Добро пожаловать в один из самых полных сводов знаний по Православию и истории религии
Энциклопедия издается по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II
и по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла

Как приобрести тома "Православной энциклопедии"

МОСУЛ
Т. 47, С. 492-503 опубликовано: 27 января 2022г.


МОСУЛ

Вид на Мосул с ц. Богоматери Часов. Фотография. Ок. 1880 г.
Вид на Мосул с ц. Богоматери Часов. Фотография. Ок. 1880 г.

Вид на Мосул с ц. Богоматери Часов. Фотография. Ок. 1880 г.
[Эль-Маусиль; араб.  ; сир.  ; курд. Musil; тур. Musul], город на севере Ирака (3-й по величине в стране), адм. центр мухафазы Найнава (пров. Ниневия), исторический центр сир. христианства. Население - 1690 тыс. чел. (на 2015): арабы, курды, турки, ассирийцы, туркоманы. Узел железнодорожных и автомобильных коммуникаций, в к-ром находятся речной порт и аэропорт. Центр текстильной (от топонима происходит термин «муслин»), пищевой, кожевенно-обувной, металлообрабатывающей промышленности. В районе М. производится добыча нефти и серы.

История

М. возник предположительно ок. V в. до Р. Х. на зап. берегу Тигра, на месте крепости, к-рая была разрушена при завоевании столицы Ассирии Ниневии (612 г. до Р. Х.), располагавшейся на противоположном берегу Тигра (ныне ее развалины в черте М.; на том же берегу, по свидетельству Ксенофонта, находился г. Меспила - Xen. Anabas. III 4. 10-12). Иран. предание приписывает основание М. либо мифическому Реванду, либо Ардаширу I Папакану из династии Сасанидов, в честь которого араб. источники именуют город Нод-Ардашир (др. название Вех-Хормизд-Кавад), его окрестности - Нод-Ардаширакан, а правителя - нодардаширан-шах.

Сир. предание связывает христианизацию этой местности с проповедью апостолов от 12 Петра, Фомы, Варфоломея и апостолов от 70 (72) Аддая, Мари, Вениамина и Симона. Первое датированное упоминание христ. общины на территории буд. М. содержится в «Хронике Сеерта», согласно к-рой при патриархе-католикосе Церкви Востока Иезекииле (570-581/2) ниневийский мон. Ишояв бар Кусра воздвиг здесь храм (Hist. Nestor. Pt. 2(1). P. 199-201), вокруг которого образовался мон-рь, названный по его имени; впосл. название мон-ря трансформировалось в Мар-Эшая (св. Исаии). Окрестности обители были застроены при шаханшахе Хосрове II (591-628). В сир. источниках это селение называется Хисна-Иврая («крепость у переправы»; по др. версии - «еврейская крепость» (см.: Fiey. 1959. P. 12)). В 641 г. в ходе арабских завоеваний его занял полководец Утба ибн Фаркад. Сменивший его в качестве наместника Харсама ибн Арфаджа аль-Барики основал здесь город-лагерь (миср) - раздал близлежащие участки земли арабам и выстроил 1-ю соборную мечеть. Город получил название Мосул (араб.- «место соединения»).

В Халифате М. являлся столицей окр. Дияр-Рабиа на востоке обл. Джазира (В. Месопотамия) и служил опорным пунктом в военных столкновениях с Византийской империей и Хазарским каганатом. Город контролировал важнейшие караванные маршруты между Причерноморьем, Средиземноморьем и Ираном и речной путь из Двуречья в Сирию. Он славился камне- и металлообработкой и имел многочисленное торгово-ремесленное население, значительная доля которого, по свидетельству араб. хронистов, исповедовала христианство. Халиф Абд аль-Малик (685-705) из династии Омейядов назначил наместником (вали) М. своего сына Саида. Позднее здесь правил брат Абд аль-Малика Мухаммад, при к-ром были вымощены ведущие сюда дороги, а пригороды обнесены валом. Его сын и преемник Марван (с 744 халиф Марван II) сделал М. центром всей Джазиры, расширив и обновив его.

При Аббасидах халифских вали из М. неоднократно изгоняли хариджиты. В 90-х гг. X в. военачальники халифов аль-Мутамида (870-892) и аль-Мутадида (892-902) при помощи бедуинов племен шайбан и таглиб боролись здесь как с хариджитами, так и с усилившими свои позиции курдами. Один из военачальников, Хамдан ибн Хамдун, закрепился в М., так что даже после поднятого им неудавшегося восстания против Багдада наместниками сюда назначали его сыновей Хусайна и Абу-ль-Хайджу Абдаллаха. Внук Хамдана Насир ад-Даула Хасан (с 929) и его потомки правили как самостоятельные эмиры - Хамданиды. В 996 г. им на смену с согласия Буидов пришли Укайлиды - потомки Хусам ад-Даулы аль-Мукаллада из племени каб. Араб. географы кон. X в. описывают М. как живописный город, образующий полукруг на плодородной местности, с большим населением. Цитадель (Эль-Мурабба) стояла на канале Нахр-Зубайда. Внутри городских стен располагался рынок Сук-эль-Арбаа, куда вело множество крытых улиц, а недалеко от реки - соборная мечеть Марвана ибн Мухаммада. На левобережье Тигра над развалинами Ниневии до нач. X в. возвышался замок Каср-эль-Халифа.

Первоначально христиане Ниневийского региона принадлежали к Церкви Востока. В окрестностях М. находился ряд крупных несторианских мон-рей. Вероятно, юрисдикцию над городом осуществлял епископ Ниневии, к-рый подчинялся митрополиту Адиабены. О возникновении епископской кафедры в М. точных сведений нет. Скорее всего она была перенесена в город из Ниневии. С 20-х гг. IX в. М. заменил Арбелу (ныне Эрбиль) в качестве центра митрополии Адиабены, юрисдикция к-рой распространялась почти на всю Сев. Месопотамию (о церковном устройстве региона в IX-XII вв. см.: Fiey. 1965. P. 335-338; Idem. 1993. P. 112, 116). В X-XI вв. переживала свой расцвет главная монашеская обитель города - Мар-Габриэль (араб. Дайр-эль-Ала - Верхний мон-рь), выросшая в VII-VIII вв., важнейший центр кодификации несторианского богослужения (созданная в этом мон-ре редакция богослужебного сб. «Худра» и в настоящее время используется в восточно-сирийском обряде); при ней сложилась знаменитая церковная школа «Мать добродетелей», где преподавались восточносирийские теология и литургика и подвизались неск. выдающихся экзегетов и риторов (просуществовала до сер. XIII в.). Живописные окрестности обители славились как место отдыха государей и высокопоставленных сановников Халифата.

С VI-VII вв. в Ниневийском регионе существовали епископские кафедры и мон-ри Сирийской яковитской Церкви. Центром яковитской церковной организации в Сев. Месопотамии был Тагрит (Тикрит), где находилась резиденция мафриана. Увеличение среди местных христиан доли яковитов, в т. ч. под влиянием гонений на них в Византии, привело к тому, что уже в VII в. они попытались построить в М. церковь, но столкнулись c сопротивлением католикоса Церкви Востока Ишоява III (см. его письмо об этих событиях: Assemani. BO. T. 3/1. P. 114-115, а также: Greg. bar Hebr. Chron. eccl. T. 3. Col. 127). В VIII в. в М. уже существовала яковитская ц. св. Фомы, в IX в.- неск. яковитских храмов. Позиции яковитов, часто конфликтовавших с несторианами, были особенно прочными в области к востоку от М., где им принадлежали крупные мон-ри Мар-Маттай и Мар-Бехнам, а также ок. 20 селений (Fiey. 1959. P. 18-28; Idem. 1965. P. 325-335; Wilmshurst. 2000. P. 200-201). Яковиты М. находились в юрисдикции епископа, жившего в монастыре Мар-Маттай. После разорения мусульманами тагритских церквей в 1089 г. в М. был перенесен престол мафриана. С сер. XII до сер. XIX в. он формально находился в Мар-Маттае, хотя фактически мафрианы, как правило, жили в одном из сиро-яковитских селений в окрестностях М.

В 1095-1096 гг. М. овладели сельджуки, превратившие его в тыловую базу для отражения крестовых походов. С 1127/28 г. вторичному возвышению города способствовал Имад ад-Дин Занги, а потомки его сына Сайф ад-Дина, укрепив М., сохранили фактическую независимость: Изз ад-Дин Масуд признал верховенство Салах ад-Дина только после двукратной осады им М. Преемник зангидских атабеков Бадр ад-Дин Лулу (в качестве регента с 1210/11, как самостоятельный эмир с 1232 или 1234), сын вазира Изз ад-Дина, отличился как покровитель литераторов и художников. Численность христиан (прежде всего яковитов) выросла за счет миграций из малых городов Месопотамии, в частности из Тагрита.

В XII в. М. был обнесен каменной стеной и глиняным валом с глубоким рвом, многочисленные ворота и башни выходили на правобережье Тигра. Возле юж. стены вырос обширный пригород. Такие же предместья, с собственными пятничными мечетями, возникали и рядом с др. стенами. Сев. и юж. кварталы соединяла широкая улица (дарб) Дайр-эль-Ала. В городе имелись больница (маристан) и крытый рынок (кайсарийя). Дома строили по преимуществу из туфа или мрамора (доставлявшегося с горы Маклуб), с купольными перекрытиями и обширными подвальными помещениями (сардабами). К эпохе Зангидов и Лулу относятся главные архитектурные памятники: Большая пятничная мечеть Нур ад-Дина (Эль-Джами-эн-Нури) с наклонным минаретом (выстроена в 1170-1172 на месте ц. 40 мучеников, впосл. неоднократно перестраивалась), Красная мечеть (Эль-Джами-эль-Ахмар; основана братом атабека Эрбиля Музаффар ад-Дина), медресе Эль-Иззийя (XII в.), дворец Кара-Сарай (ныне в руинах, сохр. образцы резьбы по стуку и инкрустации мрамором, XIII в.), мавзолеи имама Яхьи (1239, узорная кирпичная кладка и декор из стука и мрамора) и Аун ад-Дина (1247).

