Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

ЛУБОК
Т. 41, С. 524-530 опубликовано: 11 августа 2020г.


ЛУБОК

Свт. Иоанн Златоуст. Лист из Синодика Бунина. Ок. 1700 г. Гравер Л. К. Бунин (РГБ)
Свт. Иоанн Златоуст. Лист из Синодика Бунина. Ок. 1700 г. Гравер Л. К. Бунин (РГБ)

Свт. Иоанн Златоуст. Лист из Синодика Бунина. Ок. 1700 г. Гравер Л. К. Бунин (РГБ)
(Рус. религиозный). В настоящее время нет общепринятого определения Л. Обычно под Л. понимают гравированные на дереве или металле изображения, отпечатанные на бумаге, выполненные в народном стиле и пользовавшиеся популярностью в народе. О границах понятий «лубок», «народная картинка» в лит-ре существуют разные мнения. Различают лубочные картинки (листы) и лубочные книжки (тетрадки), значительная часть репертуара к-рых отведена духовным сюжетам. Лубочные книжки по форме относятся к цельногравированным книгам, в к-рых текст и изображение отпечатаны с одной формы (гравюры на дереве, металле или камне (литография)).

Сведения о назначении и бытовании лубочных картинок известны с XVII в. Согласно грамоте патриарха Иоакима, составленной в период с 1682 по 1690 г. (указ остался в черновике и не получил силы закона), они использовались «не для почитания святых икон, но для пригожества». Традиция украшать жилища духовными картинками сохранялась и позднее. В историко-этнографических исследованиях отмечалось, что их вешали вокруг икон в красном углу, они служили своеобразным дополнением и украшением домашнего иконостаса. Л. нравоучительного содержания на темы поучений святых, притч и т. п. нередко украшали стены в избах.

Лубочные картинки, воспроизводившие чудотворные образы, иконы Иисуса Христа, Божией Матери, святых, а также праздников, по замечаниям исследователей Л. XIX в., в небогатых приходах заменяли иконы. Аналогичное применение они могли иметь и в домашнем обиходе. Во 2-й пол. XIX в., по наблюдениям исследователей, путешественников, лубочные изображения наклеивали на доски, превращая их т. о. в иконы. Т. о., эти картинки заменяли бумажные иконы, к-рые на протяжении XVII - сер. XIX в. не имели распространения в России; указом патриарха Иоакима (1682-1690) они были объявлены еретическими, как созданные на «непотребном материале» - бумаге, что не соответствовало учению об иконописании. Во 2-й пол. XIX - нач. XX в. бумажные иконы разного размера стали активно выпускать издатели (наиболее успешно это делали типографии В. Тиля и Е. И. Фесенко), но это направление духовных изобразительных изданий получило самостоятельное развитие, и к Л. его можно отнести лишь условно.

Иллюстрация к «Апокалипсису». 1692–1696 гг. Гравер Василий Корень (РНБ)
Иллюстрация к «Апокалипсису». 1692–1696 гг. Гравер Василий Корень (РНБ)

Иллюстрация к «Апокалипсису». 1692–1696 гг. Гравер Василий Корень (РНБ)

Возникновение Л. в России относят к XVII в. До наст. времени сохранились изображения иконописного типа Иисуса Христа, Богоматери, святых, архангелов, а также сложные композиции с образами святых и с видами мон-рей (напр., преподобных Зосимы и Савватия). Кроме того, известны цельногравированные книги, а также большие циклы сюжетных изображений, которые бытовали в соединении с рукописным текстом, напр. Канон за умершего в составе синодиков.

Возникновение и первоначальное развитие Л. тесно связаны, с одной стороны, с иконописанием и его регламентацией, с другой - с искусством оформления книги, а также с необходимостью тиражирования иллюстрированных изданий. Самая ранняя лубочная картинка с изображением арх. Михаила датирована 1668 г., а первые письменные упоминания о массовом распространении религ. картинок относятся к 80-м гг. XVII в. (после 1682) и зафиксированы в черновике указа патриарха Иоакима. Из него следует, что, с одной стороны, в народе получили хождение западноевроп. картинки, к-рые надлежало запретить, с другой - распространились печатные изображения (листки), изготовленные на Руси. Известно, что «печатные листки» в XVII в. выпускали в Москве, в т. ч. на Московском Печатном дворе. Продавались они на Спасском мосту и в др. торговых местах. К 80-м гг. XVII в. относится ряд сохранившихся картинок. Это тексты молитв с заставками с изображением святых, к-рым адресована молитва, и орнаментальными украшениями; изображения Св. Троицы, Иисуса Христа и Богоматери, святых, арх. Михаила.

