложненный состав изображений, включающий значительную часть двунадесятых праздников, которые обычно размещались в пространстве наоса. Это «Сошествие Св. Духа на апостолов» в люнете вост. стены, расположенное ниже «Преображение», на сев. и юж. стенах вимы в верхнем регистре - «Введение во храм» и «Сретение», в нижнем регистре юж. стены - «Крещение». Выбор этих сцен и включение их в контекст традиц. образов алтаря, несомненно, были обусловлены символикой этой зоны, к-рая возводилась к Святая Святых ветхозаветного храма.

Сретение Господне. Роспись ц. во имя свт. Николая Чудотворца. 1299 г. Фотография. 2015 г.
Сретение Господне. Роспись ц. во имя свт. Николая Чудотворца. 1299 г. Фотография. 2015 г.

Сретение Господне. Роспись ц. во имя свт. Николая Чудотворца. 1299 г. Фотография. 2015 г.
Особый комплекс идей, вероятно, определил появление в алтарной росписи 3 пар св. целителей: Кира и Иоанна, Космы и Дамиана на сев. стене (эти фрески почти не видны, но известны на основании анализа описания Дмитриева и акварельных схем; Дмитриев. 2010. С. 202), а также Флора и Лавра, представленных с мечами (их фигуры дошли в лучшей сохранности). Еще в XII в. почитание святых Флора и Лавра приобрело в Новгороде специфический оттенок, сопряженный с культом врачей-бессребреников (Сарабьянов В. Д. Собор Рождества Богородицы Антониева мон-ря // Лифшиц Л. И., Сарабьянов В. Д., Царевская Т. Ю. Монументальная живопись Новгорода XI - 1-й четв. XII в. СПб., 2004. С. 682). Сцена «Крещение» дополняет «целительскую» часть программы алтарной росписи, напоминая, что освященное в день Богоявления «водное естество» приобретает целительную силу, которая сохраняется круглый год. Сосредоточенность в алтаре столь развитого состава образов целительской тематики, по-видимому, была связана с посвящением главного престола храма свт. Николаю Чудотворцу. Вера в великую силу этого святого в борьбе со всевозможными скорбями и недугами легла в основу предания об исцелении кн. Мстислава Владимировича, совершенном свт. Николаем через его образ на круглой доске, обретение которого связывается с о-вом Липно (Азбелев С. Н. Развитие летописного жанра в Новгороде в XVII в. // ТОДРЛ. 1958. Т. 15. С. 255).

Существенное отклонение от общепринятых схем обнаруживает роспись конхи апсиды, хотя ее центральное изображение - образ Божией Матери «Знамение» (ныне утрачено; на этом месте - образ Божией Матери «Живоносный Источник») вполне традиционно для данной части храма. Однако в церкви Л. м. этот образ приобрел неповторимые черты. В его поле, определенное границами конхи, были введены 2 фронтальные фигуры. Одна из них - пророк, по-видимому Исаия, предсказавший Боговоплощение: «Се, Дева во чреве приимет и родит Сына» (Ис 7. 14; этот текст был запечатлен на свитке погибшего изображения прор. Исаии в сев.-вост. простенке главного купола новгородского Софийского собора; см.: Мясоедов В. Фрагменты фресковой росписи Святой Софии новгородской // ЗОРСА. 1915. Т. 10. С. 26). Парная ему фигура остается под записью; судя по частично раскрытому древнему фрагменту свитка со словами: «ИСКОНИ БЕ СЛОВО…» (Ин 1. 1), это ап. Иоанн Богослов. Очевидно, их присутствие по сторонам Богоматери с Предвечным Младенцем на Ее лоне было призвано акцентировать догмат Воплощения и служило изобразительным комментарием. Исключительное значение этого образа для заказчика росписи архиеп. Климента соотносится с существованием в Новгороде древней местночтимой святыни - чудотворной иконы Божией Матери «Знамение». Каноническое ее почитание было оформлено не позднее сер. XIV в. и должно было иметь длительную предысторию, основанную на устных преданиях. Формирование местной традиции могло влиять на выбор иконографических мотивов в росписях новгородских церквей, созданных на протяжении этого периода.