Особую роль в религ. топографии окрестностей М. играла память о прор. Ионе. Талль-эт-Тауба (холм Покаяния) на вост. берегу Тигра, где стояла церковь с почитавшимся захоронением католикоса Востока Хнанишо I († 699/700), считался местом, откуда Иона призывал ниневийцев обратиться к Богу. Здесь были возведены соборная мечеть (джами) и мавзолей (машхад) Наби-Юнус (прор. Ионы), к которым Насир ад-Даула пристроил гостиницы для паломников (купол сооружен в XIV в.). На зап. берегу Тигра находились святилища, связанные с почитанием вмч. Георгия (Наби-Джирджис) и Сифа (Наби-Шис).

В 1244/45 г. атабек М. Бадр ад-Дин Лулу добровольно признал верховенство монголов, но его сын и наследник ас-Салих Исмаил (с 1259) восстал, подвергнув гонениям мосульских христиан, заподозренных в сочувствии завоевателям, что вынудило многих принять ислам или бежать в Эрбиль. М. был осажден и разграблен (1262), после чего полностью покорился монг. властям. В 70-80-х (по др. версии, с 60-х) гг. XIII в. городом управлял христианин из Эрбиля по имени Масуд (убит в 1289), при котором М. подвергся нападению разноплеменных банд в союзе с мамлюками (1286). В 90-х гг. XIII в. один из военачальников Газан-хана инициировал масштабное гонение на христиан, предполагавшее массовое разрушение храмов; христиане М. смогли сохранить церковные здания лишь ценой больших выплат. В 1299 г. хан смягчил религ. политику; ок. 1300 г. он побывал в М. в сопровождении католикоса-патриарха Явалахи III. После падения Хулагуидов город в 1364/65 г. признал власть Джалаиридов, у к-рых его в 90-х гг. XIV в. отвоевал Тимур (Тамерлан). Он посетил Наби-Юнус и Наби-Джирджис, выделил им богатые вакфы и восстановил соединявший их с городом мост через Тигр. В 1410 г. М. достался Кара-Юлюку Усману, вождю конфедерации Ак-Коюнлу, господство к-рой (особенно после 1478) характеризовалось частыми и опустошительными междоусобицами. В 1508 г. благодаря поддержке соседних огузских племен (мосуллу-туркуман) М. перешел к Сефевидам, после побед Селима I (1512-1520) - к османам. Новая администрация упрочилась здесь после похода Сулеймана I в 1535 г., когда Мосульский эялет надолго получил деление на 6 санджаков. В составе Османской империи город, периодически подчинявшийся вали (бейлербею) Дияр-Бакра, находился до 1918 г., с небольшими перерывами в XVI-XVII вв., когда периодически возвращался под контроль иранцев (напр., в 1624), но в основном служил военной базой для султанских войск.

В XIV-XV вв., когда Церковь Востока переживала кризис и утратила почти всю организационную структуру, численность христиан в Сев. Месопотамии заметно сократилась. Многие христианские селения в этом регионе перешли к мусульманам и йезидам. В то же время существенно возросло значение М. в жизни Церкви Востока: в городе и окрестных селениях находились резиденции католикосов. С XV и до XIX в. престол несторианского католикоса размещался в монастыре Раббан-Хормизд близ сел. Алкош к северу от М. В этот период митрополитом М., как правило, был офиц. преемник католикоса - «хранитель престола» (  ). К нач. XVI в. в окрестностях М. несторианам принадлежало ок. 10 крупных селений и несколько монастырей (подробнее см.: Wilmshurst. 2000. P. 188-205). В донесениях католикоса Илии VII Римскому папе Павлу V, датированных 1607 и 1610 гг., упомянуто более 40 несторианских мон-рей, хотя далеко не все из этих обителей были действующими (Ibid. P. 353-354).

К XVI в. относятся первые точные сведения об этноконфессиональном составе населения М.: в 1523 г. город имел 20 кварталов, из которых 17 населяли мусульмане (общее число учтенных налогоплательщиков - 1460), 3 - зиммии: армяне (к к-рым, возможно, по конфессиональному признаку причислялись яковиты) и иудеи (общее число учтенных налогоплательщиков - 620). В дальнейшем количество кварталов колебалось между 27 (1539/40; 1750 налогоплательщиков-мусульман и 780 немусульман) и 25 (1575; 2880 и 960 соответственно) при увеличении населения почти на 1/3, что наряду с ростом податных поступлений от местных ремесел демонстрирует в целом благоприятную экономическую и демографическую динамику.

Впосл. М. часто страдал от природных бедствий, эпидемий и голода: в 1666 г.- от сильного землетрясения, в 1711 г.- от нехватки продовольствия, заставившей часть жителей покинуть город. В то же время известно о восстановлении в 1694 г. 4 крупнейших восточносир. церквей М. (Мар-Эшая, Мар-Гиваргис, Мар-Шимун и Март-Мескинта). В 1726/27 г. возвысилось семейство аль-Джалили (происходившее от христианина Абд аль-Джалиля), из к-рого вышло в общей сложности 16 бейлербеев, в т. ч. Хаджи Хусейн-паша (1730-1758), дважды руководивший обороной М. при нападении иран. войск. В 1743 г. иран. армия Надир-шаха осадила М., артиллерийская бомбардировка уничтожила бóльшую часть крепостных стен. Сиро-христ. население, активно участвовавшее в обороне города, которой, по преданию, помогала Пресв. Богородица, получило разрешение на восстановление разрушенных церквей. После иранского нашествия, как считается, пришли в упадок последние мон-ри Церкви Востока, находившиеся в окрестностях М.

В 1771, 1785, 1809 и 1828 гг. восстания и мятежи в М. приводили к гибели бейлербеев либо их заместителей. Йезиды, населявшие горные зоны эялета и окр. Синджар, и араб. племена пустынь (прежде всего шаммар) отказались повиноваться османским властям. Только Индже-Байрактар-оглу Мехмед-паша (1834/35-1843), отстранив от власти с санкции султана Махмуда II последнего из аль-Джалили, Яхья-пашу, подчинил курдских беев Равандуза, Амадии и Акры и ввел в М. рекрутскую повинность, обустроив правительственные здания и казармы. Тем не менее местные знатные семьи (Сабунджи и др.) в значительной степени сохранили свои позиции, хотя в 1850/51-1878 гг. М. подчинялся сначала Вану, а затем Багдаду.

По оценкам путешественников XIX в., христиане составляли примерно 1/5 населения города (к 1913 - от 4 до 4,5 тыс. чел.; см.: Wilmshurst. 2000. P. 205-207). Административная реформа 1879 г. восстановила Мосульский вилайет, в состав к-рого вошли Киркук, Эрбиль и Сулеймания. В османскую эпоху для М. сохранилась значимость транзитной торговли пряностями и кофе (из Аравии), железными и кожаными изделиями, а также мукомольного производства. Европейские путешественники отмечали частые столкновения на конфессиональной почве среди как мусульманской, так и христ. части жителей. По данным османского чиновника Мехмеда Хуршид-эфенди (1849), население казы (округа) М. (имеются в виду, очевидно, налогоплательщики) составляло 19,5 тыс. мусульман (в этнолингвистическом отношении выделялись полукочевники-бэдауи, оседлые-хыдри и туркоязычные жители окрестностей Ниневии), 6,6 тыс. зиммиев и 2,5 тыс. йезидов.

За четверть века, предшествовавшую первой мировой войне, население М., включая значительные иноверческие общины, почти удвоилось. Если перепись мужского населения 1881-1883 гг. зафиксировала 31,5 тыс. чел., из которых 27,8 тыс. мусульман, 2,8 тыс. христиан (в основном католиков, очевидно, включая халдеев, но также протестантов и армян) и 0,7 тыс. иудеев, то ежегодник вилайета за 1890 г. оценивает общую численность жителей в 60 тыс., из к-рых 5 тыс. христиан и 1 тыс. иудеев (отмечалось также наличие халдейской, восточносирийской и иудейской школ, патриаршего подворья и 13 церквей и мон-рей), а согласно переписи 1906-1907 гг., все население вилайета насчитывало 54,4 тыс. чел., из них 43,8 тыс. мусульман, 5,7 тыс. христиан (католиков, яковитов, халдеев, протестантов, армян), 2,8 тыс. йезидов и 2,1 тыс. иудеев. Ежегодник вилайета за 1912 г. сообщает о 36,7 тыс. только муж. населения (из них мусульман 29,2 тыс.).

