Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МОДЕНСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ
Т. 46, С. 207-211 опубликовано: 3 ноября 2021г.


МОДЕНСКИЙ ВО ИМЯ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ

Моденский мон-рь во имя свт. Николая Чудотворца. Фотография. Нач. XX в.
Моденский мон-рь во имя свт. Николая Чудотворца. Фотография. Нач. XX в.

Моденский мон-рь во имя свт. Николая Чудотворца. Фотография. Нач. XX в.
Находился при погосте Модно Устюженского у. Новгородской губ., на правом берегу р. Мологи в устье речки Моденки. Точное время основания М. м. неизвестно. По мнению И. Ф. Токмакова, мон-рь возник в XV в., с т. зр. М. Ю. Хрусталёва - в 30-х гг. XVI в. Первое документальное свидетельство об обители относится к 1564 г. Сохранились народные предания об основании М. м., к-рые связывают устроение обители с обетом, к-рый дал богатый московский купец после спасения в сильную бурю на Мологе. Строительство М. м. поддерживал род знаменитых купцов и промышленников Строгановых, у к-рых с Устюжной Железопольской и ее округой - крупным центром железообработки - были тесные связи в XVI - нач. XVII в. Именно на средства Г. Д. Строганова в кон. XVII в. в городе была сооружена церковь в честь Явления Казанской иконы Божией Матери. Предания были записаны и сохранились в монастырском архиве XVII в. (ГА Вологодской обл. Ф. 1009. Оп. 1. Д. 411; Архив УКМ. Кор. ДП-30; Токмаков. 1897. С. 87-89; Хрусталев. 1995. С. 166-169.)

Архитектурный комплекс

Первое описание М. м. сохранилось в писцовой книге станов и волостей Устюжны Железопольской 1628-1630 гг. По выписи 1597/98 г. писцов кн. Дмитрия Федоровича Бельского, в монастыре стояли 3 деревянных храма: свт. Николая Чудотворца (клецкий, верх шатровый), Богоявления (теплый, клецкий), Благовещения Пресв. Богородицы на святых воротах (клецкий). Рядом с главным храмом стояла колокольня, территория была обнесена оградой; на ручье находились мельница с «немецким колесом», а также конюшенный и коровий дворы (Писцовая книга. 1995. С. 306). В 1661 и 1671 гг. пожары уничтожили все деревянные постройки (Токмаков. 1897. С. 92; Хрусталёв. 1995. С. 177).

Собор во имя свт. Николая Чудотворца

После пожара 1671 г. был отстроен из кирпича на средства, пожертвованные кнг. М. Т. Бельской. Первоначально это был увенчанный мощной главой на световом барабане бесстолпный храм с правым Благовещенским приделом, выдвинутой к востоку алтарной апсидой и окнами «в два света».

В 1802 г. по благословению викария Новгородской епархии еп. Старорусского Арсения (Москвина) высота собора была увеличена на 11 аршин. Надстройка представляла собой высокий восьмерик со световыми окнами на каждой грани. Высокая полукупольная кровля с пологой полицей венчалась 2-ярусным 8-гранным барабаном, главой и «процветшим крестом» в завершении. По сторонам света в кровле имелись глухие декоративные люкарны, а на гранях кровли стояли стройные 8-гранные барабаны, увенчанные главками. Находившийся внутри церкви деревянный иконостас был заново позолочен. В 1804 г. перекрыли кровлю листовым железом. С 1836 г. по распоряжению Новгородской духовной консистории собор оштукатурили снаружи и внутри, в 1845-1846 гг. крышу вновь перекрыли жестью. По консисторскому указу в 1847 г. в Благовещенском приделе заменили иконостас, включив в него и прежние иконы (Хрусталёв. 1995. С. 179-180). В 1852 г. в рапорте архим. Варсонофия сообщалось «о росписи соборной церкви 16 священными картинами» (Смирнов. 2003. С. 93). К востоку от алтарной апсиды собора находилось кладбище, на к-ром хоронили монахов.