Среди первых издателей Л. можно назвать Василия Кореня и мастера-гравера Григория, с именами к-рых связано создание Библии Василия Кореня 1696 г., точнее «Повести о грехопадении человека и конце Света» (Апокалипсис), получившей распространение в лит. синодиках. Известно, что Василий Корень «печатал листы» на дворе в Новомещанской слободе. Из ранних лубочных книг и сюжетных циклов иллюстраций для рукописных книг выделяются Синодик (80-е гг. XVII в., 72 гравюры), Повесть об Иосифе Прекрасном и др.

Важным стимулом и источником для развития Л. следует считать деятельность московских граверов-серебряников Афанасия Трухменского (Зверева), Василия Андреева, Леонтия Бунина, мон. Феофана, а также анонимных мастеров. Их гравюры создавались не как Л. Они предназначались для украшения преимущественно рукописных книг, существовали и как самостоятельные произведения, в т. ч. в качестве образцов для иконописцев. В XVII в. эти гравюры встречаются в рукописях, принадлежавших аристократии и высшей иерархии, они были в обиходе состоятельной и интеллектуальной части общества. Напр., иллюстрации Синодика Леонтия Бунина (одного из самых популярных лубочных изданий XVIII в.) первоначально служили образцом для Синодика, вложенного в ц. Двенадцати апостолов в Московском Кремле в поминовение по патриарху Адриану. Затем Синодик тиражировался и распространялся в помин по патриарху в крупных мон-рях и на архиерейских дворах. Однако через 10-15 лет из произведений «придворной» культуры он перешел в разряд популярных народных изданий.

Художественная и издательская деятельность граверов-серебряников, к-рую нужно рассматривать как просветительскую, тесно связанную с деятельностью патриарших книжников Симеона Полоцкого, Кариона Истомина, сыграла важную роль в становлении репертуара ранней народной гравюры на металле. Большое значение имели и инициативы иконописца Симона Ушакова. Ок. 1667 г. им была устроена 1-я в Москве граверная мастерская на собственном дворе, по его выражению, «твоих бо ради государевых дел печатания листов». Известен в соответствии с определением Большого Московского Собора (1666-1667) замысел Симона Ушакова о создании печатного иконописного подлинника. Работа иконописца над «гравированными образцами» не была полностью осуществлена, но послужила основой для последующего издания религиозных картинок. Немного позднее гравировальные мастерские были организованы Леонтием Буниным; в 1677-1678 гг.- при Верхней типографии, после 1686 г.- в Соловецком монастыре; в 90-х гг. XVII в. действовала мастерская Василия Кореня, в нач. XVIII в.- мастерская в Переславле-Залесском.

Титульный лист из «Страстей Христовых». 1741 г. Мастер М. Нехорошевский (РГБ)
Титульный лист из «Страстей Христовых». 1741 г. Мастер М. Нехорошевский (РГБ)

Титульный лист из «Страстей Христовых». 1741 г. Мастер М. Нехорошевский (РГБ)

В XVIII в. гравюры воспринимались и как своего рода издания для паломников, благодаря которым могли обрести известность образы монастырских святынь и самих обителей. Неслучайно в документах 1-й пол. XVIII в., напр. Кириллова Белозерского мон-ря, граверная мастерская называлась «листопечатней», а ее продукция - «чудотворными листами». Одна из первых таких мастерских организована в Антониевом Сийском мон-ре (нач. 70-х гг. XVII в.). В ней были выпущены листки с изображениями прп. Антония Сийского, основателя обители, и знаменитые Святцы Антониева Сийского мон-ря 1672 г. (все гравированы на дереве). Известно имя мастера, трудившегося в этой мастерской,- Мисаил. Сохранились его работы (доски), отпечатки с них делались и позднее. Эти издания в большей степени предназначались для украшения рукописей. Первые листовые издания с изображением обители были выпущены в Соловецком мон-ре. Сначала мон-рь заказывал гравюры в Москве у Василия Андреева, Леонтия Бунина, Симона Ушакова, а в 1686 г. была устроена собственная мастерская. Кроме листовых гравюр с образами основателей обители преподобных Зосимы и Савватия и с видами мон-ря, мастерская выпускала гравюры для рукописных книг: рамки-заставки, картинки небольшого размера, к-рые помещались в качестве фронтисписа в рукописи с житиями святых, тиражировались и распространялись среди паломников. Мастерская Соловецкого мон-ря просуществовала до сер. XIX в. и выпустила множество листов самого разного содержания.