В 1918 г. М. был оккупирован англо-инд. войсками, в 1920 г. вошел в состав мандатной территории Ирак (с 1932 - независимое королевство Ирак). В мандатный период за чертой исторической цитадели Баш-Табия вырос новый город, строившийся в соответствии с требованиями регулярной планировки (архит. Р. Сквайр и др.). В 40-50-х гг. XX в. представители знатных семейств стали крупными латифундистами, ведшими широкомасштабную торговлю зерном, фруктами, скотом. Их недовольство Иракской революцией 1958 г. выплеснулось в 1959 г. в восстание, подавленное правительством Абд аль-Карима Касема. Расширение совр. застройки в М. относится к 60-70-м гг. XX в.; тогда же были основаны ун-т (один из крупнейших иракских вузов) и музей с богатой коллекцией ассирийского и парфянского искусства. Последствия Кувейтского кризиса 1990-1991 гг. и вызванных им санкций против Ирака, а с 2003 г.- оккупация страны коалицией НАТО привели к упадку городской экономики. Начались регулярные атаки исламских экстремистов на христ. церкви в М. и показные расправы над христианами: в окт. 2006 г. был обезглавлен сиро-яковитский свящ. Полус Искандер Бехнам, в июне 2007 г. убиты халдейский свящ. Рагид Азиз Канни и 3 сопровождавших его диакона. В 2008 г. череда убийств и угрозы в адрес мосульских христиан вынудили тысячи представителей их сообществ покинуть город и переехать в Сирию и Турцию или искать убежища при загородных церквах и мон-рях.

С 2014 г. М. контролирует террористическая группировка «Исламское государство» (ИГ; запрещена законодательством РФ), боевики которой систематически разрушают историко-культурные памятники: церкви, мечети, мавзолеи; было уничтожено крупнейшее собрание араб. и сир. рукописей Мосульской б-ки (февр. 2015). Террор заставил бежать из города сотни тысяч жителей - как христиан, так и мусульман. В ночь на 17 окт. 2016 г. началась операция по освобождению М. от ИГ. В конце янв. 2017 г. ирак. командование объявило о возвращении контроля над вост. частью города, 9 июля - о полном освобождении М. В ходе боев старый город, в к-ром укрепились силы ИГ, подвергся сильным разрушениям.

Католическое присутствие в М.

Начиная с 40-х гг. XIII в. М. посещали католич. миссионеры - посланники папы Римского и европ. монархов к монг. ханам (Fiey. 1959. P. 43-44). Однако католич. миссия в М. была основана лишь в 1636 г., когда в город прибыли капуцины. В их намерения входило установление прочных контактов с несторианскими католикосами, которые проявляли интерес к церковной унии (см. Халдейская католическая Церковь). Свящ. Якуб Беньямин, наместник католикоса в М., принял католичество и уже в 1636 г. совершил путешествие в Рим (Le Quien. OC. T. 2. Col. 1158). Впосл. капуцины покинули М., но город посещали католич. миссионеры из Багдада и Мардина. Значительную поддержку зап. проповедникам оказал несторианский свящ. Хидр (1679-1751), который в 1719 г. перешел в католичество и способствовал возрождению миссии капуцинов. Однако в 1724 г. миссионеры были изгнаны из города несторианским духовенством. Хидр направился в Рим, чтобы убедить Конгрегацию пропаганды веры в необходимости возобновить миссию среди несториан и яковитов. В 1750 г. Римский папа Бенедикт XIV направил в М. итал. доминиканцев; руководитель миссии получил статус апостольского префекта (Fiey. 1959. P. 56, 59; Wilmshurst. 2000. P. 210-211).

Благодаря деятельности католич. миссионеров многие несториане перешли в юрисдикцию униатского халдейского патриарха, резиденция которого находилась в Дияр-Бакре. Распространение церковной унии в основном завершилось к кон. XVIII в.: к этому времени почти все несториане, жившие в М. и окрестностях города, стали членами Халдейской Церкви (несторианская епископская кафедра М. была восстановлена лишь в XX в. в юрисдикции Древней Церкви Востока). Формирование ее структур осложнялось наличием неск. параллельных конфликтующих иерархий. В 1780 г. патриархом Церкви Востока был избран сторонник унии Йоханнан (Иоанн) Хормизд, которого в 1783 г. Римский папа Пий VI признал в качестве митрополита М. и администратора Патриаршего престола. Однако мн. халдеи декларировали верность халдейскому патриарху Иосифу V, который также был признан Римской курией в качестве администратора Патриаршего престола. Конфликт между Йоханнаном Хормиздом и его противниками обострился после возрождения монашеской жизни в мон-ре Раббан-Хормизд (1808), который патриарх считал своим владением. Настоятель Габриэль (Джибраиль) Данбо (1775-1831) сделал мон-рь центром халдейской монашеской конгрегации антонитов св. Хормизда и важнейшим местом подготовки восточносир. духовенства. Несмотря на сопротивление Йоханнана Хормизда, в 1825 г. по настоянию Данбо халдейский патриарх назначил его ученика Иосифа Авдо митрополитом М. Конфликт в основном был улажен после кончины патриарха Иосифа V (1828) и утверждения Йоханнана (Иоанна VIII) Хормизда Папским престолом в качестве патриарха Халдейской Церкви (занимал патриарший престол в 1830-1838). После объединения церковной иерархии М. вместе с Багдадом был включен в патриарший архидиоцез. Хотя резиденция патриарха находилась в М., халдейскими общинами в городе и 9 окрестных селениях управлял патриарший викарий. К 1913 г. в вик-стве М. насчитывалось ок. 32 тыс. халдеев, 21 церковь, 45 священников (Tfinkdji. 1914. P. 485). В 1947 г. резиденция халдейского патриарха была перенесена в Багдад. Патриаршая семинария св. Петра, основанная в М. в 1866 г., с 1958 г. также находится в Багдаде.

Мон-рь Богородицы Посевов близ Алкоша
Мон-рь Богородицы Посевов близ Алкоша

Мон-рь Богородицы Посевов близ Алкоша
Насельники мон-ря Раббан-Хормизд принимали активное участие в духовном окормлении паствы (впосл. многие из них стали епископами Халдейской Церкви), переписывали манускрипты. Однако большинство рукописей, хранившихся в мон-ре, было утрачено во время разорения обители курдами в 1828, 1842 и 1850 гг. Разбойные нападения стали причиной основания в 1858 г. нового мон-ря Богородицы Посевов (Нотр-Дам-де-Семанс, Дайр-эс-Сайида), ставшего центром конгрегации св. Хормизда. Насельники обители, в к-рой до сер. XX в. действовал скрипторий, внесли значимый вклад в сохранение восточносир. культурной традиции. Аббат Самуэль Джамиль (генеральный настоятель конгрегации в 1890-1917) не только сам собирал и переписывал рукописи, но и оказывал в этом помощь европ. исследователям. В 60-х гг. XX в. центр конгрегации был перенесен в Багдад; туда же было вывезено ок. 900 рукописей из халдейских б-к Сев. Ирака (после 2003 манускрипты были возвращены в Алкош).

В отличие от несториан, охотно принявших унию, сиро-яковиты оказали сопротивление католическим миссионерам. В XVIII в. в М. и окрестностях возникли небольшие общины сиро-католиков (см. Сирийская католическая Церковь), для которых был рукоположен Кирилл Бехнам, еп. Мар-Бехнама и Каракоша (Бахдиды) (1790-1838). Впосл. численность сиро-католиков увеличилась; в 1862 г. сиро-католич. епархия М. получила статус архиеп-ства. В XIX в. конфликты между сиро-яковитами и сиро-католиками были связаны с контролем над городскими храмами. Первоначально обе конфессии совместно использовали церкви, но в 1837 г. по распоряжению городского муфтия впервые произошло их разделение. Споры прекратились лишь в 1887 г., когда сиро-католикам была передана ц. Пресв. Богородицы, а другие храмы перешли сиро-яковитам (Fiey. 1959. P. 59-63).

Существенное влияние на жизнь христ. общин в М. оказывала доминиканская миссия. В 1-й пол. XIX в. она пришла в упадок, и в 1856 г. итал. миссионеры были заменены французами, которые распространили деятельность миссии не только на Сев. Месопотамию, но и на области Хаккяри и Ван (в совр. Турции). В 1859 г. миссия была официально подчинена Французской провинции ордена (Duval. 1889; Mérigoux. 2000. P. 419-443). При миссии функционировали школы, больницы, приюты (их созданию содействовали лазаристский проповедник и ориенталист Э. Боре и ассириолог П. Э. Ботта, 1-й генеральный консул Франции в М. в 1842-1846), с 1862 г.- типография, выпускавшая издания на сир. и араб. языках. С 1873 г. в М. работали сестры доминиканской конгрегации Введения во Храм (Institutum Sorores Dominicanae Caritatis a Praesentatione Beatae Mariae Virginis): они содержали приют, школу для девочек, дом с курсами кройки и шитья, богадельню и др. Сиро-халдейская семинария св. Иоанна, основанная в 1878 г. (в 1882 утверждена Римским папой Львом XIII) и управлявшаяся доминиканскими монахами, подготовила десятки халдейских и сиро-католич. священнослужителей. Семинария была закрыта после высылки франц. миссионеров (1976), но их работу продолжили иракские доминиканцы. К 1889 г. в юрисдикцию апостольской префектуры М. входила территория, на которой располагались 7 халдейских, 2 сиро-католич. и 1 армяно-католич. диоцез. С 1939 г. в миссии трудился пресв. Жан Морис Фье (1914-1995), специалист по истории сир. христианства; в 1973 г. он был выслан из Ирака по обвинению в шпионаже. В доминиканской б-ке хранилось ок. 800 сир. и араб. рукописей XIII-XIX вв.; в 2008 г. из-за обострившейся обстановки в городе доминиканец Наджиб Михаэль вывез манускрипты в Бахдиду, а в 2014 г.- в Иракский Курдистан. Он также запустил проект по оцифровке рукописей из ирак. собраний в сотрудничестве с центром каталогизации и оцифровки манускриптов при аббатстве св. Иоанна и ун-те Колледжвилла (США).