Деревянная церковь в честь Богоявления

Вскоре после пожара 1671 г. была отстроена на том же месте, в 1770 г. «за ветхостью» разобрана, возведена одноименная новая. Поскольку она находилась слишком близко к братским кельям и поварне, в 1800 г. ее передвинули, используя деревянные катки, к востоку. Богоявленская ц. представляла собой несложную ярусную конструкцию, в основании к-рой находился высокий четверик. Завершался он последовательно убывающими 2 восьмериками, венчавшимися купольной кровлей, барабаном и луковичной главой. С востока к храму примыкала 5-гранная алтарная апсида. Все ярусы церкви были прорезаны окнами. Скромное убранство интерьера составлял иконостас XVIII в., в к-ром сохранились более древние иконы. В сер. XIX в. церковь обшили тесом и покрасили, она просуществовала до 40-х гг. XX в. (Хрусталёв. 1995. С. 179).

Каменная колокольня

(1802-1805) высотой 17 саж. (чуть более 36 м) была построена на месте деревянной колокольни и надвратной Благовещенской ц. Находилась посередине зап. стены ограды. В верхнем, 3-м ярусе звона размещались 7 колоколов; благовестный колокол весил 55 пудов (ок. 890 кг). Полукупольное покрытие верха колокольни было прорезано люкарнами, завершал ее 4-гранный барабан с главкой.

Братские и настоятельские кельи с трапезной

(1802) располагались вдоль западной линии монастырской площади. Одноэтажные каменные кельи с отдельным входом в каждую имели несложный декор в виде лопаток и карниза. Длина всего здания составляла 30 саж. (более 63 м). Впосл. они ремонтировались, в 1836, 1845, 1846 гг. их штукатурили внутри и снаружи на «сборные и неокладные» средства (Там же. С. 180-181). В 1852 г. по инициативе архим. Варсонофия в сев.-зап. углу М. м. был построен настоятельский флигель. Весь комплекс монастырских зданий окружала каменная ограда с башнями (1805). В середине каждой из 4 стен были устроены ворота. Особенно выделялись южные: они разделялись на 3 части и завершались главками. На юго-западном и юго-восточном углах ограды были поставлены каменные башни, квадратные в плане, сев.-вост. башня была деревянной, а сев.-зап. угол занимала монастырская гостиница, построенная в 1842 г. при архим. Кесарии.

Хозяйственные постройки

Моденский мон-рь во имя свт. Николая Чудотворца. Роспись архимандричьей кельи в Кириллове Белозерском мон-ре. 40-е гг. XIX в.
Моденский мон-рь во имя свт. Николая Чудотворца. Роспись архимандричьей кельи в Кириллове Белозерском мон-ре. 40-е гг. XIX в.

Моденский мон-рь во имя свт. Николая Чудотворца. Роспись архимандричьей кельи в Кириллове Белозерском мон-ре. 40-е гг. XIX в.
2 деревянных сарая для хранения экипажей и повозок, 2 хлебных амбара, погреб, ледник и сарай для дров - располагались в непосредственной близости от келий. Остальные постройки были вынесены за монастырскую ограду. Так, за сев. стеной стояли 4 хлева и 8 конюшен, при них изба для скотников; за юж. стеной, ближе к речке Моденке, находилась баня, на вост. стороне - рига и крытое гумно для обмолота зерна. В 6 км от обители вниз по р. Мологе, в устье речки Шалочь, стояли мукомольная «крупчатая» мельница и амбар, выше мельницы была плотина «о двух руслах». Мельничное хозяйство было обширным, имелись 2 зерновых амбара и кузница. Для работников был выстроен флигель, где пекли хлеб и варили пищу, а также находились приказчик и крупчатник, рядом стояла изба, в которой жили лодочные мастера (Там же. С. 181-183).

При М. м. существовала больница, но, судя по отчету 1852 г., «больных и призреваемых» в ней не было, имелось и уч-ще, в к-ром по отчету за 1852 г. обучалось всего 3 «штатных служительских мальчика», в отчете за 1-ю пол. 1879 г. «в школе для детей обозначено 40 мальчиков», а в конце того же года - 57 чел. В рапорте за тот же год сообщается, что услугами монастырской гостиницы воспользовались ок. 200 чел. (Смирнов. 2003. С. 93).