Идея создания граверных мастерских при обителях стала активно воплощаться в XVIII в. Сторонником устройства типографии с граверной мастерской был митр. Новгородский Иов. Аналогичные соловецкой мастерской, но меньшего размаха деятельности мастерские были в Кирилловом Белозерском, Макариевом Унженском мон-рях, Почаевской лавре, а также существовали старейшая типография и граверная мастерская Киево-Печерской лавры. Выпускала картинки духовного содержания и Синодальная типография в Москве. Мон-ри издавали картинки, где изображались исключительно их святыни, что определило место этих изданий среди др. лубочной продукции духовного содержания.

Больший размах приобрело издание религ. картинок в светских мастерских, к-рые в XVIII в. были сосредоточены в Москве, потому и Л. иногда называют «московскими» листками или картинками. В 20-х гг. XVIII в. появился еще один термин для определения народной картинки - «площадные листки», т. е. распространяемые среди народа на городских площадях. С этого времени среди лубочной гравюры начинает преобладать гравюра на металле (меди), которая к сер. XVIII в. практически полностью вытеснила деревянный Л.

Развитие Л. на металле стимулировало закрытие в 1727 г. С.-Петербургской типографии и возвращение в Москву ряда граверов, которые были вынуждены изготовлять гравюры на продажу. К их числу можно отнести А. Ф. Зубова (см. ст. Зубовы), И. К. Любецкого, А. И. Ростовцева, М. Н. Нехорошевского. Занимались изготовлением гравюр по заказам и мастера Московского Печатного двора (с 1721 Синодальная типография) Г. П. Тепчегорский, И. Ф. Зубов и др. Их трудами сформировалась стилистика Л. на металле.

На протяжении 1-й пол. XVIII в. значительная роль принадлежала лубочной картинке, отпечатанной с деревянных досок (деревянный Л.), отчасти сохранявшей стилистику картинок XVII - нач. XVIII в. При этом в гравюре на дереве появились новые тенденции, связанные преимущественно с использованием разных, в т. ч. и западноевропейских, образцов, отчасти с возникновением новой манеры гравировки, привнесенной профессионально обученными мастерами. Производство религ. Л. на дереве сохранялось до 60-х гг. XVIII в., во 2-й трети столетия в нем становится больше светских сюжетов. В гравированной на меди картинке в эти же годы, напротив, наблюдалось преобладание религ. сюжетов над светскими.

Сотворение мира. День третий. 1-я треть XVIII в. Гравер И. К. Любецкий (РГБ)
Сотворение мира. День третий. 1-я треть XVIII в. Гравер И. К. Любецкий (РГБ)

Сотворение мира. День третий. 1-я треть XVIII в. Гравер И. К. Любецкий (РГБ)

В 1-й пол.- сер. XVIII в. среди мастеров Л. на меди к наиболее плодовитым надо отнести Нехорошевского и Любецкого, в середине столетия активно работал А. Тихомиров, к-рый, возможно, владел собственной мастерской. Сведения о мастерских лубочных гравюр сохранились фрагментарно. В нач. XVIII в. был известен гравер Тепчегорский, работавший на Московском Печатном дворе, с его именем связано неск. крупных изданий. В 1714 г. «денежным строением» Ивана Агапитова, сына Постникова, Тепчегорским были выпущены лицевые святцы, ставшие основой для последующих изданий XVIII в. Ок. 1722 г. их переиздали в Гражданской типографии Киприановых. Во 2-й четв. XVIII в. появилось имя владельца досок, печатавшего гравюры для продажи,- К. Тимофеева. Неотделимо от истории Л. и имя купца 1-й гильдии М. Артемьева, который открыл в 1759 г. на р. Яузе, на мельнице Серебрянке за с. Пушкином Московского у., фабрику, где печатал духовные картинки в технике меццо-тинто, или в «черной манере». Однако в известных нам работах трудно увидеть произведения, близкие к лубочной стилистике. Это популярные, профессионально исполненные картинки, подражающие «ученому искусству». После 1774 г. владельцами фабрики стали П. Б. Белавин и А. Колокольников, печатавшие листы в т. ч. по заказу Синода.

В сер. 60-х гг. XVIII в. братья Д. И. и И. И. Скобелкины в собственном доме в с. Покровском в приходе ц. свт. Николая Чудотворца устроили мастерскую, где на 2 печатных станах печатались листы «Христа Спасителя, Богоматери и прочих святых лиц... и не принадлежащие до святости». В эти же годы в доме при Успенском соборе ключарь П. А. Алексеев в Зарядье под Знаменской горой и купец из г. Коломны Л. Ф. Хлебников также организовали мастерскую по выпуску Л. Печать велась на 2 станах.