Церковная топография

В М. и его окрестностях находится наибольшее количество христ. культовых сооружений в Ираке. По свидетельству англикан. миссионера Дж. П. Баджера, в М. было 5 халдейских и 4 сиро-яковитских или сиро-католических церкви (Badger. 1852. P. 82). В кон. XIX и в XX в. был построен ряд новых храмов; в 2014 г. в М. насчитывалось 29 церквей. В нач. XXI в. существовали также небольшие армянская, протестантская и несторианская общины.

Изучение христианских памятников М. затрудняется отсутствием сведений о времени их строительства. Церкви неоднократно подвергались реконструкции, иногда радикальной, но об этом сохранились лишь отрывочные данные. Исторический облик мн. зданий был искажен в результате ремонтных работ, проводившихся в XIX - нач. XXI в. Большинство совр. исследователей согласны с Г. Белл, к-рая пришла к выводу, что самые старые элементы церковных зданий в М. относятся к XII-XIII вв.; при этом все храмы были перестроены либо после иранского нашествия 1743 г., либо в XIX в. (Bell G. L. Amurath to Amurath. L., 1911. P. 257). Основополагающим признаком для датировки памятников является стиль резного и лепного декора элементов церковных зданий (порталов, оконных проемов, ниш и т. д.). В X-XI вв. культурный и экономический застой не способствовал монументальному строительству и формированию архитектурной школы в М. Эпоха активного строительства наступила в годы правления сельджукских атабеков из династии Зангидов и особенно Бадр ад-Дина Лулу. Терпимое отношение мусульм. правителей позволило христианам отстроить мн. церкви, оформленные в атабекском стиле. Архитектурные элементы и декор церквей атабекской эпохи во многом соответствуют оформлению мусульм. зданий М., возведенных в то же время (Herzfeld. 1920. S. 239, 302-303; ср.: Snelders. 2010). Во время осады М. войском Надир-шаха (1743) мн. церкви были повреждены или разрушены; по ходатайству османского наместника Хусейн-паши аль-Джалили было разрешено восстановить храмы (Fiey. 1959. P. 57-58). После этого значительная часть церквей в М. и его окрестностях была перестроена и декорирована в джалилийском стиле, который во многом имитировал атабекский стиль. Для джалилийских церквей характерно использование аркатуры и декоративных панелей на стенной плоскости, а также резное оформление оконных проемов. Джалилийский стиль оказывал влияние на церковное зодчество Сев. Месопотамии до XX в., когда получили распространение формы совр. архитектуры.

Восточносирийские церкви

(В юрисдикции Церкви Востока, с XVIII в.- Халдейской католической Церкви).

I. Мар-Эшая (св. Исаии; первоначально - св. Ишоява), считается старейшей церковью М.; по-видимому, в кон. VI - нач. VII в. вокруг нее сложилось историческое ядро города (Хисна-Иврая; ныне квартал Рас-эль-Кур). Мон-рь был основан несторианским мон. Ишоявом бар Кусрой в посл. трети VI в. (Fiey. 1959. P. 12-13; Robinson. 2000. P. 63-72). Вероятно, здесь находилась резиденция несторианских митрополитов М. К основному 3-нефному храму с юж. стороны пристроены 3 церкви меньшего размера: ц. Мар-Гиваргис (св. Георгия) - фактически 4-й неф основного храма; ц. Мар-Курьякос (св. Кириака), устроена в одном из подсобных помещений храма; замыкающая ансамбль с юга небольшая 3-нефная ц. Мар-Йоханнан (св. Иоанна). Храмовый ансамбль оформился в результате реконструкций 1694 и 1796 гг.; сохранились элементы декоративного убранства в джалилийском стиле (Fiey. 1959. P. 104-110). Церкви отремонтировали в 1964 г., но к нач. XXI в. они были заброшены и разрушались; запланированные восстановительные работы, вероятно, не были проведены.

План ц. Мар-Шимун
План ц. Мар-Шимун

План ц. Мар-Шимун
II. Мар-Шимун (Шамун-эс-Сафа; ап. Петра), небольшая 2-нефная церковь, перекрытая стрельчатым сводом; с юж. стороны к ней примыкает дворик-клуатр, служивший летней церковью (   ). Строительство храма можно отнести к XIII в., судя по декоративным элементам в атабекском стиле и по надписям (самая ранняя датирована 1301 г.- Harrak. 2010. Vol. 1. N AA.04.01). Церковь упоминается в сир. рукописных колофонах XVII-XIX вв.; в этот период она была главным халдейским храмом в М., при ней находилась резиденция патриарха, с 1855 г.- одна из первых христ. школ в городе. Несмотря на ремонтные работы, проведенные в 40-х гг. XIX в. и в 1904 г., церковь, расположенная на неск. метров ниже уровня земли, обрушилась из-за разлива грунтовых вод (Herzfeld. 1920. S. 292-293; Monneret de Villard. 1940. P. 80; Fiey. 1959. P. 110-118). К нач. XXI в. храм находился в руинированном состоянии.

Интерьер халдейской ц. Эт-Тахира
Интерьер халдейской ц. Эт-Тахира

Интерьер халдейской ц. Эт-Тахира
III. Мар-Гиваргис (св. Георгия), также расположенная ниже уровня земли, состоит из 2 нефов, прямоугольной алтарной части и юго-зап. нартекса. Вероятно, здание относится к XIII в.; этим временем датируются несколько надписей и резной портал в атабекском стиле. В рукописных колофонах церковь упоминается начиная с сер. XVII в., в 1694 г. она была перестроена, в 1931 г. частично разрушена при возведении над ней нового храма (Fiey. 1959. P. 118-120).

IV. Мар-Петион (св. Петиона), возможно, впервые упоминается в Житии Иосифа Буснайи (X в.; см.: Ibid. P. 35). Структура и облик здания сильно искажены, церковь утратила большинство своих архитектурных и художественных особенностей. От здания сохранились единственный сильно вытянутый в длину неф и капелла для хранения реликвий; такой облик храм приобрел после реконструкции 1756 г., когда он стал 1-й халдейской церковью в М. Здание было полностью перестроено во время повторной реконструкции в 1951 г. (Monneret de Villard. 1940. P. 78-79; Fiey. 1959. P. 123-125).

V. Март-Мескинта (св. Ширин) - 3-нефный храм (37×16 м) с 3-частным пресвитерием, к к-рому примыкает прямоугольное помещение-усыпальница. Упоминается в колофонах рукописей, созданных при католикосе Явалахе II (1190-1222) (Wilmshurst. 2000. P. 214). Вероятно, в XIV-XV вв. при церкви находилась резиденция католикоса Церкви Востока; есть сведения о погребении здесь католикоса Илии V (нач. XVI в.). Церковь была реконструирована в 1694 г. и впоследствии подвергалась перестройкам (1850-1851, 1904-1907 и позднее), в результате которых утратила исторический облик. Со времени патриарха Иосифа VI Авдо (1848-1878) и до 1947 г. в церкви находилась халдейская патриаршая кафедра, между 1947 и 1960 гг.- кафедра халдейского архиепископа М. (Fiey. 1959. P. 120-123).

VI. Эт-Тахира (Пресв. Богородицы; с 1960 кафедральный собор халдейского архиеп-ства), находится на сев. окраине старого города, на месте несторианского Верхнего мон-ря (Дайр-эль-Ала), основанного в VII-VIII вв. Церковь Пресв. Богородицы упоминается в источниках начиная с 1683 г.; существующий храм в основном построен в 1744 г., но впосл. неоднократно подвергался реконструкции. Здание церкви делилось на 2 почти равные части: с сев. стороны находился основной 3-нефный храм с 3-частным пресвитерием, с юж. стороны - окруженный служебными помещениями открытый двор, служивший летней церковью. Интерьер храма - важнейший образец джалилийского стиля; сохранились резные порталы, элементы обрамления оконных проемов, декоративные ниши, аркатура и стенные панели, в оформлении к-рых растительные и геометрические мотивы сочетаются с сир. каллиграфией. В усыпальнице храма покоились останки Гавриила и Авраама, основателей Верхнего монастыря (Ibid. P. 126-135).

Западносирийские церкви

(В юрисдикции Сирийской яковитской Церкви, с XVIII в.- частично Сирийской католической Церкви).