Настоятели и братия

С XVI до кон. XVIII в. мон-рь возглавляли игумены. После учреждения штатов 1764 г. мон-рь был отнесен к 3-му классу с игуменским настоятельством. Одним из наиболее деятельных игуменов этого периода был Феофан (Соколов). В 1785 г. он был рукоположен во иерея митр. С.-Петербургским и Новгородским Гавриилом (Петровым) и направлен в М. м., находившийся в запустении; в сент. 1791 г. был назначен игуменом мон-ря. Игум. Феофан возродил духовное и материальное благополучие обители. Он изыскал средства на строительные и ремонтные работы, ввел в М. м. строгий порядок, в т. ч. уставное совершение церковных служб. Число братии увеличилось за 2 года его настоятельства на 20 чел. В 1793 г. он был переведен в Кириллов Новоезерский в честь Воскресения Христова монастырь.

По новым духовным штатам 1797 г. М. м. в числе 3 мон-рей Новгородской епархии получил в 1798 г. статус архимандрии. В обители «положено быть» настоятелю, казначею, 4 иеромонахам, 2 иеродиаконам, пономарю, просвирнику, ключнику, чашнику. Общее штатное число братии не должно было превышать 12 чел. Кроме того, полагалось 9 чинов штатных служителей. Такое положение монастыря сохранилось до 1878 г. Первым архимандритом М. м. был Алексий († 1805), ранее в сане иеромонаха 16 лет служивший в правосл. миссии в Китае. В 1798 г. указом Синода он был возведен в сан архимандрита. Известен как последовательный собиратель монастырской б-ки (погребен в мон-ре). С 1840 г. архимандритом М. м. был Кесарий († 1852), заботившийся о благоустройстве обители. Последним архимандритом М. м. до нояб. 1878 г. был Мелхиседек II.

С 1878 г. мон-рем вновь управляли игумены. Последним настоятелем с 1917 г. был игум. Варлаам. В 1924 г. по собственному прошению он был уволен на покой, но продолжал управлять обителью. М. м. неоднократно посещал викарий Новгородской епархии еп. Устюжский Феодор (Яковцевский (Яцковский)). Митр. Петроградский и Гдовский Иосиф (Петровых), уроженец Устюжны, дважды (дек. 1926 - сент. 1927 и февр. 1928 - сент. 1930) находился в обители в ссылке (Хрусталёв. 1995. С. 169-177). В формулярных списках и ведомостях сохранились сведения о немногочисленной братии 2-й пол. XIX в. В 1852 г. в М. м. проживали 13 чел., в т. ч. 7 послушников, в 1855 г.- 14 чел., в т. ч. 7 послушников, в 1879 г.- 17 чел., в т. ч. 4 послушника, в 1893 г.- 11 чел., в т. ч. 4 послушника (Смирнов. 2003. С. 92).

Монастырские владения

Первоначально располагались вблизи М. м. и занимали территорию в излучине естественного изгиба русла р. Мологи. Рядом имелась монастырская пашня, в разных местах 40, 5 дес. «худой» земли, здесь же находились сенокосные угодья (370 копен). В нач. 70-х гг. XVI в. в центральной части Устюжны, на Ильинской ул., возникла т. н. белая монастырская слобода, к-рую устроил игум. Иосиф с братией «на черных местях после пожару Илина писма Плещеева». За неск. лет на пустом месте сложилась слобода в 26 дворов, бо́льшая часть из них - 22 двора - принадлежали бывш. посадским людям. Не позднее 1581 г. по челобитью посадских людей эти 22 двора были приписаны к посаду, за это посадский мир платил в мон-рь ругу по 10 р. в год (ГАВО. Ф. 1009. Оп. 1. Д. 48. Л. 21об.; Пугач. 2012. С. 179-180).

В Смутное время М. м., соседняя Шалочская Гурьева пуст. и их деревни были разрушены: «...тех монастырей старцы и бобылишка от литовских людей высечены и деревни пожгли, стали пусты». Разорение было, по всей видимости, полным, по результатам дозора монастырские владения не были внесены в «сошное письмо» - «для их убожества». На нек-рое время мон-рь был переведен в Устюжну Железопольскую и объединен с Воскресенским (Ильинским) мон-рем. В 1613 г. владения М. м., Шалочской Гурьевой пуст. и соборного Рождественского храма были «подвергнуты дозору», и оказалось, что формально вотчина запустела более чем в 2,5 раза. Если размер обложения в кон. XVI в. по результатам описания кн. Бельского был определен в 65 четей, то по дозору 1613 г.- только в 24 чети. Но и это было тяжелым налоговым бременем. Игумен просил, чтобы всякие подати «платить с посадом вместе, а в уезд к сохам [единица измерения кадастрового состояния земли.- Авт.] не приписывать... и доходов никаких с уездными сохами не имать», т. к. с 1609 по 1613 г. они платили «всякие подати и острог ставили, и пушки ковали с устюженцы, с посадцкими людьми вместе» (Указные грамоты. 2012. № 13). К тому времени М. м. приобрел в Устюжне дополнительную недвижимость. По купчей и по вкладной грамотам, М. м. владел мельницей с двором и огородом на р. Вороже, принадлежавшей ранее посадскому человеку Василию Степанову сыну Тормасову (ГАВО. Ф. 1009. Оп. 1. Д. 48. Л. 37 об.- 39).