В 40-х гг. XVIII в. начал свою деятельность И. Я. Ахметьев (1721-1790), получивший в 1744 г. в наследство гравированные доски, с которых печатал картинки дядя его жены Тимофеев. Нек-рое время Ахметьев работал совместно с Хлебниковым. Расцвет ахметьевской фабрики приходится на 60-90-е гг. XVIII в., когда ее продукция полностью определяла состав изображений и стилистику Л. Активная роль в работе фабрики в эти годы принадлежит сыну Ахметьева Петру. Над внешним видом ахметьевских изданий много потрудился гравер фабрики П. Н. Чуваев. В период наивысшего расцвета на фабрике работали 20 станов; возможно, это было в 70-90-х гг. XVIII в. Династия Ахметьевых владела и руководила фабрикой до 1869 г.

Значительный урон лубочному изданию нанес пожар 1812 г., когда погибло множество образцов и гравированных досок. Тем не менее выпуск Л. был восстановлен достаточно быстро. В XIX в. число фабрик, выпускавших религ. Л., увеличивалось, мастерские устраивали при мон-рях, их организацией занимались и светские лица.

В развитии лубочного издания существенную роль сыграла новая техника печатной графики - литография: печатная форма изготовлялась на специально обработанном камне (известняке) и печать осуществлялась с плоской (гладкой) поверхности камня, на которую специальным образом наносился рисунок. Большие пластические возможности в рисунке, более высокие тиражи и большая простота по сравнению с гравюрой в подготовке оригинала, наконец, меньшая себестоимость издания послужили главными причинами быстрого распространения литографии. Изобретенная в 1796 г. И. А. Зенефельдером в Германии, литография уже к 20-м гг. XIX в. широко распространилась по миру, вытесняя из полиграфии и художественных изданий традиц. гравюру. В рус. лубочном издании литография появилась в 30-х гг. XIX в. и неск. десятилетий существовала наравне с гравюрой, постепенно заменяя ее.

Ахметьевская фабрика в 1-й пол. XIX в. продолжала выпускать картинки духовного содержания, но преимущественно по новым образцам, ориентированным на академический стиль. После войны 1812 г. объемы фабричной продукции существенно сократились. В 30-х гг. XIX в. Ахметьевы «совместничали» с И. В. Логиновым, к-рый также владел собственной металлографической мастерской. Однако большего масштаба в издании Л. достигла открытая в 1812 г. металлография его брата В. В. Логинова.

В XIX в. московские мастерские практически полностью обеспечивали Российскую империю религ. картинками. В 1-й пол. XIX в. их изданием занималась мастерская П. Т. Щурова, основанная в 1820 г. В это же время создал лубочную мастерскую И. Стрельцов (1773-1839), основатель династии лубочных издателей, работавших до революции.

Святцы Григория Тенчегорского. Месяц апрель. 1714 г. (РГБ)
Святцы Григория Тенчегорского. Месяц апрель. 1714 г. (РГБ)

Святцы Григория Тенчегорского. Месяц апрель. 1714 г. (РГБ)

В 30-40-х гг. XIX в. число издателей-лубочников значительно увеличилось: открылись мастерские Руднева, Чишкова (Чижкова), Белянкина, Шарапова, Лилье, Шелковникова. В середине столетия к ним присоединились мастерские Абрамова, Лаврентьева, Чуксина, Яковлева, Глушкова и др. Среди петербургских издателей можно назвать А. В. Холмушина и А. А. Касаткина.

В кон. 50-х гг. XIX в. начала свою деятельность литографическая мастерская в слободе Мстёра Владимирской губ. (основана в 1858-1859, с сер. 60-х гг. XIX в. переведена в усадьбу Голышевка близ Мстёры), основанная крепостным крестьянином И. А. Голышевым (1838-1896). Он учился в Строгановском уч-ще в Москве, работал в 50-х гг. XIX в. в лубочной металлографии Е. И. Лаврентьевой и литографии Ф. Ефимова. Его мастерская выпускала своеобразную продукцию со своей стилистикой. Голышев стремился соединить профессиональный рисунок с народными традициями, «простонародным вкусом». Картинки мастерской Голышева занимали заметное место в производстве религ. картинок в 60-х - 1-й пол. 80-х гг. XIX в.