Вид на алтарь ц. Мар-Тума
Вид на алтарь ц. Мар-Тума

Вид на алтарь ц. Мар-Тума
I. Мар-Тума (св. Фомы), расположенная в центре старого города, основана не позднее VIII в.; в 770 г. буд. халиф аль-Махди, посетивший М., был вынужден устроить разбирательство в ответ на жалобы христиан по поводу разрушения этой церкви мусульманами, возмущенными присоединением к ней части территории соседней мечети (Fiey. 1959. P. 20-21). Церковь упоминается в рукописных колофонах 1168 и 1272 гг.; в надписях сообщается о реконструкции алтарной части храма в 1744 г. и последующих перестройках. Внутреннее пространство церкви (23×26 м) разделено рядами столбов на 5 нефов, из к-рых 3 сев. нефа образуют самую древнюю часть здания, построенную, вероятно, в XII-XIII вв.; оформление алтарного портала выдержано в атабекском стиле. Юж. неф церкви, посвященный мученикам Бехнаму и Саре, возведен в джалилийскую эпоху; широкий центральный неф построен при реконструкции храма в 1848 г. (датируется по надписи над алтарными вратами). В 1964 г., во время ремонта, проведенного сиро-яковитским архиеп. Заккой Ивасом (1963-1969; впосл. патриарх Закка I Ивас), в одной из стен храма была обнаружена частица мощей ап. Фомы (ныне в мон-ре Мар-Маттай). В церковь были перенесены мощи святых Гавриила Картаминского, Иоанна Дайламского и Кавмы, обнаруженные в 1940 г. в яковитской ц. Пресв. Богородицы. До 1988 г. в ц. Мар-Тума находилась кафедра сиро-яковитского архиепископа М., впосл. перемещенная в новую ц. Мар-Апрем (св. Ефрема; Ibid. P. 147-151). К яковитской церкви примыкает сиро-католич. ц. Мар-Тума, возведенная в 1863 г. (дата указана в надписи, выполненной при реставрации храма в 1959). Оформление интерьера имитирует джалилийский стиль. При церкви существовали музей и б-ка (содержала 122 рукописи XI-XX вв.).

План ц. Мар-Ахудемме
План ц. Мар-Ахудемме

План ц. Мар-Ахудемме
II. Мар-Ахудемме (Мар-Худени), посвященная тагритскому мафриану Ахудемме (см. Ахудэммех), отождествляется с «церковью тагритцев», основанной сиро-яковитскими переселенцами из Тагрита. Однако в разное время под этим наименованием были известны также церкви Мар-Зена и Мар-Тадрос, впосл. разрушенные (Ibid. P. 25-31). В 1763 г. к ц. Мар-Ахудемме была пристроена мечеть Тикритцев. Храм впервые упоминается в рукописном колофоне 1627 г., однако он был построен не позднее XIII в.- об этом свидетельствует резной алтарный портал в атабекском стиле с араб. надписью. Основная часть и пресвитерий, отгороженный сплошной стеной, делились на 3 нефа; над предалтарным компартиментом возвышался купол на тромпах; с юж. стороны к пресвитерию примыкала капелла-баптистерий; с сев. стороны храма находился открытый двор с галереей. Церковь, расположенная почти на 7 м ниже уровня земли, реконструировалась в 1896 и 1929 гг., однако из-за подтопления грунтовыми водами в 1971 г. была разрушена. В новую церковь, построенную над средневек. храмом, перенесли алтарный портал и др. элементы архитектурного убранства. К нач. XXI в. из-за повышения уровня грунтовых вод новая церковь также пришла в аварийное состояние и частично разрушилась; в 2016 г. остатки здания были уничтожены боевиками ИГ с целью расширения соседней мечети (Herzfeld. 1920. S. 294-295; Fiey. 1959. P. 141-147; Snelders. 2010).

III. Сиро-католич. ц. Эт-Тахира (Пресв. Богородицы), впервые упоминается в рукописном колофоне 1672 г., но по ряду признаков ее строительство относят к более раннему времени. В 1744-1745 гг. церковь была полностью реконструирована в джалилийском стиле; ее неоднократно ремонтировали в XIX в. К основной 3-нефной части храма с сев. стороны примыкают 2 боковых нефа; пресвитерий разделен на неск. компартиментов, в к-рых размещены 2 алтаря и баптистерий; с юж. стороны к церкви пристроена капелла мч. Иакова Рассеченного (см. Иаков Персянин). Между юж. столпами главного нефа смонтирован каменный «иконостас», собранный из разновременных резных панелей; в центре помещено изображение Богоматери с Младенцем на престоле (1745); некоторые другие рельефы, в т. ч. фигуры всадников, скорее всего относятся к атабекской эпохе. В 2005 г. в церкви была обнаружена мраморная панель с рельефным изображением Богоматери с Младенцем (XIII в.?), к-рое, вероятно, служило образцом для джалилийского рельефа. Рядом со старым храмом в 1862 г. была построена «Новая Тахира» - сиро-католич. кафедральный собор М. (Herzfeld. 1920. S. 295-297; Fiey. 1959. P. 136-141).

Церковь Богородицы Часов. Фотография. XIX в.
Церковь Богородицы Часов. Фотография. XIX в.

Церковь Богородицы Часов. Фотография. XIX в.
IV. Сиро-яковитская ц. Эт-Тахира, была восстановлена в 1744-1745 гг. (время основания неизвестно) и впосл. неоднократно реконструировалась. После того как старое здание ц. Пресв. Богородицы окончательно перешло к сиро-католикам, был возведен новый храм (освящен в 1896). В церкви хранились мощи мч. Иакова Рассеченного и ряда святых, почитаемых Сирийской яковитской Церковью (Fiey. 1959. P. 151-154). Храм был полностью реконструирован в 70-х гг. XX в. Вместе с прилегающими зданиями разрушен боевиками ИГ в 2015 г.

Среди церквей, построенных в М. в XIX-XX вв., наибольшее значение имела католич. доминиканская ц. Богородицы Часов (1866-1873), к к-рой примыкали монументальные здания католической миссии. Церковь, имеющая в плане форму сдвоенного триконха и увенчанная 2 массивными куполами, была одной из архитектурных доминант городского центра М. В интерьере облицовка из серо-голубого мосульского мрамора сочеталась с орнаментальной росписью, покрывавшей стены и своды храма. В 2008 г. церковь была повреждена взрывом.

Монастыри в окрестностях М.

Мон-рь Раббан-Хормизд близ Алкоша
Мон-рь Раббан-Хормизд близ Алкоша

Мон-рь Раббан-Хормизд близ Алкоша
Согласно церковным преданиям, древнейшие мон-ри были основаны в IV в., хотя достоверные сведения об их существовании относятся к более позднему времени. Среди них - обители Мар-Даниэль (не сохр.) и Мар-Маттай в юрисдикции Сирийской яковитской Церкви. Одним из важнейших восточносирийских духовных центров был мон-рь Раббан-Хормизд близ Алкоша (55 км к северу от М.), основанный в VII в. (см. ст. Раббан-Хормизд). К числу других наиболее известных обителей относятся следующие.

Мон-рь Мар-Ораха. Фотография. XX в.
Мон-рь Мар-Ораха. Фотография. XX в.

Мон-рь Мар-Ораха. Фотография. XX в.
I. Мар-Гиваргис (св. Георгия; халдейский), ныне на сев.-вост. окраине М., впервые упоминается в рукописном колофоне 1691 г. Согласно К. Дж. Ричу, в 1820 г. в мон-ре была «маленькая древняя церковь» с многочисленными сир. надписями (Rich. 1836. P. 58-59). Церковь была восстановлена в 1843 г.; в 50-х гг. XIX в. была проведена реконструкция мон-ря для размещения в нем семинарии, но в 1863 г. в обитель вернулись монахи. Здания монастыря неоднократно перестраивались в XX в. и утратили исторический облик; в 1976 г. была построена новая церковь (Fiey. 1965. P. 524-531).

II. Мар-Михаэль (св. Михаила; халдейский), в 6 км к северо-западу от М.; по преданию, основан в IV в. св. Михаилом, учеником св. Авгена (см. Евгений). Самые ранние свидетельства о мон-ре относятся к VIII в.; обитель упоминается в рукописном колофоне 1189 г. и в др. источниках. Вероятно, после XIV в. мон-рь пришел в упадок. Обитель восстанавливалась в 1867 и 1956 гг. (Fiey. 1965. P. 660-671; Wilmshurst. 2000. P. 216-217).

III. Мар-Элия (св. Илии; халдейский), к югу от М.; основан в 80-х гг. VI в. Илией, учеником Авраама Кашкарского; неоднократно упоминается в источниках до XII в., позже - в рукописном колофоне 1594 г.; в нач. XVII в. был среди немногих действовавших монастырей Церкви Востока. Вскоре в обители поселилась католич. община, которая в 1657 г. провела реконструкцию церкви. В 1743 г. мон-рь был разорен армией Надир-шаха и заброшен. Согласно описанию Рича, в монастырской церкви сохранялись сир. надписи и остатки росписей, вероятно XVII в. (Rich. 1836. P. 113-118). В 1875 г. церковь была радикально перестроена; в том же году и после первой мировой войны были возведены корпуса вокруг внутреннего двора, придававшие монастырю облик крепости. Хотя в Мар-Элии не было монахов, обитель оставалась местом паломничества (Fiey. 1965. P. 639-659; Wilmshurst. 2000. P. 217-218). С 40-х гг. XX в. мон-рь находился на территории ирак. военной базы и был заброшен; во время оккупации Ирака (между 2003 и 2011) базу занимали амер. солдаты, к-рые частично восстановили здания. В 2014 г. мон-рь был уничтожен боевиками ИГ.

IV. Мар-Ораха (Мар-Аураха; св. Авраама; халдейский), в 14 км к северу от М., близ г. Батная; основан при католикосе Ишояве II (628 - между 644 и 646) несторианским св. Авраамом Мидийцем, сподвижником Раббана Хормизда. Об истории обители сохранилось мало сведений. В 1719 г. настоятель Авдо вместе с мосульским свящ. Хидром принял католичество. В 1743 г. мон-рь был разорен иранцами и заброшен. В 1808 г. патриарх Йоханнан Хормизд предложил отдать его Габриэлю Данбо, желавшему восстановить восточносир. монашество, но тот предпочел поселиться в монастыре Раббан-Хормизд. Обитель, восстановленная в кон. XIX в., использовалась в качестве летней резиденции патриарха и для других целей. Монастырские здания, в т. ч. однонефная церковь со световым куполом над алтарем, построены в XIX-XX вв. (Fiey. 1965. P. 531-533; Wilmshurst. 2000. P. 233-234, 353-354).