Программа росписи жертвенника и диаконника следовала распространенному в XII в. новгородскому обычаю посвящать эти части храма Богоматери и св. Иоанну Предтече. Однако в декорации диаконника на сев. и юж. стенах зафиксировано изображение четы неизвестных святых в молебном предстоянии св. Иоанну Предтече. При этом мужской образ на основании княжеского типа одежд идентифицирован как равноап. кн. Владимир Святославич, крестивший Русь,- древнейшее из сохранившихся в монументальной живописи изображений этого святого. Среди избранных святых, запечатленных на стенах церкви Л. м., видное место занимали благоверные князья Борис и Глеб, известные по акварельному воспроизведению В. А. Прохорова. Почитание этих святых в Новгороде к моменту появления ц. во имя свт. Николая имело достаточно глубокую традицию, закрепленную строительством в 1167 г. Сотко Сытинычем внушительных размеров храма в Детинце. В эпоху начавшегося возрождения русских земель почитание памяти первых русских святых, «сродников» живущих князей-полководцев, по-видимому, стало более актуальным. В росписи церкви нашли отражение наиболее почитаемые на этих землях святые, а также важный этап формирования национального пантеона святости с включением местно почитаемых святынь. Тематика росписи сосредоточена вокруг таких значимых для Новгорода святынь, как икона Божией Матери «Знамение» (чей образ осенял алтарную апсиду) и икона свт. Николая Чудотворца (с преданием об этом святом связано основание церкви на о-ве Липно, что обусловило целительскую тему росписи ее алтаря). Архиерейский заказ не ограничивал идейное содержание росписи задачами догматического плана, оно не лишено ктиторского характера. Состав образов благоверных князей, св. ратников и вооруженных мучеников свидетельствует о повышении авторитета князей-полководцев и благоверных воинов в республиканском Новгороде в эпоху непрестанных военных столкновений.

Значительные трудности представляет анализ пластических характеристик росписи, поскольку почти везде верхний красочный слой утрачен и уцелел лишь подмалевок. Тем не менее сохранившиеся участки позволяют оценить художественный строй стенописи как неоднозначное явление. Лапидарны фронтальные изображения святых, напоминающие фигурки на полях некоторых новгородских икон XIII в.; убедительно переданное движение находит параллели в миниатюрах тверской «Хроники Георгия Амартола» кон. XIII - нач. XIV в. (РНБ. Ф. 173. Фунд. № 100). Типы ликов и способы их моделирования пробелами имеют сходство с близкой по времени живописью соседних художественных центров - Твери и Пскова.

От первоначального убранства церкви сохранился храмовый образ свт. Николая. В 1921 г. он был передан в Новгородский музей из Сковородского монастыря, где находился после запустения Л. м. Согласно ктиторской надписи, помещенной на нижнем поле, икона была выполнена в 1294 г. для ц. во имя свт. Николая на средства некоего Николая Васильевича (это имя не встречается среди новгородских бояр; скорее всего заказчик иконы был купцом). Сообщены имя мастера - Алекса Петров, а также сведения о поновлении иконы в 1556 г.; в это же время была сделана и сама надпись, в 1-й части повторившая древний текст (описание и подробную библиографию см.: Гладышева Е. В. Святитель Николай Чудотворец с избранными святыми // Иконы Вел. Новгорода XI - нач. XVI в. М., 2008. Кат. 4. С. 100-113). Святой представлен как ходатай за весь мир и всеобщий защитник. Христос и Богородица, изображенные по сторонам свт. Николая в меньшую величину, вручают ему Евангелие и омофор в соответствии с преданием о чуде на Никейском Соборе. Небольшие фигурки святых на полях превращают огромную храмовую икону в образ апостольской Церкви.