Переворот, происшедший в полиграфической промышленности России в сер. XIX в., существенно отразился на лубочном издании: изменился состав издателей, что не могло не сказаться на художественной форме картинок и стилистике Л. В сер. XIX в. литография практически полностью вытеснила классическую гравюру, а вместе с ней и классический Л. В 60-70-х гг. XIX в. народная картинка сохраняла свой облик благодаря переводу старых гравированных образцов в литографию, повторению известных произведений в новой технике. Таковы, напр., точный перевод в литографию кн. «Описание Иерусалима» С. Симоновича, многочисленные картинки с изображениями чудотворных икон Богородицы, Л. 60-70-х гг. XIX в. с изображением «Старца иером. Серафима», напр. копии серии 1856 г. Почти всю продукцию мастерской А. А. Абрамова (1867-1882) составляли литографии - переводы с гравированных образцов, то же можно сказать об изданиях П. Н. Шарапова (1802-1885), И. Гаврилова, Е. Я. Яковлева, осуществлял подобные издания в 70-80-х гг. XIX в. Голышев и др.

Однако копирование «граверной манеры» в технике литографии не могло продолжаться бесконечно, поскольку эта техника требовала иных приемов и художественных решений. В 1853 г. был издан Синодик, составленный прот. Александром Браницыным и отпечатанный в технике тоновой литографии в московской мастерской И. М. Шамина. Основу его иконографии составлял Синодик Бунина (ок. 1700), но изображения были выполнены в иной стилистике, которая более органично сочеталась с техникой литографии и соответствовала вкусам эпохи.

Притча о прп. Макарии и бесе. Лубок. Кон. XVIII в. (РГБ)
Притча о прп. Макарии и бесе. Лубок. Кон. XVIII в. (РГБ)

Притча о прп. Макарии и бесе. Лубок. Кон. XVIII в. (РГБ)
Во 2-й пол. XIX в. из Л. практически полностью уходит условно иконописная манера и возобладают условно реалистические и академические тенденции. Духовная лубочная картинка приобретает вид, вместе с к-рым получает название «новый лубок» в отличие от классического гравированного Л. Эволюция Л. продолжается и позднее. В 80-90-х гг. XIX в. на смену литографии и тонолитографии приходит хромолитография (цветная печать с нескольких литографированных камней), вместе с которой из Л. исчезает ручная раскраска, а картинки этой эпохи мало походят на классические образцы XVIII - 1-й пол. XIX в.

Промышленный переворот в полиграфической промышленности разорил малые мастерские, которым не хватало средств на переоборудование, и они постепенно закрывались. Их сменили новые мастерские и крупные изд-ва. К числу таковых можно отнести лубочные цеха И. Д. Сытина, из старых издателей продолжали работу Стрельцовы, Морозовы. Среди новых можно назвать Е. И. Коновалову, М. Т. Соловьёва (позднее оба вошли в состав Товарищества Сытина) и др.

Во 2-й пол. XIX - нач. XX в. религиозная картинка уже не занимала господствующего положения в Л. Особое положение среди лубочных изд-в в XIX в. занимали монастырские металло- и литографские мастерские. В нек-рых обителях металлографские мастерские были закрыты и на смену им пришли литографские. В ряде мон-рей издание собственной продукции прекратилось, и они заказывали все необходимое в светских мастерских. Напр., в Соловецком мон-ре литографское производство было налажено в 60-х гг. XIX в., а в нач. 70-х гг. XIX в. его признали невыгодным и прекратили работы. Мастерская была возрождена в 1892 г. Несмотря на наличие собственного производства, Соловецкий мон-рь заказывал видовые картинки с изображениями обители и скитов, листы с соловецкими святынями в мастерских Москвы - у И. И. Пашкова, И. А. Морозова, С.-Петербурга - у Веферс и Ко, Одессы - у Фесенко (у последнего мон-рь делал заказы на яркие лакированные хромолитографии и в нач. XX в.). Похожая ситуация сложилась и в др. обителях. Литографские мастерские существовали в Серафимо-Дивеевском мон-ре и в Оптиной пуст. (последняя заказывала картинки с видами обители и святынями в Москве уже в 1826), в Александро-Невской лавре в С.-Петербурге и др.

Особую роль в развитии картинки духовного содержания сыграла Троице-Сергиева лавра. Литографская мастерская при лавре действовала с 1843 по 1910 г. Ее продукция отличалась высоким качеством, была разнообразной, выходила большими тиражами. Мастерская была одной из крупнейших в России. Она выпускала видовые изображения не только лавры и скитов, но и др. мон-рей, а также многочисленные житийные изображения, циклы, посвященные истории лавры, ее осаде. Значительную часть лаврских изданий составляли изображения святых, чудотворных икон.