Мон-рь Мар-Маттай
Мон-рь Мар-Маттай

Мон-рь Мар-Маттай
V. Мар-Маттай (араб. Шайх-Матта; св. Матфея; яковитский), в 35 км к северо-востоку от М., на юж. склоне горы Маклуб (сир. Альфаф - «Тысячи»; название связано с числом живших на горе монахов). О времени и обстоятельствах основания мон-ря точных сведений нет. Согласно позднейшему агиографическому сказанию о мч. Бехнаме и его сестре Саре (BHO, N 177; см. Веенам и Сара), в IV в. св. Матфей (Маттай) бежал из Римской империи во время гонений на христиан и стал отшельником. Он обратил в христианство Бехнама и Сару, принявших затем мученическую смерть от своего отца, царя Синаххериба. Впосл. царь раскаялся в содеянном и построил неск. мон-рей, в т. ч. Мар-Маттай. На горе находились и др. мон-ри (Мар-Абрахам, Мар-Йоханнан), жили отшельники, среди к-рых были сторонники как монофизитства, так и несторианства. В VI в. на горе подвизался несторианский мон. Ишояв бар Кусра, изгнанный яковитами и впосл. основавший мон-рь на месте совр. М., в VII в.- Раббан Хормизд и его ученик Раббан Йозадак. В более поздней яковитской традиции Мар-Маттай представлен как один из первых оплотов монофизитства в Месопотамии. В VI-VII вв. там находилась епископская кафедра; в мон-ре жил Марута, впосл. ставший 1-м сиро-яковитским мафрианом. Бóльшая часть сведений об истории мон-ря до XII в. связана с конфликтами между епископами Мар-Маттая и мафрианами, добивавшимися признания своей юрисдикции над мон-рем. Так, в 869 г. на Соборе, созванном патриархом Иоанном III(IV), была подтверждена власть мафриана над епископом и монахами Мар-Маттая. Противостояние обострилось после разрушения тагритских церквей (1089), когда мафриан переселился в М., находившийся в юрисдикции яковитского епископа Мар-Маттая. В 1155 г. мафриан добился перевода М. в собственную юрисдикцию (Fiey. 1965. P. 338-340). С того времени мн. мафрианы жили в мон-ре или в одном из окрестных яковитских селений.

В VIII-IX вв. Мар-Маттай получил известность благодаря скрипторию и богатому книжному собранию. Расцвет мон-ря относится к XII-XIII вв., когда, по свидетельству арабо-мусульм. географа Якута аль-Хамави, в обители было ок. 100 монахов (Ibid. P. 770). Мар-Маттай возглавлял объединение неск. яковитских монастырей, наместники к-рых, согласно постановлениям Собора 1174 г., назначались настоятелем Мар-Маттая (Vööbus A. Syrische Kanonessammlungen. Louvain, 1970. Bd. 1B. S. 325-333, 387-394). К этому времени относятся неск. сир. рукописей, созданных в монастырском скриптории, напр. иллюминированный евангельский Лекционарий Vat. syr. 559 (1220 или 1260). Некоторые рукописи были вывезены в егип. мон-рь Сирийцев (Дейр-эс-Суриан), с братией к-рого насельники Мар-Маттая установили прочные связи. Епископскую кафедру в мон-ре занимал богослов и эрудит Иаков бар Шакко († 1241). Ок. 1290 г. Мар-Маттай посетил доминиканец Риккольдо да Монте ди Кроче, который провел богословский диспут с яковитами. По его словам, в этом «знаменитейшем» монастыре якобы насчитывалось 300 монахов, отличавшихся строгим аскетическим образом жизни (Peregrinatores medii aevi quatuor / Ed. J. C. M. Laurent. Lipsiae, 1864. P. 124-126).

Мар-Маттай подвергался нападениям курдов и, несмотря на наличие укреплений, был разорен ими в 1171, 1261 и 1369 гг. Опустошительные набеги привели к упадку обители, к-рую с XIV в. неоднократно покидали насельники. Мон-рь был восстановлен лишь в XVII в. Однако, к 1820 г., по описанию Рича, обитель была почти необитаема, бóльшая часть монастырских зданий лежала в руинах (Rich. 1836. P. 73-79). Впосл. Мар-Маттай был вновь разграблен курдами и на нек-рое время заброшен, но в 40-х гг. XIX в. началось его восстановление (Badger. 1852. P. 96-101). В 1890 г. англикан. миссионер О. Х. Парри встретил в мон-ре лишь епископа и 2 монахов, но позднее положение обители улучшилось. В 1930 г. там был проведен Собор Сирийской яковитской Церкви под рук. патриарха Игнатия Илии III. В XX в. мон-рь стал местом паломничества и туризма; патриарх Игнатий Иаков III подробно описал его историю (изд. на араб. яз. в 1961; англ. пер.: Ignatius Yacoub III. 2008). В Мар-Маттае находится архиепископская кафедра. Во время гражданской войны в Ираке и вторжения ИГ мон-рь был пристанищем для тысяч семей беженцев (подробнее о мон-ре см.: Fiey. 1965. P. 756-784; The Hidden Pearl: The Syrian Orthodox Church and Its Ancient Aramaic Heritage / Ed. S. P. Brock. R., 2001. Vol. 2. P. 159-160).

Ансамбль Мар-Маттая, неоднократно перестраивавшийся в XIX-XX вв., в значительной степени утратил исторический облик. По описанию Рича, до перестроек центральная часть ансамбля, расположенная на террасе горного склона, состояла из церкви и др. зданий, окруженных стеной с неск. оборонительными башнями. Согласно Баджеру, пространство церкви было разделено на центральный и юж. нефы стрельчатыми арками, опиравшимися на 2 столба; с сев. стороны к центральному нефу примыкали капеллы. Впоследствии эта часть храма была полностью перестроена в стиле, имитирующем джалилийскую архитектуру. По описаниям XIX в. известен резной алтарный портал с изображениями Христа и 12 апостолов. Пресвитерий, отделенный сплошной стеной, имеет 2-частную планировку. Предалтарное пространство обозначено 4 высокими арками и тромповым переходом к 8-гранной основе полусферического купола с небольшими окнами и декоративными нервюрами; алтарь расположен в глубокой апсиде. Прямоугольная в плане усыпальница (   ) образует сев. пастофорий храма и отделена от алтарной части сплошной стеной; свод помещения оформлен в виде полукупола на мукарнах. В 7 аркосолиях находятся гробницы св. Матфея и его ученика Закхея, 6 мафрианов (в т. ч. Григория бар Эвройо) и других яковитских епископов, отмеченные резными плитами с сирийскими надписями. В описаниях XIX в. упоминаются находившиеся за пределами основного ансамбля остатки зданий и высеченные в скале пещеры с надписями, а также грот 40 мучеников - вытянутое в длину прямоугольное помещение с погребальными аркосолиями в стенах (Preusser. 1911. S. 15-18; Herzfeld. 1920. S. 334-335; Budge E. A. W., transl. The Chronography of Gregory Abû'l-Faraj, 1225-1286. Amst., 19762. Vol. 1. P. LIII-LXIII; Monneret de Villard. 1940. P. 29-30, 77-78, 82, 85).

VI. Мар-Бехнам (араб. Дайр-эль-Джубб; сиро-яковитский, ныне сиро-католический), в 36 км к юго-востоку от М., неподалеку от местоположения ассирийского г. Нимруд, близ сел. Хидр-Ильяс. По соседству с мон-рем обнаружены следы древнего поселения (холм Талль-эль-Хидр). Время и обстоятельства возникновения мон-ря неизвестны. Согласно агиографическому преданию, записанному в XII в., обитель была построена царем Синаххерибом на месте захоронения его детей, мучеников Бехнама и Сары. Почитание мч. Бехнама получило широкое распространение среди яковитов в XIII в. (Snelders. 2010), хотя оно скорее всего существовало и раньше. Так, по свидетельству Бар Эвройо, в 961 г. яковитские переселенцы из М. построили церковь во имя мученика в Триполи (в совр. Ливане) (Budge E. A. W. The Chronography of Gregory Abû'l-Faraj. Amst., 19762. Vol. 1. P. 167; см. также: Snelders. 2012).

Мартирий в мон-ре Мар-Бехнам. Разрушен в 2015 г.
Мартирий в мон-ре Мар-Бехнам. Разрушен в 2015 г.