Легенда об обретении иконы свт. Николая Чудотворца близ о-ва Липно и об исцелении от нее кн. Мстислава Владимировича была записана в 3-й Новгородской летописи, окончательная редакция относится к 1673 г. Предание послужило основой лит. произведения (Никольский Н. К. Мат-лы для истории древнерусской духовной письменности. СПб., 1907. С. 58-61. № 5. (СбОРЯС; Т. 82. № 4)). Список в сборнике из рукописного собрания Вологодского архиерейского дома (№ 1. Л. 602-608 об.) некогда принадлежал Спасо-Прилуцкому мон-рю близ Вологды; полное заглавие: «Чюдо, иже во святых отца нашего Николаа, Мир Ликийских чюдотворца и архиепископа, сотворившееся в Великом Новеграде. И что ради церковь святаго Николаа соборная, иже на торговой стране, на Ярославле Дворище именуется. И что ради в той церкви местный образ Николая Чюдотворца, круглая дска». Существовал еще один список, хранившийся в Николо-Дворищенском соборе Новгорода и не отмеченный Н. К. Никольским; его местонахождение неизвестно. Текст этого списка был опубликован в 1818 г. отдельным листком для «народного чтения», позднее переиздан (Рус. паломник. 1892. № 49. С. 781-782).

Ист.: ПСРЛ. Т. 3. С. 327; Т. 4. Ч. 1. С. 247; НовгорЛет. 1879. С. 188, 209.
Лит.: Филимонов Г. Д. Церковь св. Николая Чудотворца на Липне близ Новгорода: Вопрос о первонач. форме иконостасов в рус. церквах // Археологическое исслед. по памятникам Российским. М., 1859. Т. 1. С. 7-8; он же. Описание церквей и мон-рей в Новгороде и его окрестностях // НовгАВ. 2010. Вып. 9. С. 17-36; Прохоров В. А. Мат-лы для истории рус. одежд // Рус. древности. СПб., 1871. Кн. 5. Окт.; он же. О новгородских и псковских церквах // Христианские древности и археология. СПб., 1872. Кн. 1. С. 18-21; Дмитриев Ю. Н. Стенные росписи Новгорода, их реставрация и исследование // Практика реставрационных работ. М., 1950. Вып. 1. С. 161-165; он же. Роспись церкви Николы на Липне: Сохранившиеся части росписи и их состояние: Ркп. Л., 1946 / Публ. и коммент.: Т. Ю. Царевская // Ежег. НГОМЗ, 2009. Вел. Новг., 2010. С. 196-212; Максимов П. Н. Церковь Николы на Липне близ Новгорода // Архит. наследство. М., 1952. № 2. С. 87-104; Рождественская Т. В. Древнерус. надписи на стенах храмов: Новые источники XI-XV вв. СПб., 1992. С. 102. Кат. 60; она же. Древнерус. надписи-граффити с именами новгородских иерархов в церкви Николы на Липне в Новгороде // Вел. Новгород и средневек. Русь: Сб. ст. к 80-летию В. Л. Янина. М., 2009. С. 151-152; Царевская Т. Ю. Два «деисуса» в росписи церкви Николы на Липне близ Новгорода // Ежег. НГОМЗ, 2008. Вел. Новг., 2009. С. 56-66.
Т. Ю. Царевская
Ключевые слова:
Монастыри Русской Православной Церкви (муж.) Церковная архитектура. Монастырские комплексы (Россия) Настенная роспись (Россия) Липенский (Липненский; на Липне) во имя святителя Николая Чудотворца мужской монастырь, находился в 7 верстах от Новгородв
См.также:
ВАРНИЦКИЙ ВО ИМЯ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ СЕРГИЕВ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в пос. Варницы, ныне в черте г. Ростова Ярославской обл., подворье Троице-Сергиевой лавры (с 1995)
ВОЗМИЦКИЙ В ЧЕСТЬ РОЖДЕСТВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ [Возмищский, Возмищенский, Возминский], находился в Ламском стане (совр. Волоколамский р-н Московской обл.)
ИПАТИЕВСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ Костромской и Галичской епархии
АВРААМИЕВ РОСТОВСКИЙ В ЧЕСТЬ БОГОЯВЛЕНИЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в г. Ростове Ярославской обл., близ оз. Неро
АЛЕКСАНДРОВ СВИРСКИЙ В ЧЕСТЬ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (С.-Петербургской и Ладожской епархии)
АЛЕКСАНДРО-НЕВСКАЯ ЛАВРА С-Петербургской митрополии
АНДРОНИКОВ В ЧЕСТЬ НЕРУКОТВОРНОГО ОБРАЗА СПАСИТЕЛЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в Москве на лев. берегу Яузы, осн. ок. 1358 г.
БЕЛЁВСКИЙ В ЧЕСТЬ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в Тульской епархии (с 1525 г.)