Лубочные изображения духовного содержания на протяжении всей истории их существования различались по своему жанру. Один из них в лит-ре определяют как «образа» - изображения чудотворных икон, икон с традиц. иконографией. Особую группу составляют изображения святых и житийные изображения. Значительная часть изображений в Л. отводится видам мон-рей и св. мест - Иерусалима, Св. Горы Афон, Синая, К-поля и др. Среди картинок выделяются поучения святых с их изображениями (эти картинки известны с XVII в.) и иногда с пространными текстами. Особенно популярны поучения святителей Иоанна Златоуста и Василия Великого. К этим сюжетам по оформлению и наличию больших текстов близки отрывки притч, напр. из «Великого зерцала» и других сочинений. Распространены были картинки с изображениями святых и текстами, напр. «Каким святым какая благодать исцеления дана» и др. Отдельную группу картинок составляют «истории» - изображения на сюжеты из ВЗ и НЗ; особой популярностью среди них пользовались «Житие Иосифа Прекрасного», «Сотворение мира», гравированные Библии, напр. Нехорошевского, и многочисленные изображения на тему Страстей Христовых, в т. ч. того же гравера, и др. Особое место в лубочном репертуаре занимают лицевые святцы, или минеи, многочисленные издания к-рых лишь частично учтены в лит-ре.

В отличие от светского рус. религ. Л. всегда был под наблюдением духовной цензуры. Указы о надзоре за ним известны с XVII в. Надзор за религ. Л. вплоть до учреждения ведомства Духовной цензуры осуществлялся епархиальными архиереями. Работа духовного цензора заключалась в исправлениях иконографического, догматического и эстетического характера и по сути не менялась на протяжении всей истории духовного надзора за Л.