До 20-х гг. XVII в. М. м. был независим от местной власти, а тем более от посада, и фактически обладал полным иммунитетом на свои владения. В основе его статуса лежали жалованные грамоты московских государей. Сохранилась копия жалованной тарханной грамоты, полученной М. м. в окт. 1607 г. от царя Василия Иоанновича Шуйского (Там же. Л. 20-21 об.), в ее основе - 2 грамоты, полученные мон-рем от царя Иоанна IV Васильевича Грозного в 1578 г. и от его сына Феодора Иоанновича в 1585 г. В тексте перечислены льготы, которыми пользовался М. м., предоставлявшие обители практически полный податный, таможенный и судебный иммунитеты. Кроме того, жалованная грамота освобождала М. м. от экономического и адм. подчинения Новгородскому архиерею. Все льготы мон-рю были даны, видимо, еще царем Иоанном Грозным, а затем подтверждались Феодором Иоанновичем, Борисом Феодоровичем Годуновым, а также Лжедмитрием I в 1605 г. (Там же).

В 1620, 1623 и 1626 гг. М. м. получил новые жалованные грамоты от царя Михаила Феодоровича. В них упоминалось о преемственности ранее выданных грамот, подтверждались грамоты, полученные от царя Иоанна IV, и были конкретно описаны пределы феодального иммунитета мон-ря. Сохраняя практически в неизменном виде адм. и судебные права М. м. как вотчинника, правительство в значительной степени ограничило его административно-финансовую независимость от гос-ва и посадских властей. Теперь на М. м. распространялись наиболее тяжелые и обременительные налоги и повинности: ямские деньги, стрелецкие хлебные запасы, городовое и острожное дело. Значительно сократились таможенные привилегии монастыря. Он освобождался от торговых и таможенных пошлин для покупки товаров «на монастырский обиход» только на 50 р. в год. В неурожайные годы М. м. имел еще право закупить беспошлинно 100 четей ржи, 50 четей овса и 200 пудов соли. При этом сохранялись льготы на беспошлинную добычу и переработку железной руды, монастырские власти освобождались от податей с домниц - «да у них же в их монастырском лесу на их земле домницы железные, и они... з домниц горнового не дают ничего» (Там же. Л. 5-7 об.).

К кон. 20-х гг. XVII в. земельные владения М. м. располагались в 2 станах Устюженского края - Новом и Велетовском - и были зафиксированы в описании С. А. Давыдова 1628-1630 гг. В обители хранилась подлинная выпись из этого описания с печатью Давыдова. До этого монастырские владения межевали «по государеве грамоте Василей Свербеев да Ляпун Батюшков» (Там же. Л. 1 об.). В Новом стане располагались старые монастырские владения: деревни Кортиха, Плотичья Озерина, Дубровка, Липенка и 2 пустоши. Селения были средних размеров, в них насчитывалось «14 крестьянских и 17 бобыльских дворов, крестьянской пашни более 19 дес., перелогу - более 22 дес., поросшей лесом пашни - 36 дес. и 305 копен сенокосов» (Писцовая книга. 1995. С. 306-308).