Мартирий в мон-ре Мар-Бехнам. Разрушен в 2015 г.
Самое раннее упоминание о Мар-Бехнаме связано с кончиной жившего в мон-ре каллиграфа и художника Касруна из Эдессы (1139) (Greg. bar Hebr. Chron. eccl. Vol. 3. Col. 330-332). В XII-XIII вв. Мар-Бехнам был подчинен более крупной обители Мар-Маттай. В XIII в. Якут и Закария аль-Казвини упоминали мон-рь как место паломничества, известное благодаря исцелениям одержимых. Среди паломников были мусульмане и йезиды, которые отождествляли мч. Бехнама с мифическим персонажем аль-Хидром (см.: Wolper. 2015). В 1295 г. мон-рь был разорен воинами ильхана Байду; по жалобе мон. Якуба ильхан вернул награбленное и выплатил монахам компенсацию. В XV-XVI вв. в Мар-Бехнаме жили некоторые яковитские мафрианы; один из них, Диоскор Бехнам II (1415-1417), был похоронен в монастырской усыпальнице. В XVI-XVIII вв. в мон-ре размещалась епископская кафедра (см.: Fiey J.-M. Les diocèses du «Maphrianat» syrien, 629-1860 // PdO. 1977/1978. Vol. 8. P. 373-374). В одной из надписей упоминается о восстановлении мон-ря в 1660 г. Впосл. обитель пришла в упадок: в XVIII в. там обычно жили 2-4 монаха, в 1790 г. запустевший мон-рь заняли сиро-католики, но уже в 1798 г. их изгнали яковиты. Хотя в 1839 г. Мар-Бехнам окончательно перешел в распоряжение сиро-католиков, мон-рь фактически не действовал (Badger. 1852. P. 95). Возрождение монашеской жизни и восстановление монастырских зданий начались лишь в кон. XIX в. При настоятеле Эфраиме Абдале (1936-1966) и его преемниках Мар-Бехнам стал одним из важнейших духовных центров ирак. христиан; Абдаль составил подробную историю мон-ря (изд. в 1951; см. также: Fiey. 1965. P. 565-609). С 2014 по 2016 г. Мар-Бехнам находился под контролем боевиков ИГ, к-рые сильно повредили средневек. рельефы в монастырской церкви и взорвали купол мартирия мч. Бехнама. Более 400 рукописей из монастырской б-ки были спрятаны монахами и после освобождения от боевиков вывезены из мон-ря.

Интерьер мартирия мон-ря Мар-Бехнам
Интерьер мартирия мон-ря Мар-Бехнам

Интерьер мартирия мон-ря Мар-Бехнам
Ансамбль Мар-Бехнама был почти полностью реконструирован в XIX-XX вв. Здания обители располагались по периметру двора: на юго-вост. стороне находилась церковь, на южной и юго-западной сторонах - келейный корпус, на сев. стороне - новые кельи, построенные в 1898 г.; врата, расположенные в сев.-вост. углу, защищала крепостная башня (Preusser. 1911. S. 3-13). Монастырская церковь считается наиболее сохранным памятником средневек. христианской архитектуры на территории Ирака. Здание (23×20 м) имеет сложную асимметричную планировку. Основное пространство храма разделено на 2 нефа; главный, южный, неф перекрыт бочкообразными сводами, покоящимися на 4 арках. Арки сев. стороны нефа опираются на массивный 4-гранный столб, который занимает центральное положение в плане здания, арки юж. стороны - на др. столб, соединенный с пилястрой юж. стены нефа (между столбом и стеной оставлен узкий арочный проход). Алтарная часть, имеющая форму поперечного нефа, соответствует ширине главного нефа храма, от которого она отделена сплошной стеной с 2 дверными проемами. Центральный компартимент пресвитерия увенчан куполом; алтарь размещается в полукруглой апсиде. К сев. нефу храма с востока примыкает усыпальница, соединенная с нефом и пресвитерием дверными проемами. В боковых стенах нефов помещены по 2 портала, которые ведут в боковые капеллы, частично перекрытые бочкообразными сводами, частично увенчанные куполами. Вдоль западного и северного фасадов храма расположены арочные галереи; в зап. галерее по осям главного и северного нефов размещены 2 входа в храм. На основании самой ранней сохранившейся надписи, в к-рой говорится о восстановлении алтарной части храма в 1164 г. (Harrak. 2010. Vol. 1. N AE.01.34), исследователи полагают, что архитектурный облик церкви сложился в XII-XIII вв. (напр.: Pognon. 1907. P. 132; Monneret de Villard. 1940. P. 81).

Декоративное убранство монастырской церкви - важнейший памятник христ. искусства в Сев. Месопотамии, сопоставимый по значению с росписями западносирийского мон-ря Дайр-Мар-Муса-эль-Хабаши в Сирии (Snelders. 2010). Из 9 дверных проемов 7 оформлены в виде монументальных порталов, украшенных резьбой в атабекском стиле. По аналогии с памятниками мусульманского искусства в М. резьбу порталов датируют временем правления Бадр ад-Дина Лулу (сер. XIII в.). Преобладают растительные и геометрические мотивы, но встречаются также изображения людей и животных (драконов, львов, птиц). Особенно много фигуративных изображений помещено на «вратах двух крещений», к-рые находятся в юж. стене главного нефа: сцены из сказания о мч. Бехнаме и 6 фигур св. монахов. В зап. галерее, между порталами церкви, размещены 3 ниши в сложном декоративном обрамлении, напоминающие михраб, к-рые использовались в качестве летнего алтаря; в центральной нише находится рельефное изображение креста. Купола боковых капелл имеют звездчатое нервюрное оформление; декоративный купол капеллы Пресв. Богородицы с 16 ребрами покоится на мукарнах. Вероятно, к более позднему времени относятся рельефные стукковые панно с изображениями святых: слева от алтарных врат - мч. Бехнам на коне, венчаемый ангелами и повергающий сатану; напротив, на вост. грани центрального столба,- мц. Сара в царском одеянии. На порталах, в нишах и на отдельных панелях сохранилось большое количество литургических, памятных и надгробных надписей, гл. обр. на сир. языке (Pognon. 1907. P. 132-142; Harrak. 2010. Vol. 1. N AE.01.1-46, AE.02.1-6).

Примерно в 60 м к юго-востоку от церкви, за пределами монастырского ансамбля, находится мартирий мч. Бехнама. Из прямоугольной капеллы с апсидой двойной сводчатый коридор ведет в купольный октагон, расположенный наполовину ниже уровня земли. Время строительства и первоначальная функция сооружения неизвестны. Внутренние грани мартирия оформлены нишами стрельчатой формы, в к-рых размещены декоративные панели, в т. ч. плита-хачкар с армянской надписью. В вост. стене находится монументальная гробница мученика в виде михраба с сотовым сводом и орнаментальным поясом по периметру. В надписи на сирийском, арабском и уйгурском языках сообщается о сооружении гробницы в 1300 г. мон. Масудом и его племянником Якубом из сел. Барталла (Monneret de Villard. 1940. P. 81-87; Snelders. 2010).

Христианские селения в окрестностях М.

являлись важными очагами восточно- и западносир. культуры. Их значение особенно возросло после XIII в., когда церковные структуры на Ближ. Востоке переживали кризис, а численность христиан-сирийцев существенно сократилась. В М. и окрестных селениях жили сиро-яковитские мафрианы, в Алкоше - католикосы Церкви Востока; из этого селения происходит значительная часть восточносир. рукописей XVI-XIX вв. Как правило, в христ. селениях было 2-3 церкви, в их окрестностях располагались несторианские или сиро-яковитские мон-ри. Сведения об истории селений неполны, однако, судя по отрывочным данным, в них проживало большое количество клириков. Так, в Алкоше в 1508 г. жили 24 ученых священника; во время эпидемии 1828 г. там умерли 27 священников и 17 диаконов; в 1879 г. в селении насчитывалось 3 халдейские церкви и 12 священников (Wilmshurst. 2000. P. 241, 253). С XVII в. селения посещали католич. миссионеры. Наибольших успехов они достигли среди несториан (напр., к 1767 все население Батнаи (200 семей) принадлежало к Халдейской Церкви - Ibid. P. 232), но и мн. яковиты под их влиянием присоединились к Сирийской католической Церкви. К нач. XX в. христиане-халдеи в основном жили на севере от М., сиро-яковиты и сиро-католики - в вост. части равнины. Впосл. численность христиан в регионе сократилась из-за курдских восстаний, ирано-иракской войны (1980-1988) и др. конфликтов. Некоторые христ. селения были уничтожены во время операции «Аль-Анфаль» (1986-1989), направленной против ирак. курдов. Мн. сир. христиане переселились в Багдад, Басру и др. города; в нач. XXI в. увеличился поток эмигрантов из Ирака по причинам дестабилизации положения в стране и террора ислам. экстремистов. В 2014-2017 гг. мн. селения в окрестностях М. находились под контролем боевиков ИГ, к-рые притесняли христиан и разоряли церкви.

В сел. Барталла (ок. 20 км к востоку от М.) большинство жителей были яковитами. Резиденция мн. мафрианов находилась при ц. Мар-Ахудемме, известной с XII в.; к XX в. церковь была разрушена. Не сохранился и мон-рь св. Иоанна (Мар-Йоханнан-бар-Нагаре), построенный в 80-х гг. XIII в. близ Барталлы по указанию мафриана Григория бар Эвройо. Основная сиро-яковитская ц. Пресв. Богородицы была возведена в 1884-1890 гг.; ее внутреннее убранство имитирует джалилийский стиль (Fiey. 1965. P. 416-439).