Лит.: Снегирёв И. М. Рус. народная галерея, или Лубочные картинки // Отечеств. зап. 1822. Ч. 12. № 30. С. 85-96; он же. Лубочные картинки // Москвитянин. 1841. Ч. 3. Кн. 5. С. 131-162; он же. О лубочных картинках рус. народа // Сб. ист. и стат. сведений о России и народах ей единоверных и единоплеменных. М., 1845. Т. 1. Ч. 1. С. 191-221; он же. Лубочные картинки рус. народа в московском мире. М., 1861; Буслаев Ф. И. О рус. народных книгах и лубочных изданиях: Ст. 1 // Отеч. зап. 1861. Т. 138. № 9. С. 1-69; Голышев И. А. Лубочные старинные народные картинки. Владимир, 1870; он же. Сельская литография во Владимирской губ. // Ежег. Владимирского стат. комитета. 1875. Т. 1. Вып. 1. С. 60-68; он же. Восп.: 1833-1878 // РС. 1879. Т. 24. № 4. С. 753-772; Т. 25. № 6. С. 353-366; он же. Памятники рус. старины Владимирской губ. Голышевка, 1883 (обл. 1882); он же. Картинное и книжное народное производство и торговля // РС. 1886. Т. 49. № 3. С. 679-726; Пономарёв А. И. Народные листы и картинки духовного содержания // Странник. 1881. № 11. С. 406-415; он же. Изображения из Ветхого Завета по Палее и Лицевой Библии // Там же. № 12. С. 604-626; он же. Иосиф Прекрасный, царь пророк Давид и Соломон Премудрый // Там же. 1882. № 3. С. 392-414; Ровинский. Народные картинки; он же. Виды Соловецкого мон-ря, отпечат. с древних досок, хранящихся в тамошней ризнице. СПб., 1884; Панкратьев П. О рус. народных картинках // Благовест. Х., 1892. Вып. 45. С. 1629-1638; Вып. 46. С. 1700-1706; 1893. Вып. 47. С. 1759-1766; Кайдалов А. Т. Список гравированных рус. изданий, поступивших в ИПБ с собр. рукописей Ф. И. Буслаева // Бычков И. А. Кат. собр. рукописей Ф. И. Буслаева, ныне принадлежащих Имп. публ. б-ке. СПб., 1897. Прил. 4; Петровский Н. М. Заметка о сб. гравюр «Эмблемат духовный» // Изв. Об-ва археологии, истории и этнографии при Казанском ун-те. 1900. Т. 16. Вып. 1. С. 119-124; Клепиков С. А. Рус. гравированные книги XVII-XVIII вв. // Книга: Исслед. и мат-лы. М., 1964. Сб. 9. С. 141-177; Сакович А. Г., Митрофанова Г. А. Рус. народные картинки XVII-XVIII вв.: Гравюра на дереве. М., 1970; Сакович А. Г. Рус. лубок на дереве XVII-XVIII вв. // Декоративное искусство в СССР. 1971. № 10. С. 30-33; она же. Рус. лубок на меди XVIII - нач. XIX вв.: Кат. выст. М., 1971; она же. Народная гравированная книга Василия Кореня, 1692-1696. М., 1983. 2 т.; она же. Рус. гравюра XVI-XVII вв.: Рус. народная картинка // Очерки по истории и техники гравюры. М., 1987. Тетрадь 12; она же. Народные гравированные книги в России XVII-XIX вв.: Репертуар и бытование // Випперовские чт.- 1997. М., 1999. [Вып. 30:] Мир народной картинки. С. 112-131; она же. Склад Синодика Леонтия Бунина 1700 г. и его превращения в XVIII-XIX вв. // От Средневековья к Новому времени: Сб. ст. в честь О. А. Белобровой. М., 2006. С. 450-461; Алексеева М. А. Торговля гравюрами в Москве и контроль за ней в кон. XVII-XVIII вв. // Народная гравюра и фольклор в России XVII-XIX вв.: (К 150-летию со дня рожд. Д. А. Ровинского). М., 1976. С. 140-158; она же. Рус. народная картинка: Нек-рые особенности худож. явления // Народная картинка XVII-XIX вв.: Мат-лы и исслед. СПб., 1996. С. 3-14; она же. Мат-лы для биографии мастеров народной гравюры XVIII в. // Там же. С. 92-103; Рудакова Н. И. Литографская мастерская И. А. Голышева во Мстёре // Народная гравюра и фольклор в России XVII-XIX вв. М., 1976. С. 24-31; она же. Прп. Серафим Саровский: В литографиях XIX - нач. XX в.: Кат. М., 2008; Ранняя рус. гравюра: 2-я пол. XVII - нач. XVIII в.: Новые открытия: Кат. выст. / Вступ. ст.: М. А. Алексеева, Е. А. Мишина. Л., 1979; Рус. народная картинка XVII-XIX вв.: Кат. выст. / Вступ. ст.: А. С. Сытова; сост.: Е. А. Мишина и др. Л., 1980; Мишина Е. А. Группа ранних рус. гравюр: (2-я пол. XVII - нач. XVIII в.) // ПКНО, 1981. Л., 1983. С. 230-244; она же. Святцы Антониево-Сийского мон-ря и их предполагаемый автор // Филевские чт. М., 1994. Вып. 5. С. 3-14; она же. Рус. гравюра на дереве XVII-XVIII вв. СПб., [1997]; The Lubok: Russian Folk Pictures 17th to 19th cent. / Ed. A. S. Sytova. Leningrad, 1984; Кольцова Т. М. Первые литографии // Патриот Севера: Ист.