В Велетовском стане М. м. получил земли в кон. XVI в. По выписи писцов кн. Бельского 1596 г., обители из «порозжих земель» был дан погост Воскресенский «на темвян и на ладан». В 1630 г. на погосте стояли церковь Воскресения Христова с приделом Рождества Иоанна Предтечи, «древяны клецки», монастырский двор и «3 двора монастырских детенышей». В храме «образы и книги, и ризы, и клепало и все церковное строение монастырское». Хозяйственные угодья состояли из 6 дес. паханной пашни, 3 дес. перелога, 6 дес. поросшей лесом пашни и 70 копен сенокосов. При погосте было 5 пустошей (81 дес. поросшей лесом пашни и 50 копен сенокосов) (Там же. С. 344-345). Всего за М. м. числились погост, 4 деревни и 7 пустошей (Пугач. 2000. С. 51-54). Впосл. земельные владения М. м. расширялись за счет приписных мон-рей. Указом имп. Екатерины II от 9 окт. 1763 г. к М. м. был приписан городской Воскресенский монастырь, что «в Зарядье», со всеми своими земельными угодьями, крестьянами (133 души) и мельницей в Устюжне на речке Вороже. К 1764 г. М. м. владел пахотной землей, на к-рой сеяли 193 чет. различного зерна в год, сена ставилось до 490 копен, дров заготовлялось до 164 кв. саж. Во владениях М. м. было 483 крестьянина.

Штатные суммы на содержание мон-ря во 2-й пол. XIX в. практически не менялись и составляли от 417 р. 74 к. до 423 р. 78 к. серебром в год, что являлось меньшей частью от фактических расходов. Земельные угодья (пахотные и огородные земли, сенокосы и лесные участки) использовались для обеспечения внутренних потребностей монастыря. Основные доходы М. м. получал от сдачи в аренду собственной недвижимости, напр. крупчато-мукомольной мельницы «о десяти поставах» и примыкающих к ней служб за 600 р. в год.

С сер. XIX в. М. м. имел подворье в Устюжне, к-рое сдавалось в аренду. В 1846 г., при архим. Кесарии, здесь был выстроен на каменном фундаменте деревянный 2-этажный дом с мезонином. Рядом находился другой, одноэтажный дом (1842-1843), к к-рому в 1844 г. с зап. стороны пристроили жилую комнату; также рядом находился еще небольшой домик. Между этими домами располагались сарай, конюшня, кладовые, погреб, каретник, баня, навес для дров. С 1852 г. подворье сдавалось под «станционную квартиру» за 150 р. в год. В 1855 г. мон-рь получил 170 р. за сдачу внаем домов в Устюжне и 20 р. арендной платы за землю в местечке Дубровка.

Значительные доходы обитель получала от пожертвований, продажи церковных предметов и процентов по кредитным билетам. В 1855 г. доходы от них составили более 167 р., в 1879 г.- более 1322 р., а в 1893 г.- более 873 р. Рост этих статей дохода стал заметным после 1861 г., что характерно и для др. новгородских мон-рей (Хрусталёв. 1995. С. 183-185; Смирнов. 2003. С. 93-94). К нач. XX в. М. м. получал гос. содержание в размере 369 р. 54 к., с 1902 г.- 669 р. 54 к. В мон-рь сумма приходила по частям, 2 раза в год, и строго регламентировалась по статьям расхода. Из этой суммы выдавались деньги братии, монашествующие получали по 3 р. 45 к., послушники - по 1 р.

Наибольшие доходы М. м. получал от богослужебной практики. В 1910 г. они составляли 42,79% всех неокладных доходов обители. Особое место в религ. жизни населения занимали крестные ходы с чудотворной иконой свт. Николая Чудотворца по территории уезда, приносившие обители в 1-е десятилетие XX в. от 23 до 33% дохода неокладных сумм. По преданию, икона была обретена местными жителями во время ледохода на берегу р. Мологи.

Важной составляющей доходов были процентные начисления с ценных бумаг, принадлежавших монастырю. К нач. XX в. капитал М. м. насчитывал более 25 тыс. р. Мон-рь сам приобретал ценные бумаги, а также получал ценные бумаги в качестве пожертвований или вкладов. Так была приобретена бо́льшая часть капитала обители - 68,5%. Еще одним источником дохода М. м. являлись земельная собственность и недвижимость. К 1903 г. мон-рь обладал более 225 дес. земли и 3 домами в Устюжне. Часть принадлежавшей обители собственности сдавалась в аренду, общий доход от которой составлял более 579 р. Незначительную прибыль мон-рю приносили и гостиницы, в 1910 г.- ок. 18 р.