Бахдида (Каракош)

Интерьер ц. мучеников Сергия и Вакха в сел. Бахдида (Каракош)
Интерьер ц. мучеников Сергия и Вакха в сел. Бахдида (Каракош)

Интерьер ц. мучеников Сергия и Вакха в сел. Бахдида (Каракош)
Бахдида (Каракош) (ок. 30 км к юго-востоку от М.) была самым крупным западносирийским селением. К XX в. большинство жителей принадлежали к Сирийской католической Церкви. Основная приходская ц. Непорочного Зачатия (Эт-Тахира) известна с XIII в.; в 1928-1947 гг. рядом с ней был построен новый храм, к-рый считается самым большим в Ираке (54×24 м). Небольшая 3-нефная ц. Мар-Гиваргис с куполом над алтарем впервые упоминается в рукописном колофоне 1269/70 г.; к нач. XXI в. здание обветшало и было частично разобрано в ходе строительства нового храма, при этом был обнаружен фрагмент росписи со сценой Крещения Господня (XIII в.?) (Snelders. 2010). В сиро-яковитской ц. Март-Шмуни, известной по упоминаниям в источниках с 1728 г., сохранился резной алтарный портал сер. XIII в. Др. яковитская церковь, посвященная мученикам Сергию и Вакху, впервые упоминается под 1582 г.; совр. облик здание приобрело после реконструкции в XVIII в. (сохр. алтарный портал в джалилийском стиле). Близ Бахдиды находится место паломничества - остатки мон-ря Мар-Курьякос (известен с 1658) (Fiey. 1965. P. 439-461). Паломники посещают также бывш. мон-рь Накортая (Мукуртая), посвященный восточносир. подвижнику Иоанну Дайламскому († 738). Самая ранняя сохранившаяся в мон-ре надпись датирована 1316/17 г. (Harrak. 2010. Vol. 1. N AD.05.02). Согласно другой надписи, находившейся в монастырской церкви, храм был реконструирован в 1562/63 г. (Pognon. 1907. P. 126). Следующая реконструкция церкви была проведена в 1-й пол. XVIII в.; этим временем датируется джалилийский алтарный портал. В 1743 г. мон-рь был разорен иранцами и заброшен. В 1998 г. церковь была восстановлена сиро-католиками (Preusser. 1911. S. 14; Fiey. 1965. P. 609-613).

Карамлиш

(Ок. 30 км к юго-востоку от М.), расположен на месте древнего ассир. города; население в основном составляли несториане (впосл. халдеи). В XIV в. здесь жил несторианский католикос Денха II. В XVII-XIX вв. в селении были созданы мн. восточносир. манускрипты. В рукописном колофоне 1295 г. упоминается ц. Пресв. Девы Марии (существующий храм построен в кон. XIX в.). Не позднее XIII в. на месте ассир. храма была возведена ц. св. Варвары; самые ранние сохранившиеся в ней надписи относятся, вероятно, к XIV в. Совр. облик церковь приобрела в 1764 г., когда была восстановлена халдейской общиной. Храм, в к-ром почитается гробница вмц. Варвары, является местом паломничества. В старой ц. Мар-Гиваргис, восстановленной в 1715 г., сохранился резной алтарный портал. Самая большая в селении ц. Мар-Аддай возведена в 1937-1963 гг. Близ Карамлиша находились несторианские мон-ри Мар-Габриэль и Мар-Даниэль, к-рые упоминаются в нач. XVII в. (Fiey. 1965. P. 400-415; Wilmshurst. 2000. P. 218-221).

Талль-Кайф

(Телькепе; ок. 20 км к северу от М.), крупнейшее восточносир. селение, впервые упоминается под 1403 г. Уроженцами селения были мн. халдейские церковные деятели, в т. ч. патриарх Иосиф II (1696-1712/13). Духовенство из Телькепе присоединилось к Халдейской Церкви еще в 1719 г. вместе со свящ. Хидром из М., однако до кон. XVIII в. большинство жителей оставались несторианами. Между 1814 и 1826 гг. 27 жителей Телькепе стали монахами в обители Раббан-Хормизд, из них 9 впосл. были возведены в епископский сан. Наряду с Алкошем селение было центром создания восточносир. рукописей. Основная халдейская ц. Мар-Курьякос была разрушена при строительстве храма Сердца Христова (1912-1931); др. церкви возведены в XIX-XX вв. (Fiey. 1965. P. 355-376; Wilmshurst. 2000. P. 223-232).

Восточносир. сел. Талль-Ускуф (Тескопа; 34 км к северу от М.) известно с XIII в.; с кон. XV в. оно неоднократно упоминается в рукописных колофонах. Приходские церкви Мар-Гиваргис и Мар-Якуб полностью перестроены в XX в. Близ селения находились остатки неск. монастырей, в т. ч. обители Мар-Апнимаран, где была обнаружена надпись, датированная 1403 г. (Fiey. 1965. P. 381-387; Wilmshurst. 2000. P. 234-237).

Лит.: Rich C. J. Narrative of a Residence in Koordistan. L., 1836. Vol. 2; Badger G. P. The Nestorians and Their Rituals. L., 1852. Vol. 1; Socin A. Die arabische Dialekt von Mo sul und Märdn // ZDMG. 1882. Bd. 36. S. 1-53, 238-277; 1883. Bd. 37. S. 188-222; Duval P.-G. La Mission des dominicains à Mossoul. P., 1889; Les missions catholiques françaises au XIXe siècle / Publ. J.-B. Piolet. P., [1900]. T. 1. P. 256-271; Pognon H. Inscriptions sémitiques de la Syrie, de la Mésopotamie et de la région de Mossoul. P., 1907; Arabische Inschriften: Mosul / Bearb. von M. van Berchem // Sarre F., Herzfeld E. Archäologische Reise im Euphrat- und Tigris-Gebiet. B., 1911. Bd. 1. S. 16-30; Kyriakos M. Fiançailles et Mariage à Mossoul // Anthropos. Salzburg, 1911. Bd. 6. H. 4. S. 774-784; Preusser C. Nordmesopotamische Baudenkmäler altchristlicher und islamischer Zeit. Lpz., 1911; Tfinkdji J. L'Église chaldéenne catholique autrefois et aujourd'hui // An. Pont. Cath. 1914. T. 17. P. 449-525; Herzfeld E. Mosul // Sarre F., Herzfeld E. Archäologische Reise im Euphrat- und Tigris-Gebiet. B., 1920. Bd. 2. S. 203-304; Luke H. C. Mosul and Its Minorities. L., 1925; Lloyd H. I. Geography of the Mosul Boundary // Geographical Journal. L., 1926. Vol. 68. N 2. P. 104-113; Monneret de Villard U. Le chiese della Mesopotamia. R., 1940. (OCA; 128); Mosul and Its Neighbouring District. Baghdad, 19562; Fiey J.-M. Mossoul chrétienne. Beyrouth, 1959; idem. Assyrie chrétienne. Beyrouth, 1965. Vol. 2; idem. Pour un Oriens Christianus novus: Répertoire des diocèses Syriaques orientaux et occidentaux. Beirut, 1993. P. 112-113, 116, 245-246; Richard J. La Confrérie des Mosserins d'Acre et les marchands de Mossoul au XIIIe siècle // OrSyr. 1966. Vol. 11. Fasc. 4. P. 451-460; Wilkie Young H. E. Mosul in 1909 // Middle Eastern Studies. L., 1971. Vol. 7. N 2. P. 229-235; Habb Y. Kana 'is al-Mawsil. Baghda d, 1980; al-Diwahj S. Ta'rkh al-Mawsil. Al-Mawsil, 1982; Kemp P. Territoires d'Islam: Le Monde vu de Mossoul au XVIIIe siècle. P., 1982; idem. Power and Knowledge in Jalili Mosul // Middle Eastern Studies. 1983. Vol. 19. N 2. P. 201-212; Mérigoux J.-M. Les chrétiens de Mossoul et leurs églises pendant la période ottomane de 1516 à 1815. Mossoul, 1983; idem. Va à Ninive!: Un dialogue avec l'Irak, Mossoul et les villages chrétiens, pages d'histoire dominicaine. P., 2000; idem. Églises et monastères de Mossoul et de sa région // L'Orient chrétien dans l'empire musulman: Hommages au professeur G. Troupeau. Versailles, 2005. P. 417-446; Honigmann E., Bosworth C. E., Sluglett P. Al-Mawsil // EI. 1991. Vol. 6. P. 899-902; Khoury D. R. State and Provincial Society in the Ottoman Empire: Mosul, 1540-1834. Camb., 1997; Robinson C. F. Empire and Elites after the Muslim Conquest: The Transformation of Northern Mesopotamia. Camb., 2000; Shields S. D. Mosul before Iraq: Like Bees Making Five-Sided Cells. Albany, 2000; Wilmshurst D. The Ecclesiastical Organisation of the Church of the East, 1318-1913. Lovanii, 2000; Atarodi H. Great Powers, Oil and the Kurds in Mosul (Southern Kurdistan/Northern Iraq), 1910-1925. Lanham, 2003; al-Tikriti N. Ottoman Iraq // J. of the Historical Society. Boston, 2007. Vol. 7. N 2. P. 201-211; Ignatius Yacoub III, patr. History of the Monastery of Saint Matthew in Mosul / Transl. M. Moosa. Piscataway (N. J.), 2008; Coakley J. F., Taylor D. G. K. Syriac Books Printed at the Dominican Press, Mosul. Piscataway, 2009; Harrak A. Recueil des inscriptions syriaques. P., 2010. T. 2: Iraq: Syriac and Garshuni Inscriptions. 2 vol.; Snelders B. Identity and Christian-Muslim Interaction: Medieval Art of the Syrian Orthodox from the Mosul Area. Louvain, 2010. (OLA; 198); idem. Art et hagiographie: La construction d'une communauté à Mar-Behnam // L'hagiographie syriaque / Éd. A. Binggeli. P., 2012. P. 271-286; Wolper E. S. Khidr and the Politics of Translation in Mosul: Mar Behnam, St George and Khidr Ilyas // Sacred Precincts: The Religious Architecture of Non-Muslim Communities across the Islamic World / Ed. M. M. Gharipour. Leiden; Boston, 2015. P. 379-392.
Т. К. Кораев, А. А. Королёв