-краевед. сб. Архангельск, 1985. С. 204-212; она же. Гравюры с изображениями Соловецкого мон-ря и его святых // Наследие Соловецкого мон-ря в музеях Архангельской обл.: Кат. М., 2006. С. 81-104; Гравюра и литография XVII - нач. XX в.: Новые поступления (1977-1987): Кат. выст. / ГРМ. Л., 1989; Воронина Т. А. Русский лубок 20-х - 60-х гг. XIX в.: Производство, бытование, тематика. М., 1993. (Рос. этнограф; 5); она же. Русский религ. лубок // Живая старина. М., 1994. № 3. С. 6-11; Хиппислей А. Русская эмблематическая книга «Эмблемат духовный» (1743) // ПКНО, 1992. М., 1993. С. 23-31; Хромов О. Р. Русский религ. лубок в XIX ст. // Книжное дело. М., 1993. № 4. С. 84-89; он же. Цензор и религ. лубок в России // Книжное знание в отеч. культуре XVIII-XX вв. М., 1994. С. 87-99; он же. К истории иконогр. споров в XVII ст.: Гравюра «Иисус Христос. Господь Вседержитель» без бороды // Филевские чт.: Тез. докл. 4-й междунар. конф. М., 1995. С. 108-112; он же. О первом издании Синодика Л. Бунина: (По мат-лам коллекций РГБ) // Румянцевские чт., 1995. М., 1996. Ч. 2. С. 168-175; он же. Западноевроп. источники рус. религ. лубка // Др. Русь и Запад: Науч. конф.: Книга резюме. М., 1996. С. 229-232; он же. «Описание Иерусалима» Симона Симоновича и Христофора Жефаровича в рус. лубочных изданиях: (Исслед. и сводный кат. книг, хранящихся в моск. собраниях). М., 1996 (совм. с Н. А. Топурия); он же. Цельногравированный Синодик в рус. обиходе XVIII-XIX вв. // Православие и рус. народная культура. М., 1996. Кн. 6. С. 23-59; он же. «Сотворение мира» в рус. лубочной традиции // Живая старина. 1997. № 1. С. 10-12; он же. «Безликие злодеи» и «чертяки» рус. лубка // Там же. № 4. С. 10-12; он же. «Библия Ектипа» Кристофа Вайгеля и рус. лубочный Апокалипсис // Проблема копирования в европ. искусстве: Мат-лы науч. конф. М., 1998. С. 117-125; он же. Неск. замечаний к истории рус. гравированной Библии // Книжная культура России: История и современность. М., 2003. Вып. 1. С. 125-131; он же. Рукопись «Страсти Христовы» 1730-х гг. с гравюрами XVII и XVIII вв. // Румянцевские чт., 2008. М., 2008. С. 365-370; он же. Коллекция рус. цельногравированных книг XVIII-XIX вв. науч. б-ки Тверского гос. ун-та. Тверь, 2009. (CD ROM); он же. Ранняя рус. ксилография XVII-XVIII вв. и оформление сб. № 4717 из Музейного собр. НИОР РГБ // Румянцевские чт., 2009. М., 2009. Ч. 1. С. 262-267; он же. Ярославский экземпляр Сказания о 12 сивиллах и его издательская история // Чт. по истории и культуре древней и новой России: К 100-летию Д. С. Лихачёва. Ярославль, 2009. С. 246-253; он же. Неизв. венская гравюра «Св. Иоанн Рильский со сценами Жития и видом Рильского монастыря» 1844 г. и иконогр. традиция изображения святого в графике XVII-XIX вв. // Εικων ραι τεχνη: Церк. искусство и реставрация памятников истории и культуры. М., 2011. Т. 2. С. 200-205; он же. Цельногравированная книга и гравюра в рус. рукописях XVI-XIX вв.: Кат. колл. Отд. письменных источников ЯИАМЗ. М., 2013; он же. Гравюра Луки Зубкова «Преподобные Зосима и Савватий с видом Соловецкого монастыря» и ее греч. источники // РиХВ. 2015. Вып. 4/5. С. 459-474; Рус. лубочная книга XVII-XIX вв.: Описание колл. / ГПИБ; сост.: О. М. Наумук, О. Р. Хромов. М., 1994; Ходько Ю. М. Гравированные Синодики Леонтия Бунина в собраниях Петербурга // Филевские чт.: Тез. докл. М., 1995. С. 107-108; она же. Народная картинка «Всякое дыхание да хвалит Господа» и ее иконогр. источники // Випперовские чт.- 1997. М., 1999. [Вып. 30]. С. 156-161; Сытова А. С. М. Артемьев - «фундатор» гравировальной фабрики в Москве // Народная картинка XVII-XIX вв. СПб., 1996. С. 104-117; Тарасов О. Ю. Икона и благочестие: Очерки иконного дела в имп. России. М., 1996; Воронина Т. А. О бытовании лубочных картинок в рус. народной среде в XIX в. // Випперовские чт.- 1997. М., 1999. [Вып. 30]. С. 192-211; Зарицкая О. И. Литогр. мастерская Троице-Сергиевой лавры и ее значение для творческой деятельности мон-ря в XIX в. // Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной жизни России: Мат-лы междунар. конф. М., 2000. С. 412-429; Бабушкина И. М. Кирилло-Белозерский мон-рь в изображениях XVIII-XIX вв. // Кириллов: Краевед. альм. Вологда, 2001. Вып. 4. С. 126-141; Гамлицкий А. В. Лицевые «Страсти» Леонтия Бунина: К вопросу о западноевроп. образцах рус. искусства рубежа XVII-XVIII вв. // Филевские чт. М., 2003. Вып. 10. С. 150-162; Ермакова, Хромов. Рус. гравюра на меди; Князева С. Ю., Хромов О. Р. Гравированный Синодик Ивана Любецкого и Ивана Зубова 1730-х гг. из собр. МГОМЗ // Коломенское: Мат-лы и исслед. М., 2008. Вып. 11. С. 163-178; Шаманькова А. И. Гравюры духовного содержания в собр. А. В. Олсуфьева: Обзор колл. // РНБ и отеч. худож. культура: Сб. ст. и публ. СПб., 2009. Вып. 4. С. 28-57; Нор Н. В. История Иосифа Прекрасного в повествовательной иконографии XVII-XIX вв. // Забелинские науч. чт.- 2009. М., 2010. С. 214-242. (Тр. ГИМ; 182); Религиозный лубок 2-й пол. XVIII - нач. XX в. из собр. ГРМ / Вступ. ст. и сост. кат.: Ю. М. Ходько. СПб., 2012; Плетнёва А. А. Лубочная Библия: Язык и текст. М., 2013.
О. Р. Хромов
Ключевые слова:
Лубок (рус. религиозный) Изобразительное искусство (Россия)
См.также:
АХМЕТЬЕВЫ владельцы лубочн. фабрики в Москве