Собственное хозяйство М. м. носило аграрный характер и не являлось главным источником доходов. Сосредоточено оно было на 2 земельных дачах, одна находилась при монастыре, другая - в неск. верстах, рядом с приписной Шалочской Гурьевой пуст. Братия занималась хлебопашеством, скотоводством, огородничеством и пчеловодством. В монастырском хозяйстве имелись косилка, молотилка и веялка, использовался наемный труд. Монахи, руководившие ведением хозяйства, были знакомы с совр. достижениями сельскохозяйственной мысли, в мон-ре выписывались газеты «Сельскохозяйственный вестник» и «Пчеловодство». В нач. XX в. стабильная экономическая жизнь мон-ря была на подъеме (Кедров. 2001. С. 275-280).

1918-2017 гг.

Декрет об отделении Церкви от государства, принятый 20 янв. 1918 г., лишил церковные орг-ции, в т. ч. и М. м., собственности (земель, строений, капиталов) и гос. поддержки. В том же году у обители были отняты мельница на р. Шалочь и дома в Устюжне.

В мае 1919 г. на базе монастырского хозяйства была образована сельскохозяйственная артель. Для ее управления был организован из трудников и послушников рабочий общественный комитет. В 1920 г. земельный отдел Моденского Плотичьевского исполкома выдал монахам своеобразный документ, удостоверявший, что «насельники Моденского монастыря (общим числом 23) своими трудами обрабатывают землю и тем добывают средства для своего существования» (Хрусталёв. 1995. С. 187). Лишившись части доходов, М. м. был вынужден сосредоточить свою деятельность на ведении хозяйства, чему способствовало сохранение при монастыре части земли и инвентаря. К дек. 1921 г. при обители оставалось 43 дес. пахотной, 14 дес. сенокосной и 91 дес. неудобной земли, что составляло 66% от прежних владений; остался инвентарь, 4 лошади, 10 коров, 4 быка. Одновременно в 20-х гг. XX в. увеличилась доля доходов от богослужебной практики, которая составляла более 50% всех доходов братии. В 1920-1921 гг. возросло число вкладов в обитель. Самый крупный из них был внесен в дек. 1921 г. служащим банка И. А. Борщёвым и составил 50 тыс. р. (Кедров. 2002. С. 66).

К кон. 1922 г. сельхозартель была ликвидирована. Уже в марте 1923 г. на базе монастырского хозяйства был открыт совхоз. Вся земля, скот и проч. имущество у монастыря были отняты. В том же году совхоз был ликвидирован, а все бывш. монастырское имущество, по свидетельству настоятеля игум. Варлаама, включая самую ничтожную мелочь, увезено.

Огромное значение имели крестные ходы с монастырской чудотворной иконой свт. Николая. Так, в окт. 1921 г. икону переносили крестным ходом в Филаретову жен. общину в Устюжну. Ее торжественно встречало все духовенство, под колокольный звон образ вносили в еще действовавший собор Рождества Пресв. Богородицы. В 1921-1923 гг. икону принимали Колоденская и Дмитриевская волости Череповецкого у. Последний раз общине верующих М. м. было разрешено провести крестный ход 10 июня 1924 г. в Филаретову пуст. Незадолго до этого, в ночь на 31 нояб. 1923 г., из монастырского собора неизвестные злоумышленники похитили серебряную ризу с образа свт. Николая, ободрали с 3 Евангелий серебряные оклады, украли ковчег с дарохранительницей, потир, дискос, звездицу, лжицу, ковш и 2 креста.

К 1924 г. в обители проживали настоятель Варлаам и 5 чел., богослужения в храмах совершали до нояб. 1929 г.

В сент. 1929 г. на пленуме уездного комитета ВКП(б) был рассмотрен вопрос «о положении обители». В нояб. того же года мон-рь был закрыт, к 1944 г. монастырские здания снесли или перестроили. Чудотворную икону свт. Николая передали в приходскую моденскую Преображенскую ц., в 30-х гг. XX в. икона поступила в собрание Устюженского краеведческого музея, в 2004 г. передана в Вологодский филиал ВХНРЦ им. акад. И. Э. Грабаря для консервационно-реставрационных работ. С 1998 г. на территории монастыря располагается детский лагерь - привалочная база «Форт Янтарь» санатория «Янтарь Плюс». Часть территории мон-ря занимают жилые дома с. Модно. 19 дек. 2014 г., в день памяти свт. Николая, в помещении Богородице-Рождественского собора был отслужен молебен, а из фондов музея выставлены для свободного доступа верующих 2 святыни: чудотворные икона свт. Николая Чудотворца и Устюжская Казанская икона Божией Матери. К 2017 г. от ансамбля мон-ря сохранились перестроенные братские кельи и фрагменты построек, 1-й этаж братских келий надстроили, когда здание передали базе отдыха рабочих сталепрокатного цеха «Северстали» г. Череповца.

Арх.: Ист.-стат. описание 3-кл. Николаевского Моденского мон-ря // Архив УКМ. Кор. ДП-30; ГА Вологодской обл. Ф. 1009. Оп. 1. Д. 1, 48, 51, 298, 411; КБМЗ ОПИ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 16, 17, 141.
Ист.: Сотная из писцовых книг Д. Г. Вельского на посад Устюжны Железопольской 1597 г. / Публ.: Н. П. Воскобойникова, П. А. Колесников // Крестьянство Севера России в XVI в. Вологда, 1984. С. 130-158; Писцовая книга станов и волостей Устюжны Железопольской 1628-1630 гг. / Публ.: И. В. Пугач // Устюжна: Краевед. альм. Вологда, 1995. Вып. 3. С. 306-308, 344-345; Указные грамоты городовым воеводам и приказным людям 1613-1626 гг. М., 2012. Устюжна Железопольская: № 13, 104, 116, 156, 167, 211, 216, 267, 289, 319.
Лит.: Токмаков И. Ф. Ист.-стат. и археол. описание г. Устюжны с уездом Новгородской губ. М., 1897. С. 87-95; Всеобщий иллюстр. путев. по мон-рям и св. местам Рос. империи и Афону / Сост.: А. А. Павловский. Н. Новг., 1907. С. 461; Хрусталёв М. Ю. Николо-Моденский мон-рь: Страницы истории // Устюжна. Вологда, 1995. Вып. 3. С. 166-198; Пугач И. В. Устюжно-Железопольский у. в XVI - 1-й пол. XVII в. // Там же. 2000. Вып. 4. С. 5-110; он же. Устюжна Железопольская: Город и власть: Очерки соц.-экон. истории XVI - 1-й пол. XVII в. Б. м., 2012; Кедров Н. Г. Провинциальный мон-рь в системе хозяйства уезда нач. XX в.: (На мат-лах Николо-Моденского мон-ря) // Ист. краеведение и архивы. Вологда, 2001. Вып. 7. С. 275-282; он же. Хозяйственное состояние и деятельность Николо-Моденского мон-ря в 1920-е гг.: (К истории хозяйственно-культурных центров) // Там же. 2002. Вып. 8. С. 64-71; Смирнов И. А. К истории Устюженского Николо-Моденского мон-ря // Кириллов: Краевед. альм. Вологда, 2003. Вып. 5. С. 91-96; Воротынцева Е. А. Чудотворная икона свт. Николая: Моденский Никольский мон-рь под Устюжной // Чело. Новг., 2007. № 3(40). С. 19-24; Соколова О. А. Вновь открытая икона свт. Николая Чудотворца кон. XVII - нач. XVIII в. из Николо-Моденского мон-ря // Почитание свт. Николая Чудотворца и его отражение в фольклоре, письменности и искусстве. М., 2007. С. 188-190.
И. В. Пугач
Ключевые слова:
Монастыри Русской Православной Церкви (муж.) Моденский во имя святителя Николая Чудотворца мужской монастырь, находился при погосте Модно Устюженского уезда Новгородской губернии
См.также:
АБАЛАКСКИЙ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ ЗНАМЕНИЕ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ (Тобольской и Тюменской епархии), расположен в с. Абалак, на правом берегу Иртыша, в 30 км от Тобольска Тюменской обл.
АВНЕЖСКИЙ В ЧЕСТЬ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ находился в Тотемском уезде Вологодской губернии, при впадении р. Авнежи в р. Сухону
АВРААМИЕВ ГОРОДЕЦКИЙ В ЧЕСТЬ ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ МОНАСТЫРЬ (Костромской и Галичской епархии), в с. Ножкине Чухломского р-на, основан в кон. XIV в.
АВРААМИЕВ НОВОЗАОЗЕРСКИЙ В ЧЕСТЬ УСПЕНИЯ БОЖИЕЙ МАТЕРИ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ в с. Умиление Галичского р-на Костромской обл., первый мон-рь в Галичской земле